В. П. Берков

Исландский язык

1.1.0. Общие сведения.

1.1.1. Самоназвание: íslenska, íslenskt mál, íslensk tunga.

1.1.2. Принадлежит к северогерманской, или скандинавской, подгруппе германской группы индоевропейской семьи языков.

1.1.3. Распространен в государстве Исландия (численность говорящих — ок. 270 тыс. чел.), а также среди нескольких десятков тысяч выходцев из Исландии в Канаде и США.

1.2.0. Лингвогеографические сведения.

1.2.1. Диалектные различия невелики и касаются лишь нескольких фонетических явлений (см. 2.7.0.). Они не только не препятствуют взаимопониманию носителей различных диалектов, но считаются равноценными, поскольку образцовая произносительная норма отсутствует. Ввиду того, что страна населена лишь по побережью, произносительные варианты имеют четкие границы. Тенденция к сглаживанию диалектных различий пока не отмечается. Произносительные варианты никогда не отражались на письме.

1.3.0. Социолингвистические сведения.

1.3.1. Исландский язык (И.я.) — единственный государственный язык Исландии, он используется во всех сферах жизни страны.

1.3.2. Язык обладает четко регламентированной нормой, не касающейся, однако, произносительного узуса (см. 1.2.1., 2.7.0.). Это литературный язык с многовековой традицией, язык богатейшей древнеисландской литературы («Старшая Эдда», «Младшая Эдда», саги, поэзия скальдов и т. д.). Исландия в течение ряда веков — страна сплошной грамотности, а древняя литература — излюбленное чтение исландского народа; это возможно, в частности, потому, что язык в его письменной форме почти не изменился со времени создания письменности.

Ввиду того, что диалектные различия очень незначительны и не отражались на письме, говорить о диалектной основе литературного языка нет оснований, тем более, что население страны до недавнего времени было численно небольшим (в начале XX в. в Исландии проживало ок. 72 тыс. чел.).

Для И.я. характерно отсутствие разрыва между письменно-литературной нормой и разговорным языком населения.

1.3.3. И.я. используется во всех типах учебных заведений. На тех этапах обучения, где имеется специализация (в гимназии, следующей за девятилетней обязательной школой, и особенно в высших учебных заведениях), широко используются учебники на иностранных языках, поскольку при малом числе учащихся издание учебников на И.я. (не говоря уже об узкоспециальной научной литературе) затруднительно по экономическим причинам.

1.4.0. Тип письменности — латиница с дополнительными буквами á, ð, é, í, ó, ú, ý, þ, æ, ö. Буквы a, e, i, o, u со знаком ударения, обозначавшие в древнеисландском долгие, соответствуют либо особым фонемам, либо сочетаниям фонем, которые в зависимости от окружения могут быть либо краткими, либо долгими: á [au(:)]; é [jɛ(:)] (после h — [ɛ(:)], причем h обозначает в этом случае [ç]); í, ý [i(:)] (в отличие от букв i, y, обозначающих открытое [ɪ(:)]; ó [ou(:)], ú [u(:)] (в отличие от буквы u, передающей звук [ʏ(:)]. Буква æ обозначает дифтонг [ai(:)], ö — огубленное e [ö(:)]. Буквы ð и þ передают соответственно звонкий и глухой переднеязычный щелевой (как в английских словах that и think).

Латинский алфавит проник в Исландию, видимо, из Англии в конце XI — нач. XII в. Первые сохранившиеся памятники восходят ко второй половине XII в., а литературные произведения эпохи расцвета исландской культуры (XII–XIII вв.) дошли до нас в рукописях не ранее середины XIII в., многие же в более поздних списках.

1.5.0. В истории И.я. выделяют периоды: древнеисландский — примерно до 1550 г. (эпоха Реформации), и новоисландский. Различия между древним и современным И.я., как упоминалось, в очень малой степени отразились на письме, тогда как в области фонологии произошли значительные изменения.

1.6.0. Внутриструктурные явления, обусловленные внешнеязыковыми контактами, видимо, не имели места.

2.0.0. Лингвистическая характеристика.

2.1.0. Фонологические сведения.

2.1.1. Фонемный состав.

Гласные могут быть краткими и долгими. Поскольку и те, и другие артикулируются примерно одинаково, ниже описываются только краткие.

Гласные
ПодъемРяд
ПереднийЗадний
Верхнийi u
Средний ɪ ʏ  o 
  ɛ ö 
Нижний a 

Примечание: Поскольку в И.я. нет противопоставлений /ɔ/ : /о/, /ɛ/ : /e/, /œ/ : /ö/, в работах по исландской фонетике для каждой из этих фонем используют оба обозначения.

Особенности исландского вокализма:

1) /i(:)/ и /ɪ(:)/ — самостоятельные фонемы, тогда как в большинстве германских языков это варианты одной фонемы; ср. líta /li:da/ ‘смотреть’ и lita /lɪ:da/ ‘окрашивать’.

2) Отсутствует столь характерный для германских языков редуцированный звук /ɔ/.

3) Фонологически долгие гласные — монофтонги, однако фонетически они, за исключением /i:/ и /u:/ в произношении большинства носителей языка являются дифтонгоидами, например /ɪ(:)/ реализуется как [ɪe(:)], /ʏ/ как [ʏö:], /ɛ:/ как [ōɛ:], /o:/ как [uo:] и т. д.

Дифтонги

/ɛi(:)/ (орфографически ei, ey, а также e перед ng, nk), /ai(:)/ (æ), /au(:)/ (á; a перед ng, nk), /ou(:)/ (ó), /öi(:)/ (au; ö перед ng, nk).

Все дифтонги нисходящие. Они могут быть краткими и долгими. В долгих дифтонгах долгим является гласный, образующий вершину слога, однако знак долготы принято ставить после второго элемента.

Перед сочетанием /jɪ/ (орфографически gi) встречаются также дифтонги [oi], [ʏi], [ui], [ɪi] (варианты произношения: [ɪ], [i]); их следует рассматривать как позиционные варианты монофтонгов /o/, /ʏ/, /u/, /ɪ/ (в последнем случае — для варианта [i] — имеет место чередование фонем /ɪ/ ~ /i/). В этой же позиции — перед /jɪ/ — дифтонги /au/ и /ou/ произносятся как трифтонги: bági [bauijɪ] поэт. ‘враг’, rógi [rouijɪ] дат. п. ед. ч. от rógur ‘клевета’.

Согласные
По способу образованияПо месту образования
БилабиальныеЛабиодентальныеПереднеязычныеСреднеязычныеЗаднеязычныеФарингальные
СмычныеШумныеГлухие неаспир.
Глухие аспир.
b(:)
p
 d(:)
t
g'(:)
k'
g(:)
k
 
СонантыЗвонкие
Глухие
m(:)
 n(:)
 ŋ
ŋ̂
 
ЩелевыеШумныеЗвонкие
Глухие
 v
f(:)
 
þ s(:)
  
x
 
h
СонантыБоковыеЗвонкие
Глухие
  l(:)
   
СрединныеЗвонкие
Глухие
   j
ç
  
ДрожащиеЗвонкие
Глухие
 r(:)
    

Важнейшие черты консонантизма И.я.:

1) Все шумные смычные глухие. Фонемы /b/ и /p/ различаются тем, что первая — неаспирированная (и слабая), а вторая — постаспирированная (и сильная). Поскольку в абсолютном исходе смычный всегда постаспирирован, то в этой позиции возможны только /p/, /t/, /k/ (палатализованный смычный в этой позиции не встречается): blind /blɪnt/ (им. п. ед. ч. ж. р. от blindur ‘слепой’), blint /blɪṋt/ (им., вин. п. ед. ч. ср. р. от blindur).

2) Имеются преаспирированные смычные. Они возникли на месте исторических долгих глухих смычных (обозначаются двойными буквами), а также в сочетаниях p, t, k + n, l: ekki /ɛhg'ɪ/ ‘не’, vatn /vahdṋ/ ‘вода’. Преаспирированный смычный рассматривается нами как сочетание фонемы /h/ с кратким согласным: þakka /þahga/ ‘благодарить’ и þakk /þahk/ ‘спасибо’; ср. также lappa /lahba/ ‘латать’ и labba /lab:a/ ‘(медленно) идти’.

3) В ауслауте звонкие (шумные, сонанты) частично оглушены, т. е. являются полузвонкими: von /vɔ:n/ [vɔ:n̮] ‘надежда’.

4) Есть глухие корреляты сонантов (в таблице они обозначены как глухие сонанты), представляющие собою особые фонемы, ср. пары: hróður /r̭ou:þʏr/ ‘хвала’ и róður /rou:þʏr/ ‘гребля’, hlið /ḽɪ:þ/ ‘сторона’ и lið /lɪ:þ/ ‘помощь’, hné /ṋjɛ:/ ‘колено’ и /njɛ:/ ‘ни’.

5) Фонема /þ/ имеет два варианта: глухой [þ] и звонкий [ð], возможный только в середине слова: þaðan /þa:þan/ [þa:ðan] ‘оттуда’.

6) Фонема /x/ реализуется в вариантах [x] и [ɣ]. Последний встречается только в середине слова: saga /sa:xa/ [sa:ɣa] ‘история’.

7) Перед палатализованными встречаются палатализованные аллофоны фонем /ŋ/, /ŋ̂/: lengi /lɛiŋg'ɪ/ [lɛiŋ'g'ɪ] ‘долго’, banki /bauŋ̂'g'ɪ/ [bauŋ'g'ɪ] ‘банк’.

Этот состав характерен для произношения linmæli. В произношении harðmæli отсутствует фонема /m̭/.

2.1.2. Ударение в И.я. динамическое. Главное ударение всегда падает на первый слог (в том числе и в заимствованиях): sofa [ˈso:va] ‘спать’, atóm [ˈa:doum] ‘атом’. Многосложные слова имеют второстепенное ударение или несколько дополнительных ударений на последующих слогах, обычно таким образом, что ударные и безударные слоги чередуются: ˈnemanˌdi ‘ученик’, ˈskilnaˌður ‘расставание’, ˈnemenˌdunum ‘ученикам (опр. форма)’. В сложных словах дополнительные ударения падают на первые слоги последующих компонентов, причем дополнительное ударение сильнее, если первый компонент имеет более одного слога: так, оно сильнее в слове ˈbílaˌstæði ‘место стоянки автомашин’, чем в слове ˈbilˌstjóri ‘шофер’. У прилагательных с первым элементом all-, full-, hálf-, jafn-, marg- два главных ударения: ˈallˈmikill ‘довольно большой’, ˈjafnˈgóður ‘равноценный’. Междометие ekkí ‘неужели’ имеет ударение на последнем слоге: [ɛh'k'i:].

Ударный слог в И.я. всегда долгий, т. е. имеет либо долгий гласный (долгий дифтонг) + краткий согласный (или вообще оканчивается на гласный), либо же краткий гласный + долгий согласный (группу согласных — кроме сочетаний p, t, k, s + v, j, r, перед которыми гласный долгий): haf /ha:f/ ‘море’, hár /hau:r/ ‘волосы’, önn /ön:/ ‘дела, работа’, háls /hauls/ ‘шея’, land /lant/ ‘страна’, betri /'bɛ:trɪ/ ‘лучший’. Безударный слог может быть как долгим, так и кратким.

2.1.3. Как правило, в пределах одного слога невозможно сочетание двух смычных. Если при словоизменении или словообразовании смычный оказывается перед другим смычным, он спирантизуется, т. е. заменяется щелевым с той же артикуляцией: b (в произношении harðmæli p), hb > f, gharðmæli k), hg > x, ср. æpa /ai:ba/ ‘кричать’ — æpt /aift/ причастие II от æpa, skakkur /sgahgʏr/ ‘кривой’ — skakkt /sgaxt/ им., вин. п. ед. ч. ср. р. от skakkur, taka upp /ta:ga ʏhp/ ‘конфисковать’ — upptekt /ʏhbtɛxt/ ‘конфискация’. Это правило распространяется и на заимствования, ср. Benedikt /bɛ:nedɪxt/. Произношение p, t, k перед s колеблется, но чаще они произносятся как щелевые.

Долгие гласные, в том числе дифтонги, и согласные возможны только в ударном слоге (в том числе и в слоге с дополнительным ударением). Если слог — обычно в потоке речи — оказывается безударным, долгие гласные и согласные сокращаются, ср. hvað? ['kva:þ] ‘что?’ и hvað sagði hann? [kva'saɣðan] ‘Что он сказал?’

2.1.4. Передняя периферия слога варьирует от нуля согласных фонем до четырех (ср. á ‘река’, ‘рея’, krá ‘угол’, skrá ‘список’, strjúka ‘гладить’). Задняя периферия, как правило, не содержит более четырех согласных фонем, ср. /vau:/ ‘беда’, ver /vɛ:r/ ‘чехол’, verð /verþ/ ‘цена’, verðs /vɛrþs/ ‘ценыu0301’, varðst /varþst/ ‘ты стал’.

Структурой слога современный И.я. резко отличается от древнего, где слоги также могли быть краткими (var /var/ ‘был’) и сверхдолгими (átt /a:t:/ ‘направление’). Возможно, существовали и сверхкраткие слоги, но этот вопрос остается открытым.

2.2.0. Морфонологические сведения.

2.2.1. Фонологическая структура морфемы (слова) не обнаруживает какой-либо специфики по сравнению со структурой слога.

Корневые морфемы обычно содержат один-два слога, служебные — чаще всего один, реже — два слога. Две морфемы могут составлять один слог: seinn /sɛidṋ/ ‘поздний’ = sein- + n (< ʀ) (показатель им. п. ед. ч. м. р.); о диссимиляции n + n > dn см. 2.2.3.), kýst /k'ist/ ‘выбираешь’ = kýs- (основа наст. вр. изъяв. накл. от kjósá) + t (показатель 2 л. ед. ч.).

На стыке морфем имеют место следующие явления:

1) регрессивная ассимиляция: оглушение звонкого: sár /sau:r/ ‘болезненный’ — sárt /saur̭t/ ср. р. от sár, sinna /sɪn:a/ ‘заботиться’ — sinnti /sɪṋtɪ/ претерит от sinna; ð + d > dd: eyða ‘тратить’ — eyddi претерит от eyða; некоторые сохранившиеся древние типы: sannur ‘правильный’ — satt (< *sann + t) ср. р. от sannur;

2) регрессивная диссимиляция двух смычных — см. 2.1.4.

В потоке речи наблюдаются следующие важнейшие изменения:

1) безударный гласный на конце слова отпадает перед словом, начинающимся с гласного: ertu ekki búinn? /ɛr̭dɛhk'ɪ'bu:ɪn/ ‘ты не кончил?’;

2) согласные ð, g, r в безударных словах и окончаниях выпадают перед согласным (но не перед h + гласный): han getur það ekki /'haŋ g'ɛ:dʏ 'þa:þ ɛhg'ɪ/ ‘он этого не может’;

3) в неударенных местоимениях hann ‘он’, hún ‘она’ h выпадает: hvað sagði hann? /kva 'saxþan/ ‘что он сказал?’.

2.2.2. Словоизменительные аффиксальные морфемы характеризуются, по сравнению с корневыми, следующими чертами:

1) в них используется лишь часть фонемного инвентаря: краткие гласные /а/, /ɪ/, /ʏ/ (в одном случае — факультативно — также /ɔ/) и согласные /d/, /j/, /1/, /1̭/, /m/, /n/, /n:/, /ṋ/, /r/, /r:/, /s/, /t/, /þ/ (только аллофон [ð]), /h/ (в сочетании ht);

2) они могут состоять из одного согласного: -t (в частности, показатель им., вин. п. ед. ч. ср. р. у прилагательных), (в частности, показатель им. п. ед. ч. ж. р. и им., вин. п. мн. ч. ср. р. у некоторых причастий II) или одного краткого гласного: -u (в частности, показатель косвенных падежей у слабого склонения жен. р. в ед. числе);

3) фонотактические группы в них гораздо проще и однообразнее, чем у корневых; так, они не содержат групп, состоящих более чем из двух согласных.

Служебные слова не содержат более двух согласных в начале слова. В потоке речи они, как правило, не имеют ударения.

2.2.3. Фонемные чередования.

Живые фонемные чередования

1) Чередования долгих и кратких гласных. Долгий гласный или дифтонг сокращается, если при формообразовании он оказывается перед долгим согласным или группой согласных (см. 2.1.4.): gata /ga:da/ ‘улица’ — gatna /gahdna/ ‘улиц’, grár /grau:r/ ‘серый’ — grárra /graura/ ‘серых’ — grátt /grauht/ ‘серое’.

2) Чередования звонких и глухих. Оказываясь при формо- или словообразовании перед глухими, звонкие согласные оглушаются: þurr /þʏr:/ ‘сухой’ — þurrka /þʏr̭ga/ ‘сушить’, skammur /sgam:ʏr/ ‘недолгий’ — skammt /sgam̭t/ ‘недолго’. О чередованиях в абсолютном исходе слова см. 2.1.3.

3) Чередования непалатализованных и палатализованных. Заднеязычный палатализуется, оказываясь при формообразовании перед гласным переднего ряда, и обратно, палатализованный заменяется непалатализованным, оказываясь не перед гласным переднего ряда, например: ríkur /ri:gʏr/ ‘богатый’ — ríkir /ri:g'ɪr/ ‘богатые (м. р.)’, veggur /'vɛg:ʏr/ ‘стена’ — veggir /vɛg':ɪr/ ‘стеu0301ны’; tekja /tɛ:g'a/ ‘доход’ — tekna /tɛhgna/ ‘доходов’.

4) Чередование смычных и щелевых имеет место в соответствии с правилом, описанным в 2.1.4.

5) Чередование среднеязычных и заднеязычных. Фонема /j/ в ряде случаев чередуется со звонким аллофоном [ɣ] фонемы /x/ перед гласными непереднего ряда и согласными: áhugi /au:hʏijɪ/ ‘интерес’ — áhuga /au:hʏxa/ ‘интереса’, vega /vɛ:xa/ ‘взвешивать’ — veginn /vɛijɪn/ ‘взвешенный’, þegja /þɛija/ ‘молчать’ — þagði /þaxþɪ/ ‘молчал’.

6) Прочие типы чередований. Из ряда более частных чередований отметим ассимиляции /dn/, /dṋ/ + /s/ > /s:/; /dl/, /dḽ/ + /s/, /t/, /d/ > /ld/, /ḽt/; переход /gn/ + /d/, /t/ > /ŋd/, /ŋ̂t/ и диссимиляции /l/ + /l/ > /dl/, /dḽ/, /n/ (после дифтонгов, фонем /i:/, /u:/ и сочетания /jɛ:/) + /n/ > /dn/, /dṋ/: /r/ + /n/ > /dn/.

Примечание: Фонемные чередования рассматриваются применительно к произносительному варианту linmæli (см. 1.2.1.).

Исторические фонемные чередования

А. Фонетически обусловленные чередования

1. Перегласовки (умлауты).

а) Перегласовка на u (v). Она состоит в том, что под влиянием u (v) в окончании (в ряде случаев отпавшего) a переходит в ö (в суффиксах — в u). Это чередование характерно для всего исландского словоизменения, в том числе оно охватывает заимствованные и новые слова: saga ‘рассказ; история’ — sögur (им., вин. п. мн. ч.), nafn ‘имя’ — nöfnum (дат. п. мн. ч.), svartur ‘черный’ — svört (< *svartu; им. п. ед. ч. ж. р.), gramm ‘грамм’ — grömm (им., вин. п. мн. ч.) и т. д. (единственное исключение — окончание -ur им. п. ед. ч. м. р. (т. е. слова типа alur ‘шило’, spakur ‘спокойный’, а также слова с корневым -ur (< -r) типа akur ‘поле’. У ряда существительных жен. рода перегласовка на -u наблюдается в основной форме: höfn ‘гавань’ — hafnar (род. п. ед. ч.)

б) Перегласовка на i (j). Первоначально заключалась в том, что гласные заднею и смешанного рядов под влиянием последующего i (j) переходили в гласные переднего ряда, однако в результате исторического развития произошли отклонения от этой модели; вызвавшее перегласовку i в ряде случаев отпало. Перегласовка не имела регулярного характера. Примеры: sonur ‘сын’ — мн. ч. synir, kjósa ‘выбирать’ — 1 л. ед. ч. kýs, hár ‘высокий’ — сравн. ст. hærri ‘выше’, frum- ‘первичный, исконный’ — frymi ‘протоплазма’.

в) В древнеисландском были представлены еще некоторые виды перегласовок, спорадически сохранившиеся в современном языке.

2) Преломление.

Заключается в переходе корневого e > ja под влиянием последующего a и e > под влиянием последующего u (a и u могли впоследствии отпасть). Сохраняется пережиточно в ряде форм существительных, а также в производных словах, ср. gefa /g'ɛ:va/ ‘давать’ — gjöf /g'ö:f/ ‘дар’.

3) Чередования согласных.

К историческим чередованиям согласных относятся следующие: /v/ — 0 (перед o, u, ó), /h/ — /ç/ (< hj), /nd/ — /ht/, /ŋg/ — /hk/, например: vaða /va:þa/ ‘переходить вброд’ — óð /ou:þ/ ‘переходил вброд’, heita /hɛi:da/ ‘называться’ — hét /çɛ:t/ ‘назывался’, hrinda /r̭inda/ ‘толкать’ — hratt /r̭aht/ ‘толкнул’, springa /sbriŋga/ ‘лопаться’ — sprakk /sbrahk/ ‘лопнул’.

Б. Не обусловленное фонетически чередование — аблаут

Аблаут наиболее отчетливо представлен в основных формах сильных глаголов (см. 2.4.0., где приведены его основные типы) и в словообразовании, например: stela /sdɛ:la/ ‘красть’ — stuldur /sdʏldʏr/ ‘кража’, hverfa /kvɛrva/ ‘исчезать’ — hvarf /kvarf/ ‘исчезновение’.

Большая часть рядов аблаута представлена тремя чередующимися фонемами (líta ‘смотреть’ — прет. ед. ч. leit — прет. мн. ч. litum, прич. II litið; finna ‘находить’ — прет. ед. ч. fann — прет. мн. ч. fundum, прич. II fundið), однако есть двучленные ряды (gráta ‘плакать’, прич. II grátið — прет. ед. ч. grét, прет. мн. ч. grétum) и четырехчленные (brjóta ‘ломать’ — прет. ед. ч. braut — прет. мн. ч. brutum — прич. II bratið).

2.3.0. Семантико-грамматические сведения.

И.я. — язык флективного типа: он обладает наиболее развитой среди германских языков морфологической системой. Так, существительное имеет 16 форм (учитывая формы с суффигированным артиклем), прилагательное — 96 (включая формы сравнительной и превосходной степени), глагол — 96 (не считая особых видовых конструкций и форм причастий I и II), правда, многие формы омонимичны.

Наиболее продуктивными морфологическими средствами являются внешняя и внутренняя флексии, ср. hestur ‘лошадь’, род. п. ед. ч. hests, род. п. ед. ч. с артиклем hestsins и т. д. Из видов внутренней флексии широко используется перегласовка на u (см. 2.2.3.), большей частью сопровождающая сегментные морфемы (ср. ég kalla ‘я зову’ — við köllum ‘мы зовем’), но в ряде случаев выступающая совместно с нулевой морфемой (blað ‘лист’ — мн. ч. blöð, hérad ‘округ’ — мн. ч. héruð). Другие виды внутренней флексии — перегласовка на i, преломление и аблаут (см. 2.2.3.).

Наряду с флексией большую роль играют служебные слова, особенно предлоги, используемые совместно с собственно-падежными формами (hús ‘дом’, án húss ‘без дома’, frá húsi ‘от дома’ и т. п.), и вспомогательные глаголы (ég hef tekið ‘я взял’, bókin er fundin ‘книга найдена’, bréfið verður skrifað ‘письмо будет написано’ и т. п.).

Супплетивных форм в И.я. мало.

2.3.1. Части речи четко противопоставлены друг другу категориальным значением и синтаксическими функциями, а знаменательные — также набором словоизменительных и словообразовательных показателей. Выделяются следующие части речи: существительное, прилагательное, глагол, наречие, числительное, местоимение, артикль, союз, предлог, частица, междометие.

2.3.2. К классифицирующим категориям существительного относится грамматический род. Четко различаются три рода — мужской, женский и средний. Родовые различия проявляются: а) в специфическом для каждого рода наборе показателей, т. е. в парадигмах существительных, б) в формах артиклей, в) в формах согласующихся прилагательных (также во мн. ч.), г) в формах согласующихся или замещающих местоимений (также во мн. ч.), ср.:

Им. п. ед. ч.м. р.gamall garður
‘старый двор’
ж. р.gömul höfn
‘старая гавань’
ср. р.gamalt hús
‘старый дом’
Им. п. мн. ч. gamlir garðar gamlar hafnir gömul hús
Им. п. мн. ч.
с артиклем
 gömlu garðarnir gömlu hafnirnar gömlu húsin
Замещающее
личное мест.
ед. ч.hann hún það
мн. ч.þeir þær þau

2.3.3. Категория числа (противопоставление: единственное ~ множественное) характерна для существительного, артикля, прилагательного, местоимения, глагола.

У существительного, прилагательного и причастия II формы числа выражаются показателями, одновременно являющимися показателями падежа (флективный тип), ср. höfn ‘гавань’ — hafnar (род. п. ед. ч.) — hafna (род. п. мн. ч.), gul ‘желтая’ — gulri (дат. п. ед. ч.) — gulum (дат. п. мн. ч.). Есть существительные pluralia tantum, например, áhrif ‘влияние’, foreldrar ‘родители’, и множество существительных singularia tantum, например, matur ‘еда’, vitund ‘сознание’.

У местоимений используется тот же способ, ср. þessi ‘этот; эта’ — þessir (им. п. мн. ч. м. р.) — þessar (им., вин. п. мн. ч. ж. р.), либо супплетивные формы, ср. hann ‘он’ — þeir (им. п. мн. ч.).

Глагольные показатели одновременно обозначают число и лицо: ég skrifa ‘я пишу’ — við skrifum ‘мы пишем’; у сильных глаголов в наст. времени изъяв. наклонения дополнительным обозначением ед. числа является перегласовка на i: þú færð ‘ты получаешь’ — þið fáið ‘вы получаете’.

2.3.4. Отношения существительных и местоимений с другими словами в предложении выражаются а) падежными окончаниями, б) предлогами в сочетании с падежными окончаниями. Система склонения включает именительный, родительный, дательный и винительный падежи.

Субъектно-объектные отношения выражаются в основном собственно-надежными формами. Подлежащее обычно выражается существительным в им. падеже. В страдательных конструкциях с глаголом, требующим дат. или род. падежа, существительное-пациенс стоит в соответствующем падеже: bókinni (дат. п.) var gleymt ‘книгу забыли’, kennarans (род. п.) er leitað ‘учителя ищут’. Прямое дополнение выражается существительным в вин., реже в дат. или род. падеже: lesa bók (вин. п.) ‘читать книгу’, skipta arfi (дат. п.) ‘разделить наследство’, óska einhverhjum gleðilegra jóla (род. п.) ‘желать кому-либо счастливого рождества’. Косвенное дополнение обычно обозначается существительным в дат. падеже: hann gaf barninu (дат. п.) bókina ‘он дал ребенку книгу’. Агенс чаше всего выражен конструкцией «предлог af + существительное (в дат. п.)»: greinin er skrifuð af Jóni ‘статья написана Йоуном’.

Посессивность передается преимущественно род. падежом существительного и личных местоимений (hús Jóns ‘дом Йоуна’, móðir hennar ‘ее мать’), притяжательными местоимениями (húsið þitt ‘твой дом’) и различными предложными конструкциями (nefið á mér ‘мой нос’ (букв. ‘нос на мне’), augun i henni ‘ее глаза’ (букв. ‘глаза в ней’) и т. п.). Посессивное определение стоит в постпозиции, кроме случаев эмфатического выделения притяжательных местоимений (mitt hús, enn ekki þitt ‘мой дом, а не твой’). Существительное употребляется с определенным артиклем при притяжательном местоимении в постпозиции, если обозначает предмет, находящийся в личном обладании (ср. húsið þitt ‘твой дом’).

Партитивность выражается род. падежом существительного либо предложной конструкцией: enginn þeirra или enginn af þeim ‘никто из них’. Характерно, что существительное в род. падеже может уточнять наречие: snemma dags ‘в начале дня’, букв. ‘рано дня’.

Атрибутивные отношения передаются прилагательными, род. падежом существительного, различными предложными конструкциями, а также начальными компонентами сложных слов: hátt hús ‘высокий дом’, þriggja ára barn ‘трехлетний ребенок’, kýr til slátrunar ‘убойная корова’, svartur á hár ‘черноволосый’, jarðhiti ‘подземное тепло’ и т. д. Распространено также соположение согласованных в падеже существительных, одно из которых (как правило, имя собственное) подводится под категорию, обозначаемую другим; имеется несколько вариантов их порядка: sýningin «Húsgögn-91» ‘выставка «Мебель-97»’, Jón Jónxxon kennarí ‘учитель Йоун Йоунссон’, Ásmundur myndhöggvari Sveinsson ‘скульптор Аусмюндюр Свейнссон’ и т. д.

Обстоятельственные значения выражаются наречиями, падежными формами существительного, предложными конструкциями и подчинительными союзами, например, hann býr þar ‘он живет там’, það rigndi tvo daga ‘дождь шел два дня’, hún gat ekki talað fyrir gráti ‘слезы не давали ей говорить’, букв. ‘она не могла говорить из-за плача’.

2.3.5. Основные залоговые значения: активное, собственно-возвратное, медиальное, взаимное и страдательное.

а) Собственно-возвратное значение передается возвратной конструкцией (1–2-е лицо — глагол + личное местоимение в косвенном падеже, 3-е лицо — глагол + возвратное местоимение), либо так называемой возвратной формой на -st: hann klæddi sighann klældist ‘он оделся’.

Историческая справка. Показатель возвратной формы развился из суффигированного возвратного местоимения sik (вин. п.): sik > -sk > -st.

б) Медиальное значение передается также возвратной конструкцией или возвратной формой: hann snýr sér ‘он поворачивается’, jörðin snýst kringum sólina ‘Земля вращается вокруг Солнца’, setjast á stól ‘сесть на стул’.

Медиальное значение свойственно ряду отложительных глаголов: eldast ‘стареть’, mér mistókst það ‘мне это не удалось’.

в) Взаимное значение передается возвратной формой либо невозвратной формой глагола с взаимными местоимениями: þeir skrifast á ‘они переписываются’, þeir börðust ‘они дрались’, þeir börðu hvor annan ‘они били друг друга’.

г) Страдательное значение выражается конструкцией «vera ‘быть’ + причастие II», а также в ряде случаев возвратной формой.

Конструкция «vera + причастие II» имеет значение как страдательного залога действия (акционального пассива), так и страдательного залога состояния (статального пассива): bókin er skrifuð означает: а) ‘книга пишется’, б) ‘книга написана’. Значение определяется контекстом.

Возвратные формы имеют ряд особых оттенков страдательности: результативное (fréttast ‘стать известным (о новости)’), качественно-пассивное (bletturinn þvæst ekki úr ‘пятно не отстирывается’), возможности восприятия (sjást ‘виднеться’) и др.

Страдательную конструкцию образуют глаголы, управляющие вин., дат. и род. падежами (о падеже существительного-пациенса см. 2.3.4.), а также имеющие приглагольные частицы: hann er settur frá sem yfirmaður ‘он смещен с должности управляющего’.

Страдательную конструкцию «vera + причастие II» следует отличать от омонимичных ей субъектно-результативной (hann er farinn ‘он ушел’ — см. 2.4.0.) и неопределенно-личной (það er barið á dyr ‘в дверь стучат’ — 2.3.6.) конструкций.

Залоговые значения причастий и инфинитивов. Причастие I, за немногочисленными исключениями, имеет активное значение (sofandi ‘спящий’), равно как и причастие II предельных непереходных глаголов (kominn ‘пришедший’). Причастие II переходных глаголов имеет, как правило, страдательное значение (kosinn ‘избранный’; ср., однако, kýrin er borin ‘корова отелилась’ при bera ‘рождать, телиться, ягниться и т. д.’ и др.). Инфинитивы имеют все залоговые значения: bera ‘нести’, klæða sig и klæðast ‘одеваться’, talast við ‘беседовать’, vera saminn ‘быть составленным’.

Каузативность выражается сочетанием инфинитива с глаголом + вин. п. + til að, koma + дат. п. + til að, láta: hann kom mér til að hlæja ‘он рассмешил меня’.

Категория времени свойственна как финитным (об их образовании см. 2.4.0.), так и именным формам глагола.

Абсолютные времена: презенс, претерит, перфект изъявительного наклонения, относительные: плюсквамперфект и все времена сослагательного наклонения.

Специальной формы для выражения предстоящего действия (т. е. «будущего времени») в И.я. нет. Используется либо форма презенса (предельных глаголов), либо конструкции со вспомогательными глаголами, имеющие дополнительный оттенок предположительности, обязательности и т. п. Лишь в страдательном залоге есть особая форма будущего времени (см. 2.4.0.).

Претерит употребляется в связном повествовании о прошлом и при обозначении действия в период, не включающий в себя момент речи (hann var þar í fyrra ‘он был там в прошлом году’, перфект — при обозначении действия без указания его временных границ в прошлом (hefurðu lesið bókina? ‘ты читал эту книгу?’) или при наличии указания на период, включающий в себя момент речи (hann hefur verið þar í ár ‘он был там в этом году’).

Инфинитив I не привязан к определенному времени, инфинитив II обозначает действие, предшествующее другому действию или какому-либо моменту.

Причастие I обозначает действие, одновременное с действием сказуемого (hún sat þegjandi ‘она сидела молча’). Причастие II предельных глаголов имеет результативное значение (bókin er uppseld ‘книга распродана’, gestirnir eru farnir ‘гости ушли’), непредельных — обозначает состояние в момент речи (bókin er mjög lesin ‘книгу много читают’).

Средствами выражения временной ориентации являются временные союзы, наречия, адвербиально-субстантивные конструкции (напр., tveim árum síðar ‘двумя годами позже’), предложные конструкции, некоторые аккузативные формы (hann fer annað kvöld ‘он уезжает завтра вечером’, hún var þar tvo daga ‘она была там два дня’) и др.

По семантике глаголы делятся на предельные (hverfa ‘исчезать’, selja ‘продавать’) и непредельные (elska ‘любить’, hlæja ‘смеяться’).

Различные видовые оттенки — начинательности, однократности, завершенности и т. п. — передаются непродуктивными в современном языке суффиксами (gulna ‘желтеть’, ср. gulur ‘желтый’) или глагольными частицами (seljast ‘продаваться’ — seljast upp ‘оказаться распроданным’).

Основные видовые конструкции:

а) «vera að + инфинитив» имеет значение процессуальности. С непредельными глаголами обозначает действие, происходящее в какой-либо конкретный момент: hann var að lesa, þegar ég kom ‘он читал, когда я пришел’, с предельными — состояние, предшествующее достижению предела: hann var að sofna ‘он засыпал’. Конструкция образует неопределенно-личную форму: það er verið að mjólka ‘сейчас идет дойка’;

б) «fara að + инфинитив» имеет значение начинательности: hann (или það) fer að rigna ‘начинается дождь’:

в) «vera búinn að + инфинитив» обозначает законченность действия: hann er búinn að lesa bókina ‘он уже прочитал книгу’. Часто соответствует перфекту (2.3.6.): ég er búinn að fá bréf þitt ‘я уже получил твое письмо’;

г) «fá að + инфинитив» некоторых глаголов выражает эффективную результативность действия: fá að sjá ‘увидеть’, fá að vita ‘узнать’;

д) « + причастие II» выражает успешность (эффективность) действия: hann fékk ekki vakið hana ‘он не сумел разбудить ее’;

е) непроизвольное кратковременное действие выражается безличной конструкцией «дат. п. + verða + причастие II»: honum varð hugsað til þeirra ‘ему подумалось о них’.

Субъектно-результативные формы образуются при помощи соответствующих форм глагола vera + причастие II (согласуется с подлежащим в роде и числе), например, презенс изъяв. накл.: Jón er kominn ‘Йоун пришел’, претерит изъяв. накл.: börnin voru komin ‘дети пришли’, презенс сосл. накл.: styrjöldin sé byrjuð ‘война началась’ и т. д. От возвратных форм в результативе используется невозвратное причастие, например, breytast ‘измениться’ — veðrið er breytt ‘погода изменилась’ (исключения: leggjast ‘ложиться’ — lagstur, setjast ‘садиться’ — sestur).

Основные средства выражения модальности — наклонения, конструкции с модальными глаголами и модальные слова.

Наклонений в И.я. три: изъявительное, повелительное и сослагательное (о формах см. 2.4.0.).

Основные случаи использования сослагательного наклонения:

а) для выражения пожелания, вежливой просьбы, рекомендации и т. п.: gætirðu hjálpað mér á morgun? ‘не мог бы ты помочь мне завтра?’; б) для выражения реального условия в бессоюзном предложении: geti hann gert það, skal hann gera það ‘если он сможет сделать это, он это сделает’; в) для выражения нереального условия и его следствия: ef hann gæti gert það, kæmi hann или mundi hann koma ‘если бы он смог сделать это, он бы пришел’ (но не может); ef hann hefði getað gert það, hefði hann komið или mundi hann hafa komið ‘если бы он смог сделать это, он бы пришел’ (но не смог); г) для передачи чужих высказываний, вопросов, мыслей и т. п.: hún spurði, hver hann væri ‘она спросила, кто он’; д) в некоторых типах придаточных причины, цели или следствия, а также уступительных: farðu frá birtunni, svo (að) ég sjái til að lesa ‘отойди от света, чтобы я мог (букв. ‘видел, чтобы’) читать’; е) в некоторых типах сравнительных предложений: hún hvarf eins og jörðin hefði gleypt hana ‘она исчезла, словно земля поглотила ее’.

Если подлежащее в главном предложении и в дополнительном придаточном косвенной речи обозначает одно лицо, может быть использовано простое предложение с конструкцией «возвратная форма + инфинитив»: hann segist vera veikur ‘он говорит, что он болен’ (букв. ‘он говорит себя болеть’); ср. 2.5.3.

Переходность. Переходные глаголы могут управлять любым косвенным падежом: винительным (sjá ‘видеть’, mynda ‘образовывать’, grípa ‘хватать’), дательным (gleyma ‘забывать’, lýsa ‘описывать’, skipta ‘делить’), родительным (leita ‘искать’, þarfnast ‘нуждаться в чем-либо’, njóta ‘пользоваться чем-либо’). См. также 2.3.4.

Модальность передается модальными глаголами, обычно в сочетании с инфинитивом: vilja ‘хотеть’, skulu ‘долженствовать’, mega ‘мочь’ и т. д. Глагол geta ‘мочь’ употребляется с причастием II: hann getur komið ‘он может прийти’. Сходные значения имеют и некоторые глаголы, не являющиеся модальными в основном значении: verða ‘быть вынужденным’ (основное значение ‘становиться’), eiga ‘долженствовать’ (‘иметь’), vera ‘долженствовать’ (‘быть’) и др.

Характерен инфинитивный оборот с частицей ku (< kvað безл. прет. от kveða ‘говорить’), имеющей значение пересказа чужого мнения: hann ku vera veikur ‘говорят, что он болен’.

Модальные слова выражают разнообразные значения: sennilega ‘возможно’, áreiðanlega ‘наверняка’, naumast ‘едва ли’ и т. п.

2.3.6. Категория лица свойственна местоимению и глаголу, ее образуют формы 1-го, 2-го, 3-го лица ед. и мн. числа (см. 2.4.0.).

Характерна конструкция «личное местоимение мн. числа + существительное», имеющая два типа: а) við Gunnar ‘мы с Гюннаром’, т. е. ‘я и Гюннар’ (букв. ‘мы Гюннар’), þeir Gunnar ‘они с Гюннаром’, т. е. ‘он и Гюннар’ или ‘Гюннар и его люди’; б) þau hjónin ‘супруги’ (букв. ‘они супруги’), þeir Grímur og Helgi ‘Гримюр и Хельги’ (букв. ‘они Гримюр и Хельги’) (о братьях, товарищах, спутниках и т. п.).

Широко распространены разнообразные безличные конструкции — как с безличным местоимением það (в некоторых случаях также с hann), так и без них: það (или hann) rignir ‘идет дождь’, nú rignir ‘сейчас идет дождь’, daginn (вин. п.) lengir ‘день становится длиннее’, svo bar við, að… ‘случилось так, что…’, þig (вин. п.) vantar æfingu ‘тебе не хватает практики’, sér ekki til sólar ‘солнца не видно’, sem segir í Eglu ‘как рассказывается в «Саге об Эгиле»’, þess þarf ekki ‘это не нужно’ и т. д.

Выделяется неопределенно-личная (пассивная по форме) конструкция, образуемая от возвратных форм: þar er dansað ‘там танцуют’, það hefur verið unnið að því ‘над этим велась работа’, barist var i bænum ‘в городе шли бои’.

Категория определенности/неопределенности существительного выражается артиклем (или его отсутствием) и формами прилагательного.

В И.я. есть только определенный артикль, у которого имеется два варианта: обычно используемый суффигарованный (существительное при этом сохраняет свои надежные окончания) и свободностоящий, используемый только при наличии препозитивного определения и только в книжном стиле (см. 2.4.0.). Наряду с hinn перед субстантивированными прилагательными, перед прилагательными в превосходной степени и порядковыми числительными (кроме annar) может использоваться артикль , совпадающий по форме с указательным местоимением (см. 2.4.0.).

Правила употребления определенного артикля в значительной мере совпадают с правилами других германских языков с той, однако, разницей, что артикль нередко отсутствует, в частности, при обозначении предмета, «определенного ситуацией», например, prestur var heima ‘пастор был дома’, er forseti steig út úr vélinni ‘когда президент вышел из самолета’, þeir eru uppi í skola ‘они в школе’ и т. п.

При существительном с определенным артиклем употребляется прилагательное в слабой форме. Возможна конструкция «прилагательное в сильной форме + существительное с определенным артиклем» (hvítt hárið ‘седые волосы’), функционально соответствующая сложному предложению с определительным придаточным (hárið, sem er hvítt).

Основные средства выражения пространственной ориентации — наречия, предлоги, падежные формы.

Местоименные наречия образуют три ряда: статические, направительные и исходные (например, hér ‘здесь’ — hingað ‘сюда’ — héðan ‘отсюда’).

Пространственные предлоги обозначают направление движения ( ‘к’, frá ‘от’, úr ‘из’), либо движение (обычно с вин. п.: á vegginn ‘на стену’) и положение (обычно с дат. п.: á veggnum ‘на стене’).

Пространственное значение имеют аккузативные формы некоторых существительных (við förum þessa leið ‘мы пойдем этой дорогой’).

Основное анафорическое средство — местоимения (включая местоименные наречия): hann ‘он’, þessi ‘этот’, báðir ‘оба (м. р.)’, samur ‘тот же’, þar ‘там’ и т. д.

Отрицание выражается частицами (nei ‘нет’, ekki ‘не’). отрицательными местоимениями (enginn, ekki neinn ‘никто; никакой’, hvorugur ‘ни один (из двух)’). отрицательными наречиями (aldrei ‘никогда’, hvergi ‘нигде; никак’), отрицательными союзами (hvorki… né… ‘ни…, ни…’).

Отрицание стоит после глагола (ég veit ekki ‘я не знаю’), но перед существительным, прилагательным, наречием, местоимением (enginn kennari ‘ни один учитель’, ekki nýr ‘не новый’, ekki alltaf ‘не всегда’, ekki hún ‘не она’).

При отрицании отрицания используется частица : Hann getur ekki talað íslensku. — Jú. ‘Он не говорит по-исландски — Нет, говорит’.

2.3.7. Существительное характеризуется категориями рода (2.3.2.), числа (2.3.3.), падежа (2.3.4.), определенности/неопределенности (2.3.6.). Существуют сильное и слабое склонения существительных (см. 2.4.0.).

Прилагательное согласуется с существительным в роде, числе и падеже, а также по определенности/неопределенности (2.3.2.; парадигмы см. 2.4.0.). Прилагательное имеет три степени сравнения (2.4.0.). Есть неизменяемые прилагательные (hissa ‘удивленный’ и т. п.). Прилагательное, относящееся к двум и более существительным разного грамматического рода и употребленное предикативно или как приложение, ставится во мн. числе ср. рода: bædi mennirnir og konurnar eru ánægð ‘и мужчины, и женщины довольны’ (ср. mennirnir eru ánægðir, konurnar eru ánægðar).

Глагол характеризуется категориями времени (2.3.5.). залога (2.3.5.). наклонения (2.3.5.); о видовых значениях см. 2.3.5. Финитные формы согласуются с подлежащим в лице и числе. Различаются сильное и слабое спряжение (2.4.0.). Именные формы — причастия I и II, инфинитивы I и II (об их образовании и о склонении см. 2.4.0., о залоговом и временном значении — 2.3.5.).

Вспомогательные глаголы (2.4.0.) используются для образования аналитических форм глагола — временных, залоговых, форм наклонения.

Глаголы-связки: vera ‘быть’, verða ‘становиться’ (см. 2.4.0.).

Наречие. Ряд наречий имеет степени сравнения (2.4.0.). По форме многие совпадают с им. падежом ед. числа ср. рода прилагательных.

Числительное. Количественные числительные от einn ‘l’ до fjörir ‘4’ склоняются (2.4.0.), остальные неизменяемы. Существительные, выступающие в роли числительных (milljón ‘миллион’), склоняются. Порядковые числительные склоняются как слабые прилагательные (2.4.0.), за исключением числительных fyrstur ‘первый’ (изменяется по сильному и слабому склонению) и annar ‘второй’ (имеет особую парадигму, см. 2.4.0.). У порядковых числительных, состоящих из десятков и единиц, а также у некоторых других типов, показатели «порядковости» имеют обе части: tuttugasti og áttundi ‘28-ой’ (ср. tuttugu og átta ‘28’), þúsundasti og áttundi ‘1008-ой’ (ср. eitt þúsund og átta ‘1008’).

Местоимения. Основная масса местоимений склоняется, причем мнотс из них имеют уникапьные парадигмы (см. 2.4.0.). Ряд местоимений употребляется как субстантивно, так и адъективно (enginn ‘никто; никакой’ и др.). Характерно наличие «дуальных» местоимении: hvor ‘кто, который (из двух); каждый (из двух)’ и hvorugur ‘ни один (из двух)’.

Стоящее после глагола личное местоимение þú ‘ты’ часто используется энклитически: hvað heldur þú? > hvað heldurðu? ‘что ты думаешь?’, veist þú það? > veistu það? ‘ты это знаешь?’. Энклиза þú обычна в императиве: talaðu ‘говори’, taktu ‘возьми’, vertu ‘будь’ (в некоторых формах наблюдается ассимиляция: stattu ‘стой’ от standa, gáttu ‘иди’ от ganga и др.). В разговорной речи происходит энклиза þið ‘вы’ в императиве: þegið þið! [þɛijiðɪ(ð)] ‘молчите!’.

Служебные слова. Артикль. Свободностоящий артикль является самостоятельным словом, суффигированныи — словоизменительным показателем существнтельного (о формах см. 2.4.0.).

Предлоги передают разнообразные отношения между знаменательными словами.

Союзы выражают связь между словоформами, частями сложного предложения и предложениями.

Модальные слова неизменяемы (kannski ‘возможно’, reyndar ‘правда’ и др.).

Междометия неизменяемы (ó! ‘о!’, hæ og hó! ‘ура!’).

2.4.0. Образцы парадигм. [Раздел опущен — OCR.]

2.5.0. Морфосинтаксические сведения.

2.5.1. Типы аффиксов: префиксы, постфиксы — суффиксы (y) и флексии (x), супрафиксы (ниже обозначается чертой над знаком морфемы: Rˉ, yˉ), циркумфиксы, интерфиксы. Возможно одновременное использование двух и более видов аффиксов.

В целом исландское слово образует слитное единство. Лишь глаголы могут иметь подвижный аффикс, ср. búa til ‘изготовить’, hver hefur búið það til, ‘кто это изготовил?’, tilbúinn ‘изготовленный’.

Грамматические значения передаются флексией, в том числе нулевой (0), суффиксом, супрафиксом (в разных комбинациях). Типичные структуры флективных словоформ: R + 0 (barn ‘ребенок’), R + x (barni ‘ребенку’), Rˉ + 0 (börn ‘дети’), Rˉ + x (börnum ‘детям’), R + у + 0 (kallað ‘позванное’), R + у + x (kallaðir ‘ты позвал’), Rˉ + уˉ + 0 (kölluð ‘позванная’), Rˉ + уˉ + x (kölluðum ‘мы позвали’) и т. п.

2.S.2. Важнейшие способы словообразования:

1) Словосложение — без интерфикса (mynd-list ‘изобразительное искусство’) или с интерфиксом (mynd-a-vél ‘фотоаппарат’). Сложные слова могут порой содержать до шести корневых морфем: Al-þjóð-a-heil-brigð-ís-mál-a-stofn-un ‘Всемирная организация здравоохранения’.

2) Деривация.

а) Аффиксальная деривация. Используются префиксы (fram-för ‘прогресс’), суффиксы (þró-un ‘развитие’, супрафиксы (kon ‘ген’, ср. kyn ‘род’), циркумфиксы — в сочетании с супрафиксами (fyrir-bær-i ‘явление’), суффиксы в сочетании с супрафиксами (frym-i ‘протоплазма’) и т. д.

6) Конверсия. Наиболее распространенный вид — субстантивация прилагательных: gamall ‘старый’ — sá gamli ‘старик’. Ср. далее: íslenskur ‘исландский’ — íslenska ‘исландский язык’ — íslenska ‘переводить на исландский язык’, taka ‘брать’ — taka ‘взятие’, ryksuga ‘пылесос’ — ryksuga ‘чистить пылесосом’ и т. п.

в) Усечение, создающее — эвентуально в комбинации с суффиксацией — новые варианты слов (характерно для разговорной речи): kók (от kóka-kóla ‘кока-кола’), strætó (от strætisvagn ‘автобус’).

3) Сращение — создание сложного слова из элементов словосочетания: mjúk-hendur, mjúk-hentur ‘c мягкими руками’ (от словосочетания með mjúka hönd).

2.5.3. Порядок слов в простом повествовательном предложении прямой (с финитной формой глагола, как правило, на месте второго члена предложения). Наиболее обычный порядок слов — SVOAdv.: ég sá hana í gær ‘я видел ее вчера’. Косвенное дополнение стоит перед прямым: hann fékk mér bókinu ‘он передал мне книгу’. Обстоятельство к определению или обстоятельству стоит перед ними: mjög góður ‘очень хороший’, voðalega hátt ‘ужасно громко’. Когда обстоятельство, дополнение или предикатив являются темой, а один либо оба главных члена — ремой, они могут стоять на первом месте, т. е. перед подлежащим: það veit ég ekki ‘этого я не знаю’.

В общевопросительном предложении финитная форма глагола занимает первое место, а подлежащее — второе: er hún komin? ‘она пришла?’ (Если подлежащее — личное местоимение þú в энклизе, первое слово является одновременно подлежащим и сказуемым: ertu tilbúinn? ‘ты готов?’). Такой же порядок слов в повелительном наклонении: segðu mér frá öllu! ‘расскажи мне обо всем!’.

О безличных предложениях см. 2.3.6.

Определение, выраженное прилагательным, родительным меры, числительным, указательным или неопределенным местоимением, как правило, стоит перед определяемым: góð bók ‘хорошая книга’, fimm metra dýpi ‘глубина пять метров’, enginn maður ‘ни один человек’. Прочие виды определений ставятся после определяемого: bréf mömmu ‘письмо мамы’, konan mín ‘моя жена’. Это правило далеко не абсолютно, ср. vél þessi ‘эта машина’, kona ein ‘одна женщина’, Jón nökkur Jónsson ‘некий Йоун Йоунссон’, næstu sumur tvö ‘следующие два лета’ (наряду с þessi vél, ein kona, nokkur Jón Jónsson, næstu tvö sumur) и т. д. Возможны цепочки генитивных определений: forstöðumaður Eðlisfræðisstofu Raunvísindastofnunar Háskola Íslands ‘заведующий физическим отделением Естественно-научного института Университета Исландии’.

Представлены все основные виды синтагматических отношений: а) согласование (например, við búum ‘мы живем’, ungir menn ‘молодые люди’, hann kenndi mig ungan ‘я учился у него в молодости’, букв. ‘он учил меня молодого’; б) управление (hann varnaði henni máls ‘он не дал ей говорить’); в) примыкание (Jón úr Vör ‘Йоун из Вёра’, orðabók Árna Böðvarssonar ‘словарь Аудни Бёдварссона’, tala hrátt ‘говорить быстро’).

Из синтаксических оборотов в составе простого предложения отметим: а) «винительный с инфинитивом» (hann sá hana fara ‘он увидел, как она ушла’; hann segist vera veikur ‘он говорит, что болен’, где segist букв. ‘говорит себя’, см. 2.3.5.); б) «именительный с инфинитивом» (mér finnst ég vera beittur órétti ‘мне кажется, что со мной поступили несправедливо’).

2.5.4. Порядок слов в сложносочиненном предложении в общем такой же, как и в простом (кроме частей, вводимых союзами enda ‘и вот’, heldur ‘а’).

Главные особенности порядка слов в придаточных предложениях: а) прямой порядок слов, в том числе в косвенных вопросах: þeir spurðu, hvort hún væri komin ‘они спросили, пришла ли она’ (ср. er hún komin?); б) предлог, относящийся к относительному местоимению sem, стоит после главных членов предложения: borgin, sem ég bý í… ‘город, в котором я живу’; в) в бессоюзных условных придаточных финитная форма глагола занимает первое место: komi hann, sér hann mig ‘если он придет, он меня увидит’.

На связь данного предложения с предыдущим, помимо обычных средств — причинных, следственных и прочих союзов, указывает сочинительный союз en (þeir hafa vestari helming borgarinnar á sínu valdi, en þar er flugvöllurinn ‘они удерживают западную половину города, где (букв. ‘а там’) находится аэродром’, а также постановка на первое место глагола в предложении (Í gær brutust tveir piltar út úr fangelisinu… Var enginn lögreglumaður nærstaddur, er þetta átti sér stað ‘Вчера два молодых человека бежали из тюрьмы… Когда это произошло, полицейских поблизости не было’.

Характерная особенность И.я. — использование в придаточных предложениях возвратных местоимений, заменяющих подлежащее главного (hún sagði, að sig hefði dreymt… ‘Она сказала, что ей (букв. ‘себе’) приснилось…’). Так же употребляется притяжательное возвратное местоимение (Hann segir, að heilsa sin sé nú betri en áður ‘Он говорит, что его (букв. ‘свое’) здоровье теперь лучше, чем раньше’).

Если придаточное предложение предшествует главному, порядок слов в последнем обратный.

2.6.0. В И.я. очень немного заимствованных слов. Самая обширная группа — это латинские слова, восходящие к периоду контактов древних германцев с Римом (kaupa ‘покупать’, kista ‘ящик’, tigull ‘кирпич’ и т. п.), и греко-латинские заимствования, пришедшие с христианством (kirkja ‘церковь’, altari ‘алтарь’, munkur ‘монах’ и др.). Издавна сложилась традиция не допускать в И.я. иностранные слова. Для новых понятий науки, техники и т. д. создаются обозначения средствами родного языка (так называемые nýyrði ‘неологизмы’). При этом используются богатейшие словообразовательные средства И.я., ср. разные типы: gró ‘спора’ (от gróa ‘расти’), liði ‘реле’ (liða ‘разделять’), blöndungur ‘карбюратор’ (blanda ‘смешивать’), orkudreifð ‘энтропия’ (orka ‘энергия’, dreifð ‘рассеивание’), geislavirkur ‘радиоактивный’ (geisli ‘луч’, virkur ‘деятельный’) и т. д. Ряд nýyrði — метафорическое употребление давно бытующих слов конкретной семантики: kerfi ‘сноп’ и ‘система’, sía ‘сито’ и ‘фильтр’ и т. д. Очень многие из этих новых терминов имеют прозрачную внутреннюю форму (ср. verðbólga ‘инфляция’, букв. ‘ценовздутие’, stökkþróun ‘мутация’, букв. ‘скачкоразвитие’ и пр.) и потому легко понятны человеку, впервые их встречающему.

Интернациональная лексика немногочисленна, ср. kommunisti ‘коммунист’, prófessor ‘профессор’, prótóna ‘протон’.

2.7.0. Диалекты в И.я. не выделяются. Диалектные различия отмечаются преимущественно в фонетике. Основное различие касается произношения кратких смычных в интервокальном положении. Хотя все смычные в исландском глухие (см. 2.1.1.), на севере страны они произносятся в этом положении как сильные придыхательные (так называемое произношение harðmæli), например: næpa ['nai:pha] ‘брюква’, meta ['mɛ:tha] ‘оценивать’, vikti ['vɪ:kha] ‘неделя’. На остальной территории Исландии в этой позиции представлены слабые неаспирировапные (произношение linmæli): ['nai:b̭a], ['mɛ:ḓa], ['vɪ:ĝa]. Перед p, t, k носовые, ð и иногда l произносятся в северной Исландии звонко, а сами смычные являются сильными аспирированными: stúlka ['sḓulkha] ‘девушка’, hampur ['hamphʏr] ‘конопля’, maðkur ['maðkʏr] ‘червяк’. В остальной части страны в подобных сочетаниях первый элемент произносится глухо, а смычный неаспирирован: ['sḓuḽĝa], ['ham̭b̭ʏr], ['maþĝʏr]; историческое сочетание hv- на юго-востоке развилось в [хw], на остальной территории — в [kv]. На северо-западе гласные перед [ŋ] не дифтонгизируются. В одной области на юго-востоке исторические сочетания rl и rn произносятся [rl], [rn], а на всей остальной территории — [dl], [dn].

Существуют и некоторые более частные диалектные различия.

Литература

Бёдварссон А. Краткий очерк грамматаки исландского языка // Берков В. П.. Бёдварсон А. Исландско-русский словарь / Пер. с исл. М., 1962.

Берков В. П. Исландский язык // Введение в германскую филологию. М., 1980.

Берков В. П. Современные германские языки. СПб. 1996.

Стеблин-Каменский М. И. Древнеисладский язык. М., 1955.

Стеблин-Каменский М. И. История скандинавских языков. М.; Л., 1953.

Стеблин-Каменский М. И. Очерки по диахронической фонологии скандинавских языков. Л., 1966.

Böðvarsson Á. Hljóðfræði. Reykjavík. 1975.

Einarsson S. lcelandic. Grammar, Texls, Glossary. Baltimore. 1972.

Kress B. Isläandische Grammatik. Leipzig, 1982.

Kress B. Laut- und Formenlehre des Isländischen. Halle, 1963.

Pétursson М. Drög að almennri og hljóðfræði. Reykjavík, 1976.

Pétursson М. Isländisch. Hamburg, 1978.

Pétursson М. Lehrbuch der Isländischen Sprache. 2. Auflage. Hamburg, 1987.

Smári J. J. Íslenzk setningarfræði. Reykjavík. 1920.

Словари

Берков В. П., Бёдварссон А. Исландско-русский словарь. М., 1962.

Böðvarsson Á. Íslenzk orðabók. Reykjavík, 1963.

Blöndal S. Íslenzk-dönsk orðabók. Rcykjavík, 1920–1924 (самый полный словарь современного исландского языка).

Blöndal S. Íslenzk-dönsk orðabók. Viðbætir. Reykjavík, 1963.

Haraldsson H. Rússnesk-íslensk orðabók. Reykjavík, 1996.

Источник: Германские и кельтские языки. Языки мира. — М.: Academia, 2000.

OCR: Stridmann

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов