Наталия Будур

Рун не должен резать тот, кто в них не смыслит

Рун не должен резать
Тот, кто в них не смыслит.
В непонятных знаках
Всякий может сбиться.
*

Эпиграф этот выбран нами не случайно — в последнее время стало появляться большое количество книг, авторы которых, ничтоже сумняшеся, «разгадывают» тайны рун, не принимая во внимание, что тем самым нарушают основной закон рунической магии — ее заветность и сокровенность, сакральность и невозможность посвящения в тайное искусство широкого крута «любителей».

В своей статье мы попытаемся коснуться известных фактов, имеющих отношение к рунической магии, но не будем давать советов о практическом использовании рун в колдовских целях, ибо искренне считаем, что никто из ныне живущих не владеет их тайнами и секретами.

Как известно, чтобы познать руны, Один провисел на Мировом древе — ясене Иггдрасиль — девять ночей, пронзенный собственным копьем. Вот как об этом говорится в одной из песен «Старшей Эдды» — «Речах Высокого»:

Девять ночей я качался на дереве,
            Под ветром повешен в ветвях,
Ранен копьем, в жертву Одина отдан —
            Себе же-я сам,
На дереве старом, растущем высоко
            От неведомых миру корней.

Никто не давал мне питья и питания
            Взгляд направлял я к земле.
В стенаниях, руны вознес в вышину я —
            Долу упал я тогда.

Стал я расти и познания множить,
            Здоровье и силы обрел,
Слово от слова на благо являлось,
            Дело от дела рождалось чредой.

Руны найдешь ты, что в дерево врезаны,
            С силой великой,
            С силой целебной.
Высший скальд их окрасил, и боги их создали,
            И резал те руны властитель богов, —
            Один у асов, и Дваин у альфов,
            Двалин у карлов, у йотунов Альсвинн;
            Многие резал и я.

И дальше идет очень важное предостережение:

Знаешь ли, как надо резать?
            Знаешь ли ты, как разгадывать?
Знаешь ли, как надо красить?
            Знаешь, как вопрошать?
Знаешь ли ты, как молиться?
            Как приносить надо жертвы?
Знаешь ли ты, как закластъ?
            Знаешь ли, как сожигать?
Лучше совсем не молиться, чем жертвовать слишком усердно.
            Награжденья за жертву все ждут.
Лучше вовсе не резать, чем кровь лить без меры. †

Не случайно до нас — даже в памятниках средневековой литературы — не дошли более подробные толкования рун и рунических заклинаний, хотя некоторые ученые — например, С. Свириденко и Г. фон Лист — считают, что в той же песне «Речи Высокого» дается иносказательное описание восемнадцати рун магического ряда и символического их толкования:

Заклинания я знаю, что людям неведомы, —
            Даже знатным и женам князей.
Имя первому: помощь — помочь оно может
            От обид, и скорбей, и забот.

И второе я знаю, тем людям полезное,
            Что причастны искусству врачей.
………………………
………………………

Знаю третье я также, которым возможно
            Врага волшебством оковать:
Иступиться заставлю оружье противника,
            Не сможет разить его меч.

Мне известно четвертое — если мне свяжут
            Гибкие члены враги:
Прошепчу я заклятье и буду свободен —
            Узы снимутся с рук
            И веревки с ног.

Знаю пятое я против стрел легкоперых,
            Что недруг направит на рать;
Как бы живо не мчалась — стрелу задержу я,
            Едва лишь увижу ее.

Шестое известно мне — против кореньев,
            Которыми вздумает враг мне вредить:
Мой недруг лихой, мою ненависть вызвавший,
            Пострадает сам раньше, чем я.

Мне известно седьмое — пожар им уйму я,
            Если вспыхнет чертог, еще полный гостей.
Как ни силен огонь, я смогу загасить его,
            Слово мощное против пожара скажу.

Мне восьмое известно — немалую пользу
            Принесло бы всем людям оно:
Если распря меж храбрыми вдруг разгорится —
            Можно им мир водворить.

Мне известно девятое: в море шумящем
            Мой корабль сохранит мне оно.
Усмирю ворожбою я бешенство бури,
            И вернется волнам тишина.

Мне известно десятое — ведьмам на гибель,
            Что по воздуху мчатся в ночи.
Околдую их так, что потом не вернуться
            Им в жилища свои
            И в обличья свои.

Я знаю одиннадцатое — для боя:
            Я с ним провожаю в сраженья друзей.
Я в щит прокричу пред началом сраженья —
            И здравыми храбрые прянут на брань,
            Воротятся здравыми с бранных полей,
            Все безбедно прибудут домой.

Я знаю двенадцатое — что бы снялся
            Повешенный с ветки мертвец:
Я чертить буду руны, их резать и красить —
            И с дерева мертвый сойдет,
            И со мною начнет говорить.

Я знаю тринадцатое — оно нужно,
            Когда освящают младенца водой:
Заворожу я от смерти в сраженьях —
            Сколько бы в бой ни ходил он, в бою не падет.

Я владею четырнадцатым: перечту я
            Всех небесных свободно, чтобы людям их знать.
Имена назову я всех асов и альфов —
            Это может лишь мудрый иметь.
………………………

Я владею пятнадцатым; в доме у Деллингра
            Пел его Тйодрэрир, карло искусный;
Асам мощь придавал он и карлам отвагу,
            Мудрость вещую богу богов.

Я владею шестнадцатым; им я склоняю
            Равнодушную деву к любви;
Околдую я чарами душу красавицы,
            Изменю ее помыслы все.

Я владею семнадцатым: им охраняю я
            От измены красавицы милой себя.
………………………
………………………

Все семнадцать заклятий, что назвал я, Лоддфафнир,
            Будут век неизвестны тебе.
Хоть на благо себе ты услышал бы их и на пользу запомнил,
            На счастье себе научился бы им.

Восемнадцатое заклятие я знаю,
            Ни мужам я, ни женам о нем не скажу.
Всех ценнее то знанье, что знаешь один ты:
            Я этим заветы свои заключу.
Той лишь разве откроюсь, с кем ложе делю, —
            Или той, кто сестра мне родная. †

Именно Гвидо фон Лист (1848–1919), немецкий исследователь рун и известный оккультист, основатель школы рунической магии, является родоначальником так называемого «рунического» возрождения XX века, результатом которого явились десятки сотен книг о тайной силе рун, часто весьма сомнительного качества.

Гвидо фон Лист считал, что вышеприведенный отрывок из «Старшей Эдды» является доказательством существования первоначального рунического ряда, состоящего всего из 18 рун.

Руны в своем изначальном — восемнадцатизнаковом — виде были явлены ему в одном из видений, которые посещали ученого несколько раз в течение года после операции по удалению катаракты, когда он почти ослеп.

Его система, на которой основаны многие современные оккультные учения и теории, носит название арманического футарка, ибо была связана с теориями арманизма — расистскими теориями нацистской Германии.

Гвидо фон Листом было также основано некое «Общество Туле», распространявшее идеи германского превосходства и расовой чистоты немецкой нации. Считается, что многие чины нацистской верхушки, в том числе Гитлер и Гесс, Геринг и Гиммлер, были его членами и испытали влияние идей фон Листа.

Высказываются даже предположения, что основой для широко известной эмблемы СС послужила руна S — символ власти и силы.

Теории Листа о силе рун и магии рунических заклятий развил Фридрих Мэрби (1882–1966), основатель «Лиги исследователей рун», который был уверен, что руны — это язык некой древней цивилизации, погибшей в волнах Атлантического океана двенадцать тысяч лет тому назад.

Теории эти довольно спорны и к древним рунам отношения не имеют никакого, а потому вернемся обратно к «Старшей Эдде», а вернее, к еще одной ее песне — «Речам Сигрдривы», в которой также содержатся сведения о рунах:

Клену тинга кольчуг
даю я напиток,
исполненный силы
и славы великой;
в нем песни волшбы
и руны целящие,
заклятья благие
и радости руны.

Руны победы,
коль к ней ты стремишься, —
вырежи их
на меча рукояти
и дважды пометь
именем Тюра!

Руны пива
познай, чтоб обман
тебе не был страшен!
Нанеси их на рог,
на руке начертай,
руну Науд — на ногте.

Рог освяти,
опасайся коварства,
лук брось во влагу;
тогда знаю твердо,
что зельем волшебным
тебя не напоят.

Повивальные руны познай,
если хочешь быть
в помощь при родах!
На ладонь нанеси их,
запястья сжимай,
к дисам взывая.

Руны прибоя
познай, чтоб спасать
корабли плывущие!
Руны те начертай
на носу, на руле
и выжги на веслах, —
пусть грозен прибой
и черны валы, —
невредимым причалишь.

Целебные руны
для врачевания
ты должен познать;
на стволе, что ветви
клонит к востоку,
вырежи их.

Познай руны речи,
если не хочешь,
чтоб мстили тебе!
Их слагают,
их составляют,
их сплетают
на тинге таком,
где люди должны
творить правосудье.

Познай руны мысли,
если мудрейшим
хочешь ты стать!
Хрофт разгадал их
и начертал их,
он их измыслил
из влаги такой,
что некогда вытекла
из мозга Хейддраупнира
и рога Ходдрофнира.

Стоял на горе
в шлеме, с мечом;
тогда голова
Мимира молвила
мудрое слово
и правду сказала,

что руны украсили
щит бога света,
копыто Альсвинна
и Арвака уши
и колесницу
убийцы Хрунгнира,
Слейпнира зубы
и санный подрез,

лапу медведя
и Браги язык,
волчьи когти
и клюв орлиный,
кровавые крылья
и край моста,
ладонь повитухи
и след помогающий,

стекло и золото,
и талисманы,
вино и сусло,
скамьи веселья,
железо Гугнгнира,
грудь коня Грани,
ноготь норны
и клюв совиный.

Руны разные
все соскоблили,
с медом священным
смешав, разослали,
у асов одни,
другие у альвов,
у ванов мудрых,
у сынов человечьих.

То руны письма,
повивальные руны,
руны пива
и руны волшбы, —
не перепутай,
не повреди их,
с пользой владей ими;
пользуйся знаньем
до смерти богов! ‡

В приведенных выше песнях говорится об основах рунической магии — в каждом конкретном случае стоит обращаться к одной руне или определенному руническому заклинанию, но делать это надо с большой опаской, ибо неправильное применение рун может навредить.

Пример (уже давно ставший хрестоматийным) такого «неосторожного» употребления рун мы находим в древнеисландской «Саге об Эгиле», в которой речь идет о знаменитом скальде и знатоке рунического искусства Эгиле Скаллагримссоне.

В постели одной больной девушки, которую он взялся вылечить, Эгиль нашел рыбную кость с вырезанными на ней «неправильными» рунами, которые и послужили причиной хвори. Эгиль соскоблил руны, бросил их в огонь, а сам вырезал новые — «правильные» — знаки, положил их под подушку девушки, и та вскоре выздоровела.

Руны существовали в Скандинавии и Англии в нескольких вариантах.

Это прежде всего футарк — старшие руны, которые, собственно, одни и использовались в рунической магии. Надписи старшими рунами, которых в Скандинавии известно около 150, относятся ко II–VIII векам нашей эры, и сделаны они на могильных и памятных камнях, скалах, копьях, мечах, брактеатах, фибулах и некоторых других металлических или деревянных предметах. Надписи эти очень коротки и часто состоят из одного или нескольких слов.

Название свое — «футарк» — старшие руны приобрели по именам первых шести рун. Всего рун 24, и состоят они лишь из вертикальных и наклонных палочек.

Футарк — не алфавит в обычном понятии этого слова, а строго закрепленный ряд знаков, разбитых на 3 «семейства». Каждая такая группа состоит из восьми рун и носит соответственно названия семейств Фрейи, Хагеля и Тюра.

Рунический ряд в полном своем составе вырезан на брактеате из Вадстены (около V века), где знак современного двоеточия отделяет одно «семейство» от другого.

Каждая руна имеет собственное имя (в отличие от привычных нам латинских букв и кириллицы), выражающее и ее внутреннее — магическое — значение:

f

fehu

богатство, добро (собственность), скот

u

uruR

мелкий дождик или железный лом

th

thurisaR

турс (великан)

а

ansuR

асы (боги)

r

raidu

путешествие

k

kauna

рана

g

gebu

дар

w

wunju

радость, счастье

h

hagalaR

град

n

naudiR

нужда

i

isaR

лед

j

jara

урожай

i

iwaR

? (возможно, защита)

p

perthu

? (возможно, то, что скрыто)

R

algiR

?

s

sowilu

солнце

t

tiwaR

Тюр (один из асов)

b

berkana

береза

e

ehwaR

лошадь

m

mannaR

человек

l

laguR

вода

ng

ingwaR

Инг (бог-прародитель)

d

dagaR

день

о

othala

эдель; имущество, усадьба, передаваемые по наследству

Следует иметь в виду, что имена рун всегда были тайным, сокровенным знанием и потому не дошли до нас. Приведенные выше названия являются результатом лингвистической реконструкции и могут отличаться в трактовках разных исследователей.

Вообще, руны, фигурирующие в «Эдде», по мнению большинства ученых, нетождественны рунам, которым в последствии стали применяться для письма.

Каждая руна по отдельности имела определенное значение, которое использовалось в качестве «путеводной» звезды при гадании на рунах. Для этих целей существовал набор особых камешков иди палочек с вырезанными на них рунами — на одной палочке один знак. Палочки складывали в мешочек, а затем вынимали из него не глядя одну руну, которая и должна была служить ответом.

Существуют исследователи и ученые, которые трактуют — каждый по-своему — значения рун. Мы не будем затрагивать в этой статье данную тему — по той простой причине, что нет никаких оснований считать ту или иную трактовку или версию истинной.

Неслучайно, что в ранних рунических надписях сами руны соседствуют с магическими знаками, очень похожими на наскальные ритуальные рисунки. Вырезая руны, резчик должен был уметь использовать их тайную силу, и именно в этом заключалось руническое искусство.

В ряде надписей отдельные руны используются в качестве целого слова, понятия, содержащегося в их имени.

Такова, например, надпись на костяном ноже из Флександа (Норвегия, около 350 года):

lina laukaR f
лен, лук, богатство

В этой надписи употреблено и слово, само по себе являющееся оберегом — laukaR — и довольно часто встречающееся в рунических надписях.

Помимо этого слова, означающего «лук», то есть, растение, которое использовалось как оберег, такими же «охранительными» считались слова auja — счастье и lathu — приглашение.

Существует, кроме того, и таинственное слово alu, этимология которого совершенно неясна.

Однако в 20-е годы нашего века Сигурдом Агреллем была выдвинута теория числовой значимости рун, подчиняющаяся законам числовой магии. Агрелль считал, что каждой руне в футарке соответствует определенное число — порядковый номер, при этом руна f — как символ завершения — должна стоять в руническом ряду последней — двадцать четвертой.

При таком расположении рун исследователь легко мог объяснить некоторые рунические заклинания и магические слова. Так, например, слово alu в числовой магии, по Агреллю, состоит из следующей комбинации — 3 + 20 + 1 = 24, то есть, число рун в футарке, магическое число, приносящее счастье и удачу, а также защищающее.

Многие современные исследователи рунической магии продолжают придерживаться порядка рун, установленного Агреллем, условно называемого утарком, как, например, это делает в своей книге «Сила рун» (1996) Кеннет Медоуз:

UR

U as in urn

1

THURS

TH as in the

2

ASS

A as in ace

3

RAID

R as in ride

4

KEN

К as in kettle

5

GIFU

G as in gift

6

WYNJA

W as in win

7

HAGAL

H as in hail

8

NAUD

N as in nut

9

ISS

E as in seed

10

JARA

Y as in yes

11

PERTRA

P as in pair

12

ЕОН

El as in height

13

ALGIZ

Z as in Oz

14

SOL

S as in sun

15

TYR

T as in time

16

BJARKA

В as in birth

17

EH

E as in end

18

MADR

M as in man

19

LAGU

L as in lake

20

ING

ING as in sing

21

ODAL

O as in Odin

22

DAGAZ

D as in day

23

FEH

F as in fee

24

Выше уже упоминалось о том, что довольно часто на различных предметах вырезался рунический ряд, который уже сам по себе являлся оберегом — благодаря числовой магии и «мобилизации магических сил» (М. И. Стеблин-Каменский) всех рун, собранных воедино.

На магических предметах, обладающих охранительной силой, рунический ряд в своем полном составе располагается, как правило, по кругу или по спирали:

На втором рисунке представлено изображение первых шести рун — собственно сам ФУТАРК, — но повторенное двенадцать раз. Общее количество рун равно 72, то есть, магическое, защищающее и оберегающее число 24, повторенное 3 раза.

Нередко встречается на амулетах и написание первых трех рун — f, u, th. Помимо того, что это первые три руны, обладающие большой магической силой и являющие собой число 3 — одно из самых сильных магических чисел, это слово обозначало еще и женский половой орган. Такие надписи — одна из загадок рунологии, ибо рунологи не знают, как толковать подобные руны — как символическую магию или как что-то другое.

Приведем одну такую надпись на двухсантиметровом (в диаметре) камешке, найденном в 1989 году в Швеции.

Тем не менее факт остается фактом — на рунических камнях существуют утрированные изображения половых органов, а идол бога плодородия и любви Фрейра, по словам Адама Бременского, написавшего в 1075 году «Историю гамбургских архиепископов», был «снабжен громадным детородным членом».

Подобное — с точки зрения современного человека — неприличие было связано с определенными моментами язычествами, которые лишь после принятия христианства стали считаться непристойными.

Приведем один из таких «шокирующих» рунических камней:

Довольно «темна» и надпись, которую условно называют Тистель-Мистель-Кистель — Tistel, Mistel, Kistel. Согласитесь, что звучит она довольно похоже на некое детское заклятие, тем не менее известна она с девятого века и повторяется на камнях не единожды.

Оберегом, кроме того, мог быть и рисунок, сделанный рядом с надписью.

Таким защитным символом был, например, молот Тора, который часто изготовляли в качестве отдельного ювелирного украшения-оберега. Есть изображение такого молота и на камне из Стенквисты:

Довольно часто рунические надписи делались на рогах для питья меда или пива — тоже с охранной целью. Как правило, рядом помещались и всевозможные рисунки.

Самым замечательным примером такого рога служит один из двух золотых Галлехуских рогов (около 400 года, вес около 7 килограмм), надпись на котором гласит:

ekhlewagastiR
holtijaR
horna
tawido
Я, Хлевагаст, сын Хольта, сделал этот рог

До сих пор никто из исследователей так и не смог предложить удовлетворительной расшифровки рисунков, в избытке покрывающих рог.

Рисунки сохранились только в старых зарисовках, так как рога были украдены в 1802 году из сокровищницы датского короля и переплавлены в золото.

Довольно любопытный рассказ о рунах, могущих защитить человека от рога с отравленным питьем, находим мы во все той же древнеисландской «Саге об Эгиле».

Эгиль Скаллагримссон однажды был в гостях у конунга Эрика и разозлил одного из его людей — дружинника Барда, который «пошел к жене конунга и сказал ей, что там сидит человек, который их позорит: сколько бы он ни пил, он все говорит, что не напился.

Гуннхильд и Бард смешали тогда яд с брагой и внесли этот напиток. Бард осенил его знамением Тора и дал служанке, разносившей брагу. Она поднесла рог Эгилю и предложила ему выпить.

Но Эгиль взял нож и воткнул его себе в ладонь. Потом он принял рог, вырезал на нем руны и окрасил их своей кровью. Он сказал:

Руны на роге режу,
Кровь их моя окрасит.
Рунами каждое слово
Врезано будет крепко.
Брагу девы веселой
Выпью, коль захочу я.
Только на пользу ль будет
Брага, что Бард мне налил?

«Рог разлетелся на куски, а напиток пролился на солому». *

Руны, окрашенные кровью, фигурируют в саге о Гретте Асмундссоне. Одна женщина по имени Турид вырезала на корне дерева руны, окрасила их своей кровью и прочла над ними заклинания. Именно от этих рун Гретте вскоре и скончался.

В качестве охранительных — магических — знаков употреблялись и рисунки, которые бы мы сейчас назвали лигатурами — руны на таких изображениях как бы вписаны друг в друга, и палочка одной руны служит одновременно и частью другой руны.

Таково, например, слово ПРОЦВЕТАНИЕ, руническая лигатура которого выглядит следующим образом:

Многие надписи старшими рунами не поддаются расшифровке, что, собственно говоря, совсем и неудивительно, ибо, судя по всему, магические рунические надписи вообще не предполагались для прочтения.

«Особенно очевидно это в тех случаях, — писал крупнейший скандивист-медиевист профессор М. И. Стеблин-Каменский, — когда надписи сделаны на могильных плитах, зарытых в могилу надписью вниз… Именно так была зарыта… плита с самой длинной из всех надписей старшими рунами (Эггья, Западная Норвегия). В этой надписи конца VII века есть, в частности, описание обряда, совершенного при захоронении. По наиболее правдоподобному из толкований надписи, обряд заключался в следующем: надпись была сделана ночью, чтобы на нее не попал солнечный свет, и не железным ножом, а каким-то особым ритуальным орудием; на камень были наложены запреты: его нельзя обнажать при ущербной луне, и злые люди не должны вынимать его из могилы; он был окроплен кровью, и ею были натерты уключины лодки, которая была потом потоплена… На плите, о которой идет речь, есть также изображение лошади. Известно, что лошадь играла важную роль в магии, а также в культе Одина. Вероятно, это изображение лошади тоже должно было служить оберегом могилы».

Заметим, однако, что изображение или сравнение мужчины с кобылой были исполнены в скальдической и рунической магии большой отрицательной силы.

В законе «Гулатинга» говорится даже: «Есть три выражения, признаваемые словесной хулой, за которую должна быть выплачена полная вира.

Первое, если мужчина говорит о другом мужчине, что он родил ребенка.

Вторая, если мужчина называет другого мужчину использованным в качестве женщины.

Третья, если мужчина сравнивает другого мужчину с кобылой, или сукой, или самкой любого другого вида животного».

В уже упоминавшейся «Саге об Эгиле», говорится о лошадиной голове насаженной на жердь с руническим заклятием.

Перед нами пример наиболее действенный изобразительной магии, в которой лошадь, вернее действие, производимое с ней, имеет важное значение. Во всех этих магических обрядах несомненно влияние тотемизма (культовое расчленение тотема).

К жерди с заклятием Эгиля мы еще вернемся, а пока приведем руническое выражение надписи из Эггья:

Особое место в рунической магии занимают вырезанные на предметах имена как владельца этого предмета, так и резчика. По всей вероятности, происходит это из-за того, что само имя служило оберегом, было олицетворенным, значимым и обладало большой силой. (Вспомним хотя бы общеизвестный факт, что русский народ считал непозволительным называть черта его же собственным именем — особенно в определенные дни, — чтобы не накликать беду, чтобы нечистый не услышал и явился на зов.) Кстати, именно на связи имени и судьбы и магическом значении имен основаны все современные псевдонаучные книги типа «Имя и Судьба».

«Я утверждаю, — писал известный ученый А.Ф. Лосев, — что сила имени в теперешней жизни, несмотря на ее полное удаление от живой религии, нисколько не уменьшилась. Мы перестали силою имени творить чудеса, но мы не перестали силою имени завоевывать умы и сердца: объединять ради определенных тех: кто раньше им сопротивлялся: и это — ничуть не меньшая магия, чем та, о которой теперь читают только в учебниках».

И далее:

«То, что имя есть жизнь, что только в слове мы общаемся с людьми и природой, что только в имени обоснована вся глубочайшая природа социальности всех во всех бесконечных формах ее проявления, это все отвергать — значит впадать не только в антисоциальное одиночество, но и вообще в античеловеческое, в антиразумное одиночество, в сумасшествие. Человек, для которого нет имени, для которого имя только простой звук, а не только предметы в их смысловой явленности, этот человек глух и нем, и живет он в глухонемой действительности. Если слово не действительно и имя не реально, не есть фактор самой действительности, наконец, не есть сама социальная (в широчайшем смысле этого понятия) действительность, тогда существует только тьма и безумие, и копошатся в этой тьме только такие же темные и безумные, глухонемые чудовища. Однако мир не таков».

Общеизвестно, что имя различных народов являются одной из важных составляющих народного духа и всегда преисполнены глубокого смысла.

В древности имя значило столь много и обладало столь великой силой, что назваться именем другого человека значило нанести ему вред.

«В Древней Руси великие князья, приняв христианское имя после крещения, скрывали его от окружающих, опасаясь ворожбы.

Память народная связала определенные черты характера отдельных людей с именами, отметив наиболее яркие их проявления в метких высказываниях. Реестр таких характеристик сохранился в фольклорных произведениях русского народа:

Постоянная дама Варвара
Великое ябедство Елена
Толста да просто Афросинья
Хороший голос Домна
Взглянет утешит Арина
Обещает не солгать Софья
С поволокой глаза Василиса
Наглая спесь Маримьяна
Песни спеть Дарья
Худое соврать Агафья
Промолвит накормит Марина
Черные глаза Ульяна».

Конечно, кто-то может возразить, что имена русские не имеют ни малейшего отношения к именам руническим — и будет совершенно не прав, ибо любое имя в любом языке, а уж тем более в столь давние времена, когда люди стремились оградить себя от таинственных и магических сил природы, было олицетворенным и несло в себе определенную информацию, служило оберегом.

Такое отношение к именам сохранилось и в христианстве. Священник П.А. Флоренский писал: «Имя — тончайшая плоть, посредством которой объявляется духовная сущность… Поэзия, письменная и изустная, держится на именах… Имена распределяются в народном сознании на группы. Если священник даст крещаемому имя преподобного, это обещает ему счастливую жизнь. А если имя мученика, — и жизнь сойдет за одно сплошное мучение…»

На многих амулетах вырезаны слова, которые мы бы назвали констатацией факта — «Я, такой-то, эриль (рунический колдун?), многомудрый и владеющий руническим искусством, вырезал эту надпись».

Само слово «эриль» вызывает бурные споры среди ученых. Некоторые связывают его с племенем херулов — heruler, основываясь на древних источниках. Многие исследователи переводят его как «рунический колдун», существует даже версия, по которой слово «ярл» является поздней «модификацией» «эриля».

Как бы там ни было, одно остается несомненным — эрили были искушены в руническом искусстве, и их никак нельзя назвать теми, «кто рун не должен резать».

Такая искусная надпись, в которую вплетены и многократно повторяющиеся магические имена рун, есть на известном амулете из Линдхольма:

ekerilaR
sawilagaRhateka
aaaaaaaaRRRnnn…
bmuttt
:alu:
Меня, эриля,
зовут Савилагар,
асы, асы, асы, асы,
асы, асы, асы, асы, RRR
нужда, нужда, нужда,
береза, человек, дождь,
Тюр, Тюр, Тюр, :alu:

Особенной силой обладала и руна «турс».

Как рассказывается в одной из песен «Старшей Эдды», когда Скирниру, отправившемуся добывать невесту богу Фрейру, надоело уговаривать ее, он пригрозил:

Я вырежу Турс и три тайные знака —
Похоть, скорбь и безумье в удел тебе дам. †

А в исландской «Черной книге» пятнадцатого века содержится такое заклятие:

Я вырежу асов восемь,
и девять нужд,
и тринадцать турсов.

А в другой исландской рунической надписи говорится:

Fe — это ненависть друга,
Огонь реки
И змея тропа.

Ur — это плач туч,
И льда бессилие,
И ненависть пастыря.

Typс — это женщин тоска,
Горных вершин обитатель,
И муж рунической вехи.

На рунических камнях часто вырезали формулы заклятия: «Тот, кто повредит этот камень, умрет или пострадает».

М. И. Стеблин-Каменский писал, что «вырезание рун и сочинение скальдических стихов сходны как тип творчества. Скальдическая поэзия по усложненности формы очень похожа на вязь скандинавскую резьбы по дереву. Именно в изощренной форме и заключался смысл скальдической поэзии, ибо форма должна была не обнаруживать смысл, то есть, актуальное настоящее, и так хорошо известное аудитории скальда, а, наоборот, с помощью особых, строго регламентированных, приемов скрывать его, ибо только особая вычурность формы и возможность ее варьирования заново в каждой новой висе могли сделать простой факт настоящего предметом поэзии. Из того, что скальды говорят в своих стихах о своем искусстве, очевидно, что они осознавали его как владение определенной формой, как умение зашифровать содержание посредством определенной фразеологии и в то же время как способность оказать определенное действие — прославить, в случае хвалебной песни, и посрамить, уничтожить, в случае хулительных стихов. Но, как явствует из того, что рунические мастера говорят о своем искусстве, они тоже осознавали его как владение определенной формой, как умение вырезать руны в определенном порядке и т. д., и в то же время как способность оказать, в силу владения этой формой, определенное действие — защитить могилу, отогнать злые силы и т. д.»

Верховный бог Один, ради знания рун провисевший на Мировом древе девять дней (о чем рассказывалось выше), дорого заплатил и за обладание медом поэзии (т.е. за знание тайн скальдического искусства) — этому посвящен рассказ Браги в «Младшей Эдде» Снорри Стурлусона.

Вот миф о меде поэзии из «Младшей Эдды» в переводе О.А. Смирницкой:

«Все началось с того, что боги враждовали с народом, что зовется Ванами. Но потом они назначили встречу для заключения мира. И в знак мира те и другие подошли к чаше и плюнули в нее. А при расставании боги, чтобы не пропал втуне тот знак мира, сотворили из него человека. Он звался Квасир. Он так мудр, что нет вопроса, на который он не мог бы ответить. Он много странствовал по свету и учил людей мудрости.

И однажды, когда он пришел в гости к карлам Фьялару и Галару, они позвали его как будто за тем, чтобы поговорить с глазу на глаз, и убили. А кровь его слили в две чаши и котел, что зовется Одрёрир, — чаши же зовутся Сон и Бодн, — смешали с той кровью мед, и получилось медовое питье, да такое, что всякий, кто ни выпьет, станет скальдом либо ученым. Асам же карлы сказали, что Квасир захлебнулся в мудрости, ибо не было человека, чтобы мог выспросить у него всю мудрость.

Потом карлы пригласили к себе великана по имени Гиллинг и его жену. Они зазвали Гиллинга с собою в море покататься на лодке и, лишь отплыли от берега, направили лодку на подводный камень, так что она перевернулась. Гиллинг не умел плавать и утонул, а карлы снова сели в лодку и поплыли к берегу. Они рассказали о случившемся его жене, та опечалилась и стала громко плакать. Тогда Фьялар спросил ее, не станет ли у нее легче на душе, если она взглянет на море, где утонул ее муж. И она согласилась. Тогда Фьялар сказал своему брату Галару, пусть заберется на притолоку и, как станет она выходить, сбросит ей на голову мельничный жернов, а то, мол, надоели ее вопли. Тот так и сделал.

Узнавши о том, великан Суттунг, сын Гиллинга, отправляется туда и, схватив карлов, отплывает в море и сажает их на скалу, что во время прилива погружается в море. Они молят Суттунга пощадить их и, чтобы помириться с ним, дают за отца выкуп — драгоценный мед.

На том и помирились.

Суттунг увозит мед домой и прячет в скалах, что зовутся Хнитбьёрг, приставив дочь свою Гуннлёд сторожить его…

Один отправился в путь и пришел на луг, где девять рабов косили сено. Он спрашивает, не хотят ли они, чтобы он заточил им косы. Те соглашаются. Тогда, вынув из-за пояса точило, он наточил косы. Косцы нашли, что косы стали косить много лучше, и захотели купить точило. Он сказал, что пусть тот, кто хочет купить точило, заплатит за него в меру. Это всем пришлось по душе. И каждый стал просить точило для себя. Тогда Один бросил точило в воздух, но, так как все хотели схватить его, вышло, что они полоснули друг друга косами по шее.

Один остался ночевать у великана по имени Бауги, брата Суттунга. Бауги стал сетовать на свои дела и рассказал, что девять его рабов зарезали друг друга косами и навряд ли ему удастся найти себе других работников. Один же назвался Бёльверком и взялся работать у Бауги за девятерых, а вместо платы попросил себе глоток меда Суттунга. Бауги сказал, что не он хозяин меда: мол, Суттунг один завладел им, но он готов идти вместе с Бёльверком и помочь ему добыть мед.

Бёльверк работал все лето за девятерых у Бауги, а как пришла зима, стал требовать с него плату. Они отправились к Суттунгу. Бауги рассказал брату своему Суттунгу об уговоре их с Бёльверком, но Суттунг наотрез отказался дать хоть каплю меда.

Тогда Бёльверк сказал Бауги, что надо попробовать, не удастся ли им заполучить мед какой-нибудь хитростью.

Бауги согласился.

Бёльверк достает бурав по имени Рати и велит Бауги попробовать, не возьмет ли скалу бурав. Тот так и делает. Потом Бауги говорит, что скала уже пробуравлена. Но Бёльверк подул в отверстие, и полетела каменная крошка в его сторону. Тут он понял, что Бауги замышляет его провести. Снова велит он буравить скалу насквозь. Бауги стал буравить снова, и когда Бёльверк подул во второй раз, каменная крошка отлетела внутрь. Тогда Бёльверк принял обличие змеи и пополз в просверленную дыру. Бауги ткнул в него буравом, да промахнулся.

Бёльверк добрался до того места, где сидел Гуннлёд, и провел с нею три ночи, а она позволила ему выпить три глотка меда. С первого глотка он осушил Одрёрир, со второго — Бодн, а с третьего — Сон, и так достался ему весь мед.

Потом он превратился в орла и поспешно улетел, а Суттунг, завидев орла, тоже принял обличье орла и полетел в погоню. Как увидели асы, что летит Один, они поставили во дворе чащу, и Один, долетев до Асгарда, выплюнул мед в эту чашу.

Но так как Суттунг уже достигал его, Один выпустил часть меда через задний проход. Этот мед не был собран, его брал всякий, кто хотел, и мы называем его долей плохих скальдов».

Мы уже не раз обращались к «Сага об Эгиле», посвященной великому скальду Эгилю Скаллагримссону, который владел и руническим колдовством.

Изгнанный из Норвегии конунгом Эйриком Кровавая Секира и его женой Гуннхильд, Эгиль поставил на берегу жердь с лошадиным черепом и вырезал на нем проклятие, призывающее духов страны изгнать из страны коварного конунга и его жену.

«Как показал норвежский рунолог Магнус Ульсен, — писал М. И. Стеблин-Каменский, — Эгиль, по всей вероятности, вырезал не то прозаическое заклятье, которое приводится в этом месте, а другое, стихотворное, совпадающее с ним по содержанию, но приведенное в саге в другом месте. Особую силу надписи должно было придать то, что, как заметил Магнус Ульсен, в ней были выдержаны магические числовые соотношения между рунами: в каждой из четырех полустроф (четверостиший), из которых состояла надпись, было ровно 72 руны, т.е. три раза общее количество рун в старшем руническом алфавите. Таким образом, эта надпись была одновременно и скальдическим и руническим искусством».

Подобная жердь с лошадиным черепом и вырезанным на ней рунами заклятием носила имя «нид», которое одновременно обозначало и хулительный жанр скальдической поэзии, обладающей невероятной силой.

В одной из саг рассказывается, что при прочтении одного нида в палатах ярла висевшее на стенах оружие пришло в движение, многие воины были убиты, а сам ярл упал замертво на пол и у него отгнили волосы и борода по одну сторону пробора.

Постепенно футарк модифицировался в младшие, или скандинавские, руны. Существует около 3 500 младшерунических надписей.

В младшем руническом ряду знаков всего 16.

Различают датский вариант младших рун:

и шведско-норвежские младшие руны:

Каждая «младшая» руна так же, как и «старшая» имеет свое собственное имя:

f

fe

богатство, добро (собственность), скот

u

ur

мелкий дождик или железный лом

th

thurs

турс (великан)

a

oss

асы (боги)

r

reid

путешествие

k

kaun

рана

h

hagi

град

n

naud

нужда

i

iss

лед

a

ar

урожай

s

sol

солнце

t

tyr

Тюр (один из асов)

b

bjarkan

береза

m

madr

человек

l

logr

вода

R

yr

тростник

В Скандинавии существовали также и позднейшие варианты рун:

пунктированные:

короткостволые:

бесстволые:

дальские:

ветвистые:

Младшие руны меньше применялись в магических целях, тем не менее, есть свидетельства и о таком использовании младших рун. Например, Эгиль пользовался именно такими рунами. Да и охранительные надписи на могильных камнях сделаны также младшими рунами.

«На протяжении всего XI века шведские рунические надписи — это не только тексты, — писал М. И. Стеблин-Каменский, — но и произведения изобразительного искусства. Как правило, эти надписи вписаны в узор причудливо переплетающихся лентообразных туловищ каких-то фантастических зверей с разинутой пастью. /…/

Однако, хотя звериный орнамент не был искусством изобразительным в собственном смысле слова, функция его все же, по-видимому, не была чисто орнаментальной.

В исландской «Книге о заселении страны» рассказывается, что языческие законы начинались с такого запрета: «Люди не должны иметь в море кораблей со звериными головами и разевающими пасть мордами, дабы не испугать духов хранителей страны».

Высказывалось предположение, что обязательность звериных морд в орнаменте, так же, как и этот языческий запрет, имели своей почвой веру в магическую силу звериных морд с разинутой пастью».

В Англии существовали свои собственные руны — англосаксонские. Их было 33. В средние века рунический ряд пытались приспособить под латинский алфавит.

Вот как это выглядело:

Около начала XIII века — предположительно в одном монастыре в Сконе — рунический алфавит в его латинизированном варианте стали использовать как язык книг. До нас дошел так называемый Codex Runicus.

Вот как выглядит его страница:

В XV веке руны стали использовать в рунических календарях, где каждому знаку соответствовали дни недели, года и т. д.

Существовали специальные дневные руны — их было семь, — обозначавшие дни недели:

и 19 лунных рун — по числу годов в метоновом цикле

В заключении хотелось бы еще раз напомнить — руны обладают определенной силой, они весьма могущественны, и лучше с сакральными знаниями прошлого не обращаться вольно, а исполнится к древней культуре уважения. И помните:

Рун не должен резать
Тот, кто в них не смыслит.
В непонятных знаках
Всякий может сбиться.


* Перевод С. Масловой-Лашанской.

† Перевод С. Свириденко.

‡ Перевод А. Корсуна.

Использованная и рекомендуемая литература

  1. Александр (серия «По имени и житие» издательства «Свеча») — М.,1996.
  2. Исландские саги. — М., 1956.
  3. Календарь и хронология. — М., 1985.
  4. Лосев А.Ф. Философия имени. — М., 1996.
  5. Матюшина И.Г. Магия слова. Скальдические хулительные стихи и любовная поэзия. — М., 1994.
  6. Медоуз К. Магия рун. — М., 1997.
  7. Младшая Эдда. (ЛП) — М., 1995.
  8. Платов А. Руническая магия. — М., 1995.
  9. Поэзия скальдов. (ЛП) — М., 1987.
  10. Старшая Эдда. — М., 1917.
  11. Старшая Эдда. (БВЛ) — М., 1975.
  12. Стеблин-Каменский М. И. История древнескандинавской литературы. — М.,1987.
  13. Флоренский П.А. Имена. — М., 1997.
  14. Runristningar. — Fabel forlag, 1994.

Источник: Издательский центр «Терра» совместно со Скандинавским культурным центром «Норд». Серия «Викинги». Москва, 1997.

OCR: Shel

Текст взят со странички www.shel.gribok.net

Copyright © Tim Stridmann