А. Б. Ерёменко
кафедра истории Средних веков исторического факультета МГУ

Трактовка великанов в викингских сагах: эволюция образа

Данная работа рассматривает традицию представления великанов в «сагах о древних временах» — одном из основных видов исландских саг. Основной корпус этого вида саг датируется XIII–XV вв. Работа построена на одном типе саг о древних временах — викингских сагах1.

В языческой мифологии великаны (jötnar, «йотуны») характеризуются по четырем основным параметрам: внешнему виду, возрасту, характеру и интеллектуальному уровню. Йотуны предстают существами могучими, древними, злонамеренными и мудрыми. В современной историографии считается, во–первых, что великаны олицетворяли силы природы, а во-вторых, что их роль состояла в противостоянии богам2.

В ряде случаев образ великанов в fornaldarsögur трактуется так же, как и в языческой мифологии. Образ архаичного йотуна наиболее подробно разработан в «Саге о Гаутреке», включающую в себя сюжет двух Старкадов, прямо называемых «jötunn»3. Они соответствуют всем четырем параметрам йотуна мифологии. Другой пример — эпизодические персонажи из «Саги о Хальвдане Эйнстейнссоне»: великан Свади и йотуны с берегов Северного Ледовитого океана4. Иногда (нечасто) великаны сохраняют только отдельные атрибуты, присущие мифологическим йотунам, прежде всего, мудрость5.

Викингские саги — литературные произведения, и всем действующим лицам отводится определенная роль в сюжетах. Йотуны, сохранившие архаические черты, описываются нечасто и обычно являются эпизодическими персонажами. Устойчивых сюжетов, связанных с использованием образов мифологических великанов, не существует.

Основная трактовка образа великанов в викингских сагах отличается от архаической. В ряде случаев описывается мир великанов в целом. Этот мир имеет три основных признака.

1) Географическое положение. Земли великанов расположены в климатических условиях, которые для людей являются экстремальными, чаще всего на Севере6 — скандинавский север в Средние века был местом, плохо подходящим для жилья.

2) Социальная организация. Она основывается на принципах, отличных от человеческих (де-факто — от современных авторам викингских саг). В первую очередь это касается природы власти: у великанов большую роль играет не право рождения, а «право сильного». Конунгом Рисаланда в «Саге об Одде Стреле» выбирается самый сильный и свирепый гигант — тот, кто убъет самого опасного зверя и держит самую злобную собаку7. В «Саге об Эгиле и Асмунде» спор о престолонаследии выигрывает тот, кто похитит более благородную и талантливую дочь конунга8.

3) Система ценностей. Общество великанов руководствуется принципами, которые в координатах человеческой морали расценивались бы как предосудительные — например, применение силы по отношению к женщинам9, а также предпочтение, отдаваемое грубой силе перед умом, что доказывается примитивностью материальной культуры йотунов10.

В викингских сагах чаще описывается не Йотунхейм в целом, а одиночные образы великанов. В этих случаях великаны сохраняют только те характеристики, присутствие которых диктуется сюжетом — чаще всего это враждебность11. В ряде случаев термин «великан» используется для сравнения, которое показывает выдающиеся физические качества человека, обычно врага героя12.

В изначальной трактовке своего образа великаны викингских саг сохраняют все свои атрибуты (могущество, мудрость, древность, жестокость). Однако викингские саги уже довольно далеки от языческой традиции, и йотуны мифологии плохо вписываются в эти тексты. Поэтому появляется новая трактовка образа великанов — попытка вписать языческих существ в не-языческую космогонию. Авторы саг моделируют мир, в котором могут жить такие создания, приверженные тому, что в моральных координатах авторов саг является злом. Постепенно образы великанов лишаются внутренней самостоятельности и начинают зависеть от нужд сюжета. Впрочем, о полном вытеснении одной трактовки другой говорить нельзя, элементы обоих могут соседствовать в рамках одной саги (например, «Саги об Одде Стреле»).


Примечания

1 Викингские саги мы будем брать в предложенном Г.В.Глазыриной (Глазырина Г.В. Исландские викингские саги о Северной Руси. М., 1996.) более широком толковании, включающем и Abenteuersagas по классификации Шира (Schier, K. Sagaliteratur. Stuttgart, 1970).

2 Halvorsen, E.F. Jotner. \\ Kulturhistorisk leksikon for nordisk middelalder. København, 1962. B.VII.

3 Gautreks saga, далее Gautr. 3:12, 3:28. Саги цит. по изданию Guðni Jónsson, Bjarni Vilhjálmsson. Fornaldarsögur Norðurlanda. Reykjavík, 1944. Цифра перед двоеточием — номер тома, после него — номер страницы.

4 Hálfdanar saga Eysteinssonar, далее Hfd.Ey. 3:316, 3:317.

5 Örvar-Odds saga, далее Ö.O. 1:300, 1:301. Egils saga einhenda ok Ásmundar berserkjabana, далее Eg.Ásm. 3:179–180, 3:181, 3:185.

6 Ö.O. 1:299–300, 1:337–338; Eg. Ásm. 3:160–161. Hfd.Ey. 3:316–317.

7 Ö.O. 1:339.

8 Eg. Ásm. 3:179.

9 Eg. Ásm. 3:160–161, также см. сноску 10.

10 Ö.O. 1:339, 1:341–342.

11 Illuga saga Grídarfóstra 3:359, Ö.O. 1:299–300, 1:302 ff.

12 Hrómundar saga Grippsonar 2:285. Ö.O. 1:320, Hfd.Ey. 3:308.

© Ерёменко А. Б.

Источник: XV конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка Скандинавских стран и Финляндии. Тезисы докладов. М., 2004. С. 58–60.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов