А. Б. Ерёменко

Сюжет и пространство в викингских сагах

Многие элементы поэтики викингских саг — одной из двух групп исландских саг о древних временах (fornaldarsögur)1 — определяются их сюжетообразующим конфликтом. Немаловажную роль в нем играет географическое пространство, которое не является однородным, но разделяется на три мира — реальный, сказочный, героический2. Речь идет не просто о пространственной обособленности — все три мира представляют собой сложные комплексы с большим набором признаков, среди которых нужно назвать:

а) топографические характеристики,

б) этническую принадлежность жителей и их общественную организацию,

в) этические и ментальные особенности населения,

г) роль в сюжете, отношение обитателей к герою.

В настоящей работе предпринимается попытка охарактеризовать каждый из трех миров этого типа саговых текстов по перечисленным параметрам на материале двух крупных викингских саг — «Саги об Одде Стреле»3 и «Саги о Хрольве Гаутрекссоне»4.

1. Реальный мир.

Из трех миров викингских саг реальный мир наиболее точно локализуется в координатах реальной топографии. В рассматриваемых памятниках речь идет о норвежских территориях Согн5 (запад страны), Халогаланд (центр/север страны)6, Осло-фьорд (юго-восток)7, а также о Ёталанде — области в южной Швеции8. Данные произведения писались в Исландии, но повествовали в большинстве своем о временах до заселения острова (последняя треть IX в.), т.е. чаще всего об этнических предках9 составителей данных текстов, и таким образом, перечисленные выше земли можно считать примерной зоной «своей территории» викингских, т.е. регионами, глубоко интегрированными в культурное пространство авторов и аудитории саг, осознающих эти территории как свою историческую прародину.

Необходимо отметить, что реальный мир, как и остальные миры викингских саг, не имеет четко выраженной границы, и в ряде случаев территории сочетают черты более чем одного мира, как правило, реального и героического. Это можно сказать, в частности, об Англии в «Саге о Хрольве Гаутрекссоне»10 или шведском городе Упсале в «Саге об Одде Стреле»11. В этих случаях страна или регион обычно выступает как место, где герой получает дружественный прием, однако не остается надолго.

Обитателями реального мира викингских саг являлись обычные люди, принадлежащие к скандинавскому этносу и культуре, его общественное устройство отражает общественное устройство средневековой Скандинавии. Кроме того, именно в реальном мире главные герои усваивают этическую модель, которую отстаивают по ходу действия саги. В целом, реальный мир «Саги о Хрольве Гаутрекссоне» существует по тем же законам, что и мир, в котором это произведение создавалось — фактически, это часть реальности, которая была отражена в саге.

В «Саге о Хрольве Гаутрекссоне» довольно подробно описывается устройство власти в Ёталанде, которое имеет явное сходство с норвежской системой власти в том виде, в каком она отражена, в частности, в «Круге Земном»: сага показывает взаимодействие конунга страны (главным образом это касается не Хрольва, а его отца) со своими придворными, которые, обладая собственными интересами и определенной степенью независимости, способны влиять на государственную политику12, хотя все же в итоге подтверждают свою лояльность правителю13. О родителях Одда Стрелы сообщается: «Грим жил в Храфнисте. Он был богат, а также являлся влиятельным человеком по всему Халогаланду и во многих других местах. Он был женат, и жену его звали Лоптена. Она была дочерью Харальда, херсира Осло-фьорда на востоке»14. Сага отражает также семейные и экономические отношения, характерные для средневековой Скандинавии: после долгого отсутствия Одд предъявляет права на имущество, которое принадлежало его семье в Храфнисте, и местные жители признают его требования юридически оправданными, после чего он вступает в право наследования15. Надо отметить при этом, что наличие в Халогаланде и Осло-фьорде социальной иерархии с правителем-монархом не подчеркивается, и в целом отраженная в этом тексте общественная структура имеет черты сходства с архаичной исландской моделью.

Сюжетная функция реального мира состоит в том, чтобы служить исходным пунктом для приключений героев в других условных мирах саги. В связи с этим он фигурирует только в начале и в конце всего повествования, а также, возможно, одного или нескольких промежуточных приключений, в котором принимают участие основные действующие лица. В финале обеих рассматриваемых саг титульные персонажи в итоге возвращаются в земли, где они родились: Хрольв — в Ёталанд16, Одд — в Храфнисту17 в Норвегии. Хрольв приходит в Ёталанд и после двух своих основных походов, в Швецию и в Гардарики18. В целом, главный герой викингских саг выступает как представитель реального мира, вступающий в контакт с другими мирами викингских саг, и именно поэтому его приключения происходят вне территории реального мира.

2. Сказочный мир.

Одной из фундаментальных характеристик сказочного мира является отсутствие признаков, позволяющих локализовать его в реальном пространстве, Чтобы попасть в эту безымянную локацию, героям приходится странствовать по незнакомым им территориям, отдаляясь от мест обитания людей, а само путешествие в сказочный мир в тексте часто заявляется, но не описывается, и не играет никакой существенной роли. Так, в «Саге о Хрольве Гаутрекссоне» злой волшебник-великан Гримнир насылает бурю, чтобы пригнать к своему острову корабль Хрольва, и, хотя из текста мы узнаем, что изначально Хрольв путешествовал из Швеции в Гардарики, сага сообщает, что его судно уносит очень далеко, и никак не уточняет, где герои оказываются после того, как сбились с пути (единственным указанием направления является северо-западная направленность ветра)19. Непогода, насланная врагами, приводит в страну великанов корабли Одда Стрелы и его спутников, отступающих после успешного набега на Бьярмаланд20. В другом случае Одд просто странствует по безымянным землям, после чего гигантская хищная птица21, подхватывает его и переносит на неопределенное расстояние в неизвестном направлении, в результате чего герой оказывается в Рисаланде, дословно — «Земле великанов»22 (стоит отметить, что попадание в нечеловеческий мир при посредстве стервятника — типичный мотив для викингских саг, аналогичный случай есть, в частности, в «Саге об Эгиле и Асмунде»23). Возвращение Одда из Рисаланда представлено еще более лаконично: «Пошел Одд в темный лес. Однажды […] Одд вышел из леса»24, — после чего он встречает корабли викингов, на которых отправляется «на запад к Англии»25. Наконец, в еще одном случае Одд, находясь в Ёталанде, идет по безымянным и безлюдным землям, пока не оказывается в другой населенной людьми земле, которая долго остается безымянной в саге — что, по сути, также символизирует уход Одда из знакомого ему географического пространства (в итоге земля оказывается Грецией26).

Фактически, герой «перескакивает» из реального пространства в сказочное — подобный феномен описан как на материале эпоса27, так и волшебной сказки28. При этом иногда территории могут сочетать атрибуты сказочного мира и других миров викингских саг — примером может служить Бьярмаланд. Формально это реальная территория, локализуемая в географическом пространстве, пусть и не совсем точно29, и населенная людьми. Однако его жители подчеркнуто чужды скандинавам: в частности, сага указывает, что бьярмов и Одда с его спутниками разделяет абсолютный языковой барьер, исключающий всякую возможность общения30. Необходимо отметить, что, хотя в реальной жизни случаи языкового непонимания должны были встречаться довольно часто, для викингских саг это уникальное описание. Кроме того, из Бьярмаланда Одд попадает уже в собственно сказочный мир, не имеющий привязки к реальной территории и населенный резко враждебными к скандинавам великанами, которые, как выясняется, являются союзниками бьярмов.

В викингских сагах обычно указывается происхождение и общественный статус действующих лиц, однако в «Саге о Хрольве Гаутрекссоне» это не распространяется на тех, кто принадлежит к сказочному миру, который, таким образом, не рассматривается в координатах, обычных для человеческого общества31. В «Саге об Одде Стреле» приводится информация о происхождении жителей сказочного мира, однако речь не идет о реальной территориальной и/или этнической привязке: так, Хильдир происходит из вымышленной страны Рисаланда, йотун Гейррёд с Аустрвега (с Восточного пути)32; остров великанов, куда Одд и его спутники попадает при бегстве из Бьярмаланда, не имеет никакого названия33, а главный враг Одда Эгмунд является сыном конунга Бьярмаланда и колдуньи-великанши, о которой сообщается только, что она «жила под большим водопадом»34. Однако обитатели сказочного мира, в сущности, вообще являются не людьми, а созданиями, наделенными сверхъестественными способностями или обладающими волшебными атрибутами. О Гримаре сообщается: «Железо не брало его и те двенадцать [воинов], которые за ним следовали. Они все едят сырое [мясо] и пьют кровь. Считается, что они больше похожи на троллей, чем на людей»35, — а о его брате: «Это был ужаснейший великан, какого никто из них еще никогда не видел. Он не был таким уж уродливым, хотя обладал грубыми чертами лица. Он был хорошо одет и нес на спине целого медведя»36.

Представители сказочного мира могут существовать вне общества — Гримнир обитает на пустынном острове, загадочный советник Йольф, который встречает Одда после его «перескакивания пространства» (в терминах В.Я. Проппа37), чтобы дать волшебную помощь, также проживает в отдалении от людей на границе сказочного и обычного миров38. Однако даже когда обитатели сказочного мира организованы в социум, он обладает принципиальными отличиями от человеческого. В Земле великанов, показанной в «Саге об Одде Стреле», существует примитивный вариант человеческого общества: в нем есть социальная иерархия, хотя власть в ее рамках передается в зависимости от силы и свирепости претендента (конунгом страны выбирается тот из сыновей предыдущего правителя, который убъет самого опасного зверя и держит самую злобную собаку)39. Кроме того, местное общество отличается от общества средневековой Скандинавии, делая упор на магию, а не на технологическое развитие: великан принимает поставленный Оддом парус за колдовство, которое, по изумленному описанию Хильдира, заставляет «всю землю и горы нестись как сумасшедшие, а лодка [при этом] вот-вот потонет»40.

Роль сказочного мира в сюжетообразующем конфликте викингских саг состоит в том, чтобы предлагать герою испытание, подобно тому, как происходит и в загробном мире сказки41. Чаще всего обитатель сказочного мира враждебен человеку из реального мира, и испытание для героя состоит в том, чтобы победить его. Такую роль выполняет Гримнир в «Саге о Хрольве Гаутрекссоне», Эгмунд, Гейррёд и великаны с безымянного острова в «Саге об Одде Стреле». В основе подобных противостояний лежит различие этических воззрений: жители Йотунхейма отказываются от мудрости, Гримнир проявляет жестокость и презрение к правилам, регламентирующим схватку между благородными соперниками, Гейррёд и многие другие просто выказывают злые намерения по отношению к обитателям «реального мира». Как следствие, чтобы достичь своих целей, героям саг требуется проявить определенные этические качества, такие, как мудрость, храбрость или даже смирение42.

Надо отметить, что в рассматриваемых сагах чуждость не полностью тождественна отчуждению и агрессивности: в ряде случаев между жителями сказочного мира и скандинавами возможно конструктивное взаимодействие. Одд устанавливает добрые отношения с семьей одного из великанов, от дочери которого у него рождается сын43. Кроме того, персонажи Йольф и Один-Раудграни44 выступают в роли посредников, направляющих героя к испытанию или вознаграждающих за него. Однако мирные контакты скандинавов со сказочным миром в викингских сагах значительно более редки, чем конфликты с его обитателями.

3. Героический мир.

Территории и страны, относящиеся к героическому миру, формально локализованы в реальном пространстве, но удалены от Исландии. Речь идет о таких землях, как Дания, Гардарики, Ирландия, Англия и даже Аквитания45. В отличие от Норвегии, с которой у исландцев исторически существовали тесные связи и о которой они имели четкое представление, эти регионы были известны им меньше, и поэтому могли быть героико-мифологизированы. Степень «мифологизации» была разной: Швеция воспринимались в целом еще как территория реального мира, хотя и с присутствующими атрибутами других миров — в частности, именно здесь проживает королева-амазонка Торнбьёрг, преуспевшая в воинских искусствах и называющая себя мужчиной46. Ирландия, напротив, предстает как колдовское и враждебное человеку место, что приближает ее к сказочному миру. Однако она все же населена людьми, кроме того, герои ищут и находят здесь для себя законных жен, что не характерно для сказочного мира47. Многие территории в «Саге об Одде Стреле» вообще не получают описания, выступая просто как арена для викингских походов героев: сюда относятся, в частности, острова Зеландия и Самсё, Саксония и Фландрия48.

В целом, в героическом мире сочетаются атрибуты реального и сказочного миров, хотя он отнюдь не сводился к их механическому наложению друг на друга. С одной стороны, это населенное людьми квазиреальное пространство, в которое переносятся основные принципы организации общества, в частности, государственное устройство и социальная иерархия, присущие скандинавскому обществу. Гардарики и Ирландия обладают такими признаками государства, как верховная власть, двор, войско49, а в «Саге об Одде Стреле» абсолютное большинство стран имеют правителей-конунгов. В «Саге о Хрольве Гаутрекссоне» детально описывается социальная иерархия Англии, где присутствуют бедные люди (в том числе амбициозная молодежь, стремящаяся сделать воинскую карьеру)50, и состоятельные землевладельцы51, и знать, серьезно озабоченная своим положением в обществе52.

В то же время свойства этого мира обычно гиперболизированы настолько, что были бы невозможными в реальном мире. Здесь регулярно происходят масштабные военные конфликты, часто приводящие к переходу из рук в руки целых королевств, причем речь идет о событиях, которые порой невозможно соотнести с реальной историей — так, Одд и его побратим Хьяльмар отказываются от добытой ими в бою власти над Англией и дарят страну персонажу по имени Сколли53, что, разумеется, не имеет исторической основы. Действующие лица часто обладают сверхъестественной силой и другими способностями: так, Торир из Гардарики настолько могуч в бою, что способен в одиночку изменять ход сражения целых армий54, Хрольв Ирландский обладает даром предвидения: «Конунг был настолько прозорливым, что в своей невероятной злобе он узнавал заранее о приходе [сватов], и успевал подготовить могучее войско, даже когда они пытались застать его врасплох»55, — а Ольвор из «Саги об Одде Стреле» ткет рубашку, которая защищает своего хозяина от любого оружия56.

Кроме того, у жителей героического мира гиперболизированы и этические качества. Доблесть Хьяльмара побуждает его вступать в самоубийственный поединок с Ангантюром, который вооружен волшебным мечом57. Хрольв Гаутрекссон неоднократно проявляет великодушие по отношению к людям, которые стремились его убить — в частности, к Сигурду с Бардом58 и английским ярлам-заговорщикам, посягнувшим на его жизнь59, — а храброму викингу Асмунду, над которым одерживает победу, вообще предлагает дружбу и побратимство60. Хрольв также неоднократно проявляет мудрость, например, в эпизоде с великаном Гримниром, который запирает Хрольва и Асмунда в своем доме, намереваясь их убить — здесь Хрольв находит способ победить столь опасного противника61. Побратимы-викинги Одд и Хьяльмар следуют подчеркнуто благородному и малореалистичному кодексу чести, который был предложен Хьяльмаром, указывавшим, в частности: «В набегах я буду позволять себе брать у торговцев или крестьян только то, что необходимо моей команде для пропитания. Я не буду также похищать женщин»62.

При этом, если у положительных персонажей преувеличены их позитивные свойства, то у отрицательных — негативные. Ирландский конунг проявляет коварство, подготовив тщательную и смертельную ловушку Хрольву и Асмунду, которые прибывают посвататься к его дочери63. Берсерки из Гардарики ведут себя глупо, поддаваясь на словесную провокацию в бою, что дает Хрольву возможность легко с ними расправиться64. Воины страны Бьялки также демонстрируют глупость, принимая за колдовство победу Одда над их предводителем Видгрипом, одержанную обычной воинской хитростью65. Берсерки Ангантюра проявляют выходящую за любые рамки жестокость, выражая намерение убить собственного отца только потому, что он не смог помочь им найти достаточно сильных противников66.

Героический мир, где происходит основная часть действия викингских саг, может выступать как промежуточное место пребывания героев — в таком качестве представлены Англия и Дания в «Саге об Одде Стреле»67. Однако главная его сюжетная функция состоит в том, чтобы служить ареной для развертывания конфликта, переходящего в сказочный мир только в момент испытания для героя.

 

Проведенный анализ структуры пространства, изображенного в «Саге о Хрольве Гаутрекссоне» и «Саге об Одде Стреле», позволяет нам установить соотношение трех миров викингских саг между собой и их роль в сюжетах данных памятников. Реальный мир является исходным пунктом для путешествия героя, героический мир служит ареной для основного действия саги, а в сказочном мире — эквиваленте загробного мира — герой проходит свое испытание. Последнее обычно играет важную, хотя не обязательно ключевую, роль для всего сюжета, и кроме того, подчеркивает основной этический посыл саги, поскольку требует от героя проявления положительных моральных качеств.


Примечания

1 Подробнее о классификации исландских саг см.: Simek R., Hermann Pálsson. Lexikon der altnordischen Literatur. Stuttgart, 1987. S. 179; о делении саг о древних временах: Глазырина Г.В. Исландские викингские саги о Восточной Европе. М., 1996. С. 9–16.

2 Ерёменко А.Б. Пространство и сюжет в «Саге о Хрольве Гаутрекссоне // Восприятие, моделирование и описание пространства в античной и средневековой литературе. XVIII Чтения памяти В.Т. Пашуто. V Чтения памяти А.А. Зимина. Москва, 17–19 апреля 2006 года. Тезисы докладов. М., 2006; С. 61–64. Eremenko A.B. The Dual World of the Fornaldarsögur // The 13th International Saga Conference. Durham and York, 6th–12th August, 2006. Conference Papers. Durham, 2006. P. 217–222.

3 «Сага об Одде Стреле» цитируется по изданию: Örvar-Odds saga // Fornaldarsögur Norðurlanda / Útg. av Guðni Jónsson, Bjarni Vilhjálmsson. Reykjavík, 1944. Bd. I. Bls. 283–399 (далее: Ö.O.). Текст датируется второй половиной XIII в. (датировка дана по: Глазырина Г.В. Исландские викингские саги. С . 15).

4 «Сага о Хрольве Гаутрекссоне» цитируется по изданию: Hrólfs saga Gautrekssonar // Fornaldarsögur Norðurlanda / Útg. av Guðni Jónsson, Bjarni Vilhjálmsson. Reykjavík, 1944. Bd. III. Bls. 45–151 (далее: Hr.Gautr.). Текст датируется концом XIII в. (датировки дана по: Глазырина Г.В. Исландские викингские саги. С . 15).

5 Hr.Gautr. Bls. 46.

6 Ö.O. Bls. 283.

7 Ibidem.

8 Hr.Gautr. Bls. 45.

9 Clunies Ross M. Prolonged Echoes. Old Norse myths in medieval Northern society. Odense, 1998. Vol. 2: The Reception of Norse myths in medieval Iceland. P. 90–96.

10 Hr.Gautr. Bls. 116–130.

11 Ö.O. Bls. 323.

12 Hr.Gautr. Bls. 50–53.

13 Hr.Gautr. Bls. 55–57.

14 Ö.O. Bls. 283. Здесь и далее все переводы фрагментов из «Саги об Одде Стреле» и «Саги о Хрольве Гаутрекссоне» выполнены мной.

15 Ö.O. Bls. 389–390.

16 Hr.Gautr. Bls. 150.

17 Ö.O. Bls. 389 след.

18 Швеция: Ö.O. Bls. 55, 85 (о какой части Швеции идет речь, не уточняется); Гардарики: Ö.O. Bls. 112.

19 Hr.Gautr. Bls. 94–95.

20 Ö.O. Bls. 298–299.

21 Ö.O. Bls. 337. В тексте использовано слово gammr, которое может означать «гриф», «коршун», «стервятник».

22 Ö.O. Bls. 337–339.

23 Egils saga einhenda ok Ásmundar berserkjabana // Fornaldarsögur Norðurlanda. Bd. III. Bls. 156. Также см.: Boberg I.-M. Motif-Index of Early Icelandic Literature. Copenhagen, 1966. P. 41 (мотив B31.2 «птица Gam»); 103 (F110 «путешествие в наземный иной мир»); 120 (F531.6.3 «жилища великанов» — Рисаланд и Йотунхейм).

24 Ö.O. Bls. 344.

25 Ö.O. Bls. 348.

26 Ö.O. Bls. 359–360. Указание на Грецию приводится в тексте позднее: Ö.O. Bls. 384.

27 Гуревич А. Я. Пространственно-временной континуум «Песни о Нибелунгах» // Гуревич А.Я. История. Нескончаемый спор. Медиевистика и скандинавистика: статьи разных лет. М., 2005. С. 128.

28 Пропп В.Я. Морфология <волшебной> сказки. Исторические корни волшебной сказки. М., 1998. С. 142.

29 Как отмечают исследователи, термин «Бьярмаланд» чаще всего использовался как собирательное название для земель Русского Севера. См.: Джаксон Т.Н., Глазырина Г.В. Бьярмия в отечественной историографии // История и археология Пскова и Псковской земли: Тезисы докладов предстоящей научно-практической конференции. Псков, 1986. С. 62–64; Джаксон Т.Н. Русский Север в древнескандинавских сагах // Культура Русского Севера. Л., 1988. С. 58–67; Jackson T.N. Bjarmaland Revisited // Acta Borealia. 2002. Nr. 2. P. 165–179.

30 Ö.O. Bls. 294. Побратим Асмунда называет наречие бьярмов «птичьим щебетом» (fuglaklið).

31 Hr.Gautr. Bls. 86.

32 Ö.O. Bls. 355. Термин «Аустрвег» обозначал реально существующий регион, однако в тексте этот регион описан как родина вымышленного существа — йотуна.

33 Ö.O. Bls. 299–303.

34 Ö.O. Bls. 245–347.

35 Hr.Gautr. Bls. 86.

36 Hr. Gautr. 97–98.

37 Пропп В.Я. Морфология. С. 142.

38 Ö.O. Bls. 360–361.

39 Ö.O. Bls. 338–339.

40 Ö.O. Bls. 342.

41 Пропп В.Я. Морфология. С. 142–145.

42 Именно убедившись в наличии у Одда смирения, которого ему долго не хватало, Йольф оказывает ему поддержку (Ö.O. Bls. 360–363).

43 Ö.O. Bls. 351–352.

44 Один-Раудграни сообщает Одду важную для него информацию после того, как тот прошел через сказочный мир (Ö.O. Bls. 344–348, 359), а Йольф, убедившись в его подобающих этических качествах (Одд показывает ему, что обуздал свою гордыню), снабжает героя магическим артефактом, который помогает ему одержать победу в последующих битвах со сверхъестественными созданиями (Ö.O. Bls. 360–363, 382–383). Оба персонажа выступают здесь в качестве эквивалента «магического помощника» из потустороннего мира сказки — об этом подробнее см.: Ерёменко А.Б. Фольклорные элементы в викингских сагах: образ дарителя // Скандинавские чтения 2004 года: Этнографические и культурно-исторические аспекты / Отв. ред. В.Е. Возгрин, Т.А. Шрадер. СПб, 2006. С. 269–277.

45 Дания: Hr.Gautr. Bls. 50–53, Ö.O. Bls. 350; Гардарики: Hr.Gautr. Bls. 91–92; Ирландия: Hr.Gautr. Bls. 112, Ö.O. Bls. 312; Англия: Hr.Gautr. Bls. 118–130, Ö.O. Bls. 318–319; Аквитания: Ö.O. Bls. 335.

46 Hr.Gautr. Bls. 53.

47 Ö.O. Bls. 317–318, Hr.Gautr. Bls. 146–147. Помимо этого, в одном эпизоде Одд становится отцом ребенка, которого рождает обитательница Рисаланда, однако в этом случае речь идет о подчеркнуто незаконном сожительстве.

48 Зеландия: Ö.O. Bls. 310; Самсё: Ö.O. Bls. 323; Саксония: Ö.O. Bls. 350; Фландрия: Ö.O. Bls. 326.

49 Hr.Gautr. Bls. 91–92, Ö.O. Bls. 112.

50 Hr.Gautr. Bls. 123.

51 Hr.Gautr. Bls. 128.

52 Hr.Gautr. Bls. 125.

53 Ö.O. Bls. 318–319.

54 Hr.Gautr. Bls. 106–110.

55 Hr.Gautr. Bls. 112.

56 Ö.O. Bls. 313–314.

57 Ö.O. Bls. 326–330.

58 Hr.Gautr. Bls. 120–121.

59 Hr.Gautr. Bls. 127.

60 Hr.Gautr. Bls. 75.

61 Hr.Gautr. Bls. 96–100

62 Ö.O. Bls. 310.

63 Hr.Gautr. Bls. 136

64 Hr.Gautr. Bls. 104–105

65 Ö.O. Bls. 379–380.

66 Ö.O. Bls. 324.

67 Англия: Ö.O. Bls. 348; Дания: Ö.O. Bls. 350.

© Ерёменко А. Б.

Источник: Древнейшие государства Восточной Европы. 2006 год: Пространство и время в средневековых текстах. М., 2009 (0,6 а.л.).

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов