С. М. Михеев

Легенда о Владимире и Рогнеде и скандинавская традиция
(к параллели с легендой о сыновьях Хейдрека)1

В Начальной летописи под 6488 (996) годом и в Лаврентьевской летописи под 6636 (1128) годом рассказывается о сватовстве Владимира Святославича к полоцкой княжне Рогнеде и о покорении Владимиром Полоцка.2 В обеих версиях Рогнеда отвечает на сватовство Владимира отказом, говоря: «не хочю розути робичича, но Ярополка хочю». Версия статьи 1128 года более пространна: здесь добавлен мотив помощи Владимиру со стороны его воспитателя и дяди по матери Добрыни, а также продолжение истории о Владимире и Рогнеде: попытка Рогнеды убить Владимира во сне и ее последовавшая опала.

В «Круге Земном» Снорри Стурлусона можно найти по крайней мере пять параллелей к летописному сюжету о сватовстве князя Владимира к Рогнеде и о покорении им Полоцка. Четыре параллели обнаруживаются в «Саге об Инглингах». При различии в конкретных деталях все эти четыре сюжета строятся вокруг отмщения женщины своему мужу или жениху за измену и / или за убийство родичей.3 В 13-ой главе «Саги об Инглингах» конунг Ванланди бросает свою жену Дриву и за это его губят при помощи колдовства. В 14-ой главе рассказывается о сыне Ванланди и Дривы — Висбуре. Он бросает жену, после чего она уезжает с их сыновьями к своему отцу. Сыновья требуют от отца вернуть матери по праву принадлежащее ей вено (три больших двора и золотую гривну), но он не возвращает, и сыновья сжигают отца в его доме. В 19-ой главе конунг Агни побеждает конунга финнов и хочет взять в жены его дочь Скьяльв, но она убивает Агни, мстя ему за гибель отца. Люди Скьяльв вешают Агни на дереве за золотую гривну, доставшуюся ему от предков. В 48-ой главе «Саги об Инглингах» и в первой главе следующей саги «Круга Земного», «Саги о Хальвдане Черном», рассказывается о Гудрёде и его жене Асе. Гудрёд сватается к Асе, получает отказ, побеждает ее отца, который погибает вместе с сыном, захватывает Асу и женится на ней. Вскоре после того, как у них рождается сын, Гудрёд погибает ночью от руки слуги Асы. Аса уезжает с маленьким сыном на родину и правит в бывших владениях своего отца.

Примечательно, что в истории о Висбуре мы встречаем мотив выступления сыновей против отца. В других королевских сагах этот мотив отсутствует, но находит себе параллель в эпизоде защиты Рогнеды малолетним Изяславом. В рассказе о Гудрёде также обнаруживаются уникальные параллели к истории Владимира и Рогнеды: здесь есть мотивы неудачного сватовства и отъезда сына и жены на родину их предков.

Легенда о гибели Агни, судя по всему, была прототипом для описания убийства Бориса Владимирича, сына Владимира Святославича. Основаниями для такого вывода является наличие ряда необычных мотивов в русском и скандинавском рассказах о гибели Бориса (Бурислава «Эймундовой пряди»): в описании гибели Бориса упоминается золотая гривна, а в рассказе об убийстве Бурислава — подвешивание шатра на дереве. Это причудливое сочетание, вероятно, объясняется тем, что убийство Бориса было изначально уподоблено убийству Агни, повешенному на дереве за золотую гривну.4

Оба сюжета, в которых упоминается золотая гривна Инглингов — легенды о Висбуре и об Агни — построены на мести женщины своему мужу или жениху, что сближает эти рассказы с легендой о Владимире и Рогнеде.

Все вышеизложенное дает нам основания заключить, что для окружения Владимира Святославича и его наследников одним из продуктивных приемов построения повествования было введение аллюзий на легенды о древних свейских конунгах.

В данной заметке легенда о Владимире и Рогнеде будет рассмотрена под другим углом зрения — как возможный источник германской традиции.

Сведения о деятельности Владимира Святославича (Вальдимара) и его сына Ярослава Владимирича (Ярислейва) дошли до нас во многих скандинавских источниках.

Знатные люди по имени Вальдар и Ярислейв упоминаются в одной из песен Старшей Эдды, где они входят в состав посольства Гьюкунгов к вдове Сигурда Гудрун:

Вальдар датский
с Ярислейвом,
Эймод третий
с Ярискаром
вошли тогда [в палату],
похожие на князей,
воины длиннобородого.
Valdar Dönom
með Iarizleifi,
Eymóðr þriði
með Iarizkári
inn gengo þá,
iöfrom líkir,
Langbarz liðar.5

Как отметил в комментарии к Старшей Эдде М. И. Стеблин-Каменский, «[и]мена некоторых из персонажей <…> указывают на русско-скандинавские связи XI в. Ярицлейв — это явно Ярослав; Вальдар — возможно, Владимир; Эймод — Эймунд» [Стеблин-Каменский 1963: 244]. Имя Вальдар здесь, судя по всему, действительно является искажением имени Вальдимар. Этот же сюжет имеется в «Саге о Вёльсунгах», где упоминаются «Вальдамар Датский и Эймод и Ярислейв» («…þar var Valdamar af Danmörk, ok Eymóðr ok Iarisleifr»).6

Почему Вальда(ма)р назван и в Старшей Эдде, и в «Саге о Вёльсунгах» Датским? Первым известным носителем этого имени в Дании является король Вальдемар I Великий, правивший во второй половине XII века. Вальдемар I был назван в честь Владимира Мономаха, своего прадеда по женской линии.7 Судя по всему, в скандинавской литературной традиции предок и его далекий потомок превратились в одного героя. То же самое произошло на Руси с Владимиром Святым и Владимиром Мономахом, сросшимися в образе былинного Владимира Красного Солнышка. Ярислейв в паре с Вальда(ма)ром Датским упоминается уже в Codex Regius, рукописи второй половины XIII века с текстом Старшей Эдды. Таким образом, русские князья Владимир и Ярослав оказались в скандинавской традиции XII–XIII веков включены в рассказы о древних героях, среди которых были Аттила и Эрманарих.8

Перейдем теперь к германской легенде о Хеадорике (Хейдреке), Хлиде (Хлёде) и Ингентеове (Ангантюре), которая обнаруживает некоторое сходство с легендой о Владимире и Рогнеде.

В англо-саксонской поэме «Видсид» VII–IX веков говорится:

[П]отом я пустился
по старым готским
исконным землям
искать содружинников —
и это были
Эорманрика приближенные:
Хэтку нашел я, Беадеку,
и херелингов,
Эмерку нашел я, Фридлу
и Эастготу,
добромудрого
родителя Унвене,
Секу нашел я, Беку,
Сеаволу и Теодрика,
Хеадорика и Сивеку,
Хлиде и Ингентеова;
Эльсу нашел я, Эадвине,
Эгельмунда и Хунгара,
и войско отважное
вит-мюрьингов;
Вульфхере нашел я и Вюрмхере;
воевало там непрестанно
войско хредов
в лесах у Вистлы,
мечами точеными
часто обороняя
древний трон свой
от народа Этлы;
Рэдхере нашел я, Рондхере,
Румстана и Гисльхере,
Видергильда, Фреодерика,
Вудью и Хаму.
Ðonan ic ealne geondhwearf
eþel Gotena,
sohte ic á [ge]siþa
þa selestan:
þæt wæs innweorud
Earmanrices.
Heðcan sohte ic ond Beadecan
ond Herelingas
Emercan sohte ic ond Fridlan
ond East-Gotan,
frodne ond godne
fæder Unwenes.
Seccan sohte ic ond Beccan,
Seafolan ond Þeodric,
Heaþoric ond Sifecan,
Hliþe ond Incgenþeow.
Eadwine sohte ic ond Elsan,
Ægelmund ond Hungar,
ond þa wloncan gedryht
Wiþ-Myrginga.
Wulfhere sohte ic ond Wyrmhere:
ful oft þær wig ne alæg,
þonne Hræda here
heardum sweordum
ymb Wistlawudu
wergan sceoldon
ealdne eþelstol
Ætlan leodum.
Rædhere sohte ic ond Rondhere,
Rumstan ond Gislhere,
Wiþergield ond Freoþeric,
Wudgan ond Haman.9

Легенды о Хеадорике, Хлиде и Ингентеове отразились и в скандинавских текстах. В первую очередь это так называемая «Сага о Хервёр» или «Сказание о мече Тюрфинге», как эту сагу называл издававший ее И. В. Шаровольский [1906].

Согласно саге, Хейдрек был королем Рейдготаланда (то есть страны хредготов, упоминаемых и в «Видсиде»). Хейдрек пошел в поход на Хуналанд (страну гуннов), победил там конунга Хумли и взял его дочь в наложницы, однако потом отправил ее домой, где у нее родился сын Хлёд. Хлёд воспитывался у своего деда Хумли. После смерти Хейдрека хредготами стал править его сын Ангантюр.

В «Саге о Хервёр» цитируется «Песнь о Хлёде», написанная эддическим размером и сходная с самыми древними песнями Старшей Эдды:

Хумли, как слышно,
гуннами правил,
а гаутами — Гицур,
Ангантюр — готами,
данами — Вальдар,
а валами — Кьяр
и Альрек Храбрый –
англов народом.
Ár kváðu Humla
Húnum ráða,
Gizur Gautum,
Gotum Angantý,
Valdarr Dönum,
en Völum Kjár,
Alrekr inn frækni
enskri þjóðu.10

Далее в саге рассказывается о том, что после смерти Ангантюра Хлёд решил потребовать у брата половину владений. Он приехал ко двору правителя готов во время тризны по Хейдреку. Согласно «Песни о Хлёде», Хлёд попросил отдать ему:

и лес знаменитый,
что Мюрквид зовется,
на готской земле
могилы священные,
камень чудесный
в излучинах Данпа,
кольчуг половину,
у Хейдрека бывших,
земель и людей
и блестящих колец.
Hrís þat it mæra,
er Myrkviðir heita,
gröf þá ina helgu,
er stendr á gotu þjóðar;
stein þann inn mæra,
er stendr á stöðum Danpar,
hálfar herváðir,
þær er Heiðrekr átti,
lönd ok lýða
ok ljósa bauga.11

В ответ Ангантюр предложил Хлёду треть свого государства в управление, большие сокровища, много воинов и рабов.

Далее в саге читаем:

При конунге Ангантюре был тогда Гицур Грютингалиди, воспитатель конунга Хейдрека (fóstri Heiðreks konungs). Он был тогда очень стар. Когда он услышал слова конунга Ангантюра, ему показалось, что тот предлагает слишком много, и он сказал:

Щедро сулишь ты
рабыни отродью,
сыну рабыни,
от князя рожденному.
Этот ублюдок
сидел на кургане,
в то время как конунг
наследство делил.
Þetta er þiggjanda
þýjar barni,
barni þýjar,
þótt sé borinn konungr;
þá hornungr
á haugi sat,
er öðlingr
arfi skipti.

Хлёд очень рассердился на то, что его назвали сыном рабыни и ублюдком (er hann var þýbarn ok hornungr kallaðr) после посулов брата. Он сразу же уехал со всеми своими людьми и направился домой в гуннскую землю к конунгу Хумли, отцу его матери. И он рассказал Хумли, что его брат Ангантюр не дал ему равной доли наследства.

Конунг Хумли спросил, что произошло между ними, и очень рассердился, узнав, что Хлёд, сын его дочери, был назван сыном рабыни (ef Hlöðr, dóttursonr hans, skyldi ambáttarsonr heita).12

Затем в саге рассказывается, что Хумли собрал большое войско и вторгся в Рейдготаланд, пройдя пограничный лес Мюрквид. Гунны победили в первой битве сестру Ангантюра Хервёр, которая погибла в сражении. Следующая битва произошла на Дунхейд: Ангантюр победил, а Хумли и Хлёд пали в бою.

Легко заметить, что легенда о Хейдреке и Хлёде является еще одной параллелью к легенде о Владимире и Рогнеде, при этом — параллелью наиболее близкой. Только в этих двух сказаниях говорится о борьбе между единокровными братьями, упоминается воспитатель конунга и наконец — что самое важное — конунг называется «сыном рабыни».

Ниже в виде таблицы дается сопоставление состава мотивов легенды о Владимире и Рогнеде со всеми выявленными на сегодняшний день скандинавскими параллелями.

Таблица 1. Сопоставление близости скандинавских аналогий к сюжету о Владимире и Рогнеде
  ПВЛ
6488
Лавр.
6636
Yngl. s. 13-14 Yngl. s. 19 Yngl. s. 48,
Halfdan. 1
ÓT 71 Hervar.
Владимир
и Рогнеда
Ванланди
и Дрива
Висбур и дочь
Ауди Богатого
Агни и
Скьяльв
Гудрёд
и Аса
Олав и
Гудрун
Хейдрек и
дочь Хумли
Ангантюр
и Хлёд
неудачное сватовство +       + (!)      
«робичич» +             + (!)
воспитатель конунга   +             + (!)
противостояние единокровных братьев +               + (!)
 
победа +     + + + +  
взятие города   +       + + +  
гибель отца невесты +     + + +   +
захват невесты +     + + + +  
 
наличие детей   + + (Висбур) +   +   + (Хлёд)  
пренебрежение женой   + + +       +  
неудачная месть   +         +   +
ночная месть жены   +         + (!)    
сын против отца   +   + (!)          
отъезд жены и сына   +       + (!)      

Уникальные параллели к мотивам легенды о Владимире о Рогнеде отмечены восклицательным знаком.

Кроме обозначенных ниже в списке литературы в таблице используются следующие условные обозначения:

ПВЛ — Начальная летопись;

ÓT — «Сага об Олаве Трюггвасоне» по «Кругу Земному».

Данное сопоставление выявляет следующую интересную особенность: мотив именования Хлёда сыном рабыни располагается в фабуле «Саги о Хервёр» после мотива захвата Хейдреком дочери Хумли, матери Хлёда. В легенде о Владимире и Рогнеде все иначе: сначала говорится об оскорблении Рогнедой Владимира, а уже затем следует рассказ о ее захвате Владимиром.

Это структурное отклонение не может быть случайным. Месть за оскорбленную честь женщины и убийства близких родичей происходят и в роду Инглингов, и в роду Хейдрека, и в роду Владимира Святославича из поколения в поколение. Как бы перевернутая фабула легенды о Хлёде наиболее ярко отражает это обстоятельство. Показательна и история Ванланди и Висбура — отца и сына, умерших почти одной и той же смертью, и древнерусские легенды о Владимире и Рогнеде, о Ярополке, Олеге и Владимире, о Борисе и Глебе.13

Рассмотрим теперь имена интересующих нас героев. В древнерусском рассказе и в легенде о Хлёде мы встречаем несколько сходных имен.

Во-первых, в «Песни о Хлёде», как и во «Второй песни о Гудрун», упоминается Вальдар. Нельзя исключать, что это имя в эддических текстах восходит к именам персонажей русской легенды о Владимире и Рогнеде — Владимира / Вальдамара и Рогволода / Рагнвальда.

Во-вторых, один из корней имени Хейдрека звучит и в имени Рогнеды / Ragnheiðr. Как уже отмечалось, Хейдрек / Хеадорик фигурирует в «Видсиде», то есть этот персонаж не мог быть выдуман в XII–XIII веках. Не исключено, что связанный с ним легендарный сюжет об именовании брата конунга сыном рабыни был отчасти перенесен на историю полоцкой княжны Рогнеды, имя которой было созвучно с именем Хейдрека.

Итак, легенда о Хейдреке, Хумли, Хлёде и Ангантюре является наиболее близкой параллелью к русскому сказанию о Владимире и Рогнеде. Вероятно, русская легенда сначала испытала влияние со стороны скандинавской, а затем сама оказала на нее опосредованное влияние.

Таким образом, русская скандинавоязычная литературная традиция, очевидно, некоторое время не просто сосуществовала с собственно скандинавской, но и являлась ее неразрывною живою частью. Благодаря этой общности в песнях Эдды мы находим отголоски русских событий конца X века.

Безусловно, в скандинавской литературе опосредованно отразились и более ранние русские события — эпохи Олега, Игоря, Ольги, Святослава, и более поздние рассказы о святом Борисе и о слепом Якуне14. Вывод о бытовании легенды о Владимире и Рогнеде в скандинавской традиции позволяет лучше понять и историю других легенд. Так, теперь вряд ли можно сомневаться в том, что легенда об Олеге отразилась в «Саге об Одде Стреле».15

Очевидно, что все эти сюжеты, больше известные нам по русскоязычным текстам, были изначально включены в скандинавский культурный контекст. Это означает, что они не только испытали на себе влияние скандинавских прототипов, но и сами влияли на них.


Литература

Веселовский 1906 — Веселовский А. Н. Русские и вильтины в саге о Тидреке Бернском (Веронском) // Известия Отделения русского языка и словесности Императорской академии наук: 1906 г. СПб., 1906. Т. XI. Кн. 3. С. 1–190.

Ипат. — Полное собрание русских летописей. СПб., 1908. Т. 2: Ипатьевская летопись. Изд. 2-е / [Пригот. к печати А. А. Шахматовым]. (Репринтные издания: М., 1998; М., 2001.)

Лавр. — Полное собрание русских летописей. Л., 1926. Т. 1: Лаврентьевская летопись. Изд. 2-е / [Под ред. Е. Ф. Карского]. Вып. 1: Повесть временных лет. (Репринтные издания: М., 1997; М., 2001.)

Мельникова 2000 — Melnikova E. The death in the horse’s skull: The interaction of Old Russian and Old Norse literary traditions // Gudar på jorden: Festskrift till Lars Lönnroth. Stockholm, 2000. S. 152–169.

Михеев 2008 — Михеев С. М. Варяжские князья Якун, Африкан и Шимон: Литературные сюжеты, трансформация имен и исторический контекст // Древняя Русь: Вопросы медиевистики. М., 2008. № 2 (32). С. 27–32.

Михеев 2009 — Михеев С. М. «Святополкъ сѣде в Киевѣ по отци»: Усобица 1015–1019 годов в древнерусских и скандинавских источниках. М., 2009. (Славяно-германские исследования. Т. 4.)

НовгIмл — Новгородская первая летопись младшего извода. Комиссионный список // Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов / [Под ред. и с предисловием А. Н. Насонова]. М., 1950. (Репринтное издание: М., 2000.) С. 101–427.

Радз. — Радзивиловская летопись. СПб.; М., 1983.

Стеблин-Каменский 1963 — Стеблин-Каменский М. И. Комментарии // Старшая Эдда: Древнеисландские песни о богах и героях / Пер. А. И. Корсуна. Ред., вст. ст. и комментарии М. И. Стеблин-Каменского. М.; Л., 1963. С. 214–257.

Успенский 2002 — Успенский Ф. Б. Скандинавы · Варяги · Русь: Историко-филологические очерки. М., 2002.

Шаровольский 1906 — Сказание о мече Тюрфинге (Hervarar saga ok Heiðreks). Киев, 1906. [Вып.] I: Старо-исландский текст с введением И. Шаровольского.

Gðr. II — Guðrúnarkvíða II // Edda: Die Lieder des Codex Regius nebst verwandten Denkmälern. 3. durchgesehene Aufl. / Herausgegeben von G. Neckel. Heidelberg, 1936. (Germanische Bibliothek. Abteilung 2: Untersuchungen und Texte. Bd. 9.) I: Text. S. 218–225.

Hervar. — Hervarar saga ok Heiðreks / With notes and glossary by G. Turville-Petre. Introduction by C. Tolkien. L., [1956].

Völsúnga s. — Völsúnga Saga // Fornaldar sögur Nordrlanda eptir gömlum handritum / Útgefnar af C. C. Rafn. Kaupmannahöfn, 1929. Bd. 1. S. 149–234.

Widsith — Text of Widsith, with notes // Chambers R. W. Widsith. A study in Old English heroic legend. Cambridge, 1912. P. 187–224.

Yngl. s. — Ynglinga saga // Snorri Sturluson. Heimskringla / Udgivne ved Finnur Jónsson. København, 1893–[1900]. Bd. I. (Samfund til utgivelse af gammel nordisk litteratur. XXIII: 1.) S. 9–85.


Примечания

1 Данная работа была представлена в виде доклада «Легенда о Владимире и Рогнеде и скандинавская традиция» на втором круглом столе «Древняя Русь и германский мир в филологической и исторической перспективе», проведенном Центром славяно-германских исследований 10 июня 2008 года.

2 См. Лавр. 6488, л. 23 об.–24 (стб. 75–76); Ипат. 6488, л. 30 (стб. 63–64); Радз. 6488, л. 42–42 об.; НовгIмл 6488, л. 42–42 об. (с. 125–126); Лавр. 6636, л. 99 об.–100 (стб. 299–301).

3 Подробнее см. [Михеев 2009: 235–241].

4 Подробнее см. [Михеев 2009: 212–254].

5 Gðr. II, 19 (S. 221). Перевод А. И. Корсуна.

6 Völsúnga s., k. 32 (34) (s. 206).

7 Успенский 2002: 34–35.

8 Ср. также проанализированные А. Н. Веселовским [1906: 9–10] упоминания Вальдемара в «Саге о Тидреке Бернском».

9 Widsith, 109–124 (p. 218–222). Перевод В. Г. Тихомирова.

10 Hervar., k. 11 (p. 52). Перевод А. И. Корсуна.

11 Hervar., k. 11 (p. 56). См. там же некоторые разночтения. Перевод А. И. Корсуна.

12 Hervar., k. 12 (p. 58). Перевод А. И. Корсуна.

13 Согласно древнерусским источникам, и Ярополка Святославича, и Бориса Владимирича убивают двое варягов, подосланных братом жертвы.

14 О Хаконе / Якуне см. [Михеев 2008].

15 См. [Мельникова 2000] с указанием литературы.

© Михеев С. М.

Опубликовано: Именослов. История языка. История культуры. СПб., 2010. (Труды Центра славяно-германских исследований. I.) С. 169–179.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов