Т. А. Пушкина

Подвеска-амулет из Гнёздова

313 Среди гнёздовской коллекции, богатой различными предметами скандинавского происхождения, есть несколько особенно интересных.

Наше внимание привлекла небольшая фигурка из тонкого листового серебра, найденная на Центральном городище. В верхней части фигурки близко к краю пробито аккуратное маленькое отверстие, превратившее ее в подвеску. Форма подвески — силуэт стоящей в профиль женщины в длинном, свободном одеянии, с запрокинутой головой и высоко поднятой рукой, сжимающей какой-то предмет. Размер изображения 2×1,5×0,05 см (рис. 1).

Первая невольная ассоциация при взгляде на гнёздовскую фигурку — это валькирии на поминальных камнях Готланда IX–X вв., встречающие павших в битвах воинов рогом, наполненным хмельным напитком1. Обычно валькирии показаны в профиль, с поднятой рукой, держащей кубок, их свободные одежды слегка отлетают назад. Таковы, например, фигуры на камнях из Альскуг, Горда Боте или Клинты (рис. 2–4). Контур нашей подвески очень близок изображению, украшающему серебряную копоушку из 507 погребения Бирки2, которое трактуется как возможное изображение валькирии3.

Подвеска-амулет из Гнёздова

Изображения валькирий: 1. Гнёздово, Центральное городище; 2. камень из Альскуг, о. Готланд; 3. камень из Горда Боте, о. Готланд; 4. камень из Клинты, о. Готланд; 5. Бирка, погр. 968; 6. Бирка, погр. 825; 7. Туна, погр. III (?); 8. Грединге; 9. клад из Клинты, о. Эланд. 315

Прямых аналогий гнёздовской подвеске нет, хотя известен целый ряд находок, относящихся к периоду викингов, которые, по 314 мнению А.-С. Грэслунд, являются изображениями дев-воительниц. Это небольшие литые фигурки, изображенные в профиль и, как правило, повернутые к зрителю левой стороной (четыре из пяти известных мне случаев). У них, в отличие от изображений на готландских камнях, во всех деталях переданы особенности костюма и прически. Женщины облачены в длинные, заложенные в складку, свободные одежды, на их плечах — шали, волосы уложены в затейливые прически. Размеры амулетов от 2,5 до 3,4 см. У четырех фигур руки сложены или прижаты к груди. Обратная сторона — плоская или слегка вогнутая, и на ней располагается ушко для подвешивания, но таким образом, что оно не выступает за границы контура подвесок и остается незаметным (рис. 5–8). От этих изображений заметно отличается серебряный амулет, происходящий из клада, найденного на о. Эланд. Повернутая вправо фигурка одета в подпоясанное платье, волосы собраны в пучок; в ее поднятой руке — рог (рис. 9). Если общий контур гнёздовской подвески близок силуэтам валькирий из Бирки, Туны и Грединге, то находка с Эланда позволяет уверенно предполагать, что и в нашем случае в руке женской фигурки находится кубок. Именно эта деталь — кубок или рог — подтверждает, что вырезанная из серебряной пластины женская фигурка является изображением девы-воительницы — «вином валькирии вождя встречают»4.

Попробуем определить дату амулета из Гнёздова. Он найден в культурном слое вместе со стеклянными бусами-«лимонками» и круговой керамикой, характерными для второй половины X в. Оба погребения Бирки с описанными амулетами (погребение 825 и 968) — это женские погребения в камерах, относящиеся к позднему периоду существования памятника (так называемый «junger Birka-Stufe» или «yngre birkatid»), т. е. к концу IX — третьей четверти X в.5 Серебряный клад из Клинты датируется временем не ранее 1050 г.6 Однако все эти изображения литые, тогда как гнёздовское — вырезано из серебряной пластины. В скандинавских 316 кладах второй половины X — первой половины XI в. имеются амулеты в виде миниатюрных изображений предметов вооружения или калачевидных кресал, также сделанные из металлических пластин. В то же время в самом Гнёздове имеется находка наиболее близкая по стилю и технике исполнения, — это набор из 16 миниатюрных изображений, помещенный на проволочном кольце, завязанном характерным для Скандинавии узлом. Все фигурки вырезаны из тонкого серебряного листа, и среди них имеется антропоморфная (мужская?) фигурка7.

Вероятно, найденное на Центральном гнёздовском городище миниатюрное изображение входило в подобный набор амулетов, изготовленный одним из варягов — жителей Гнёздова второй половины X — начала XI в.


Примечания

1 Lindqvist S. Gotlands Bildsteine. Stockholm, 1942. В. I. S. 96 ff.

2 Arbman H. Birka. II. Die Gräber. Stockholm; Uppsala, 1940. Taf. 173:1a.

3 Crässlund A.-S. Kreuzanhänger, Kruzifix und Reliquar-Anhänger // Birka II:1. Systematische Analysen der Gräberfunde. Stockholm, 1984. S. 117.

4 Младшая Эдда. Л., 1970. С. 61.

5 Jansson 1. Ovala spänbucklor. En studie av vikingatida standard smycken med utgångspunkt från Björko-fynden // Aun. Uppsala, 1985. B. 7. S. 182.

6 Stenberger M. Die Schatzfunde Gotlands der Wikingerzeit. Stockholm. 1947. B. II. Abb. 41:13; S. 166.

7 Пушкина Т. А. Три амулета из Гнёздова // Труды ГИМ. М., 1990. Вып. 74. Рис. 1:и.

Источник: Норна у источника Судьбы. Сборник статей в честь Елены Александровны Мельниковой. — Москва, 2001.

314 — начало страницы.

OCR: OlIva.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов