Питер Страйд
(Peter Stride)

Эгиль Скаллагримсон — первый случай болезни Ван-Бухема?

Эгиль Скаллагримсон — викинг, живший в X веке, хорошо известен, как весьма колоритный воин, скальд и антигерой раннего средневековья. Нестандартная толщина и прочность его черепа, а также уродливые черты лица, вкупе с выступающей нижней челюстью, натолкнули исследователей на предположение, что Эгиль страдал болезнью Пэджета.

Тем не менее, для этой болезни характерно неравномерное утолщение кости, которое редко затрагивает нижнюю челюсть, а сама кость подвержена переломам.

Недавние открытия склеротических костных заболеваний, выявление патофизиологических аномалий внутриклеточной сигнализации в костной ткани, современные исследования склеростина и гена LRP5 говорят о том, что наиболее вероятным диагнозом является так называемый «синдром Ван-Бухема». К сожалению, ввиду отсутствия останков Эгиля, гипотеза остается лишь гипотезой.

Изображение Эгиля Скаллагримсона в рукописи XVII в.

Эгиль Скаллагримсон (ок. 910–990) — исландский воин, знаток рунического письма и скальд, главный персонаж животрепещущей «Саги об Эгиле», которая, как считается, была написана Снорри Стурлусоном около 1230 г. Эгиль описывается, как высокий, смуглый, лысый мужчина, отличающийся невероятной жестокостью и силой, который совершил своё первое убийство в возрасте шести лет, ударив своего приятеля топором во время игры. Впоследствии он, будучи воителем, путешествовал по поселениям северо-западной Европы, откуда его порой изгоняли за жестокость и насилие. Известно, что Эгиль принял участие в битве при Бунанбурге в 937 году, воюя за короля Этельстана.

Некоторые характерные особенности, которые описывались как в чужих, так и в его собственных очерках, составили общий облик данного персонажа и натолкнули на мысль, что он страдал от какого-то хронического заболевания. Упоминалось, что черты лица Эгиля были крайне уродливы, равно как у его отца и деда, в старости он страдал частыми падениями и резко ухудшившимися зрением и слухом. Эгиль писал, что с возрастом ему стало сложно контролировать свои ноги, но ссылался на плохое зрение.

Эгиль сам описывает себя в своих произведениях, как необычайно уродливого человека:

«Голову я
не прочь получить:
пусть безобразна,
но мне дорога.
Эйрик достойный
мне отдал ее, —
кто получал
подарок богаче!»

В «Саге об Эгиле» упоминаются особенности его внешности:

«У него был широкий лоб и густые брови, недлинный, но чрезвычайно толстый нос и крупные, длинные губы, виднеющиеся из-под бороды. Подбородок его был удивительно широк и эти крупные черты распространялись на всю челюсть. У него была толстая шея, широкие плечи, и в приступе ярости он был более неотесанным и жестоким, чем кто-либо. Будучи крепко сложенным и выше остальных, волосы имел серые и густые, но лысеть начал рано. Сидя за столом, он опустил одну бровь вниз, к подбородку, а другую задрал к волосам. Под сведенными вместе бровями Эгиля были черные глаза. Он отказался от выпивки, хотя её и поднесли лично ему.»

Типичное состояние черепа при болезни Пэджета, демонстрирующее утолщения и бугры.

Эгиль был похоронен в Исландии, в Хрисбру, под церковью, которую построила его племянница Тордис. Спустя примерно 150 лет после его смерти, когда разрушили старую церковь в Хрисбру и возвели новую в Мосфелле, под алтарём были найдены останки, которые, как считалось, принадлежали Эгилю. Их перезахоронили на новом кладбище в долине Мосфелля. Скафти Тораринссон, священник, контролировавший строительство, отметил, что череп Эгиля был тяжелым большим и ребристым. Череп описывали, как «ребристый по всей поверхности, словно раковина морского гребешка», что является характерной особенностью для костной болезни Пэджета (далее PDB — Paget’s disease of bone). Скафти со всей силы бил по черепу обухом топора, но ему не удалось не только сломать его, но даже оставить какой-либо вмятины, хотя он отметил, что в месте удара кость немного побелела. После эксперимента все пришли к выводу, что возможность проломить этот череп при жизни, когда он был покрыт кожей и волосами также была маловероятна.

В 2005 году Байок и его коллеги, проводившие археологические раскопки, сообщили, что под алтарём церкви периода заселения Исландии была найдена могила, предположительно принадлежавшая Эгилю. Костей, к сожалению, не обнаружили, но раскопки будут продолжаться. Без этого остеологического доказательства гипотеза данной статьи, что Эгиль страдал от болезни Ван-Бухема, а не PBD, остается лишь гипотезой.

Костная болезнь Пэджета

Костная болезнь Пэджета (PBD) — это хроническое расстройство, впервые описанное Джеймсом Пэджетом в 1877. Болезнь характеризуется очаговыми костными разрушениями, которые сопровождаются чрезмерным увеличением вторичной регенеративной костной формации. Регенерация костей проходит с нарушениями и асинхронно, что приводит к образованию увеличенных по размеру и толщине, но при этом очень ломких костей. Несмотря на то, что кости черепа при этой болезни очень хрупкие, он не является несущей костью, и его переломы встречаются гораздо реже, чем переломы конечностей. Болезнь распространена в Британии, а также у англо-саксонских мигрантов, но редко встречается в странах Скандинавии.

Первое предположение, что Эгиль страдал PBD, было опубликовано в исландском журнале Тоурдуром Хардарсоном в 1987 году, который предложил переименовать PDB в «болезнь Эгиля». Затем эта теория продвигалась Байоком и Бьюкененом, которые не видели других причин такого плотного черепа. Ещё одним объяснением могла бы быть фиброзная дисплазия, которая также вызывает склеротические изменения и приводит к деформации лица, но эта болезнь редко бывает «семейной».

Отличительные черты лица Эгиля, характерные также для его отца и деда, предполагают генетическое наследование заболевания, в то время как болезнь Пэджета передается родственникам первой линии и только в 15–20 % случаях.

В общем для населения, риск проявления болезни Пэджета до 90 лет составляет около 2 %, но это число возрастает до 9%, если болезнь затронула родственников первой линии. Примерно 30 % семей с данной болезнью и 5–15 % одиночных больных являются носителями мутации гена SQSTM1. Сама PDB признана болезнью аномальной активности остеокластов (клеток, разрушающих костную ткань), что и вызывает хрупкость и чрезмерную плотность костей. Также было обнаружено, что предшественники остеокластов, в которые были перенесены белки SQSTM1, становились гиперчувствительными к системе RANKL (обеспечивает процесс ремоделирования костной ткани). Таким образом, PDB может быть вызвана SQSTM1, правда на данный момент неясно, почему мутации, присутствующие во всех остеокластах приводят к локальным проявлениям болезни.

Несмотря на то, что «рифлёные» кости — типичный признак PDB, задействование при этой болезни костей черепа — крайне нетипично (менее 50 %). Более того, из 137 исследованных черепов утолщение челюсти было найдено только в 3-х случаях.

Глухота, которой страдал Эгиль, теоретически может быть последствием PDB (из-за разрастания височной кости). Развивающаяся слепота и атаксия (нарушение координации движения) могли возникнуть при пережимании нервных окончаний черепа и спинного мозга — особенностях, характерных для PDB. Что касается прочности черепа — к сожалению, практическое исследование усопших больных недоступно по этическим соображениям. Но, как указывалось ранее, считается, что кости черепа при PDB весьма хрупки и склонны к переломам. Сложно представить, что кости, вовлеченные в подобный физиологический процесс могут выстоять перед ударом топора эпохи викингов.

Болезнь Ван-Бухема

Клиническое проявление болезни Ван-Бухема — разросшаяся челюсть, широкий лоб и паралич лицевых нервов.

Болезнь Ван-Бухема (VBD) — очень редкое склеротическое костное заболевание, первый случай которого был задокументирован в 1955 году. Болезнь характеризуется прогрессирующим остеосклерозом и аномальной плотностью костной ткани. Наиболее заметными являются изменения костей черепа, особенно в нижней челюсти, что приводит к её деформации. Также болезнь затрагивает области ключиц, ребер и диафизы (центральные отделы) трубчатых костей.

Было выяснено, что причиной заболевания VDB типа I является мутация гена склеростина (SOST), которая передается по рецессивному типу. (Это значит, что для проявления заболевания необходим гомозиготный набор генов, например — «aa», где «a» — мутировавший ген. При гетерозиготном наборе, как «aA» признак не проявляется). С одной стороны, проявление схожих признаков у Эгиля, его отца и деда ставит под сомнение гомозиготный набор всех трех членов семьи. С другой стороны, общество Исландии было изолированным из-за географических и социокультурных особенностей, большинство браков совершалось между родственниками, и передача рецессивного гена с формированием гомозиготного набора хромосом во всех трех поколениях вполне вероятна.

Альтернативным заболеванием является VDB типа II, передающееся по доминантному типу и описанное в 1966 году Уортом и Волингом.

Рецессивный ген VBD типа I связан с коротким плечом 17 хромосомы и обусловлен гомозиготной делецией хромосомы ниже гена склеростина SOST, т.е. в не кодируемой этим геном области. Склеостероз — похожее, но более серьезное заболевание, наоборот, обусловлено делецией хромосомы в области гена склеростина. Эта болезнь существенно сокращает продолжительность жизни — средняя продолжительность жизни 63 исследуемых пациентов составила 33 года, при этом они обладали разросшейся челюстью, переломов костей зарегистрировано не было.

Большинство случаев VBD типа I зарегистрировано в Нидерландах. Ван Хул определил 11 заболевших в маленькой деревне Урк (ранее — остров, ныне — порт). Нынешнее население численностью 15 000 может проследить свою родословную до 151 человека, которые выжили в эпидемии чумы в 1637 году. Из чего сделан вывод, что данная мутация с легкостью могла «пройти сквозь века».

Голландия часто становилась объектом нападения викингов, которые известны тем, что повсюду оставляли свой ДНК. Это, в принципе, объясняет, как мутация могла попасть из Скандинавии в Нидерланды. Возможно, исследование ДНК заболевших в деревне Урк могло бы пролить свет на их происхождение.

Симптомы болезни обычно проявляются с раннего детства и включают в себя макроцефалию (увеличение головного мозга), лицевую деформацию с разросшейся нижней челюстью, выдающимся лбом и широким носом. Ребра и ключицы могут иметь переменную степень деформации, но такие признаки, как гигантизм и большие руки не являются отличительной особенностью VBD. Разрастание костей черепа и увеличение массы кости в течение жизни вызывают пережатие черепных нервов, что приводит к слепоте, глухоте и атаксии (расстройству координации движений).

Диксоном были описаны истории болезни двух пациентов — брата и сестры. Женщина подверглась необходимости оперативного вмешательства из-за завышенного внутричерепного давления в возрасте 18 лет. Ей удалили большую часть правой теменной кости, после чего она несколько лет не испытывала проблем со здоровьем. Далее, в возрасте 63 лет рентген показал значительное утолщение в основании черепа, а также в ключицах и пальцах. Впоследствии у неё был обнаружен рак кишечника, и она скончалась от метастазирования в возрасте 68 лет.

Её брату так же провели операцию в возрасте 24 лет, в 30 лет он оглох, а в 58 у него было зарегистрировано прогрессирующее разрастание костей черепа. И у него, и у его сестры наиболее заметным признаком была разросшаяся челюсть, ребра и ключицы. Сестра к старости обладала неустойчивой походкой, подобно Эгилю.

VBD типа II (или болезнь Уорта) впервые была описана в Канаде, в регионе Онтарио, а последствии в Италии, Сардиния. Горлин разделил VBD на два типа в 1977 году, так как при типе II зажатие и паралич черепных нервов — довольно редкое явление. Как уже упоминалось, в отличие от первого типа, второй тип наследуется, как доминантный признак. Исследования показали, что данный тип связан с длинным плечом 11 хромосомы, в котором кодируется LDL рецептор — родственный белок, важный регулятор роста костной массы у позвоночных животных.

Выводы

Костные деформации и связанные с ними неврологические проблемы Эгиля могут быть связаны с PBD. Однако, с другой стороны, эта болезнь не только утолщенной, но и ослабленной кости, которая вряд ли смогла бы выдержать удар обухом топора. Болезнь Пэджета редко затрагивает нижнюю челюсть и не проявляет себя в молодом возрасте. Более того, она почти не встречается на территории Скандинавии. Таким образом, болезнь Пэджета, скорее всего, исключается, и остается лишь несколько наследственных заболеваний с склеротическими костными образованиями и утолщениями.

Итак, болезнь Эгиля должна отвечать следующим характеристикам:

Болезнь Ван-Бухема отвечает большинству данных требований. Для VBD типа II неизвестны средняя продолжительность жизни, частота неврологических заболеваний, а также связь со странами Скандинавии. Несмотря на то, что VDB типа I не наследуется, как доминантный признак, эта болезнь является наиболее вероятным диагнозом Эгиля. Исследования взаимодействия секвестосом, склеростина и LRP5 предоставили возможность определить или исключить данное заболевание для Эгиля, его отца и деда, при условии, что будет найдено хотя бы небольшое количество костной ткани, необходимое для выделения мутировавшего гена. Если останки Эгиля в конце — концов будут идентифицированы, и найденный исландец из Мурара окажется Эгилем, у исследователей появится возможность окончательно разгадать причину его «исключительно уродливой внешности».

Перевод: Nastasya Lynxowl

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов