А. А. Сванидзе

Копенгаген:
судьба «гавани купцов»

Копенгаген не относится к числу наиболее старых датских городов. Сохранились сведения анналов от середины XI в., что напротив о. Аматер, в Зеландии, на пологом участке берега Зунда, располагается рыбацкое местечко Хаун. Вероятно, оно уже тогда активно посещалось торговцами и викингами и, возможно, было как-то укреплено. В 30-е гг. [374] XII в. неподалеку от него появился один из первых датских замков — в виде многоэтажной круглой башни. Судьба местечка круто изменилась в блистательную для средневековой Дании «эпоху Вальдемаров» (середина XII — последняя треть XIII в.), когда в Дании были оформлены феодальные отношения и страна пережила мощный общественный и культурный подъем. Король Вальдемар I Великий подарил Хаун с прилегающей территорией своему «клятвенному брату», другу детства и соратнику Абсалону, бывшему тогда Роскилльским епископом, впоследствии — архиепископом. Это был человек, во многих отношениях замечательный: церковный и государственный деятель, воин, мудрый советник двух государей, просветитель и патриот, он задумал превратить полученное владение в цитадель, равно пригодную для защиты от пиратов и вообще внешних врагов, и для консолидации Дании. Он возвел здесь маленькую крепость (все первые замки и крепости Дании были небольших размеров) в форме неправильного круга, с башней. Ее стены были сложены у основания из крупных булыжников, выше — из тесаного камня. В центре современного Копенгагена, глубоко под великолепным замком — королевской резиденцией Кристиансборгом — археологи обнаружили остатки круглой стены и самого замка Абсалона, который почитается как основатель будущей датской столицы. Не менее известный современник событий, деятель датской культуры, клирик и писатель Саксон, позднее прозванный Грамматиком, свидетельствует, что закладывание замка произошло в 1167 г., каковая дата и считается временем основания Копенгагена. Заложенный на холме, непосредственно у залива, по берегам которого селились рыбаки, с гаванью, охотно посещаемой купцами, которые совершали здесь свои торговые сделки, замок оброс предместьем. Наличие крепости и торговые привилегии, пожалованные Абсалоном Хауну, способствовали превращению его в город, который получил адекватное наименование: Копенгаген (Kopenhavn), т. е. «гавань купцов».

Новый городок привлекает население, постепенно растет, получает муниципальные привилегии, но лишь с рубежа XIII–XIV вв. становится заметным центром. В отличие от подавляющего большинства скандинавских городов, Копенгаген со времен Абсалона и в течение пары последующих столетий был собственностью Роскилльских архиепископов, т. е. его сеньором был не король. Между тем, как раз для королевской власти он представлял, несомненно, большой интерес. Во-первых, в «клочковатой» Дании, состоящей из разделенных морем областей-ландов, именно Зеландия являлась опорой монархии, и расположенные на острове города были важны для нее как опорные узлы. Во-вторых, короли и церковь в Дании не ладили, их соперничество порой принимало резкие формы, и владение Копенгагеном было в этом противостоянии заметной козырной картой. В-третьих, Копенгаген сам по себе был весьма «лакомым куском». После завершения походов викингов торговые связи между Восточной и Западной Европой становятся все более заметным фактором общественной жизни всего континента. Как известно, они особенно активизируются и принимают организованный характер после создания Ганзейского торгового союза городов, Вендский [375] филиал которого, во главе с Любеком, стал «дирижером» торговли на европейском Севере и значительной политической силой. Копенгаген оказался на важнейшем транзитном пути, связывающим Балтийский мир — Восточную Европу, включая Прибалтику и Орден, ту же Швецию и саму Данию — со странами Северного моря, Северной Атлантики, да и всей Западной Европой. Этим путем был пролив Зунд, борьба из-за которого красной нитью проходит через все политические пертурбации Северной Европы. И когда в конце XIV в. корона все же забрала город под свою руку, это был шаг не только объяснимый, понятный, но и ожидаемый.

Между тем, Копенгаген успешно развивался. Новый мощный замок Калуннборг в XIII в. почти окончательно обезопасил его от угроз со стороны моря. Над городом доминировали здания великолепных каменных церквей — Св. Клеменса, Богоматери (Frue Kirke, вскоре ставшей главным храмом города), Св. Педера и покровителя мореходов Св. Николая. Ряд новых церквей принадлежал монастырям, прежде всего нищенствующих орденов, которые обосновывались в городе и вокруг него, возводя на своей территории солидные здания. С XIV в. расширяется строительство в городе каменных бюргерских домов. Многие из них, как и наиболее величественные церкви и монастыри, принадлежали немецким бюргерам, обосновавшимся в перспективном городе.

Защищенный и удачно расположенный Копенгаген уже в XIII в. привлек внимание ганзейских бюргеров, прежде всего любечан. Немецкие бюргеры охотно поселялись здесь сами или присылали сыновей, родичей, торговых агентов. Они образовывали в городе свои землячества, подчас селились поблизости, формируя улицы и кварталы (Тюскеманнегаде и старая гавань Виммельскафтет — тому прямое свидетельство). Непосредственные контакты с Империей, в том числе территориальные — через Южную Ютландию — определили постоянное проникновение в страну представителей немецкой знати, рыцарства, советников, финансистов, солдат-наемников из немецких земель. Немцы — купцы, ремесленники, господа, солдаты, священнослужители — составляли заметную, в известном смысле, благодаря своей состоятельности на фоне более бедных скандинавов, привилегированную часть населения Копенгагена. Они постоянно вмешивались во внутренние дела страны, а совместно с многочисленными ее соседями — Империей, Ганзой, Орденом, Швецией, Польшей — и в ее внешнюю политику. Город все более оказывался втянутым во все конфликты, разрывающие страну.

Особенно обострилось положение в середине и второй половине XIV в., когда Дания фактически распалась на отдельные герцогства, а затем железной рукой ее объединителя Вальдемара IV Аттердага была снова собрана воедино. В это же время Дания активно включается в многовековую и тяжелую борьбу за господство на Балтийском море. Ключевая политико-стратегическая и важная экономическая роль Копенгагена в это время становится особенно важной, фактически он воспринимается как главный город страны. Не случайно после того, как Вальдемар Аттердаг в 1361 г. захватил и разграбил ганзейский богатейший город и порт Висбю (на о. Готланд), любечане сочли целесообразным [376] отомстить ему, напав именно на Копенгаген. Совместно с другими противниками датчан — мекленбуржцами, голштинцами, ругиями (с о-ва Рюген), шведами — 74 «морских города» Ганзы собрали флот из 3 тысяч кораблей и осадили Копенгаген. Впрочем, морскую кампанию они проиграли, но замок и город порядком разрушили. Прошло долгих пятьдесят лет, пока каменщики завершили его восстановление.

Борьба за торгово-политическое преобладание в Северной Европе стала одной из основных побудительных причин заключения в конце XIV в. знаменитой Кальмарской унии — политического объединения трех скандинавских стран под властью датского короля. Вдохновительница и первая «полномочная госпожа» унии Маргрета Вальдемарсдоттер в числе своих первых мероприятий занялась Копенгагеном, отобрав город у архиепископства. Началась новая полоса в его истории. Племянник и законный преемник Маргреты Эрик Померанский, взойдя на престол унии, сделал Копенгаген своей резиденцией. С этого времени город стал столицей Дании и все более решительно вмешивался в ее общественную жизнь. (В частности, при его поддержке произошло изгнание из страны короля Кристиана II «Тирана» в 20-е гг. XVI в.)

Древнейшей из сохранившихся городских построек Копенгагена можно считать старое здание Консистории, с его восстановленными ныне готическими подвалами, позднее включенное в университетский комплекс. В XVI в. город обрел многие великолепные ренессансные постройки, став по праву одной из красивейших столиц Западной Европы. Но это — уже новая глава его истории. [377]

Источник: Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Том 2: Жизнь города и деятельность горожан. М.: Наука, 1999 г.

Сканирование: Halgar Fenrirsson

OCR: User Userovich

[374] — так обозначается конец соответствующей страницы.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов