К. Тиандер

6. Лангобардское сказание

Варианты лангобардского сказания находятся в следующих памятниках, расположенных в хронологическом порядке:

1) Origo gentis Langobardorum, рассказ, прибавленный к эдикту Ротера и написанный во второй половине VII века (Monumenta Germaniae historica. Scriptores rerum Langobardicarum 1878, стр. 2–6).

2) Histоria Langobardorum, написанная Павлом Диаконом во второй половине VIII века (Ibid. стр. 47 сл.).

3) Historia Langobardоrum соdicis Gothani, написанная между годами 807–10 (Ibid. стр. 7–11).

4) Andreae Bergamotis historia, написанная в IX веке (Ibid. стр. 221–30).

5) Erchemperti Historia Langobardorum Beneventarum, составленная во второй половине IX века (Ibid. стр. 234). 71

6) Historia rerum Danicarum Саксона Грамматика, относящаяся к началу XIII века.

7) Chronicon Erici Regis, относящееся к концу XIII века (Langebek, Scriptores rerum danicarum I 156).

8) Датская народная баллада (Sv. Grundtvig, Danmarks gamle Folkeviser I 321–23).

9) Анонимное датское стихотворение XVI века ученого происхождения (Strelow, Den Guthilandiske Chronica 1633, стр. 104–6).

Передадим вкратце содержание каждого варианта, полагая, что из этого пересказа и выяснится зависимость друг от друга отдельных источников.

Вариант I. На севере лежит остров Scadanan, где обитает небольшое племя Winnili. Ими управляют два брата, Yvar и Agio, и их мать Gambarа. На винилов нападают Wandаli под предводительством Ambri и Assi. Они сказали: «платите нам дань или готовьтесь к бою и сражайтесь с нами». Винилы предпочитают сражаться. Вожди вандалов молятся Godan’y, чтобы он даровал им победу. Он же ответил: «кого при восходе солнца раньше увижу, тому и дам победу». Между тем Гамбара со своими сыновьями обратилась к Frea с просьбой помочь винилам. Фрея посоветовала винильским женам явиться к восходу солнца с распущенными волосами, обвив их вокруг лица. Так они и сделали. Увидев винильских жен, Годан воскликнул: «что это за longibarbae?» Фрея же сказала ему в ответ: «ты дал им имя, даруй им теперь и победу!» Так винилы победили вандалов и стали называться Langobardi. После этого лангобарды переселились в Golaida и затем владели областями Anthaib, Bainaib и 72 Burgundaib. Говорят, что они выбрали себе царем Agilmund’a, сына Agio.

Вариант II. На острове Scadinavia народы умножались в таком количестве, что не могли там прокормиться. Тогда все население разбилось на три части, и жребием определили, которая часть должна была оставить родину и искать себе новых земель (Intra hanc [i. e. insulam Scadinaviam] ergo constituti populi dum in tantam multitudinem pullulassent, ut iam simul habitare non valerent, ut fertur, omnem catervam partes dividentes, quae ex illis pars patriam relinquere novasque deberet sedes exquirere, sorte perquirunt). Та часть, на которую выпал жребий, выбрала себе в начальники двух братьев, Ibor и Aio. Мать же их, Gambara, отличалась замечательным умом, так что к ней обращались во всех трудных случаях (et ingenio acris et consiliis provida; de cuius in rebus dubiis prudentia non minimum confidebant). Сперва винилы приходят в Scoringa, и здесь происходит столкновение с вандалами, которое передается так же, как и вариантом I. Голод заставляет лангобардов переселиться в Mauringa, откуда они направились в Golanda. Опять через несколько времени они направились в Anthab, Banthaib и Vurgundaib. Тем временем умерли Ivor и Aio, сын же последнего сделался первым царем лангобардов (Mortuis interea Ibor et Aione ducibus… Regnavit igitur super eos primus Agelmund, films Aionis…).

Вариант III. Предки лангобардов под начальством Гамбары оставили свою родину, вытесненные змеями. Первое их местожительство было в крайних областях Галлии у реки Vindiliсus. Свое первоначальное название винилов они променяли на прозвище лангобардов, данное им за их пышную, нестриженную бороду. Выселившись из своей родины, 73 лангобарды прибыли в Scatenauge, к реке Аlbia. Воюя, они достигли местности Patespruna в Саксонии. Здесь они выбрали себе первого царя Agelmund’a.

Вариант IV. Автор ссылается на Павла Диакона (Paulo viro philosopho). На севере Европы находится остров Scatinavia. Из-за многочисленности население разбилось на три части и бросило жребий. Та часть, на которую выпал жребий, была прозвана Winoli. В начальники они выбрали себе двух братьев, Hibor и Agio, и мать их Gambara. Покинув родину, они прибыли в Scoringa. Сами винилы отличались пышной бородой, но и жены их ходили с распущенными вокруг лица волосами, чтобы их больше уважали. Отсюда они были прозваны Longobardi, когда они одержали первую победу над вандалами. Из-за голода они потом переселились в Mauringa, а потом в Gotholanda. Между тем умерли Hibor и Agio, и лангобарды выбрали себе первого царя Agelmund’a.

Вариант V. Автор ссылается на Павла Диакона (Paulus, vir valde peritus), описавшего странствования лангобардов с острова Scandanavia в Паннонию и оттуда в Италию, начав с Gammara и ее двух сыновей. Сам он этого рассказа не приводит.

Вариант VI. Саксон Грамматик также ссылается на Павла Диакона (Paulo teste). В правление царя Snio наступил неурожай. Царь запретил пиршества в стране, но эта мера не помогла. Тогда он созвал народное собрание, которое по предложению Aggo и Ebbo, решает убить стариков и детей или выслать из страны всех, кто не способен носить оружие и обрабатывать землю. Против этого решения восстает их мать Gambaruc и предлагаешь бросить жребий, кому оставить страну. Так 74 часть народа выселяется в Blecingia, оттуда в Moringia и, наконец, в Gutlandia, где и принимаешь имя лангобардов. В конце концов, они направились в Rugia. (Aggone atque Ebbone auctoribus plebiscito provisum est, ut, senibus ac parvulis csesis omnique demum imbelli setate regno egesta robustis duntaxat patria donaretur, nec nisi aut armis aut agris colendis habiles domestici laris paternorumque penatium habitacula retinerent. Quorum mater Gambaruc id ad se deferentibus filiis, cum a scelesti decreti auctoribus salutem in crimine repositam animadveret, damnata concionis sententia necessitatem parricidio redimi oportere negabat, propius honestati consilium fore asserens animorumque ac corporum virtuti expetibilius, ut, servata erga parente, ac liberos pietate, patria excessuri sorte deligerentur… Huic voci ad concionem relata plerique suffragiis assentiebantur. Igitur onmiuin fortunis in sortem conjectis, qui designabantur, extorres adjudicati sunt… Primum itaque Blekingiam advecti, ac deinde Moringiam prseter-navigantes, ad Gutlandiam appulerunt, ubi, et Paulo teste, auctore Frig dea, Longobardorum vocabulum, quorum postea gentem condiderunt, traduntur adepti. Tandem ad Rugiam se applicantes…)1.

Вариант VII. В царствование Snio в Dacia (т. е. в Дании) случился такой голод, что царь приказал убить всех мужчин и женщин, неспособных носить оружие. Наконец, по совету женщины из Сконе. по имени Magge, каждый девятый человек выселился из страны. Так они заняли все области до Рима. Из-за длинной бороды их прозвали Longobardi, которые и заняли в конце концов страну Лонгобардию. (Snio. Hujus tempore tanta fames erat i Dacia, qvod ex edicto Regis omnes viri & mulieres, non apti 75 ad portandum arm a in bellis, occidebantur. Tandem ex consilio cujusdam mulieris Scaniensis, nomine Magge, qvilibet nonus homo exivit de regno, & omnes terras obtinuerunt usqve Romam. Isti propter longas barbas dicti sunt Longobardi, qvi tandem terrain, qvae nunc Longobardia dicitur, intraverunt, ibiqve remanserunt).

Вариант VIII. Датская баллада дошла до нас в четырех различных записях, из которых последняя представляет собой искусственную обработку рассказа Павла Диакона и анонимного стихотворения (вар. IX). В народности остальных записей, дающих простой, чисто балладный рассказ, сомневаться не приходится. В Дании случился неурожай. Король Snede (вар. А), Snedigh (вар. В) созвал совет и решил убить каждого третьего человека в стране. Против этого решения восстала fru Innger (вар. А) или fru Ingebor (вар. С) из Сьелланда. Она дает совет выслать лишнюю часть населения из страны. Один стих в варианте В указывает на то, что при этом по ее совету происходила жеребьевка:

The tog tha strax paa hindis raadt,
dy lode dem lade thi wancke;
och thet will ieg forsandigh siige:
skont folck the maa samen soncke.

Фру Ингер строит и особый корабль для всех (вар. А):

hun lader bugge saa stortt ett skiib,
thett segler i soenn mett alle.

По варианту В все снасти позолочены (for-gyllen er all the strenge), в варианте С говорится о нескольких кораблях. Двое ее сыновей выбираются начальниками. Маршрут довольно упрощен: они садятся на корабли в Вleggen (вар. А), Blegint (вар. В), Hallindt och Blegindt (вар. С) и едут прямо 76 в Lumerdi, Lumbardi, Lombardi. Там они убили всех мужчин и женились на их женах2.

Вариант IX. Грундтвиг (Op. cit. I 319) приписываешь анонимное стихотворение пастору Niels Pedersen или Nicolaus Petrejus Hafniensis (1522–79). Этот Педерсен жил 9 лет (1547–56) на Готланде, изучая старые документы и сказания. Его сочинение «Cimbrorum et Gothorum origines, migrationes, bella atque colonise» было напечатано через 100 слишком лет после его смерти, в 1695 г., и вскоре затем переведено на датский язык под заглавием: «Cimbrers оg Gоthers ældgamle Herkomst og Handel, 1706. В этом своем сочинении, в предисловии ко второй главе, Педерсен раскатывает о своих разысканиях на Готланде и хранящихся там документах следующее: «Слыша, что я так жаден до таких древностей, дворцовый писарь в Висборге наконец сказал мне: я постараюсь устроить так, что вы сможете удовлетворить свою страсть; здесь в замке лежит целая куча старых книг, брошенных как попало; если хотите, можете пересмотреть их. — Войдя, я увидел несколько возов книг, потрепанных и уже сильно пострадавших от плесени и пыли. В них я нашел кое-что, но вместо того, чтобы дать мне полное и удовлетворительное пояснение для моих целей, это еще больше подзадорило мое любопытство и стремление поискать того, что давало бы мне лучшие сведения. Очевидно те, которые писали эти книги, не принадлежали к серьезным ученым. Поэтому я не оставил свою затею, а продолжал свои поиски всеми способами и путями, которые только мог придумать. Коротко говоря, я познакомился с милым, пожилым человеком, которого очень уважали и чтили за его большой 77 ум и за стойкость, а именно, с господином Hans Воmsаck. Он раньше был аббатом тамошнего монастыря, который назывался Rom, но когда этот монастырь был разрушен, он сделался пастором в общине Bircke, там же на острове. В этой общине он и наставлял, и служил с большой похвалой до своей смерти. Этот славный, старый пастор и передал мне готландскую хронику, писанную на их собственном языке»3.

Вот почему догадка Грундтвига об авторстве анонимного стихотворения только увеличивает наш интерес к нему. Впервые данное стихотворение было напечатано в 1633 г. Strelow’ым в его хронике. «Den Guthilandiske Chronica» (стр. 104–6), но оно было известно и раньше и легло, например, в основу передачи Лискандером нашего сказания в 1622 г., изобилующего кроме того и собственными выдумками автора4. В новейшее время стихотворение перепечатано у Snöbohm’a5. Перепечатывая со своей стороны текст по Strelow’y, позволяем себе поставить знаки препинания и непосредственно за текстом дать по возможности точный перевод.

Ebbe och Aage de Helde saa froe,
Siden de for Hunger aff Skaane droe,
Da steddes de naest varum guthe Gudland
Med Gamle oc Vngum, Quinde oc Martd.
Derum Snecker vaare hafuerfierdum Stj
Oc htmdrede Mandum inden verum dj.
De nefnde sig Vinnelaender jack sige kand
Efter Ebbe, huilcken kom aff Vendelbo Land;
Dog de varum badum Godinge Konningum,
Meden Aage var minste Motters Sonnum. 78
Wir togum til Verge baade sture oc smaa,
At de skullum icke lengar gennum naa.
De badum oss allum med quidendum Rost,
Haed wir willum komme dennum til Trost.
Wir tockum til Gissel Hofuitzmaendenum baadum.
At de skulle icke for mogit raadum.
So duelde de naest oss Maanedum toe,
De warum der veder saa mocket froe.
Wir lodum dennum folgum med Snecker tj
Oc hundrede Mandum indum werum dj.
Til Rylandum lodum de standum daa.
Jack kand med sandum sigum fraa,
Derum Mact kundum ingen standum mod.
De wundum haed Landum under derum Foed
Oc andrum Landum, huilckum der liggum nest,
For Lycken var dennum allumthidum best.
Der Hofuitzmaendenum af dodum warum quald,
Gafue de sig icke til lengrum thold,
Men waldum til Konning einum fracke Mand,
Hallgelmunder hand heed, jack sige kand.
De slogum de Longobarder indum derum Land,
Der bleff icke lefuende einum einiste Mand.
Saa ladum de sick Longobardum kallum.
Panonien bestridum de oc med alum
Oc togum saa indum Vallandum dernest,
Der thimedis dennum Lyckum allumbest.
Hsed jeer vel skrefuit, haed jser vel spurt,
Huad de hafue sidum Mandelickum giort
Oc mest siden de indum Vallandum kom;
Haed jaer wel kynd allum wereldum om,
Fordj aff dennum leed mangum mand mode,
Til Carll Keyser hin Stora fick lagd deim ode.

«Храбрые витязи Ebbe и Aage, уехавшие из Сконе из-за голода, вместе со стариками и молодыми, с женщинами и мужчинами направились к нашему славному Gudland. Кораблей у них было 70, и 100 человек на каждом корабле. Они назывались Vinnelænder, могу уверить, по Ebbe, который происходил из страны Vendelbo. Но они были королями Godinge, хотя Aage был сыном менее знатной матери. Мы созвали для защиты и больших и малых, чтобы они не 79 пробились через наш край. Они же просили нас жалобным голосом, чтобы мы пришли к ним на помощь. В виде заложников мы взяли обоих начальников, чтобы они не слишком много позволяли себе. Так они остались у нас два месяца и очень тому были рады. Мы сопровождали их 10 кораблями, и 100 человек было на каждом корабле. Тогда они направились в Rylandum. Могу по истине сказать, что не было той силы, которая могла бы им противостоять. Они покорили под свою власть эту страну и другие страны, лежащие рядом, так как счастье всегда им улыбалось. Когда начальники их погибли своей смертью, то они долго не терпели, но выбрали себе храброго мужа, по имени Hallgelmunder, могу уверить. Они победили лангобардов в их стране, не осталось в живых ни одного человека. С тех пор они сами назывались лангобардами. Все они воевали также с Паннонией, а потом ворвались в Vallandum, где успех имели наибольший. Я подробно написал и хорошо разузнал, какие они совершили мужественные подвиги, и что наибольший был совершен, когда прибыли в Vallandum; я об этом известил весь свет, потому что много людей из-за них терпели нужду, пока их власть не сломил Карл Великий.» — — —

Наиболее полным источником является рассказ Павла, состоящий из трех мотивов: 1) переселенческого сказания; 2) переименование винилов в лангобардов; 3) маршрут из Скандинавии. Ближе всех к этому рассказу подходит вариант I, сокративших лишь переселенческое сказание. Зато второй мотив передается вариантом I полнее. Итак, Origo и рассказ Павла восходят к неизвестному нам источнику x1, содержавшему наиболее пространный рассказ двух первых мотивов. Варианты IV, V и VI, по собственному признанию их авторов, да и по 80 содержанию восходят к Павлу. Но Саксон кроме того содержит еще новые черты: 1) царя Снио; 2) приурочение к Дании; 3) народное собрание; 4) решение убить стариков и детей. Эти черты повторяются и в вариантах VII и VIII и тем дают нам повод предположить другой неизвестный источник x2 где мать братьев-предводителей называлась не Гамбарой. Вариант IX является дальнейшим развитием Саксона. Что касается варианта III, то несмотря на свою краткость, в нем можно узнать два источника, из которых новому (y) принадлежит: 1) мотив змей; 2) приурочение к реке Vindilicus. Отношение вариантов изображается такой схемой:

81 Попытаемся теперь восстановить и рассмотреть предполагаемых три источника в отдельности.

Переселенческое сказание передавалось в х1 так, как и у Павла: многочисленность населения в Скандинавы; разделение на три части; жеребьевка; выбор начальников — двух братьев и мать Гамбару; выселение. Голод как будто в этом рассказе отсутствует, но на самом деле он упоминается позже, при выселении лангобардов из Scoringa. Братья повсюду названы одинаково: Yvor и Agio (I), Ibоr и Aio (II), Hibor и Agio (III), Ebbo и Aggo (VI). Также определенно выдержано и имя матери — Gambarа (I, II, III, IV), Gammara (V), Gambaruc (VI). Последняя форма могла получиться путем описки вместо Gambarae и понималась Саксоном как образование с суффиксом -ug (ср. исл. audhugr). Gambara сопоставлялась с древне-немецким cambrî (sagacitas). Я позволю себе предложить другую этимологию: Gambara могло возникнуть из *gand-bara на подобие того, как gambanteinn восходит к *gand-bandteinn и gambanvreithi к *gand-band-vreithi. Исландское gandr означает ту палку, которой махала колдунья, когда колдовала, и отсюда стало означать колдовство вообще. Во второй части имени кроется основа bar (санскр. bhar). По этой этимологии Gambara означало бы колдунью6.

Что Гамбара играла решающую роль при выселении, на это указывает заявление Павла Диакона, что народ полагался на ее мудрость во всех трудных положениях. Но особенно ярко выступает значение Гамбары в рассказе о переименованы лангобардов. В этом эпизоде слились два разнородных мотива — прозвание лангобардов по их длинной бороде и 82 молитва о победе, совершаемая всем народом на заре при соблюдены известных обрядностей (расположение на восточной стороне и обращение к востоку лицом, распущенные волоса у женщин). Как-то анти-мифологичен Водан, выглядывающий при солнечном восходе из оконца. Более понятен Водан как бог неба, единственный глаз которого и есть солнце. Поэтому orientem versus относится не к Водану, а к молящемуся народу, который был обращен лицом к востоку и с трепетом ожидал момента, когда Водан-небо бросит на них свой пылающий взор. Посредницами между ним и народом выступают Фрея и Гамбара. Одна из них совершенно лишняя, и поэтому естественно отождествить их. Гамбара-Фрея (колдунья) — супруга Водана-колдуна. Если, далее, Водан — небо, то Гамбара-Фрея — мать-земля. Как отец дает имя своему детищу, так и Водан дарует лангобардам их прозвище. И как мать обучает своих детей, как вести себя, так Гамбара-Фрея советует лангобардам, как молиться о победе. Братья, начальники выселенцев, ее сыновья, подобно тому, как Hengist и Horsa — потомки Водана. Тем не менее Гамбара исчезает из истории также неожиданно, как она в ней появляется. Это согласуется с ее божественной натурой.

Следует обратить внимание на следы аллитерации данного эпизода: Vinnili и Vandali, Ambri и Assi, Ivor и Aggio, Godan и Gambara, Scadanan и Scoringa. He потребность ли аллитерации вызвала названия Vinnili, Gambara, Scoringa? Ведь в сущности это эпитеты: третья часть народа, которая должна была выселиться, названа отважной — Vinnili (ср. древне-верхне-нем. winnul); Фрея оказалась в данном случае хитроумной — Gambara; родина определена как разрезанный берег — Scoringa (шведск. skår — ущелье; skar — мелкие острова; англо-сакс. score — берег). В 83 балладах отправной пункт Blegenn, Blegint, Blegindt; у Саксона — Blekingia. Так как у берега южного Блекинге много островов и скал, то эта местность и могла быть прозвана Scoringa. Теперь для нас понятны и вандалы, под которыми кроются жители северного Юлланда (Vendelboerne). Таким образом, наш эпизод отражает вражду юлландского племени с населением южной Швеции и является осколком эпического песнопения, которое более отчетливо отразилось в наслоениях «Беовульфа». С другой стороны, ютландцы не раз, вероятно, воевали и с южными своими соседями — лангобардами. Поэтому легко было перенести северно-ютландскую песнь на юг, связав ее с переселенческим сказанием7.

Варианты, черпавшие рассказ о переименованы винилов из истории Павла Диакона, были смущены ироническим о нем отзывом (ridiculam fabulam) и поэтому передали сухой факт, что лангобарды получили свое прозвище от длинной, нестриженной своей бороды.

Перейдем к маршруту. Исходной точкой является Скандинавия (Scoringa), отсюда едут в Golaida (вар. I), Mauringa, Golanda (Golada, Godolanda, вар. II), к реке Albia, Saxonia, Patespruna (вар. III). Проф. Ф. А. Браун (Op. cit. 314) понимает Golanda «как германскую народно-этимологическую переделку» славянского имени. Каково бы ни было первоначальное значение Golanda, но в устной традиции оно могло быть понято, во-первых, как остров Готланд, который в XVI веке сплошь и рядом назывался Gulland, например, у Нильса Педерсена: «Gothien, som siden blef kallet 84 Gothland eller som man nu gemeenligen nefner det Gulland»8; во-вторых, как северная часть Ютландии — Julland или Jylland. Mauringa означает «центральную часть Германии на правом берегу средней Эльбы» (проф. Ф. А. Браун 317) и отвечает реке Albia, Saxonia, Patespruna (вар. III). В этом отношении мы близко подошли к действительной родине лангобардов — Bardengau и Bardowiek. Если Scadanan-Scoringa принадлежало песне о винилах и вандалах, то Mauringa на реке Эльбе относится в область исторических воспоминаний, когда лангобарды выбрали себе первого царя, a Golanda оказалось соединительным звеном между Scadanan-Scoringa и Mauringa.

Хотя Mauringa нас уже приводить на почву истории, однако еще один песенный отрывок: Anthaib, Bainaib и Burgundaib (вар. I и II) отделяет избрание первого царя от упоминания родины лангобардов. На основании остроумных сближений проф. Ф. А. Браун (Op. cit. 316) приходить к выводу, что «весь этот ряд этнических имен заимствован лангобардами из готского предания: перед нами отзвук готской песни…» А. Н. Веселовский полагал, что имена эти взяты «не из песни, а из какого-нибудь перечня народностей, versus memoriales, вроде включенных в Видсид»9. Мы расходимся с нашими уважаемыми учителями лишь в том, что сузили ряд имен, почерпнутых из готского перечня.

Итак, x1 предстал перед нами скомпонованным из следующих частей: 1) переселенческое сказание (многочисленность населения в Скандинавии; голод; разделение народа на три части; жеребьевка; 85 выбор начальников — двух братьев и мать Гамбару; выселение); 2) песенное предание о бое винилов и вандалов (молитва Годану о даровании победы; переименование винилов; Scadanan — Scoringa и Golanda [Julland]); 3) перечень народностей (Anthaib, Banthaib, Burgundaib); 4) исторические материалы (Mauringa, первый царь Agilmund).

Вариант III, черпая материал из x1, сохранил мотив выселения из Скандинавии, но причину привел свою — змеи. Для краткости были отброшены вторая и третья части x1, но Vindilicus amnis, как первоначальная родина, предполагаешь вандалов (ср. Ф. А. Браун 310 прим.). А. Н. Веселовский (Op. cit. 31) видит в этом приурочении воспоминания о Вендланде. Это приурочение вызвало передвижение Scatenauge, которое должно было стоять в начале. Четвертая часть x1 взята целиком, но Mauringa подверглась описательному определению — Albia, Saxonia, Patespruna (Ср. Ф. А. Браун 319). Для y остается мотив змей и приурочение к Vindilicus amnis или Вендланду, т. е. особое сказание о выселении лангобардов из спедиальной их родины.

Для определения x1 обратимся сперва к вариантам VII и VIII. Перед нами переселенческое сказание в таких чертах:

VII.VIII.
1) приурочение к царствованию Snio;1) приурочение к Snede;
2) голод;2) голод;
3) приказ убить немощных;3) решение убить каждого третьего;
4) вмешательство умной женщины;4) вмешательство умной женщины;
5) решение выселить каждого девятого;5) решение выселить по жребию;
6) поездка из Сконе в Ломбардию, до Рима.6) выбор начальников — обоих сыновей умной женщины;
 7) поездка из Блекинге в Ломбардию.

86 Вариант VII пропустил упоминание обоих сыновей, жеребьевки и первого народного собрания. Противоречий между VII и VIII вариантами нет. Заимствовав из Павла Диакона имена — Gambara, Aggo и Ebbo, Moringia, Gutlandia (Jutlandia вместо Golanda-Jullanda?), Саксон в рассказе придерживается источника x2 и знает короля Snio, два решения народного собрания, метание жребия. Рассказ о переименованы (ridiculam fabulam) он оставил в, стороне, а также и перечень. В x2 ни мать, ни сыновья не были поименованы, что доказывается и приданием различными памятниками своего названия умной женщине: вар. VII — Magge mulier Scanensis; вар. VIII — fru Inger и fru Ingeborg; Лискандер — gamle Fru Berette aff Vendel; Стрелов — den gode gamle Quindis Gambaruce eller gamle Frue Birgette; Сум — Gunborg10.

Перед нами встает вопрос, могли ли x1 и x2 восходить к одному общему источнику? Сличив первую часть x1 с x2, нужно признаться, что содержание их взаимно дополняется. В x1 мы находим имена вождей и Гамбары, забытые в x2; в последнем зато имеются два решения народного собрания и Snio. Scadanan-Scoringa отвечает Scania (вар. VII) и Blekinge (вар. VI и VIII). Но остальные части x1, очевидно, не входили в состав общего источника X. Если x1 сложился на юге, в Италии, из крох эпических воспоминаний, то x2 продолжал жить, как законченный в себе вариант переселенческого сказания, на скандинавском севере.

Скажем еще несколько слов о варианте IX. Из Саксона в данный вариант перешли имена сыновей Ebbe и Aage и часть маршрута: Gudland и 87 Rylandum (у Саксона: Gutlandia и Rugia). Роль Гамбары совершенно стушевана, а вследствие этого должны были отпасть и мотивы переселенческого сказания — народное собрание и жеребьевка. Зато Ebbe и Aage сыновья разных матерей, и отправляются-то переселенцы из двух мест — Vendelbo и Göinge (последнее в Сконе). Новая черта еще та, что готландцы сопровождают лангобардов на юг, 1000 человек на 10 кораблях. Это, конечно, придумано автором в связи с рассказом Гутасаги о выселении жителей Готланда, но подробность, что Ebbe и Aage сыновья разных матерей, или почерпнута из неизвестного нам источника, или вызвана каким-нибудь недоразумением. Мы пришли к выводу, что Гамбара и Фрея одно лицо и, следовательно, только эпическая мать двух братьев.

Наконец, остановимся на мотиве призвания, который оторван от начала сказания — голода и выселения.

Около середины VI века лангобарды стали союзниками римлян (foederati). При их содействии Нарсес побеждает готов и приобретает много богатства, чем и вызывает зависть римлян. Греки стали требовать от Юстиниана, чтобы он их избавил от Нарсеса. Тогда на место последнего был назначен Лонгин. Побуждаемый страхом и ненавистью, Нарсес ушел в Неаполь, город Кампании, и немедленно отправил посольство к лангобардам с предложением покинуть бесплодные области Паннонии и придти владеть Италией, изобилующей всякими богатствами. Вместе с тем он послал им разнообразные плоды и образцы других вещей, которыми отличается Италия, для того, чтобы возбудить их желание ириехать (Itaque odio metuque exagitatus in Neapolim Campaniae civitateni, secedens, legatos mox ad Langobardorum gentem dirigit raandans, 88 ut paupertina Pannoniae rura desererent et ad Italiam cunctis refertam divitiis possidendam venirent. Simulque multimoda pomorum genera aliarumque rerum species, quarum Italia ferax est mittit, quatenus eorum ad veniendum animos possit inlicere V cap. I lib.). Когда лангобарды под предводительством Альбоина собрались в Италию, то они позвали с собой старых друзей, саксонцев, чтобы великую область Италии занять возможно большим количеством народа. Так вместе с ними пошло более 20 тысяч саксонцев с женами и детьми (Alboin vero ad Italiam cum Langobardis profecturus ab amicis suis vetulis Saxonibus auxilium petiit quatenus spatiosam Italiam cum pluribus possessurus intraret. Ad quem Saxones plus quam viginti milia virorum cum uxoribus simul et parvulis… VI cap. I lib.). Так лангобарды, пожившие в Паннонии 42 года, в апреле 568 г. под предводительством Альбоина отправились в Италию, а вместе с ними и саксонцы.

В этих эпизодах истории Павла Диакона заключается мотив призвания с восхвалением страны, в которую приглашают переселиться. Любопытно, что никто из более близких к описываемым событиям летописцев ни словом не обмолвился о таком призвании лангобардов. Это доказывает, что Павел Диакон передает не исторический факт, а традиционное предание11. Что посольство, призывающее на помощь германцев, берет с собой образцы богатства и плодородности страны, вполне естественное распространение мотива призвания, но может быть также навеяно соответствующим рассказом из Ветхого Завета, как израэлиты, дошедши до обетованной земли, посылают разведчиков и те возвращаются с 89 виноградной лозой. Эта подробность мотива призвания встречается, насколько нам известно, только при приглашены лангобардов и нормандцев, и так как в обоих случаях сказание приурочено к южной Италии, то зависимость одного от другого, конечно, не исключена — что касается данной подробности. Во всем остальном рассказы Павла Диакона и Амальфи вполне самостоятельны.

Внимания заслуживает и разноплеменность германских выселенцев. По Павлу Диакону, в Италию приезжают лангобарды и саксы; по анонимному стихотворению, к лангобардам присоединяются готландцы. Эта разноплеменность эмиграционных волн отвечала, должно быть, действительности и вместе с тем объясняет устойчивость выселенческого сказания.

Наше сказание состояло как бы из трех частей, в разной степени интересующих летописцев: 1) неурожай, жеребьевка и выселение относились к бытовой истории Скандинавских государств; 2) маршрут был тем изменяющимся элементом, где всегда возможны были разные прибавления, но где постоянно повторялось одно — поездка по Балтийскому морю; 3) призвание и разделение вновь занятых земель относилось опять к туземной истории. Вполне понятно, что скандинавские источники могли нам сохранить только первую часть сказания, а туземные — только третью. Те же немногие авторы, сохранившие нам сказание целиком, вроде Павла Диакона, нарушали ее цельность вставными эпизодами. Но и там, где летописец сохранил лишь часть сказания, обыкновенно можно найти следы и других его частей.


Примечания

1 Saxonis Grammatici Historia Danica, recensuit… Dr. Petrus Erasmus Muller 1839. Liber VIII стр. 418–19.

2 Sv. Grundtvig, Danmarks gamle Folkeviser I 321–23.

3 Pedersen, Cimbrers og Gothers aeldgamle Herkomst og Handel, 1706, стр. 52–3. Сл. Bricka, Dansk biografisk Lexikon XII 631–32.

4 С. C. Lyschander, Synopsis Historiarum Danicarum, 1622, стр. 269–71.

5 Gottlands Land och Folk, 1871.

6 Kock, Ordforskning i Eddan (Arkiv för nordisk Filologi XXVII 121).

7 W. Bruckner, Die Sprache der Langobarden 1895 (Quellen und Forschungen LXXV 19–21); W. Bruckner, Die Quelle des Origo gentis Langobardorum 1899 (Zeitschrift für deutsches Altertum XLIII 51–4).

8 Nils Pedersen, Cimbrers og Gothers seldgamle Herkomst og Handel, 1706, предисловие, стр. 2.

9 А. Н. Веселовский. Из истории древних германских и славянских передвижений (Известия Отделения русск. яз. и слов. Императорской Академии Наук V 29).

10 Lyschander, Sinopsis Historiarum Danicarum 1622, стр. 269; Strelow, Den Guthilandiske Chronica 1633, стр. 103; Suhm, Historie af Danmark I 1783, стр. 29.

11 Ludwig Schmidt, Älteste Geschichte der Langobarden 1884, стр. 66.

Источник: К. Тиандер. Датско-русския изследования. Выпуск III. — Петроград, 1915.

Сканирование: Bewerr

OCR: Александр Рогожин

71 — начало страницы.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов