X. И. Мосберг

Проблемы истории на научной конференции по скандинавистике

В Тартуском университете 20–23 мая проходила первая в СССР научная конференция по истории, экономике, языку и литературе скандинавских стран и Финляндии, созванная по инициативе редколлегии «Скандинавского сборника». В ней приняло участие более 100 ученых из Москвы, Ленинграда, Петрозаводска, Тарту и Таллина. На пленарных заседаниях и в четырех секциях (истории, экономики, языка и литературы) было обсуждено более 50 докладов, из них 21 — по истории. Тематика их была очень разнообразной; какой-либо стержневой проблемы, вокруг которой группировались бы доклады, не было. Но все же организационный комитет конференции стремился сгруппировать доклады по отдельным наиболее важным вопросам (периодизация истории скандинавских стран; феодальные отношения в Скандинавии; Русь, древние пруссы и норманны; экономические и политические отношения России со скандинавскими странами и Финляндией (XVII–XX вв.); рабочее движение; историография).

Доклад И. П. Шаскольского (Ленинград) «Основные проблемы периодизации истории скандинавских стран», прочитанный на пленарном заседании, вызвал оживленную дискуссию. В нем была сделана попытка дать периодизацию истории Скандинавии. Первобытнообщинная эпоха началась здесь с появления человека (примерно около 10 тыс. лет тому назад) и продолжалась до IX века н. э. Феодальную формацию докладчик датировал IX–XVIII вв., разделив ее на четыре периода: формирование классового общества и государства (IX–XI вв.); развитие феодальных отношений и ослабление феодальной государственности (XII–XIV вв.); создание централизованных государств в Дании и Швеции (XV–XVI вв.); разложение феодальных отношений и формирование капиталистического уклада (XVII–XVIII и частично первая половина XIX века). Начало эпохи капитализма в Скандинавии, по мнению И. П. Шаскольского, относится к концу XVIII — первой половине XIX в., а делится эта эпоха на два основных периода: промышленный капитализм (XIX в.) и империализм.

Проблеме «Феодальные отношения» были посвящены три доклада. А. Я. Гуревич («Об особенностях норвежского феодализма») выступил с критикой распространенного в литературе взгляда о нефеодальном развитии Норвегии вплоть до XIII–XIV веков. Он подчеркнул, что главная особенность этой страны состоит не в том, что норвежские крестьяне-бонды не были закрепощены, а в создании определенных форм эксплуатации бондов государственной властью. По мнению А. Я. Гуревича, суть дела заключается в специфических формах и методах использования королевской властью свободы крестьян.

Г. И. Анохин («Общинные традиции норвежского крестьянства») рассмотрел конкретные черты внутриобщинных отношений и некоторые особенности общины в Норвегии, обусловленные животноводческой (а не земледельческой) направленностью сельского хозяйства. При обсуждении доклада развернулась дискуссия по вопросу о причинах сохранности общинных традиций: можно ли объяснить ее поздним развитием феодализма в Норвегии или следует принимать во внимание специфику сельского хозяйства, при которой совместное использование угодий и пастбищ является важнейшим условием животноводства? В докладе А. А. Сванидзе «Некоторые проблемы средневекового шведского города (XIII–XV вв.)» было показано, что превращение рыночных центров Швеции в торгово-ремесленные происходило в XII–XIII вв. в условиях отсутствия крепостного права, широкого развития кустарных промыслов и деревенского ремесла, сравнительной политической централизации страны и уже сложившихся в тот период широких внешнеторговых связей. Все это породило некоторые особенности в развитии шведских городов. Их муниципальные свободы были ограничены центральной властью. Первое время в городах господствовало свободное ремесло, а массовое распространение цехов началось лишь в конце XV века.

В четырех докладах и сообщениях была затронута проблема «Русь, древние пруссы и норманны». В. Б. Вилинбахов (Ленинград) в докладе «Существующие теории и проблема возникновения Старой Ладоги» пытался на основании лингвистических и археологических данных доказать, что славянская колонизация Псковщины и Приильменья шла по двум направлениям: из Приднепровья и из Польши (через Литву, Латвию и Эстонию). Тем самым он стремился опровергнуть тезис А. Стендер-Петерсена о земледельческой колонизации скандинавами северо-западных районов Восточной Европы. Г. Ф. Корзухина (Ленинград) сообщила о находках скандинавских вещей в районе Торопца Калининской области, что свидетельствует о торговых связях славян со Скандинавией. Сообщение «О мифологической основе легенды о призвании варягов» сделал К. Д. Лаушкин (Ленинград). Ф. Д. Гуревич (Ленинград) («Древние пруссы и норманны») рассказала о проникновении норманнов на территорию, населенную пруссами, в конце I тысячелетия н. э.

По проблеме «Экономические и политические отношения России со скандинавскими странами и Финляндией (XVII–XX вв.)» выступили пять докладчиков. Б. Ф. Поршнев («Русское посольство в Швеции в 1633 г.») показал, как интенсивно и самостоятельно действовала русская дипломатия во время Тридцатилетней войны. X. Пииримяэ (Тарту) осветил некоторые проблемы развития торговли прибалтийских городов в период шведского господства в XVII веке. Он установил, что в условиях отрезанности России от моря Рига, Таллин, Нарва, Пярну играли важную роль в транзитной торговле между Россией и странами Западной Европы. Г. А. Некрасов («Проблема русско-шведского союза во второй четверти XVIII века») раскрыл основную внешнеполитическую задачу России на севере Европы после 1721 года. Она заключалась в том, чтобы закрепить за собою Восточную Прибалтику, сохранить status quo, развивать балтийскую торговлю и предотвращать любые попытки Швеции пересмотреть Ништадтский договор. Л. А. Лооне (Таллин) выступила с докладом «О политических связях эстонских и финских общественных деятелей в период эстонского национального движения (1878–1882 гг.)», в котором охарактеризовала вынашивавшийся финскими буржуазными деятелями план создания общей оппозиции латышей, эстонцев и прибалтийских немцев против царского правительства, и о культурных связях между финнами и эстонцами. В докладе П. И. Ихалайнена (Петрозаводск) «Советско-финляндские отношения в период от Октябрьской революции до признания независимости Финляндии (7 ноября — 31 декабря 1917 года) разоблачались фальсификации финских рекционных буржуазных историков и отмечалось, что признание Советским правительством независимости Финляндии было замечательной вехой в советско-финляндских отношениях.

В двух докладах была затронута проблема «История рабочего движения». Г. Н. Пирогов («Рабочее движение в Норвегии на третьем этапе общего кризиса капитализма») подчеркнул, что в современных условиях усиливается экономическая борьба норвежского рабочего класса. В то же время укрепление левых сил в рабочем движении страны способствует развертыванию борьбы за осуществление программы, выдвинутой компартией. О. В. Чернышева («Движение солидарности с республиканской Испанией и укрепление единства рабочего класса Швеции») показала, что инициатором оказания помощи республиканской Испании была Компартия Швеции, но в деятельности комитетов помощи Испании (в 1938 г. их было около 400) принимали участие также и представители партии социал-демократов, социалистической партии и отдельных групп демократической интеллигенции. В испанской народной армии сражалось около 500 добровольцев-шведов, из них 300 коммунистов.

Вопросов историографии коснулись два докладчика. Л. К. Роотс (Тарту) рассмотрела новейшую датскую литературу по шлезвиг-гольштинскому вопросу и отменила, что работы А. Фрнса, Т. Финка X. Хьелолта, Э. Мёлера и др. содержат некоторый новый материал, но трактуют исторические события с субъективистских позиций. И. И. Сюкняйнен (Петрозаводск) сообщил о работах карельских исследователей по истории Финляндии и их борьбе с концепциями буржуазных историков.

Кроме того, на конференции были прочитаны доклады А. С. Кана «Шведский нейтралитет в годы второй мировой войны», В. В. Похлебкина (Подольск) «О движении Сопротивления в Дании и Норвегии», Г. А. Панкрушева (Петрозаводск) «Черты культур Аскола и Суомус-Ярви», Л. А. Голубевой «Белозерская весь и ее западные соседи в X–XII вв.» и X. И. Мосберг (Тарту) «Скандинавский сборник», его задачи и перспективы».

Конференция показала, что советские историки проделали серьезную работу по исследованию проблем истории скандинавских стран и Финляндии. Однако до сих пор состояние изученности вопросов новейшей истории этих стран оставляет желать лучшего. Преодоление этого недостатка является важнейшей задачей советских скандинавистов.

Источник: Вопросы истории, 1963, № 11, стр. 146–148.

OCR: Halgar Fenrirsson

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов