2.6.3. Редукция безударных гласных

1. Редукция безударных гласных, по-видимому, имела своей предпосылкой (но не непосредственной причиной) общегерманский сдвиг ударения на первый, т. е. корневой слог, поскольку в результате этого сдвига безударные слоги стали вместе с тем и слогами, никогда не несущими лексического, т. е. основного значения слова.

В скандинавском языке-основе как краткие, так и долгие гласные были возможны в безударном положении. Однако по сравнению с германским языком-основой; уже и в нем некоторые безударные гласные претерпели редукцию. Так, по-видимому, уже в скандинавском языке-основе: 1) отпали конечные краткие неносовые гласные, за исключением u (например, unnam ‘начал’ < *und-nama); 2) отпали краткие гласные конечного слога двусложных окончаний (например, gestumʀ ‘гостям’ < *gastimiz); 3) долгие гласные в ряде случаев сократились (например, laþu ‘приглашение’ < *laþō, gibu ‘даю’ < *gibō).

Эта древнейшая редукция безударных гласных относится к эпохе, от которой нет никаких письменных памятников. Естественно поэтому, что она не может быть восстановлена во всех деталях. Наиболее существенным последствием ее было то, что в скандинавском языке-основе на месте германского безударного конечного ō оказалось u.

2. В VI–VIII веках произошла дальнейшая редукция безударных гласных, которая была по своим последствиям важнейшим из всех фонетических изменений в скандинавских языках. В зависимости от качества, количества и положения безударного гласного редукция эта протекала разным образом и в разное время.

Всего больше эта редукция коснулась безударных гласных конечного слога, в котором большинство кратких гласных совсем отпало, а все долгие гласные стали краткими. Важнейшие закономерности в этой области таковы:

В безударном конечном слоге отпали все краткие гласные кроме тех, которые имели за собой n или m, т. е. были назализованы. Например: laukr ‘лук’ < laukaʀ; horn ‘por’ < horna; gestr ‘гость’ < -gastiʀ; son вин. п. ед. ч. от sonr ‘сын’ < sunu; lǫð ‘приглашение’ < laþu. Но сравни þreyja ‘томиться’ и þrawijan; gesti вин. п. мн. ч. От gestr и г. gastins; sonu вин. п. мн. ч. от sonr и г. sununs.

Последовательность отпадения кратких гласных в конечном слоге была такова: после долгого слога они отпадали раньше, чем после краткого слога, после безударного слога раньше, чем после ударного, причем сначала отпадало a, потом i и, наконец, u.

Все долгие гласные в безударном конечном слоге стали краткими. Сравни vinar род. п. от vinr ‘друг’ и -wināʀ; gleði ‘радость’ и г. managei ‘множество’; bærir ‘ты нес бы’ и г. bēreis. В ряде случаев они изменились качественно, а именно: ō > a (сравни fáða ‘я нарисовал’ и faihidō; rúnar ‘руны’ и runōʀ); ōn > ú (сравни sǫgu дат. п. ед. ч. от saga ‘cara’ и Igijōn); iu > i (сравни syni дат. п. ед. ч. от sonr ‘сын’ и Kunimu(n)diu); ā > i (сравни systir ‘сестра’ и swestār); ē > i (сравни korni дат. п. ед. ч. от korn ‘зерно’ и kurnē).

3. В результате редукции в конечном слоге стали возможны только три гласные: a, i, u. В древнейших исландских рукописях (до середины XIII века) в конечном слоге пишется обычно не i и u, а e и o (т. е. не armi ‘руке’, konu ‘женщину’, а arme, kono). В некоторых рукописях, например, в основной рукописи «Старшей Эдды», пишется i и о (т. е. armi, kono). С середины XIII века господствующим становится написание i и u (т. е. armi, konu). Для древнеисландского языка эти колебания в написании, по-видимому, не имеют фонетического значения. Для древненорвежского языка, напротив, характерно закономерное чередование i и e, u и o в зависимости от качества предшествующего ударного гласного (т. е. arme, kono, но fiski, tungu).

4. Редукции подверглись также безударные гласные срединных слогов, причем краткий гласный, за исключением a, возникшего из ō, обычно отпадал в том случае, если не отпадал гласный последующего слога. Сравни ketill ‘котел’ (< *katilaʀ), но katlar ‘котлы’ (< *katilōʀ); annarr ‘другой’ (<*anþaraʀ), но aðrir ‘другие’ (г. anþarai).

В некоторых случаях безударный краткий гласный срединного слога изменялся качественно, а именно: -an- > -in- (сравни stolinn ‘украденный’ и г. stulans); -ag- > -ig- (сравни auðigr ‘богатый’ и г. audags); ǫ > u (сравни kǫlluðu ‘назвали’ и д-нор. kallaðu).

Безударные долгие гласные в срединном слоге стали краткими, а в некоторых случаях и качественно изменились или совсем отпали. Сравни bindim ‘мы связали бы’ (наст. вр.) и г. bindaima; byndi ‘они связали бы’ (прош. вр.) и г. bundeina; fróðari ‘мудрее’ и г. frodōza; gullna ‘золотую’ и г. gulþeina.

5. В результате редукции отпали гласные безударных приставок. В ряде случаев от приставки остался в древнеисландском один согласный. Сравни granni ‘сосед’ и г. garazna; greiða ‘приводить в порядок’ и г. garaidjan; slíkr ‘такой’ и г. swaleiks. В других случаях, по-видимому, отпала вся приставка. Сравни gefa ‘давать’, ‘отдавать замуж’ и д-а. giefan ‘давать’, forgiefan ‘отдавать замуж’; heita ‘называться’, ‘обещать’ и г. haitan ‘называться’, gahaitan ‘обещать’. Таким образом, в древнеисландском языке почти не осталось безударных приставок (ср. 2.4).

6. Редукция (т. е. сокращение, качественное изменение или полное отпадение) распространилась и на корневой гласный в безударных словах. Сравни hon ‘она’ (< hón); honum ‘ему’ (< hónum); muntu ‘ты намерен’ (< munt þú); brott ‘прочь’ (< braut); ok ‘и’ (< auk); gera ‘делать’ (< gøra); þikkja ‘казаться’ (< þykkja); veitk ‘я знаю’ (< veit ek); þats ‘то, что’ (< þat es); bindask ‘повязаться’ (< binda sik).

Редукция распространилась и на корневой гласный в словах, входящих в качестве второго члена в сложное слово (особенно, собственное имя). Сравни misseri ‘полгода’ (< *miss-æri); nǫkkurr ‘некоторый’ (< *ne veit ek hverr); Eiríkr (< *ein-ríkr); Hrólfr (< *hróð-ulfr); Þórðr (< *Þór-vǫrðr или -friðr).

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов