Надежда Топчий

Стридманн (Тимофей Ермолаев)

«Мольба Буслы»:
общий обзор и особенности рукописи Lbs 423 fol.

Заговоры, руны и гальдраставы.

Ещё со времён старших рунических рядов (с II–III по VIII в.н.э.) руническая магия была тесно связана со словом: слово становилось необыденным, «сильным» благодаря записи, однако и сакральность рунической записи во многих случаях усиливалась приёмами речи произносимой, использованием ритма и аллитерации. От древних заклинаний до нас дошли лишь отголоски в надписях на камнях и предметах и, возможно, в некоторых фрагментах песен «Эдды». О заклинаниях эпохи викингов и о связи слова и знака в период Младших рунических рядов (т.е. в период с IX в.) мы знаем несколько больше. С распространением рунической письменности естественным образом увеличилось и количество записанных заклинательных текстов: на деревянных дощечках и стержнях, на предметах быта, на поминальных камнях. Причём, как и в предыдущую эпоху, запись заговора рунами не только фиксировала некое сообщение, но и служила способом достичь желаемого, заставить волшбу подействовать.

Бронзовая пластинка-амулет из Хёгстены (Högstena, Готланд, Швеция, первая половина XII в.) гласит: Gal anda viðr, gangla viðr, riðanda viðr, viðr rinnanda, viðr sitianda, viðr sign[and]a, viðr f[a]randa, viðr fliuganda. S[kal] alt fyrna(?) ok um döyia («Заклинаю против духа, против бродячего, против скачущего, против мчащегося, против сидящего, против освященного (возможно, крещённого?), против путешествующего, против летящего. Да будет весь иссушен(?) и умрёт»; приведённый к нормам грамматики текст цитируется по книге Mindy Macleod и B.Mees, «Runic amulets and magic objects»). Процесс волшбы здесь, как и во многих других источниках, назван gala, глагол имеет первичное значение «петь, кричать», текст ритмичен, аллитерирован и даже, что не было обязательным для скандинавской поэтики того периода, зарифмован. Несомненно, заклинание строилось по законам устной речи, и скорее всего, произносилось при создании.

О сочетании обряда, скальдических вис и начертания рун (возможно — записи этих вис рунами) рассказывает «Сага об Эгиле Скаллагримссоне», действие которой происходит в X в. (записана сага около 1220 г.). Известны анонимные заклинания того же периода, в которых вместе с текстом заговора требовалось начертание отдельных рунических знаков для усиления действенности волшбы, наподобие медной пластинки из Сигтуны второй половины XI в. с целебным заговором, обращенным к «турсу воспалённой раны, предводителю турсов» (þurs sárriðu, þursa dróttinn), которого дальше зовут «волком» (úlfr): haf þær þriár þrár úlfr, haf þær níu nauðir úlfr, I I I I и т.д. («трижды тоска тебе волк, девятижды нужда тебе волк (три руны Is)…»; приведённый к нормам грамматики текст взят из книги Mindy Macleod и B.Mees, см. выше).

Позже, примерно с XV в., заговоры и заклинания стали записываться в манускрипты уже с целью их сохранения и передачи (хотя само записанное слово могло продолжать считаться обладающим силой, и использоваться даже неграмотными людьми). К этому времени младшие рунические ряды были вытеснены из обихода латинскими буквами и новой разновидностью алфавита — новоисландскими рунами. Новоисландские руны, следующий этап истории альтернативной скандинавской письменности, являются попыткой дальнейшего развития Младших рун. Они испытали на себе сильное влияние латинского алфавита, которым через несколько столетий (примерно к XVIII–XIX вв.) и оказались окончательно вытеснены. Если все рунические ряды эпохи Младших рун содержат одинаковое число знаков (шестнадцать), отличаются устойчивой графикой в пределах ряда и фонетической недостаточностью (несколько звуков передаются одним знаком), то в новоисландских рунах последнее попытались исправить за счет пунктирования (добавления точки к изображению) и введения новых знаков. В результате один звук стало возможно записывать разными литерами, окончательной унификации алфавита так и не произошло.

Одновременно с распространением рунической письменности в эпоху викингов и широким применением младших рун в бытовых целях значение самого факта записи текста рунами снизилось. Это, а также возникающая иногда практическая необходимость скрывать смысл написанного, породили развитые системы рунической криптографии, основанные, в том числе, на кодировке рун в зависимости от места в атте (семействе рун в младшеруническом ряду — Футорке), а также на создании рунических лигатур (вязаных рун, биндрун). В последующую эпоху, когда руны стали не вырезаться на дереве, а записываться в книгах (так называемая runica manuscripta), первое направление развития привело к появлению множества тайных алфавитов, либо по прежнему использующих шифровку рун на основе трёх аттов (например, так называемые «руны-рыбы» и пр.), либо основанных на замене букв латинского алфавита авторскими знаками (вроде «эльфо-рун» или «литер нищего бродяги»). Результатом же развития и творческой переработки рунических вязей в сочетании с использованием достигших Исландии знаний европейской средневековой мистики, по-видимому, стало уникальное направление исландской магии — магия гальдраставов (galdrastafr, магический знак) и гальдрамюндов (galdramynd, магический рисунок). Отдельные элементы этих ставов (stafr, значения слова — знак, буква) удаётся атрибутировать как руны — Sól, Maðr, Тýr, Hagl и т.д., — которые связаны в сигилоподобные формы разной степени сложности в сочетании с крестами, решетками, свастиками и т.д. Чародейские фигуры могут включать слова, записанные рунами или латынью, или несвязные руны и литеры и т.д. Ещё дальше от рун отстоят гальдрамюнды, которые в предельном случае могут быть сведены только к рисунку, хотя чаще они включали и элементы, входящие также в гальдраставы.

Однако далеко отошедшему от слова знаку требуется как минимум пояснение, для чего писались специальные чародейские книги-гальдрабоки (galdrabók, магическая книга), а нередко и поддержка-целеуказание — и тогда гальдраставы должны были сопровождаться чтением заклинания. Слово по-прежнему должно было усиливать знак, так же как начертание знака — произнесенное слово. В записях текстов заклинаний позднейшего периода, когда место рун занимают новые, в представлении современников, более мощные символы, после текста собственно заговора нередки инструкции «вырежи следующие ставы на дереве» (относится к неясного значения латинским буквам), «напиши на своей правой ладони [сей став]», «сей став надо человеку на себе носить» (относится к гальдраставам), и т.д. (примеры взяты из книги Л. Кораблёва «Рунические заговоры и апокрифические молитвы исландцев»).

Дошедшие до нас исландские заговоры делят на написанные обычной прозой, прозой ритмизированной и аллитерированной и стихотворные (хотя зачастую грань между второй и третьей группой указать проблематично). Делятся они, совершенно аналогично общемировой практике, и по целям на защитные, привороты, для достижения блага (вроде выигрыша в кости, удачной ловли рыбы и т.д.), целительские, вредоносные и т.д. Можно также провести разделение заговоров на народные, анонимные по определению, и авторские. Ко вторым относятся упомянутые висы Эгиля и некоторые другие висы саг, творчество так называемых «силовых поэтов» (kraftaskáld, от слов «сила» + «поэт-скальд»), создававших свои стихи-заговоры для разрешения конкретной ситуации уже в пост-викингский и пост-скальдический период, а так же поздние заговорные поэмы-«демоногоны», создававшиеся учёными людьми в период XVII–XVIII вв. Характерной особенностью как творчества скальдов эпохи викингов, так и заговорных поэм была усложнённость и запутанность поэтической формы, этим их произведения коренным образом отличались от эддического стиха и народных заговоров. Возможно, уместна аналогия с относительно простыми приёмами старшерунической магии и народной рунической магии эпохи викингов – в противовес весьма сложной графике гальдраставов, при том, что среда бытования гальдраставов была относительно невелика, а авторы магических книг, где они записывались, часто были известны.

Если вернуться к сочетанию заговоров и магических знаков, то можно вспомнить, что слово galdr (магия, волшба), с которым связано название гальдраставов, также родственно упомянутому слову gala (петь, кричать). В «Речах Высокого» подряд перечислены как заклинання устные («я пламя могу потушить, запев заклинанье», здесь и далее перевод песен «Эдды» А.И.Корсуна), так и с использованием рун («так руны вырежу, так их окрашу»), хотя прямых указаний на их совместное применение нет. А вот в «Поездке Скирнира», значительная часть которой как раз и является, по сути, заклинательным текстом, имеется прямое указание на подобные действия: Þurs ríst ek þér ok þríá stafi (дословно: «Турс (имя руны) режу я тебе и три знака»).

Выразительный пример сочетания магии знака и слова сохранила «Сага о Боси и Херрауде», в которой засвидетельствовано совместное применение стихотворного заклинания и заклинания рунического в виде шифра, недоступного непосвященному. Причём одна из рукописей (см. описание Lbs 423 fol далее) демонстрирует сочетание приёмов времени новоисландских рун и «книжной» магии (гальдраставов) с приёмами времени младших рунических рядов и магии «народной» (упомянутого рунического шифра, чья аутентичность подтверждёна археологическим материалом).

«Сага о Боси»: обзор источников.

«Сага о Боси» дошла до нас в четырнадцати источниках. Самые ранние кодексы из собрания Арнамагнуссовского института написаны на пергаменте и датируются:

AM 343 4° и AM 577 4° — XV в.;

AM 586 4° — второй половиной XV в.;

AM 510 4° — приблизительно 1550 г.

Остальные дошедшие до нас тексты являются бумажными и относятся в основном к периоду с XVII по XVIII вв. Самые ранние из них, AM 340 4°x и AM 361 4°x, относятся к XVII в., UppsUB R 715x – примерно к 1650 г., AM 576 a 4°x — к периоду 1660–1680 гг. и т.д. Самый поздний текст (ÍBR 38 8vo) датируется 1828–1831 гг.

Рукопись Lbs 423 fol, которая будет подробно рассмотрена далее, записана на бумаге в XVIII в., всего она содержит тексты шестнадцати саг (включая «Круг Земной») и одной пряди («Прядь о Торвальде Путешественнике»).

Основная редакция текста саги была выполнена в издании 1893 г. профессором Вильгельмом Хайцманном (Wilhelm Heizmann). Впервые перевёл сагу Т.Ермолаев по тексту трёхтомного издания саг Гудни Йоунссона и Бьярни Вильхьяульмссона (Fornaldarsögur Norðurlanda I–III. Guðni Jónsson og Bjarni Vilhjálmsson sáu um útgáfuna. Forni, Reykjavík. 1943–44).

«Сагу о Боси» относят к так называемым «сагам о древних временах», причём события, описываемые в ней, изобилуют колдовством и чудесами, что вполне позволило бы отнести повествование к разновидности саг фантастических или «лживых» (т.е. сочинённых для развлечения слушателей). Именно поэтому столько внимания в данной работе уделено поиску аналогий и попытке проанализировать материал с точки зрения соответствия известным практикам.

«Мольба Буслы»: перевод.

Далее приведён отрывок, относящийся ко включенному в сагу заклинательному тексту, известному как «Мольба Буслы» (Buslubœn). Сюжетная преамбула такова: «весьма сведущая в колдовстве» старуха Бусла, воспитательница (а будучи наложницей отца — и приёмная мать) Боси, просит конунга Хринга помиловать захваченных в плен пасынка и его побратима, сына конунга. Основания гневаться на «золотых мальчиков» у правителя были: ребята дебоширили дома, Боси убил побочного сына конунга, которого любил отец и не любил брат законнорожденный, затем побратимы вышли на бой против самого конунга.

Приводимый здесь текст заклинания не является подстрочником, хотя по возможности приближен к оригиналу. Для удобства дальнейшего анализа добавлена нумерация строф, в исходном тексте отсутствующая. Перечень рун после «Мольбы» имеет особенности, что будут рассмотрены позднее.

Тем же самым вечером Бусла пришла в комнату, где спал конунг Хринг, и начала мольбу, которую потом назвали «Мольбой Буслы». Позже она стала широко известна, и было в ней много злых слов, которые нет нужды произносить христианам, но всё же вот её начало:

1. Вот лежит Хринг,
конунг гаутов,
из людей
своенравнейший.
Сам ты сына
убить собрался,
став неслыханно
тем известен.

2. Слушай ты
мольбу Буслы,
станет петь —
мир услышит,
бесполезную
всем внимающим,
беспощадную
к убеждаемым.

3. Духи заблудятся,
сбудется страшное,
дрогнут утёсы,
мир обезумеет,
погода испортится,
сбудется страшное,
коль ты, конунг Хринг,
мира с Херраудом
не заключишь
и Боси не выручишь.

4. Так я на грудь
тебе надавлю,
что твоё сердце
сгложут гадюки,
уши твои
никогда не услышат,
очи твои
наизнанку повывернет,
коль не поможешь
выручить Боси,
не укротишь
к Херрауду ненависть.

5. Сядешь на судно —
снасти порвутся,
крепленья руля
вмиг отлетят,
холст разорвётся,
парус сорвётся,
тугие канаты
все перетрутся,
коль не укротишь
к Херрауду ненависть
и не предложишь
мира для Боси.

6. Если поскачешь —
вожжи завяжутся,
конь захромает,
измучится кляча,
дороги любые,
пути напрямик
тебя приведут
в логово троллей,
коль не поможешь
выручить Боси,
не укротишь
к Херрауду ненависть.

7. Будешь в постели
спать как на углях,
на месте почётном
сидеть как при качке;
покажется хуже
дальше намного:
захочешь с девицей
как муж позабавиться —
собъёшься с пути.
Продолжить ли перечень?

Тогда конунг ответил:

— Замолчи, злобный дух, и убирайся прочь, иначе я велю тебя искалечить за твои проклятия.

— Раз уж мы встретились, — сказала Бусла, — то не расстанемся, пока я не получу желаемого.

Конунг захотел встать, но не смог и шевельнуться в постели, а слуги не просыпались. Тогда Бусла начала вторую треть своей мольбы, и я воздержусь от того, чтобы написать её, ибо никому нет необходимости повторять подобное, но в крайнем случае можно повторить так, чтобы она не была записана. Но всё же вот её начало:

8. Тролли и альвы,
волшебные норны,
жители гор и великаны
спалят палаты,
хримтурсы невзлюбят,
кони покроют,
исколет солома,
с ума сведут бури,
сбудется горе,
коли не выполнишь волю мою.

Когда этот стих закончился, конунг сказал ей:

— Прежде чем ты будешь дальше злословить, я подарю Херрауду жизнь, но Боси покинет страну и, если я смогу его схватить, будет убит.

— Раз так, лучше продолжим, — сказала Бусла.

Тут она начала стих, который называется «Стих Сюрпы», в нём заключены самые сильные чары и его нельзя читать после захода солнца, а в конце там есть такое:

9. Придут мужей шестеро,
скажи имена их
все, что не связаны.
Я тебе покажу:
не сможешь решить,
думаю, правильно,
тогда станут псы
глодать тебя в Хель,
душа же твоя
погрузится в муки.

Рисунок 1

Теперь истолкуй верно эти имена, или на тебя подействует всё, что я попросила самого худшего, если ты не исполнишь мою волю.

Но когда Бусла закончила мольбу, конунг вряд ли знал, что ей сказать.

— Чего же ты хочешь? — спросил конунг.

— Дай им на опасное поручение, — сказала старуха, — чтобы было неясно, что с ними случится, и они ответят сами за себя.

Конунг попросил её уйти прочь, но она не сделала этого, пока конунг не принёс ей клятву, что выполнит обещанное, и лишь тогда мольба Буслы не подействовует на него. Затем старуха исчезла.

Текст «Мольбы» представляет собой тулу, буквальное значение слова þula — перечень, также тулами называли стихотворения, особенно заклинательного характера. Подобные перечни призваны, в общем случае, не только впечатлить слушателя, но и создать связь с целым комплексом явлений или указать на сопричастность говорящего всей полноте мироздания, осуществить вхождение человека в пространство мифа: известны тулы, перечисляющие сверхъестественные существа, имена героев, обстоятельства и ситуации, болезни и т.д. Именно тулой называет Бусла свои висы в строке, переведенной как «продолжить ли перечень?» (eða viltu þulu lengri? — «или хочешь ты, что бы тула была длиннее?»). Перечисляются в «Мольбе» все мыслимые несчастья, что могут настигнуть упрямого в своём гневе конунга. Несмотря на то, что сага записывалась в христианский период, все отсылки в тексте «Мольбы» связаны с языческими представлениями и практиками. Охватившее конунга оцепенение неотличимо от известных из других источников чар «боевых оков», herfjöturr. Угрозы — природные катаклизмы, особенно ненастье, неудача всех начинаний, болезни и жизнь калекой, насланное беспокойство и невозможность уснуть, вплоть до безумия, ожидающие сексуальные извращения (вроде унизительной роли «кобылы»), гнев сверхъестественных существ (троллей, альвов, турсов, норн и пр.) — имеют множество параллелей в скандинавских источниках. Можно вспомнить «Поездку Скирнира», «Вторую песню о Хельги Убийце Хундинга», или описание результатов злой волшбы в сагах, наподобие навязчивого желания отправиться в путь и кошмаров конунга Ванланди, беспокойства, вдруг овладевшего Эгилем Скаллагримссоном и приведшего его к Гуннхильд, или проклятья неудачи, наложенного нежитью на Греттира Сильного. В заклинании-привороте на рунической палочке из Бергена второй половины XIV в. есть слова:

Да охватит тебя невыносимая похоть
И [неясное слово] ярость!
Ни минуты не имей покоя,
Никогда не спи
[неясное место]
люби меня
Как саму себя!

(Здесь и далее отрывки приворотов приводятся по книге Л. Кораблёва «Рунические заговоры и апокрифические молитвы исландцев»).

Известны близкие по духу тексты и в новоисландском материале (который, вполне вероятно, является записью более ранних заговоров). Отрывок новоисландского приворота из рукописи XVII в. гласит:

…Сие прошу у Одина
И у всех тех,
Кто жено-руны
Умеет отгадывать,
Что бы ты на свете
Нигде не пребывала (в покое),
Не процветала,
Ежели ты не полюбишь меня
Всем сердцем!
Кости твои – словно в огне,
А в плоти ещё хуже!
Да преследуют тебя неудачи,
Ежели ты не полюбишь меня!

Да гниют у тебя волосы,
Рвутся одежды,
Ежели с лёгким сердцем
Ты не полюбишь меня!
(Л. Кораблёв, «Рунические заговоры…»).

Как несложно заметить, и «Мольба», и приведённые заговоры отличаются простым и ясным языком, лишенных литературных украшений, наподобие кеннингов, игры размеров, или сложных мифологических аллюзий. Приводимые угрозы конкретны, и, по большей части, связаны с обычными занятиями (верховая поездка, плавание под парусом, пребывание в пиршественном зале), нет не относящихся к делу отступлений от темы. Эта же особенность присуща части анонимных песен «Эдды», но нехарактерна как для сугубо авторской скальдической поэзии, так и для более поздних авторских поэм-«демоногонов». Об одной из таких магических поэм Исландии («Последующие висы Снежных гор», 1612 г.) исследователь Э. Пьетурссон пишет: «не придавалось большого значения тому, чтобы смысл поэмы был более понятен, ибо прежде всего надо было сочинить подобный заговор так, чтобы стих был более усложнённым (стилизованным). Сие должно было усилить мощь поэмы и придать ей больше действенности» (Л. Кораблёв, «Рунические заговоры…»).

В большинстве рукописей стихотворные отрывки записывались сплошным текстом (значительно реже строфы могли отделяться пробелами или абзацами) так что отличить их от прозы можно только «на слух», по поэтической метрике и аллитерации, при этом грань между собственно поэзией и ритмизированной прозой удаётся провести не всегда.

Размер строф «Мольбы» можно определить как так называемый «старинный» (или «эпический»), используемый в большинстве песен «Старшей Эдды». Правда, лишь начало третьей строфы строго выдержано в форнюрдислаге (fornyrðislag, старинный размер, в классическом случае так называется полустрофа из 4 строк, попарно аллитерирующих, причём аллитерирующих слогов в нечётной строке может быть и один, как в данном случае):

Villist ttir,// verði ódæmi, // hristist hamrar, // heimr sturlist…

Духи заблудятся, // сбудется страшное, // дрогнут утёсы, // мир обезумеет…

Структура остальных строф не столь систематизирована:

Ef þú ðr, // raskist taumar, // heltist hestar, // en hrumist klárar // en tur allar // ok gagnstígar // troðist allar // í tröllhendr fyrir þér …

Если ты поскачешь,// спутаются вожжи, захромают кони // и лошади ослабеют // все дороги и пути напрямик // приведут все // в руки троллей тебя…

Впрочем, неукоснительного следования требованиям метрики не прослеживается и в «Эдде», форма сохранившихся заклинаний также достаточно свободна и варьируется от несомненно прозаической до собственно стихотворной.

Загадка «мужей»: истолкование.

Руны после заклинания принадлежат к Младшему руническому ряду, причем к не самой ранней его версии, поскольку руна Sól (S) записана в варианте, вытеснившем классическую форму старшего ряда к середине-концу IX в. На прорисовке рун после заклинания в издании 1943-1944 гг. вторая руна по порядку — руна Ás Старшего ряда, к тому времени изменившая своё произношение и написание. В издании под редакцией Финнура Йонссона (Finnur Jónsson) в двухтомнике «Норвежско-исландская скальдическая поэзия» (Den norsk-islandske skjaldedigtning, 1912-1915 гг.) вторым знаком является Óss:

Рисунок 2

Однако, если посмотреть на самые ранние пергаментные кодексы, можно заметить, что вторая руна не поддаётся однозначной интерпретации, возможно, являясь очень редким вариантом написания знака.

Фрагмент страницы пергамента AM 577 4° (1400–1500 гг.):

Рисунок 3

Прорисовка (взята из книги А.Платова «Руны: два тысячелетия магической традиции»):

Рисунок 4

Второй знак на прорисовке мог бы быть новоисландской руной Q (название знака Rang-snúið kaun), однако такое прочтение затруднит дальнейшую расшифровку. Другой вариант написания из рукописи AM 586 4° (1450–1500 гг.) не прибавляет ясности (новоисландская Æ — Æsa?):

Рисунок 5

В рукописи AM 510 4° (ок. 1550 г.), как и на приведённом далее листе бумажной рукописи Lbs 423 fol, второй по порядку знак напоминает скорее букву «a» латинским шрифтом:

Рисунок 6

Возможно, прочтение формулы вызывало некоторые трудности уже в XV в.

В дальнейшем принято, что изображённое является одним из написания руны Óss.

 

Известна целая группа подобных или близких по структуре сочетаний рун, которые встречаются на археологических памятниках различного типа в период с IX в. по XIV–XV вв., т.е. ещё в докнижный, народный период бытования рунического искусства.

 

На могильном камне из Гёрлева (Gørlev, Зеландия, Дания, IX в.), сторона B:

þmk iii sss ttt iii lll

На одном из двойных камней из Ледберга (Ledberg, Восточный Готланд, Швеция, первая половина XI в.):

þmk:iii:sss:ttt:iii:lll

На рунической палочке из Тёнсберга (Tønsberg, Норвегия, 1250–1325 гг.):

mrthk iiiii sssss ttttt iiiii lllll

На деревянном стержне из Бергена (Bergen, Норвегия, XIII в.):

mtpkrgb iiiiiii sssssss ttttttt iiiiiii lllllll

На брёвнах церкви в Ломене (Lomen, Норвегия):

r: þ:k:iii sss ttt iii lll

 

Существует общепризнанная расшифровка рассматриваемой рунической комбинации из «Саги о Боси», предложенная в своё время K.Томсоном (Claiborne W. Thompson, The Runes in Bosi saga and Herrauds), верная, по видимому, для всех подобных сочетаний рун.

 

Расшифровываются подобные формулы по единой схеме: нужно по очереди соединить каждую из рун первой группы с одной руной из оставшихся пяти групп.

В загадке Буслы получаются такие «имена шести мужей», которые не смог разгадать конунг (следует помнить, что при записи текста Младшими рунами удвоенные буквы, как правило, записывались одним знаком, сама же запись осуществлялась «как слышится»):

ristil (ristill, омонимы: опоясывающий лишай/плужный лемех/благородная женщина)

oistil (по другой версии прорисовки aistil или æistil, возможно, к eistа, мужские яички/камень (в т.ч. надгробный). Версия qistil результатов не даёт)

þistil (þistill, чертополох (лат. Cirsium))

mistil (mistill, mistilteinn, омела)

kistil (kistill, ящик/небольшая коробка/гроб, ср. русское «сыграть в ящик»)

uistil (по мнению Г.ф.Неменьи к vestr — запад, место заката. Буква ”v” передавалась той же руной, что и “u”, в новоисландских рунах иногда, но отнюдь не всегда — её пунктированным вариантом. Не исключена, однако, и связь с vistir — пребывание/место (работы, жизни)/еда).

При аналогичной расшифровке формула из Бергена mtpkrgb iiiiiii sssssss ttttttt iiiiiii lllllll дает список:

mistil (омела)

tistil (чертополох, в несколько отличном написании)

pistil (pistill, послание/письмо/писанина)

kistil (ящик/гроб)

ristil (лишай/лемех/благородная женщина)

gistil (гость (к gista — приютить, gestr — гость))

bistil (вероятно, лыко (к besti = bast, луб)).

Палочка из Тёнсберга добавляет к списку загадочное histil (к hestr — лошадь?). Впрочем, писавший сам признаётся в тексте, что некий Стейнгрим и он много говорили между собой, что он (автор) хочет учиться рунам, ошибки же при обучении неизбежны.

Известна также близкая формула и в незашифрованном виде. На стене церкви в Боргунде (Borgund, Норвегия) начертано þistilmistelok-nþiriþiþistil — «чертополох, омела и засохший (?) чертополох» (по версии Г.ф.Неменьи) — «чертополох, омела и третий чертополох» (в нормированной записи þistill mistill ok hinn þriði þistill — по прочтению, приведённому Mindy Macleod в «Bandrúnir in Icelandic Sagas»).

 

Базовой в заклинании, судя по всему, является триада «чертополох-омела-гроб» (или с учётом формулы из Ломена, как минимум, сочетание «омела-гроб»). Омела — растение, ставшее, согласно мифу, причиной смерти (приведшее ко гробу) светлого бога Бальдра, ягоды её ядовиты. Чертополох упоминается в «Поездке Скирнира», 31 в связи с угрозой: «будь ты как чертополох распираемый [семенами] в конце уборки сена!» (ver þú sem þistill, sá er var þrunginn í önn ofanverða, т.е. пожелание упрямой деве стать либо засохшей, либо переполненной подобно тому, как репейник переполнен семенами, тем, что названо в предыдущих строках — хватающим/похотливым нравом и иссушающей жаждой/тоской (þitt geð grípi, þik morn morni)). Прочие понятия, вероятно, подбирались исходя из целей волшбы и созвучности слов на «-istil» (что позволяло образовывать группы из одинаковых рун, и, возможно, играло свою роль в вербальной части заклинания). Тем не менее, общая направленность формулы — вред и проклятие — очевидна.

Существуют параллели использования подобного предметного символизма и в русской народной магии. Один из защитных заговоров для определения источника порчи гласит: «Кто мне навредил, кто напортил, гвоздём зову. Если через три дня не придёшь. То через полгода умрёшь. Кладбище, гроб, гвоздь, жду тебя званый гость. Аминь, аминь, аминь.» (цитируется по книге А.С. Гавриловой «Слово сильное, заговорное»). Правда, в этом случае использовался настоящий кладбищенский гвоздь, который надлежало вбить во входную дверь. В исландской магии, где значительно большую роль играл графический символ и речь записанная, предмет реальный заменён своим образом в рунической тайнописи.

Уже указывавшееся сходство стиля «Мольбы» с заклинаниями времени Младших рунических рядов (вроде заклинания с рунической палочки XIV в.), вкупе с близостью приводимой в саге рунической формулы археологическому материалу, известному начиная с IX в. (ранний период Младших рун), позволяет предположить, что составитель саги знал, и, возможно, даже использовал тексты реально существующих заклинаний. Они могли входить составной частью в изначальный изустный вариант повествования, либо же составитель мог адаптировать знакомые обороты к истории конунга Хринга и его сына, создавая некую вариацию на хорошо знакомую тему. Т.е приведенная выше часть «Мольбы» не является исключительно плодом авторского воображения.

Как указывает сам составитель саги, заклинание приводится не полностью, как слишком опасное и злокозненное («никому нет необходимости повторять», «самые сильные чары и его нельзя читать после захода солнца»). Тем не менее, существует источник XVIII века, претендующий на то, чтобы восполнить данные пробелы. Это уже упоминавшаяся выше рукопись Lbs 423 fol.

Рукопись Lbs 423 fol: общее описание фрагмента, посвященного «Мольбе Буслы».

Не только число, но и порядок строф «Мольбы» в рукописи отличаются от приводимых в нормализированном тексте, по которому делался русский перевод. При этом все переведённые строфы в текст входят, т.е. данный вариант полнее. Некоторые общие строфы в версии Lbs 423 fol отличаются от основной версии, но очень незначительно.

Общий вид первой страницы с прозаическим текстом саги и началом «Мольбы Буслы».

Легко заметить, что если основной текст саги в рукописи написан исландской версией латинского шрифта, то «Мольба» — новоисландскими рунами, однако при этом в рефрене-условии отмены проклятия («если ты, конунг Хринг, не…») автор вновь переходит с рун на обычные буквы. Кроме того, строфы визуально отграничены одна от другой промежутками, в том числе те, где рефрена нет. Можно предположить, что автор хотел выделить текст магического характера путём применения уже ставших старинными и экзотичными к XVIII веку новоисландских рун, необычность и древность всегда считались придающими записи дополнительную силу. То, что условие отмены действия заклинания записано иначе, также служит косвенным подтверждением этому.

«Мольба» записана на восьми страницах кодекса, причем от одного листа отрезана верхняя половина и одна его сторона оставлена пустой. При анализе текста складывается впечатление, что его начинали писать более одного раза, при второй попытке работая более аккуратно. Распределение текста по страницам следующее:

Страница 1: включает прозаическое начало главы, строфу 1 (см. текст перевода и условную нумерацию, введённую именно для этой цели), затем следуют строфы 4, 5. Между строфами 5 и 6 строфами основного варианта в рукописи вставлены новые две строфы a1 и a2 (визуально отделённые друг от друга промежутком), которые являются почти дословным воспроизведением «Речей Регина». Причем расширенная версия первой части «Мольбы» в рукописи повторяется дважды, т.е. с точки зрения автора новые строфы должны в тексте присутствовать. За дополнительными строфами следует строфа 6 и начало строфы 7, оборванное на середине фразы в связи с концом страницы. Литеры начертаны мелко и потому не очень разборчиво.

Страница 2: литеры значительно крупнее и ровнее. Повторяется строфа 5, затем дополнительные строфы предыдущей страницы (a1–a2), строфа 6, полная строфа 7. Далее прозаическая вставка, как в основном тексте и начало второй части «Мольбы» (строфа 8), затем ещё одна новая строфа (b1).

Страница 3: пустая страница (лист обрезан наполовину, словно неверный текст удалён и оставлено место для дальнейшей работы).

Страница 4: половинка страницы (на том же обрезанном листе), заполненная разборчиво и крупно. Содержит строфы 1,2,3,4.

Страница 5: содержит пять новых строф b2–b6, что выглядит продолжением угроз-проклятий страницы 2, т.е. скорее всего текст относится ко второй части «Мольбы Буслы», той самой, которую «никому нет необходимости повторять». Как и в предыдущем случае, дополнительный текст изобилует реминисценциями из «Старшей Эдды». Заканчивается страница прозаической вcтавкой обычным шрифтом, указывающей, как и в переведённом варианте, что далее идет «Стих Сюрпы». Однако, если в переведенном варианте записан лишь его конец (строфа 9), то в Lbs 452 fol , по видимому, приведена полная версия, причём характер текста «Стиха», начинающегося на следующей странице, меняется.

Страница 6: В «Стих» входит восемь выделяемых пунктуацией, пробелами и смыслом новых отрывков-строф (c1–c8, причем c7 заканчивается на следующей странице), а также собственно строфа-загадка 9. Если все предыдущие строфы (кроме первых двух) содержат записанное обычными буквами условие отмены заклятия («если ты не…» или, в строфе 7, «продолжить ли перечень?»), то здесь условий нет, основное содержание записанного новоисландскими рунами текста — обращение к Одину (под различными его именами), асам в целом, ётунам, хримтурсам, «сынам Суттунга», чтобы те выполнили волю говорящего и навлекли беды на конунга. Там же заклинающий говорит, что вырезал и окрасил кровью знаки-ставы, вероятнее всего руны. Текст включает слова: «Здесь хель-руны Хропта последуют…». По-видимому, рунами Хель, рунами смерти, названа рассмотренная уже зашифрованная руническая формула «шести мужей» или «чертополоха-омелы-гроба». В дополнительных строфах также имеются отсылки к стихам «Старшей Эдды».

Страница 8: на странице завершается строфа с7, а также записаны строфы с8 и 9 («Придут мужей шестеро…» и т.д.), последняя и завершает «Стих Сюрпы». Вслед за тем приведены шесть групп рунических знаков, а также шесть гальдраставов, рядом с которыми обычными буквами написана их расшифровка. За гальдраставами следует дальнейший текст саги, записанный обычным образом.

Рукопись Lbs 423 fol: перевод дополнительных строф.

Литеризация (запись новоисландских рун исландским шрифтом), нормализация (частичное приведение записи к нормам исландской грамматики) и перевод данного текста выполнены, насколько известно авторам статьи, впервые. Из-за особенностей рунической записи, которая по своему характеру является фонетической, «на слух», а так же из-за сложностей с соответствием рун и букв (одна руна заменяет несколько букв, одну букву передаёт несколько рун) прочтение текста не везде является однозначным, что по возможности оговорено. Перевод, в отличие от включенного в текст саги, максимально дословен и не ритмизирован. В литеризации знак // означает конец строки, взятые в круглые скобки знаки представляют собой вязанные руны (биндруны) или новоисландские руны на их основе (долгие гласные). В переводе в квадратных скобках стоят слова, отсутствующие в основном тексте, но подразумеваемые по смыслу, в круглых — эквивалентное по смыслу выражение. Через дефис записаны словосочетания, в оригинале являющиеся одним сложносоставным словом или понятием, одним словом не переводимым.

Рефрен-условие отмены действия заклинания представляет собой во всех строфах вариации фразы «nema þu Bósa bjargir veitir ok honum Herrauð heipt upp gefir» (если ты Боси помощи не окажешь и к Херрауду ненависти не укротишь) основного текста «Мольбы», причем записаны они, как правило, с сокращениями:

Nema þú, Hringr, Herrauð friðir, [ok nema] Bósa bjargir veitir;

Nema þú Bósa bjargir veitir, [ok] Herr. heipt upp gefir ;

Nema þú Herrauð heipt upp gefir, [ok nema] Bósa bjóðir til sátta (…Боси не предложишь мира)

и т.д.

Далее приводится лишь начало каждого записанного латинскими буквами рефрена.

 

Строфы a1–a2, вставленные между строфами 5 и 6 на странице 1 и повторяющиеся на странице 2.

a1.

Рисунок 7

Литеризация:

ÞA ÞU RIIÐR R(OO)FILS HESTU(MM) HA//F(AR) UUÐIR HAFGLIMIANÐA, SEGL UIGG UERÐI SUEITA// STORKI(NN), SO AÐ UAGMAR(AR) UINÐ EI (ST)ANDÐIST.

Нормализация:

Þá þú ríðr Rævils hestum hóvar úðar haf glymjanda, seglvigg verði sveita storkin, so að vágmarar vind ei standist.

Перевод:

Тогда ты поскачешь/поедешь на конях Рэвиля высокими волнами морем шумящим, так [что] паруса-кони станут от пота застывшими, так [что] волн-кони ветру не противостоят (= ветра не выдержат).

Комментарий:

Строфа представляет собой парафраз «Речей Регина»,16:

Hverir ríða þar Rævils hestum hóvar unnir, haf glymjanda? Seglvigg eru sveita stokkin, mun-at vágmarar vind of standask

Кого это мчат Рэвиля кони по высоким валам, по бурному морю? Паруса кони пеной покрыты, морских скакунов ветер не сдержит (здесь и далее приводится литературный перевод эддических песен А. И. Корсуна).

В тексте использованы простые кеннинги кораблей: кони Рэвиля (Рэвиль – морской конунг), паруса кони (seglvigg), волн кони (vágmarar). Образ коня, мокрого от пены-пота (sveiti) очень удачно ложится на картину паруса, намокшего от брызг и морской пены.

 

a2.

Рисунок 8

Литеризация:

HU//AR EÐ ÞU S(OO)TRIAM, SUEIMA GIAURIR, SIE ÞIER BIR (GE)FI(NN), UIÐ BANA SI(AL)F(ANN) FALLI B(RE)KI BRATTR BRAUNÐU(MM) H(OO)//RRA, HLU(NN)UIGG HRAPI HAFS AF MEGNI nema þu Bósa bjargir veitir …

Нормализация:

Hvar eð þú sætréum sveima gerir, sé þér byrr gefinn við bana sjálfan falli breki brattr bröndum hæri, hlunnvigg hrapi hafs af megni nema þú…

Перевод:

Где ты ни станешь деревьями-моря странствовать, будет тебе попутный-ветер дан самому на погибель, рухнет Крушитель крутой выше кормы коня-катков, обрушится моря силою, если ты не…

Комментарий:

Данная строфа включает выражения из следующей, семнадцатой, строфы «Речей Регина»:

Hér ro vér Sigurðr á sætréum, er oss byrr gefinn við bana sjalfan, fellr brattr breki bröndum hæri, hlunnvigg hrapa, hverr spyrr at því?

Это с Сигурдом мы на деревьях моря; ветер попутный и нам и смерти; волны встают выше бортов, ныряют ладьи; кто нас окликнул?

Крушитель (breki, разрушитель) – поэтическое наименование моря, деревья моря (sætré), конь-катков (hlunnvigg, катки для перемещения судна (стапель, эллинг)+конь) – обозначения кораблей. В тексте использовано слово brandаr (мн. число), обозначающее приподнятые окончания судна, т.е. волны обрушатся и на нос и на корму. Интересно, что нейтральное сообщение «Эдды» переведёно в угрозу-пророчество почти без изменения текста.

 

Строфы b1-b6 включают вторую треть «Мольбы Буслы», ту, которая отсутствует в основном тексте саги «ибо никому нет необходимости повторять её, но в крайнем случае можно повторить так, чтобы она не была записана». Начинается отрывок строфой 8 (здесь не приводится). Рефрен всех строф прежний: «если ты не….»).

 

b1.

Рисунок 9

Литеризация:

ÞA UIÐ GUMNA UILLT GAMNE (SK)IP//TA, ÞAÐ UERÐI ÞI(ER) AÐ UOLGE(OG) H(AR)MI, AUÐS ANÐ//UANA(AG) ALLS GAMANS, H(AF)(ER) II M(AA)TT, NEMA (AA) HR(OO)UM// SPRIINGER nema þu…

Нормализация:

Þá við gumna villt gamni skipta, það verði þér að volgi og harmi, auðs andvana [o]g alls gamans, hafir [e]i[g]i [прим. – или í] mátt, nema á hræum spryngir nema þú…

Когда с мужами захочешь радость разделить, это будет тебе тошным и горестным, богатства лишенный и всякой радости, не [будешь] иметь силы, если не станешь трупы разрывать, если ты не…

Комментарий:

Данный поэтический текст содержит отсылки ко «Второй песне о Хельги, убийце Хундинга», 33

Þá væri þér hefnt Helga dauða ef þú værir vargr á viðum úti, auðs andvani ok alls gamans, hefðir eigi mat nema á hræjum spryngir.

Было бы местью за гибель Хельги, если б ты волком скитался в чаще, нищим и сирым, вечно голодным, разве что трупы тебя б насыщали.

Слово «волк» (vargr) служило распространённым обозначением объявленного вне закона, так что строфа b1 одним упоминанием о волчьей пище – трупах намекает на ожидающую проклинаемого участь изгоя.

 

b2.

Рисунок 10

Литеризация:

ÐRIIFE ÞIG UALÐROTT TIL ÐR(AU)MÞIINGN, OG H(AA)ÐY//SER TIL ÐRAUGHUSA, HUAR AUFLGARI UERÐA ALLIR (AA)// NOTTU, ÐOLGAR ÐAUÐIR ENN U(MM) ÐAGALIOSA nema þu…

Нормализация:

Drífi þig valdrótt til draum þingn [прим. — возможно, описка автора, перепутавшего написание рун, соответствующих буквам «a» и« n», тогда þinga, что грамматически правильно], og háði sér til draughúsa, hvar öflgari verða allir á nóttu[m], dólgar dauðir en um daga ljósa nema þú…

Перевод:

Поведёт тебя мёртвых-дружина на тинги сновидений, и измучишь себя в доме мёртвых, где сильнее станут все в ночи, недруги мёртвые, чем при дня свете, если ты не…

Комментарий:

Окончание строфы допускает прочтение:

повсюду сильнее становятся все в ночи недруги мёртвые, чем при дня свете.

Середина строфы может, с несколько меньшей вероятностью, читаться иначе:

… и свершишь себя (=окажешься) в доме мёртвых…

В тексте содержатся отсылки сразу к двум строфам «Второй песни о Хельги»

Строфа 50:

…ok drífr drótt öll draumþinga til.

…а люди идут на тинг сновидений.

Строaфа 51:

…draughúsa til; verða öflgariallir á nóttum dauðir dolgar, mær, en um daga ljósa

…в мертвых жилище! Ночью сильней становятся все мертвые воины, чем днем при солнце.

 

b3.

Рисунок 11

Литеризация:

UARTU Þ(AR)BI//RGÐR, BOLR I HAUGE, HIA BURTULIÐNU(MM) LAF//ÐA ÐYSUM, ÞAR KREI(ST)E ÞIG KONGR, KRUMR O//LIFÐAR, SO UERÐI ÞITT HIARTAÐ, HELY ÞRUNGIÐ nema þu…

Нормализация:

Vartu þar byrgðr, bolr í haugi, hjá burtuliðnum lafða dysum, þar kreisti þig kóngr, krumr ólifðar, so verði þitt hjartað, helju þrungið, nema þú…

Перевод:

Будешь там сокрыт, зловещий в кургане, возле мужей умерших могильной-насыпи, там сожмёт тебя конунг, лапами неживыми, так [что] станет твоё сердце смертно (=до смерти) сдавленным, если ты не…

Комментарий:

Упоминание «мужей умерших могильной-насыпи» (burtuliðnum lafða ðysum, буквально — прочь-ушедших мужей могильная-куча-камней) можно понять и как слова про «могильную насыпь мужей-изгоев». Это отсылало бы к обычаю засыпать тела признанных недостойными погребения (колдунов, изгнанников, преступников и пр.) кучами камней вместо возведения полноценного могильного кургана.

Данная строфа имеет некоторое текстовое (но не смысловое) совпадение со «Второй песней о Хельги», 46, в пределах использования созвучных оборотов речи:

nú eru brúðir byrgðar í haugi, lofða dísir hjá oss liðnum…

Отныне в кургане со мною, убитым, знатная дева вместе пребудет…

Надо сказать, что в оригинале идёт речь о brúðir (невестах) и dísir (дисах) во мн. числе, то есть речь о пребывании погибшего Хельги в кургане со сверхъестественными женственными существами, а не с возлюбленной.

 

b4.

Рисунок 12

Литеризация:

ÞAR ÞU FILFI GRI(MM)HUGAÐA(ST)UR AÐ BERIE(ST) BO//LUR ÞEGAR BURTT ER HAUFUÐ, HNYGIAÐ I AU//RÐU, ALLRA FLE(ST)IR, NIÐIER ÞIIN ER OG AÐ N(AA)TT// UERÐE nema þu…

Нормализация:

Þar þú fylli grimhugaðastur að berjast [?] bolur þegar burt er höfuð, hnygi að jörðu allra flestir niðjar þíner og að náttverði nema þú…

Перевод:

Там ты преисполнишься духом наимрачнейшим, тело забьется (?) [как] тотчас прочь [отлетит] голова, свалятся на землю, всех большинство, потомки твои (=большинство из твоих потомков) и к ужину, если ты не

Комментарий:

Упоминание ужина (náttverður, буквально — ночная еда) обыгрывает, вероятно, значение слова verður, которое означает и еду (павшие послужат ночной пищей волкам, станут их ужином), и нечто стоящее, достойное.

Окончание строфы можно прочитать и как

…höfuð hnygi að jörðu, allra flestir niðjar þíner og að nátt verði

…голова свалится на землю, большинство из родни твоей также к ночи сделаются [мёртвыми]

Вновь можно отыскать некоторые текстовые параллели со «Второй песней о Хельги»:

Строфа 27:

Þann sá ek gylfa grimmúðgastan, er barðisk bolr, var á brott höfuð.

видел я конунга, в ярости страшного, был обезглавлен, а тело сражалось

Строфа 28:

Liggja at jörðu allra flestir niðjar þínir at náum orðnir.

Многих родичей смерть настигла, трупы их ныне в землю зарыты

 

b5.

Рисунок 13

Литеризация:

ALLT SIE ÞAÐ SUIK, ER ÞU SI(AA) ÞIKIST, SEM RAG//NA RAUK, RIIÐI MENN ÐAUÐER, ER SYNA AÐÐ//UM KEIRA, Þ(AA) HAÐÐINGU(MM) ER HEIMFAUR GI//EFINN nema þu…

Нормализация:

Allt sé það svik er þú sjá þykkist, sem Ragnarök, ríði menn dauðir, er sýna oddum keyra, þá Нaddingum er heimför gefinn nema þú…

Перевод:

Всё будет обманом, что тебе покажется [, что ты] видишь, будто Рагнарёк, едут люди мёртвые, что представляются остриями погоняющими (=шпорящими), тогда (=когда) Хаддингам путь-домой дарован, если ты не…

Комментарий:

В рукописи текст содержит пробел, что отражено в литеризации (хотя смысловых пропусков не наблюдается).

Хаддинги — легендарные персонажи, связанные с Хаддингом, одиническим героем, при жизни видевшим царство мертвых (см. примечание к строфе c5). Имя это выводят от haddr, «женская прическа», и некоторые исследователи считают его относившимся в своё время к сословию жрецов (см. А.Я.Гуревич, «Героический эпос, миф и ритуал»).

Данный текст является переделкой «Второй песни о Хельги», 40:

Hvárt eru þat svik ein, er ek sjá þykkjumk, eða ragnarök, — ríða menn dauðir, er jóa yðra oddum keyrið — eða er hildingum heimför gefin?

Чудится мне, или настал света конец? Мертвые скачут! Что же вы шпорите ваших коней, разве дано вам домой возвратиться?

 

b6.

Рисунок 14

Литеризация:

HEYR ÞU HEIMGRYMIR HERIANS ÞUSSI(NN),// HAF HRIING KONG NEÐA(NN) FYRIR H(AA)GRINÐUR// ÞAR ÞU UEL MEYGIR AUIÐAR ROTU(MM), GEFIR// BUR GAUTA GEYHLANÐ ÐREKKA (OO)ÐRA//ALLÐRE, (OO) SKALLT ÐREKKA, ÞO ÞITT HIAR//TA AF HITA SPRINGE, SKAL KOSTUR ÞESSE,// ÞIER I KOLL KOMA, OG KAPPILLSKU ÞIER KI//E(NN)A AÐ HALLÐA nema þu…

Нормализация:

Heyr þú Heimgrymir Herjans þussinn, haf Hring kóng neðan fyrir hágrindur þar þú vílmegir á viðarrótum gefir, bur Gauta geyhland drekka æðra aldri, ó skallt ðrekka, þó þitt hjarta af hita springi, skal kostur þessi, þér i koll koma, og kappillsku þér kvenna að halda nema þú…

Перевод:

Слушай ты, Хеймгрюмир Херьяна турс, получит (=бросят) Хринг конунг перед высокой-решеткой, там тебе дети-бедствий древесные-корни даруют, сын Гаутов сучьей-мочой напоит, лучшего никогда не будешь пить, даже-если твоё сердце от жара лопнет, будет еда эта, [тою, что] тебе в кружку придёт, и со-рвением-злобным тебя женщина насильно-накормит, если ты не…

Комментарий:

Окончание строфы можно нормализовать и перевести иначе

…og kappillsku þér kenna að halda

и со-рвением-злым ты познаешь [как] заставляют-есть

Имя турса можно прочитать и как Хеймгримир (Heim+grímir, мир+маска). Херьян и сын Гаутов — именования Одина.

Под детьми-бедствий (vílmegir, мн. ч. от vílmögr — сын страданий, тяжёлого труда) могут пониматься рабы, либо же, в рассматриваемом контексте, тролли или турсы.

Как и в предыдущем случае, здесь в рукописи имеется пробел, показанный в литеризации.

Угрозы заключительной строфы второй части «Мольбы Буслы» явно перекликаются с угрозами «Поездки Скирнира»,35:

Hrímgrímnir heitir þurs, er þik hafa skal fyr nágrindr neðan; þar þér vílmegir á viðarrótum geitahland gefi; æðri drykkju fá þú aldregi, mær, af þínum munum, mær, at mínum munum.

Хримгримнир турc за решетку смерти посадит тебя; тролли напоят тебя под землею козьей мочой; вкуснее питья ты не получишь, не по воле твоей, но по воле моей!

 

Строфы c1–c8 включают полную версию «Стиха Сюрпы», о котором сказано, что в нём «заключены самые сильные чары и его нельзя читать после захода солнца.» В основной версии приводится лишь последняя строфа из него (строфа 9 с рунической загадкой, здесь опущенная).

 

c1.

Рисунок 15

Литеризация:

NU SKAL TIL FORM(ОО)LA FLEST FRA(MM)// LEIÐA OG L(AA)TA OÐINS ÞIN, ÞIER ALLÐUR // UMM SKAPA, SKAL ÞAÐ Þ(AA) HRIIFA (SEM) // EG HOF FIRRI, OG MEÐ SIRPU UESSI, ÞI//ER SAUMA AÐ HAUFÐE.

Нормализация:

Nú skal til formála flest framleiða, og láta Oðins þín, þér aldur um skapa, skal það þá hrífa sem ég hóf fyrri, og með Syrpu vísu þér sá má at höfði.

Перевод:

Теперь будет заклинание (вариант — вступление) продолжено, и отпустит (=отправит) [к] Одину тебя, тебе [как] издавна предопределено, тогда подействует [то], что я начала прежде, с Сюрпы висой, [что] Вы можете видеть во главе [заклятия].

Комментарий:

Вариант перевода середины фразы:

þér alður um skapa

[что] тебе люди создали (=людьми созданное)

Слово formáli может переводиться как «вступление» (т.е. вся предыдущая речь — лишь вступление к финальной строфе «Стиха Сюрпы») и как «заклинание, (колдовская) формула».

 

c2.

Рисунок 16

Литеризация:

HIER BIÐ EG (OO)SI ALLA AÐ GANGA OG (OO)GISBEKKI ALLAAÐ// SKIPA, SO ÞU MEÐ TRILLTUM TAUFRAKIN//GUM, UTA(NN) OG I(NN)A(NN) ALLUR HERTAKIST.

Нормализация:

Hér bið ég Æsi alla að ganga og Ægis bekki alla að skipa, so þú með trylltum taufra kyngum, utan og innan allur hertakist.

Перевод:

Здесь прошу я всех асов пойти и занять все скамьи Эгира, так ты с заколдованным чаро-родом снаружи и внутри весь [будешь] захвачен.

Комментарий:

Слово taufr можно перевести и как «чары» и как «амулет» (с руническими знаками). Другое возможное истолкование строки:

…so þú með trylltum taufra-kyngum,

…так ты с колдовским амулетом (букв. — амулетного-рода или чудо-амулетом)…

Общий, усреднённый смысл фразы:

…так ты с колдовскими чарами…

Упоминание о скамьях морского великана Эгира (чьё имя — синоним моря) является отсылкой к пирам Эгира, на которые он приглашает асов (см. «Перебранку Локи», и «Песнь о Хюмире», а также «Язык поэзии»).

 

c3.

Рисунок 17

Литеризация:

FILLI NU FLOKK MI(NN) FIELNIR OG FEINGUR,// SO EG TAUTANÐI ÞIG TRILLE I REKKIU, GRIM//NIR ÞIG (OO)RI OG GANGLERI, ÞUNÐUR OG ÞEK//KUR, ÞIER ÞROTTI ÞINI.

Нормализация:

Fylli nú flokk minn Fjölnir og Fengur, so ég tautandi þig trylli í rekkju, Grímnir þig óri og Gangleri, Þunður og Þekkur, þér þrótti týna.

Перевод:

Исполните теперь флокк мой, Фьёльнир и Фенг, так я бормочу, тебя околдовываю в постели, Гримнир тебя невзлюбит и Ганглери, Тунд и Текк, тебе силу уменьшите (=ослабьте конунга).

Комментарий:

Возможное прочтение середины строфы

… Grímnir þig óri…

…Гримнир тебя взбесит (=погрузит в безумие)…

Все перечисленные в строфе имена — Фьёльнир (Fjölnir, Многознающий), Фенг (Fengr, Ловец), Гримнир (Grímnir, Под-маской), Ганглери (Gangleri, Странник, Идущий), Тунд (Þundr, толкования неоднозначны: Грохочущий, Волнующий (море), Могущественный), Текк (Þekkr, Приятный или Ловкий) являются именами (точнее хейти — заменой имени) Одина. Один — бог-маг и бог магии, бог рун и экстатического безумия и ярости, которые, в частности, мог наслать. Так же имена Фьёльнир, Фенг, Тунд и Текк встречаются в дальнейшем, в качестве расшифровки начертанных вслед за «Стихом Сюрпы» гальдраставов. В комментариях, здесь и далее, хейти приводятся в старосеверном написании.

Интересно, что речь заклинающего названа бормотанием (tauta — бормотать, ворчать, сквернословить, ругаться), вероятно, тут подразумевается способ произнесения заклинательного текста: негромкий, быстрый, не всегда разборчивый.

Так же автор называет свой заговор флокком (flokkr, цикл стихотворений или поэма в нескольких частях, скальдическая песнь без припева), словом, типичным скорее для литературного творчества.

 

c4.

Рисунок 18

Литеризация:

BERI ÞIER BA//ULUEIGUR BRAÐAR NAUÐIR, SUIPHALL OG SIÐ// HAUTUR SUTIR AUKI, HROPTUR OG HNI//KAR HEIPTIR GIOLLÐI, OMUR OG IPP(UR), O(SK) // MIINA FILLI.

Нормализация:

Beri þér Baleigur bráðar nauðir Svipull og Siðhötur sutir auki, Hroptur og Hnikar heiptir gjollði, Ómur og Ippur, osk mína villi.

Перевод:

Принесёт тебе Балейг скорые нужды, Свипуль и Сидхётт горе умножат, Хропт и Хникар ненавистью отплатят, Оми и Ипп, желание моё исполните.

Комментарий:

Здесь вновь следует обращение к Одину под многими именами: Балейг (Baleigr, Зловидящий или Плоховидящий, последнее — отсылка к одноглазости бога), Свипуль (обычно — Свипаль, Svipаll, Изменчивый), Сидхётт (Siðhötr, Широкополая (или Нахлобученная) шляпа, Надвинутый капюшон), Хропт (Hroptr, значение неясно, истолковывалось как Бог, Злой, Сокрытый, Глашатай и т.д.), Хникар (Hnikar, Сеющий раздоры), Оми (Ómi, Звучный, Рождающий эхо, Рокочущий), Ипп (Ippr, малоизвестное имя, отнесено здесь к Одину по аналогии, возможно, восходит к íbúi — обитатель, жилец(?)).

 

c5.

Рисунок 19

Литеризация:

SKAL ÞUI HREIFA, HU//OR(SK)INS STAFI, RISTNA OG R(OO)ÐNA, ROÐNA // I BLOÐI, LINGFISKLAGAR LANÐS HAÐÐING//IA AX OSKORIÐ AUNGUM HLAÐNA.

Нормализация:

Skal þú hreifa, hvork skins stafi, ristna og rjóðna, rjóðna í blóði, lyng fisk lagar lands haddingi ax oskorit öngum hlaðna.

Перевод:

Будешь ты схвачен каждым сияющим знаком, вырезаным и окрашеным-кровью, окрашу в крови, вереск рыбо-водной земли Хаддинга колос несрезанный [на] беду сложенный

Комментарий:

Строфа содержит заимствования из «Второй песни о Гудрун», 22:

Váru í horni hvers kyns stafir ristnir ok roðnir,- ráða ek né máttak; lyngfiskr langr, lands Haddingja ax óskorit…

Были на роге багряные руны — что они значат, прочесть не могла я: вереска рыба, Хаддинги края несрезанный колос…

В данной эддической строфе речь идет о колдовском напитке забвенья, который Гримхильд дала Гудрунн, что бы принудить её выйти вновь замуж после смерти Сигурда. Окрашивание рун кровью — более чем известная и многократно упоминаемая в источниках практика.

Вереск рыбоводной земли Хаддинга в «Стихе Сюрпы» — вероятно, сложный кеннинг водорослей, если рыбоводная земля Хаддинга — кеннинг моря. Для сравнения в «Песне» вереска рыба — змея, несрезанный колос земли Хаддингов, уже упоминавшихся легендарных героев, — кеннинг водорослей, если земля Хаддингов — кеннинг моря. Существует, правда, другое толкование этого места «Песни», при котором земля Хаддингов — мир мёртвых, поскольку имя Хаддинга носил сын короля Грамма. Он, как рассказывается в «Деяниях датчан» Саксона Грамматика, побывал в царстве мертвых (но он же и совершал морские путешествия, так что это не более чем предположение).

 

c6.

Рисунок 20

Литеризация:

MEÐ SEX UEL STINNUM, HIER STAUF//UM RISTI, ERGI (OO)ÐI OG OÞOLА, ÞIER EG (AA)//RISTI, EF ÞU SKIPAST EIGI, E(NN) AFRISTE,// EF HEIPT UPPGIEFUR.

Нормализация:

Með sex vel stinnum, hér stöfum risti, ergi æði og óþola, þér ég á risti, ef þú skipast eigi, en afristi, ef heipt upp gefur.

Перевод:

Шестью запутанными хорошо (=сильно запутанными), здесь ставы-знаки режу, похоть, безумье и беспокойство, тебе я вырежу, если ты не передумаешь (букв. – поддашься уговорам), но уберу вырезанное, если ожесточение уляжется (=пройдёт)

Комментарий:

Данный текст является несомненной отсылкой к «Поездке Скирнира», 36:

…ok þríá stafi, ergi ok æði ok óþola;svá ek þat af ríst, sem ek þat á reist,ef gerask þarfar þes

…и еще три: похоть(ergi, перверсию), безумье (æði) и беспокойство (óþola); но истреблю их, так же как резал, когда захочу.

Фактически, нам неизвестно, о каких трёх знаках-ставах идёт речь в поэме, в оригинале само слово «руна» не упомянуто, хотя, по аналогии с названой в той же строфе Þurs (Турс, имя руны), обычно считается, что о рунах. Тем не менее, в принципе, это могут быть рунические лигатуры, гальдраставы, или, например, записи самих слов рунами. Однако в «Стихе Сюрпы», несомненно, речь идёт о шести знаках после заклинания, хотя о группах рун или о гальдраставах, являющихся записью мифологическими имён (см. следующий раздел), в данной рукописи не вполне ясно. Символами упомянутых понятий (похоти, безумия и беспокойства) могут с равной долей сомнения служить как мужские яички, чертополох с омелой и гроб, так и имена Фрейра (бога плодородия), Одина (насылающего безумие) и Трюма (турса, силы опасной по определению, а согласно Исландской и Норвежской руническим поэмам — являющейся «пыткой жен»).

Как уже говорилось, упоминание наведённого извне безумия и магического принуждения к сексуальной перверсии засвидетельствовано в скандинавских источниках, подобные угрозы присутствуют и в первой части «Мольбы Буслы» (посулы конунгу на ложе спать как на углях, с девицей перепутать пути, оказаться в роли кобылы и пр.). В уже упоминавшейся надписи на рунической палочке из Бергена второй половины XIV в. начертано:

Я посылаю тебе, в сторону тебя,
Волчицы плотское бешенство(egri)
И невыносимую похоть (úþoli)!..

(Л. Кораблёв, «Рунические заговоры…»).

 

c7.

Рисунок 21

Литеризация:

HIER SK//ULU HELRUNIR HROPTS AÐ FILGIA,// ER HEIÐÐRUPNIS NAM AF HEILAL(AU)GE// OK UR HAUÐÐ ÐROFNIS, HORNI SKYRU//ER BIARGI A STOÐ MEÐ BRIMIS EGGIAR

Нормализация:

Hér skulu helrúnir Hropts að fylgja, er Heiðdraupnis nam af heila laugi ok ór Hoddrofnis horni skýru, er bjargi á stóð með brímis eggjar

Перевод:

Здесь хель-руны Хропта последуют, что [от] Хейддраупнира взял от священного источника и из Ходдрофнира рога ясного, что на горе стоял с меча лезвием.

Комментарий:

Имена Хейддраупнира и Ходдрофнира, возможно, являются хейти (заменой имени) великана Мимира, стража священного источника мудрости, и либо вновь Мимира, либо великана Бельторна (напоившего Одина после девяти ночей на Иггдрасиле), либо Суттунга, владевшего медом поэзии. Имена эти, как и большинство хейти, являются смысловыми, так что возможна и другая трактовка:

…heið ðrupnis nam af heila lauge

…сияющими каплями взял от священного источника…

… ok ór Hoddrofnis horni skýru …

…из земле-волны рога ясного

Данный отрывок содержит отсылки к строфам из «Речей Сигрдривы»:

Строфа 13:

Hugrúnar skaltu kunna, ef þú vilt hverjum vera geðsvinnari guma; þær of réð, þær of reist, þær of hugði Hroptr af þeim legi, er lekit hafði ór hausi Heiðdraupnis ok ór horni Hoddrofnis.

Познай руны мысли, если мудрейшим хочешь ты стать! Хрофт разгадал их и начертал их, он их измыслил из влаги такой, что некогда вытекла из мозга Хейддраупнира и рога Ходдрофнира

Строфа 14:

Á bjargi stóð með Brimis eggjar, hafði sér á höfði hjálm; þá mælti Mímis höfuð
fróðligt it fyrsta orð ok sagði sanna stafi…

Стоял на горе в шлеме, с мечом; тогда голова Мимира молвила мудрое слово и правду сказала…

Название «хель-руны» (helrúnir), руны смерти или руны богини мира мертвых Хель, по-видимому, образовано по аналогии с «рунами мысли» (hugrúnar). Однако выбор определения для рунического заклинания с упоминанием гроба показателен.

 

c8.

Рисунок 22

Литеризация:

HEYRI HRYMÞUSSAR HEYRI IOT//NAR, HEYRI SIRPUSAUNG MI(NN) SINIR SUP//TUNGA, HEYRI (AA)SALIIÐUR HUAÐ EG FOR//M(OO)LI, HEYRI NU ALLIR HUAÐ EG FYRIR MUNA.

Нормализация:

Heyri hrimþursar, heyri jötnar, heyri Syrpu söng mín synir Suttunga, heyri ásaliður hvað eg formáli, heyri nú allir hvað ég fyrir muna.

Перевод:

Слушайте, хримтурсы, слушайте, ётуны, слушайте Сюрпы песнь мою, сыны Суттунга, слушайте, асы (букв. асов-люди), что я заклинаю, слушайте ныне все, что я прежде вспомню.

Комментарий:

Строфа перекликается с обращением «Поездки Скирнира», 34

Heyri jötnar, heyri hrímþursar, synir Suttungs, sjálfir ásliðar,…

Слушайте, ётуны, слушайте, турсы, Суттунга семя, и сами асы!

Кроме того, конец строфы может содержать аллюзию к началу «Прорицания вёльвы»:

Viltu at ek, Valföðr, vel fyr telja forn spjöll fira, þau er fremst of man.

Один, ты хочешь, чтоб я рассказала о прошлом всех сущих, о древнем, что помню.

Асы — верховные божества, сыны Суттунга — великаны, хримтурсы — великаны инеистые, ётуны — древнейшие из существ (в принципе, к ним относят иногда и хримтурсов и великанов Муспельхейма), так что заклинающая обращается к основным силам мироздания (приведённые в рукописи после стиха гальдраставы включают так же гальдрастав, зашифровывающий имя Фрейра, божества родом из ванов, но в заклинании ваны не упомянуты, возможно оттого, что боги плодородия не ассоциировались с несчастьем).

Рукопись Lbs 423 fol: руны и гальдраставы.

Последнюю страницу, на которой начертаны собственно руны и ставы (страница 8), стоит рассмотреть дополнительно.

Как уже сказано, принято считать, что упомянутыми в заклятье «мужами», которые придут и чьи имена надо разгадать, являются символические предметы, олицетворяющие силу проклятья: лишай (?), камень/яички (?),чертополох, омела, гроб, запад (?). В этом случае выражение, что они «придут», всего лишь символически означает начертание рун против конкретного человека, а спасение в случае разгадки имен связано с лишением знаков могущества Тайны, превращения их в «просто надпись». Разгадавший тем самым доказывает свою причастность к знанию и знающим, что становится защитой.

Однако можно предположить, что автору рукописи решение загадки виделось иным. Ниже приведён лист, содержащий заключительный фрагмент «Мольбы Буслы».

 

Рисунок 23

 

Легко заметить, что в записи рунической формулы вместо шести рун Týr аккуратно выписаны шесть рун Is. Поскольку составить из получившихся букв что-то осмысленное затруднительно, можно предположить, что в данном случае имело место копирование формулы без понимания, в чём именно заключается угроза, ею воплощаемая. Можно также вспомнить неясность с написанием второго по порядку знака в рукописях, которые были созданы на столетие-полтора раньше.

Возможно, именно поэтому под шестью группами рун были нарисованы шесть знаков-гальдраставов. Гальдраставы являются зашифрованными именами и хейти богов и турса: Фрейр (Freyr), Фьольнир (Fiölner, общепринятое Fjölnir, Многознающий, хейти Одина), Фенг (Feingur, обычно Fengr, Ловец, хейти Одина), Тунд (Þúndur, старосеверное Þúndr, которое интерпретируют как Грохочущий, Волнующий (море), Могущественный, хейти Одина), Текк (Þeckur, чаще Þekkr, Ловкий, Приятный, хейти Одина), Трюм (Þrúmur, чаще Þrymr, Шумный, имя великана, похитившего Молот Тора, см. «Песню о Трюме»). Гальдраставы являются по своей природе трудночитаемыми, но в рукописи рядом с каждым знаком приведена его расшифровка.

Можно предположить, что автор рукописи считал мужами, которые должны прийти и обеспечить действенность заклинания, мужей несимволических — богов и турса. Тем более, что в тексте заклинания фигурируют обращения к Одину под перечисленными именами, а также есть обобщенный призыв к ётунам, инеистым турсам (хримтурсам) и сынам Суттунга — великанам. Перечисленные в заклинании угрозы, связанные с неудачей, сексуальной сферой, безумным поведением, вредом со стороны мертвецов, троллей или турсов, также находятся в ведении поименованных в гальдраставах сил.

Ради справедливости надо добавить, что при такой трактовке смысл фразы «те, что не связаны» становится достаточно тёмен и допускает лишь спекулятивные толкования. Однако, поскольку речь идёт о возможном восприятии старой магии человеком XVIII века (есть все основания предположить, что человеком, ею интересующимся, причём в период, когда она постепенно становилась анахронизмом) — это возможно.

В тоже время не исключена версия, что автор рукописи сознательно внёс неточность в запись рунической формулы, чтобы случайно не навредить либо же избежать излишнего распространения опасного знания, гальдраставы же добавил, что бы показать метод усиления воздействия заклинания, к богам и турсам обращенного. В этом случае, кстати, возникает вопрос и о корректности записи гальдраставов, правила создания которых точно неизвестны сегодня, и, скорее всего, включали в себя немаловажным элементом авторскую интуицию.

Рукопись Lbs 423 fol: некоторые выводы.

Как уже было сказано, основной текст «Мольбы Буслы» своей простотой, отсутствием не относящихся к делу отступлений, кеннингов и сравнений близок по духу к известным народным заговорам. Возможно, что мы даже имеем дело с их записью, хотя нельзя, разумеется, исключить талантливое творчество по мотивам близко знакомого с материалом составителя саги. Текст заклинания сопровождается указанием на применение знаковой магии, в большинстве рукописей — младшерунической зашифрованной формулой, известной с IX в. и чаще вырезавшейся или высекавшейся на артефактах, чем записывавшейся. При этом в заклинании не заметно влияния христианства, все мифологические отсылки носят языческий характер, хотя, возможно, что перед нами лишь попытка сознательной архаизации текста. В целом, однако, есть основания считать, что в саге сохранён отголосок реальной практики применения формул типа «чертополох-омела-гроб» в магических целях, возможно, ещё дохристианского времени.

Сравнительный анализ дополнительных строф рукописи Lbs 423 fol позволяет прийти к выводу, что строфы-вставка a1–a2 и строфы b1–b7 второй части «Мольбы», скорее всего, являются позднейшей стилизацией или даже прямой переделкой подходящих материалов «Эдды», поскольку все они без исключения содержат заимствования из эддических песен. Автором стилизации (или попытки восстановить утраченный текст — каким он мог бы быть) был, очевидно, автор рукописи. Не столь однозначен вывод о «Стихе Сюрпы», установить эддические соответствия большей части строф которого не удалось. Более того, по стилю самобытные строфы довольно близки к стилю основного текста «Мольбы», а значит, и к народным заговорам. Строфы с5 и c7 ощутимо выбиваются из общего ряда по своему характеру, в них используются сложные кеннинги и пышные, мало относящиеся к делу мифологические сравнения, которые к тому же являются заимствованными из «Второй песни о Гудрун» и «Речей Сигрдривы» соответственно. Потому можно практически с уверенностью считать их авторской стилизацией (вставленной в текст так же, как было вставлено в основной текст первой части упоминание коней Рэвиля и проч.). Строфы c6 и c8 также содержат отсылки к текстам «Эдды», однако эти отсылки выглядят более уместными, и, в принципе, могут быть результатом использования готовых стилистических формул, что как раз фольклору свойственно (по крайней мере, близкие к тексту «Речей Скирнира» выражения известны и в других источниках). Т.е. «Стих Сюрпы», вполне возможно, содержит основу, близкую или тождественную народному заговору, но в тоже время несёт и следы позднейшей авторской обработки.

Стоит отметить, что текст «Мольбы» в целом ориентирован на использование личной силы заклинающего (возможно, понимаемой и как «сила рун»): так будет, ибо так сказано и начертано. Причем принуждается к действию в том числе и мир сверхъестественного («хримтурсы невзлюбят», «принесёт тебе Балейг скорые нужды» и т.д.). Однако в дополнительных строфах с1, с3, с4 к тем же силам говорящий обращается уже с просьбой обеспечить действенность сказанного («Оми и Ипп, желание моё исполните» и т.д.). Вообще же в дополнительных строфах гораздо больше упоминаний, связанных с языческим пантеоном, возможно, именно это послужило причиной самоцензуры составителей первых рукописей. Впрочем, столь же вероятны и личные предпочтения автора Lbs 423 fol при создании или редакции текста.

В рукописи Lbs 423 fol младшеруническая формула содержит ошибку (случайную или преднамеренную). В то же время руны сопровождаются шестью гальдраставами с именами аса Одина, вана Фрейра и турса Трюма, представителей трёх основных мифологических племён, в чью сферу ведения входит осуществление угроз заговора. Сегодня не представляется возможным определить, знал ли автор рукописи значение рунической формулы и какой смысл вкладывал в начертанные рядом гальдраставы. Однако можно вспомнить, что с точки зрения континентальной магии они в данном случае технически аналогичны сигилам — печатям с зашифрованными именами божеств или духов, долженствующими помочь получить власть над соответствующей силой. И что практика гальдраставов, несомненно, испытала влияние христианства и общеевропейских средневековых представлений о магии.

Таким образом, рукопись Lbs 423 fol можно рассматривать как выразительный пример совместного применения заговоров (возможно даже — сочетания заговоров народных и авторских) и рунической и пост-рунической магии в среде исландских учёных людей XVIII в.


Использованные материалы:

«Сага о Боси и Херрауде», перевод Т. Ермолаева (Стридманна)

Mindy Macleod, «Bandrúnir in Icelandic Sagas» (материалы одиннадцатой международной конференции о сагах, 2–7 июля 2000 г., Сидней, Австралия)

Mindy Macleod, B.Mees, «Runic amulets and magic objects.», The Boydel Press, Woodbridge, 2006

А.С.Гаврилова. «Слово сильное заговорное. Заговоры и их воздействие на человека». М: «Ганга», 2010.

Л. Кораблёв. «Рунические заговоры и апокрифические молитвы исландцев», М: «Велигор»,2003.

Л. Кораблёв. «Рунология Йоуна Оулафссона из Грюнна-вика», М: «Велигор»,2005.

Л. Кораблёв. «Графическая магия исландцев», М: «Велигор»,2002.

Г.фон Неменьи. «Священные руны. Магические символы Севера», М: «Велигор»,2005

М.И.Стеблин-Каменский. «Эддическая поэзия»

А.Платов. «Руны: два тысячелетия магической традиции», М:«Вече»,2010

Материалы с сайта музея Истории культуры, Норвегия.

Материалы с сайта Sagnanet

Материалы с сайта Old Norse Text Database

Статья была опубликована в журнале «Гьяллархорн».

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов