Хавбор и Сигнелиль

У Сивурда с Хавбором — двух королей —
Для распри была причина:
Прекрасная Сигнелиль! Девы милей
Вовек не встречал мужчина.

Хавбор, сын королевский, в тоске
Проснулся сегодня ночью.
Поведал он матери странный сон,
Увиденный как бы воочью: 61

«Сигне я обнимал в раю,
Среди неземных красот,
Но вместе с ней на землю опять
Упал с небесных высот».

«Если ты в раю побывал —
Сигне добьешься вскоре,
А если упал с небес — умрешь
За деву в неравном споре».

«Если написано мне на роду
Сигне добиться вскоре,
Тем горше будет мне умереть
За деву в неравном споре».

Хавбор, сын королевский, велел
Скроить ему платье девичье
И в Данию, кудри свои отрастив,
Отправился в женском обличье. 62

Наряд королевича был блестящ.
Он смахивал на девицу,
Когда, накинув пурпурный плащ,
К Сигнильд вошел в светлицу.

«Меж дев добронравных и мужних жен
Сидишь ты, чужда безделью.
Сигне, прислал меня Хавбор сюда,
Учиться у вас рукоделью!»

«Всему, что умею, тебя обучу.
Не будешь ты здесь чужестранкой.
Ешь из одной посуды со мной
И спи с моей служанкой!»

«С детьми королевскими я спала.
Как мне спать со служанкой?
Ведь я от обиды могу умереть,
Лежа с такой грубиянкой!» 63

«Прекрасная дева, чем так терзать
Себя из-за этой безделки,
В моей постели ты будешь спать
И есть из моей тарелки!»

Вырезал Хавбор из ткани лань,
Достав свой острый ножик.
Затем оленя прибавил к ней,
С парой ветвистых рожек.

Выкраивал он то оленя, то лань,
А Сигне рукою ловкой
Их нашивала на златоткань,
К работе склонясь головкой.

В шитье усердствовал женский пол.
Один королевич без толку,
Свою иголку во рту держа,
Ею играл втихомолку. 64

C ехидством сказала служанка ему
(Она была злоязычной):
«Не видела я среди знатных дев
Такой швеи горемычной».

С ехидством сказала служанка ему:
«Гляжу на твои успехи!
Не видела я среди знатных дев
Другой такой неумехи.

Они не сажают кривых стежков,
В рот не суют иголку,
И нет у них пары железных рук,
В которых мало толку.

Они не хватают кубков больших,
Не осушают их разом,
Не пялятся из-под девичьих бровей
Дерзким бесстыжим глазом». 65

«Вот еще дался тебе мой глаз!
Помалкивай, злая служанка!
Меньше всего охота глазеть
Мне на тебя, смутьянка».

Поздно вечером Сигне ведет
Хавбора в спальный покой.
В постели она его твердой груди
Коснулась белой рукой.

Коснувшись украшенной златом груди,
Спросила она: «Подруга,
Зачем твоя грудь, подобно моей,
Не стала кругла и упруга?»

«Девы в нашем краю на тинг
Ездят, надев доспехи.
Стан мой туго сжимала кольчуга,
И грудь не росла от помехи. 66

Никто нас не слышит, Сигнильд!
Если твоей любви
Достоин какой-нибудь рыцарь,
Имя его назови!»

«Не то чтобы в целом свете
Никто мне был не под стать,
Но сердцу мил королевич,
Которого Хавбором звать».

«Если мил тебе королевич,
Которого Хавбором звать,
Дорогая, с собой бок о бок
Ты его уложила спать!»

«Зачем ты, Хавбор, сын короля,
Мне наносишь бесчестье?
Ты должен был к отцу моему
За мной прискакать в поместье. 67

С ястребом на правой руке,
Держа поводья в левой,
Ты должен был, соблюдая чин,
К отцу прискакать за девой».

«С ястребом прискакать на коне
К отцу твоему я не смею:
Сивурд-король посулился мне
Петлю накинуть на шею».

«Хавбор, сын королевский, молчи!
Не погуби наши души.
Злая служанка моя небось
Лежит, навостривши уши».

«Разве может меня устрашить
Служанки твоей злословье,
Если храню меч и броню
Я у себя в изголовье? 68

Пока в изголовье свой добрый меч
С броней вороненой прячу —
Ста удалых молодцов не боюсь,
И злой служанки впридачу».

Забыв о горе своем,
Лежат королевские дети,
Как будто они вдвоем
Остались на белом свете.

Злая служанка подкралась, как вор,
И, радуясь их легковерью,
Она подслушала весь разговор,
Стоя снаружи, за дверью.

Пока оставались они сам-друг,
Меч с отменной чеканкой
И панцирь стальной исчезли вдруг,
Украдены злой служанкой. 69

К Сивурду-королю в покой
Она врывается с криком,
Пряча под фартук меч и броню,
Чтоб он поверил уликам.

«Проснись, король, мой господин,
Обманутый бесчестно:
Здесь Хавбор! С дочерью твоей
Он спит, обнявшись тесно».

«Умолкни, лгунья! За эту речь
Завтра же спозаранку
Я прикажу тебя заживо сжечь,
Такую злую служанку!»

«Король, меня за правдивую речь
Не предавай огню.
Взгляни на добрый Хавбора меч
И стали дамасской броню!» 70

Вскочил, как встрепанный, Сивурд-король.
Призыв загремел по округе:
«Мечи из ножон, мои молодцы!
Наденьте стальные кольчуги!

Худо тому, кто спустя рукава
Снарядится, забыв о кольчуге:
Шея у Хавбора такова,
Что ее не согнуть без натуги».

Копьями в дверь ударяют,
Ломая крепкий затвор:
«Вставай, королевич Хавбор!
Выходи на широкий двор!»

Хватился Хавбор стальной брони,
Меча с отменной чеканкой.
Из-под подушки были они
Похищены злой служанкой. 71

«Хотя украден мой добрый меч
И с ним стальная кольчуга,
Клянусь тебе, Сигнильд, нашим врагам
Нынче придется туго!»

Храбрый Хавбор людей короля
Укладывать стал полукружьем.
Покуда в кровати хватало досок,
Служили они оружьем.

У терема Сигнильд народ полег.
Была жестокая схватка.
Хавбор ударами рук и ног
Сшиб молодцов три десятка.

Надели на Хавбора наконец
Две пары железных пут.
Но их без труда разорвал удалец,
Что твой соломенный жгут! 72

А тут — лихоманка ее возьми! —
Служанка сказала в голос:
«Крепче оков на Хавбора нет,
Чем Сигнильд прекрасной волос!

Волос ее золотой разорвать
Не смогут Хавбора руки:
Скорей разорвется сердце его
От неизбывной муки!»

В надежде, что Хавбор, сын короля,
Такого не стерпит злосчастья,
У Сигне волос берут золотой
И Хавбору вяжут запястья.

Не может он разорвать волосок
Девы, нежно любимой.
Скорей разорвется сердце его
От скорби неутолимой. 73

«Сигнильд, как только увидишь меня
У замка висящим на древе,
Должна ты, любовь и верность храня.
Зажечь свою башню, в гневе».

«Хавбор, если ты будешь убит
У отца моего в поместье,
Всем виновным возмездье грозит
С их невестами вместе».

Стали прилаживать петлю на сук.
Тогда королевич удалый
Сказал: «На месте моем повесьте
Сначала плащ мой алый!

Повесьте из пурпура сшитый плащ,
А я, молодец досужий,
Еще полюбуюсь, как будут меня
Оплакивать женщины вчуже». 74

Алый плащ меж зеленых чащ
Видит Сигнильд на древе,
И башню свою, чтобы там сгореть,
Она поджигает в гневе.

Сухие стропила вспыхнули вмиг
И тростника вязанки.
В башне Сигнильд сгорели с ней
Подруги ее и служанки.

Хавбор сказал: «Напоследок взгляну
На мир — каков он есть?»
От пламенеющей башни очей
Не мог королевич отвесть.

«С древа снимите мой пурпурный плащ!
Что толку висеть ему?
Тысячу жизней мне дайте сейчас —
Я и одной не возьму!» 75

Увидя издали черный дым
И ярый пламень пожара,
Сивурд-король спросил молодцов:
«Отколь взялась эта кара?»

Горькие слезы в ответ полились
Из глаз молодого пажа:
«Так доказала свою любовь
Сигне — моя госпожа!»

«К башне бегите немедля —
Сигнильд не дайте сгореть!
Хавбора выньте из петли —
Не дайте ему умереть!

Знать бы мне, сколь их любовь сильна,
Был Cивурд-король безутешен,—
Я отдал бы датский престол за то,
Чтоб Хавбор не был повешен!» 76

Хотя отовсюду сбежался народ,
Нельзя было им помочь.
В петле погиб королевский сын,
В огне — королевская дочь.

Жаль было юной четы до слез!
А ночь спустя, спозаранку
Схватили и в черную землю живьем
Зарыли злую служанку. 77


Примечания

Баллада, распространенная во всех скандинавских странах. Возникла на основе древнедатского сказания, известного по латинской хронике Саксона Грамматика (ок. 1150–1220) «Деяния датчан». 261

Стр. 66. Тинг — народное собрание, на котором разрешались тяжбы и принимались законы. В эпоху создания баллад утратил свое былое значение. На тинг собирались свободные люди, способные носить оружие. Женщины допускались туда лишь в исключительных случаях.

Перевод Веры Потаповой. Примечания Б. Ерхова.

Источник: Датские народные баллады. — М.: Художественная литература, 1980.

Сканирование: Halgar Fenrirsson

OCR: Мария Вязигина

61 — так обозначается конец соответствующей страницы.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов