Скандинавские баллады

Здесь мы поместили примеры скандинавских филиаций сюжета «съеденного сердца» — датскую (1) и шведскую (2) баллады о герцоге Фриденборге (А), тесно связанные с немецкой балладой о Прекрасном Брембержце, а также два варианта датской народной баллады «Живая вода» (Б) с оригинальной для этого сюжета волшебной «счастливой концовкой». Переводы датских текстов — по изданию: Olrik A., Grundtvig S. Danmarks Gamie Folkeyiser. Kobenhavn, 1856–1890. Bd. 11, № 94; Bd. V. 2. № 305; шведских — Geier E.G., Afzelius А.Л. Svenska Folkevisur. Bd. I. Stockholm, 1880. № 1 В. В трех последних текстах мы воздержались от повторения рефренов в каждой строфе баллады, приведя их лишь в начальных и заключительных строфах.

А. 1. Герцог Фриденборг

Герцог Фриденборг любит Христину и ей
Молвит: «Хочешь ли быть ненаглядной моей?»

3 Ох, горькое, Господи, горе!
А Христинушке после король говорит:
«А об чем это герцог с тобой говорил?»

6 Ох, горькое, Господи, горе!
«Да только и речи у нас было с ним,
Что хочет он стать ненаглядным моим»,

9 Ох, горькое, Господи, горе!
Велел король кузнецов позвать
И Фриденборга-герцога в цепи заковать.

12 Ох, горькое, Господи, горе!
Млада Христинушка по саду шла,
Сини да желты цветики рвала.

15 Ох, горькое, Господи, горе!
Синие да желтые цветики рвала,
Фриденборгу-герцогу веночек плела.

18 Ох, горькое, Господи, горе!
Да впусте веночек плела она.
Во дворце на поварне пошла стряпня.

21 Ох, горькое, Господи, горе!
Стали круг герцога пять поварят,
На столе, как рыбу, его потрошат.

24 Ох, горькое, Господи, горе!
Режут его сердце на пять кусков,
И стоит на каждом знак Христов.

27 Ох, горькое, Господи, горе!
Режут его сердце на девять кусков.
И стоит на каждом знак Христов.

30 Ох, горькое, Господи, горе!
Сварили сердце с медом и вином
И ко Христинушке понесли потом.

33 Ох, горькое, Господи, горе!
«Что за снедь такая, я и не пойму,
Только полегчало сердцу моему».

36 Ох, горькое, Господи, горе!
А поваренок правду молвил ей:
«Герцогова сердца здесь пять частей».

39 Ох, горькое, Господи, горе!
А и повариха отвечала ей:
«Герцогова сердца здесь девять частей».

42 Ох, горькое, Господи, горе!
«Коли его сердце иму я от вас,
Так и оттрапезую в последний раз».

45 Ох, горькое, Господи, горе!
Кликнула Христинушка служанку и той
Принесть приказала кубок золотой.

43 Ох, горькое, Господи, горе!
Пригубила из кубка, и от тоски
Разорвалось сердце у ней на куски.

51 Ох, горькое, Господи, горе!
А королю-то скора весть пришла:
Младу де Христинушку смерть прибрала,

54 Ох, горькое, Господи, горе!
А девке-злодейке не спустили нипочем:
В землю закопали ее живьем.

57 Ох, горькое, Господи, горе!

А. 2. Герцог Фрейденборг и девица Аделина

Девица Аделина гуляла в саду,
— Сколь мило на белом свете!
— Белые да синие розы рвала.
— Тяжка ты, доля земная! –

Белые да синие розы рвала.
Фрейденборгу-герцогу веночек плела.

Герцог Фрейденборг увидел из окна,
Как по розовому саду гуляет она.

К девице Аделине стремглав побежал,
И перед нею шляпу он снял.

По щечке ее треплет и молвит ей:
«Дай Бог тебе стать ненаглядной моей!»

«Повремените, герцог, с речью такой,
Кабы то не услышал батюшка мой!»

«Пусть слушает кто хочет, не страшуся я,
Ведь я по всей-то чести сватаю тебя».

А девки лукавые ведут разговор:
«Твою-де блазнит дочку герцог Фрейденборг».

«А ежели блазнит, ему я покажу!
В темничную во башню его посажу».

Велит король тут живо двух молодцев позвать
И Фрейденборга-герцога в железа заковать.

Велит король приспешному чугунну дверь открыть
И Фрейденборга-герцога в темницу заточить.

По розовому саду Аделина идет,
Белые да синие розы она рвет.

Белые да синие розы рвала,
Фрейденборгу-герцогу веночек плела.

А король о ту пору увидал из окна,
Как но розовому саду гуляет она.

Велит король приспешному в розов сад бежать
И к нему в палату королевну звать.

И молвит ей приспешный: «Кличет вас
Король к себе в палату сей же час».

А та отвечает: «Знать, он подобрел,
Меня пятнадцать лет он и видеть не хотел»,

Вошла королевна в палату тот же час,
Король с нее не сводит грозных глаз.

И молвил Аделине король тогда:
«Что делала во саде во розовом вчера?»

«Белые да синие розы я рвала.
Фрейденборгу-герцогу веночек плела».

А король ей молвит слово таково:
«Стало, не забыла ты еще его».

«Кабы прожила я и еще сто лет,
Герцога из памяти не избыть вовек».

«А коль ты не сумела его позабыть,
Все одно, любви промежду вас не быть»,

Зовет король двух молодцев и дал приказ такой;
«Берите-ка вы герцога из башни голубой».

И взяли они герцога из башни голубой,
А был он поседелый, с седою бородой.

«Пятнадцать лет сидел я в башне сей,
А мне сдается, право, минуло мало дней.

И ежели умру я нынче поутру,
То ради благородной девицы умру».

Привязали герцога к дубу у реки,
Зарезали, как режут скотину мужики.

А после лукавые девки подошли
И герцогово сердце с собою унесли.

Из сердца того теплого состряпали оне
Девице Аделине лакомую снедь.

А уж как состряпали, пошли со снедью той
В светлицу королевнину и ставят на стол.

«Ах, что это за яство столь лакомо лежит?
А сердце у меня-то со страху дрожит!»

«То лакомое яство для вас припасено,
Из герцогова сердца, из свежего оно»,

«А коли сердце свежее иму я от вас,
Стало быть, трапезую в последний раз».

Королевна Аделина слезы льет на снедь,
В тяжких муках герцогу пришлось умереть.

«А теперь две чары вам надобно принесть,
Выпить мне охота в герцогову честь.

Подайте чару меду, сладкого на вкус,
И я тем самым медом до смерти упьюсь».

Как из медовой чары глоточек отпила,
Так и Богу душу тут же отдала.

Весть дошла к родителю скорого скорей,
Умерла-де королевна в светлице своей.

Король со всех ног в светлицу побежал,
Хлопнул дверями — аж засов задрожал —

«Господи, помилуй! Чем тому помочь?
Кто довел до смерти единственную дочь?

Да знай я, что любовь их сильна таково,
И за сто тысяч марок не убил бы я его.

Да знай я, что друг другу так они верны,
Его я не казнил бы и за полказны».

Покойников сложили в единый гроб двоих,
И заплели девицы волосы у них.

В единой же могиле их погребли тогда,
И спят они там сладко до Страшного Суда.

И над могилой липа выросла тогда.
Стоит и зеленеет до Страшного Суда,

И липа выше церкви выросла потом,
— Сколь мило на белом свете! —
На липе обнимается лист с листом,
— Тяжка ты, доля земная!

Б. 1. Датская народная баллада

Млад-Зелен трубит в золоченый рог,
— А ночь-то долга! —
Королева Елена слышит его.

4 — Одолела меня любовь! —
Королева кличет двух слуг к себе:
«Зовите Млад-Зелена ко мне!»
Млад-Зелен пришел и стал у стола,

8 «Почто, государыня, меня звала?»
«Пошли, Господи, скорую смерть королю,
Когда не с тобою, а с ним я сплю!
Пошли ему, Боже, скорый конец,

12 И ты будешь носить королевский венец».
«Замолчать, государыня, изволь!
У дверей подслушивает король».
«И пусть его слышит, коль любо ему,

16 А я правду-истину говорю».
Тут кличет датский король мальца:
«Зови-ка Млад-Зелена сюда!»
Млад-Зелен пришел и у двери стал.

20 «Почто, государь, меня ты звал?»
«Ты слышь-ка, Млад-Зелен, скажи не таясь,
Об чем толковал с королевой вчерась?»
«А только про то я с ней толковал,

24 Что ты, государь, и сам слыхал».
«А коли о том ты речи вел,
Так подадут тебя ей на стол».
Порубили, как рыбу, его на куски,

28 К королеве Елене его принесли.
Кровь увидя, аж застонала она,
Сердечко достала с самого дна.
Косточку к косточке подобрала

32 И по живую воду пошла,
Окропила кости живой водой:
«Встань, Млад-Зелен, и стань человек живой!»
Краше прежнего тут Млад-Зелен встал,

36 А и руке он вострый меч держал,
К королю в хоромы он пришел,
Разрубил его с головы до ног.
«Пришла-таки нынче смерть королю,

40 Уж так-то сладко с тобой посплю!»
«Пришел королю теперь конец,
— А ночь-то долга! —
И ты будешь носить королевский венец».

44 — Одолела меня любовь!

Б. 2. Датская народная баллада

Граф трубит в рог в ночную тьму,
— Всю-то ноченьку! —
Королева услышала в терему.

4 — Одолела меня любовь! —
Королева гридня кличет к себе:
«Зови-ка графа скорей ко мне!»
А граф пришел и стал у стола;

8 «Почто, государыня, меня звала?»
«Вот как придется мне овдоветь,
Так будешь казной моей володеть».
«Оставь, государыня, такую речь!

12 Бог весть, кто нас может подстеречь».
Не с глазу на глаз граф был с ней:
Король подслушивал у дверей.
Король своих слуг призвал тогда:

16 «Королеву просите-ка вы сюда!»
«Скажи, государыня, не таясь,
О чем толковала с графом вчерась?»
«А только и толков было с ним,

20 Что, дескать, славен он и красив».
И кличет король двух слуг тогда:
«Зовите-ка графа вы сюда!»
«Про одно тебя пытаю я —

24 Что толковали вы про меня?»
«Про то я скажу тебе, изволь —
Что славный и мудрый ты есть король».
И кликнул гридня король тогда:

28 «Зови поваров ко мне сюда!
Рубите графа — вот мой указ,
И к королеве на стол тотчас!
На кусочки, как рыбу, его порубать

32 И снести королеве такую ядь!»
Королева глядела на снедь с тоской:
«А это, видать, человек не простой,
А это наш добрый граф, видать».

36 И стала кусочки собирать.
Завернула их в горностай дорогой,
Сложила их в ларец золотой.
Кусочек к кусочку подобрала

40 И ко светлому ручью пошла.
Куски окропила водой ключевой:
«Вставай и стань человек живой!»
И встал он, Бога благодаря,

44 — Всю-то ноченьку! —
И навек покинул он те края.
— Одолела меня любовь!

Перевод сканд. баллад С. В. Петрова.

Разрешение на публикацию баллад получено от Александры Александровны Петровой.

Страница Сергея Владимировича Петрова на сайте Век перевода.

Источник: Жизнеописания трубадуров. — М, 1993.

OCR: Halgar Fenrirsson

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов