Сага о крещении Исландии

Kristni saga

Глава 1

Начинается сага о крещении. Христианство пришло в Исландию так: жил один человек по имени Торвальд, сын Кодрана, племянник Атли Сильного; а братья Кодран и Атли, в свою очередь, были сыновьями Эйлива Орла, сына Барда из Аля, сына Кетиля Лисы, сына старого Скиди. Кодран жил на хуторе Гиль-а (Река в ущелье) в долине Ватнсдаль (Озёрной) и был почтенным человеком. Его сын Торвальд странствовал по свету и одно время ходил в военные походы, но всю долю в добыче тратил на выкуп пленников, не оставляя ничего себе. От этого он снискал себе всеобщий почёт и любовь. Торвальд много путешествовал по южным краям. В Саксонии он встретился с епископом по имени Фридрик, принял от него крещение в правую веру и некоторое время сопровождал его в поездках. Торвальд попросил епископа съездить с ним в Исландию и окрестить его отца, мать и других родичей, которые захотели бы последовать его примеру. Епископ согласился на это.

Епископ Фридрик и Торвальд прибыли в Исландию на сто седьмое лето с её заселения. Тогда законоговорителем был Торкель Месяц1, а самые могущественные хёвдинги в стране были: на севере — Эйольв сын Вальгерда и Глум Убийца2, в долине Гуддалир — Арнорр Бабий нос, Торвард сын Бёдвара Мудрого и Старри с братьями3, а в долине Ватнсдаль — Торкель Хват. А на западе были Ари сын Мара, Асгейр сын Кнётта, Эйольв Серый, Гест Мудрый, Олав Паи, Стюр Убийца. Снорри Годи тогда было восемнадцать зим от роду, и жил он близ горы Хельгафелль4. Также среди могущественных хёвдингов был Торстейн сын Эгиля. А на юге5 — Иллуги Рыжий и Торкель Месяц, а также Тородд Годи, Гицур Белый, Асгрим сын Эллида-Грима, Хьяльти сын Скегга, Вальгард с Капища, Рунольв сын Ульва и сыновья Эрнольва из Лесов. А на востоке — сыновья Торда годи Фрейра, Халль со Склона, Хельги сын Асбьёрна, Бьярни Убийца и Гейтир6.

Говорят, что Торвальд с епископом ездили по северной четверти Исландии, и Торвальд рассказывал тамошним жителям о вере, так как епископ не понимал по-скандинавски. Я Торвальд рьяно проповедовал слово Божие, однако большинство почти не вняло их словам. Веру от него восприняли Энунд Христианин, сын Торгиля из долины Рейкьядаль (долины Дымов), сына Греньяда7 и Хленни Старый, сын Орма Карман-на-спине8, а также Торвард сын Бёдвара Мудрого с хутора Ас (Гребень) в Хьяльтадале, а Эйольв сын Вальгерда принял неполное крещение9.

Глава 2
О Торвальде и епископе

В первую зиму епископ и Торвальд жили у Кодрана в Гиль-а с тринадцатью человеками. Торвальд упрашивал отца креститься, но тот принимал это предложение неохотно. Близ Гиль-а стоял камень, у которого родичи приносили жертвы и считали, что в нём живёт их дух-покровитель10. Кодран утверждал, что не крестится до тех пор, пока не выяснит, кто сильнее: епископ или дух из камня. После этого епископ отправился к тому камню и пел над ним, пока камень не раскололся на куски. Тогда Кодран понял, что дух из камня потерпел поражение. И он позволил окрестить себя и всех своих домочадцев, кроме своего сына Орма11: тот не хотел принимать новой веры. Он переехал на юг в Боргарфьорд (Городищенский фьорд) и купил землю на Кваннэйри (Дягильной косе). Орм взял в жёны Торвёру дочь Эцура12 и Беру дочь Эгиля Скаллагримсона. У них родилась дочь Ингвильд, которая вышла замуж за Хермунда сына Иллуги13. Потом Орм женился на Гейрлауг, дочери Стейнмода из долины Дьюпидаль (Глубокой долины)14. Их дочь звали Бера, и она вышла за Скули сына Торстейна15.

Епископ и Торвальд посторили себе жилище на хуторе Лэкьямот (Слияние ручьёв) в долине Видидаль и жили там четыре зимы. Они ездили по всей Исландии и проповедовали веру. Однажды осенью епископ и Торвальд гостили в Ватнсдале на хуторе Гильа у Олава16. Туда пришёл Торкель Хват и ещё множество народа. Среди них было двое берсерков, которых обоих звали Хаук. Они обижали людей, голосили и ходили сквозь огонь. Люди попросили епископа найти на них управу. После этого епископ освятил огонь, сквозь который они собрались пройти, и они сильно обожглись. И люди схватили их и убили, а потом отнесли на гору к ущелью. Потому это ущелье с тех пор так и называется — Хаукагиль (Ущелье Хауков). После этого Торкель Хват принял неполное крещение, и многие после этого случая крестились.

Торвальд с епископом отправились проповедовать на Западные фьорды. Они прибыли в Квамм, когда Торарин Конский Лоб проводил тинг; сам он в ту пору уезжал на тинг, а дома оставались его жена Фридгерд и его сын Скегги17. Торвальд рассказывал людям о вере, а Фридгерд в это время молилась языческим богам в капище; она слышала каждое их слово, а мальчишка Скегги смеялся над ними. Тогда Торвальд сказал такую вису:

С проповедью пришёл я —
Парень не внял поученьям.
Жреческое отродье
Ржать надо мной удумало.

А в капище бездумно
У алтаря старуха
Над скальдом зубоскалила…
Господь покарай коварную!

Насколько известно, ни одного человека на Западных Фьордах они не убедили креститься, зато в Северной четверти многие прекратили приносить жертвы языческим богам и разбили свои идолы, а иные отказались платить подати в капища.

Глава 3
О Торварде

Торвард сын Бёдвара Мудрого велел построить на своём хуторе в Асе церковь18. Местным жителям — язычникам это пришлось очень не по нраву.

Одного человека звали Клауви, сын Торвальда сына Рэва с Холма. Он был хёвдингом. Поступок Торварда ему очень не понравился, и он встретился с Арнгейром19, братом Торварда, и спросил его, что лучше: сжечь церковь или убить священника, которого назначил туда епископ.

Арнгейр отвечал: «Никому из моих приятелей я не позволил бы и пальцем тронуть священника; ведь даже за более мелкие деяния мой брат способен жестоко отомстить. А поджечь церковь — это хорошая мысль; но я этим заниматься не буду».

Немного позже Клауви отправился ночью к церкви и хотел поджечь её. С ним было ещё девять человек; а когда они вошли на церковный двор, им почудилось, будто из всех окон церкви рвётся пламя. Так они и уехали, потому что решили, что церковь загорелась. А когда он проведал, что церковь не сгорела, он отправился туда на следующую ночь с Арнгейром и вновь собрался поджечь её. Они вломились в церковь, и он поджёг сушняк. Огонь плохо разгорался. Тогда он лёг на пол и стал раздувать пламя через порог. И тут над его головой пролетела стрела и вонзилась в пол, а вторая прошла ему между рубахой и боком. Он выбежал, крича, что не собирается дожидаться третьей. Тогда Арнгейр отправился домой.

Эта церковь была воздвигнута за 16 зим до полного принятия христианства в Исландии; она стояла и тогда, когда епископом в Холаре был Ботольв, и ещё не была одета дёрном20.

Глава 4
О Торвальде

Епископ Фридрик и Торвальд поехали на тинг, и епископ просил Торвальда проповедовать там веру со Скалы Закона, чтобы он мог быть рядом, пока Торвальд говорит. Тогда Хедин со Свальбарда, что в Эйафьорде (Островном фьорде), знатный человек, сказал ему в ответ много злых слов. Хедин был сыном Торбьёрна сына Скаги. Он был женат на Рагнхейд, падчерице и племяннице Эйольва сына Вальгерд. Люди попросили одного скальда сочинить нид на Торвальда и епископа. И была сложена такая виса:

Девятерых
Епископ родил,
Всем им отцом
Торвальд был.

За этот нид Торвальд убил в поединке двоих. Епископ спросил его, отчего он так поступил.

— «За то, что они сказали, будто мы с тобой родили детей».

Епископ отвечал: «Они нас оболгали; но ты лишь усугубил дурную славу о нас; ведь это можно было понять и так, что я был духовным отцом твоих детей».

А когда Торвальд с епископом собрались ехать на тинг в Хегранесе (Цаплин мыс), язычники встретили их и побили камнями, так что они не смогли ехать дальше. После этого их объявили виновными по языческим законам.

В то лето после альтинга хёвдинги созвали дружины, собрали две сотни человек и поехали к епископу, чтобы сжечь его и его людей в доме. Перед тем, как въехать на хутор у Слияния ручьёв, они дали коням отдохнуть. Но едва они собрались снова сесть верхом, как над ними закружили птицы. Кони испугались их и сбросили всадников; при падении иные поломали руки, иные — ноги, а иные порезались о своё же оружие. У иных кони убежали. После этого все отправились восвояси.

Об этом набеге епископ и его приближённые узнали лишь потом. Тогда они уже три зимы прожили в Слиянии ручьёв. После того они прожили там ещё одну зиму. Потом они уехали из Исландии. Подплыв к Норвегии, они пристали в одной гавани. В той же гавани пристал Хедин из Исландии и уже успел отправиться в лес за дровами. Едва Торвальд обнаружил это, он пошёл туда в сопровождении раба и поручил ему убить его. Узнав об этом, епископ сказал, что теперь их пути должны разойтись, потому что Торвальд показал себя мстительным человеком.

Потом епископ уехал на юг, в Саксонию; там он и умер — и он считается настоящим святым. А Торвальд до поры стал ездить в торговые поездки.

Глава 5
О Тангбранде

Во времена конунга Харальда сына Горма архиепископ Альбертус из Бремена21 приехал в Орхус в Ютландии и основал там епископскую кафедру22. Одного его клирика звали Тангбранд, он был сыном бременского графа Вильбальдуса. Когда Тангбранд повзрослел, Хугбертус — епископ Кантараборга пригласил своего брата Альбертуса к себе. На пиру Хугбертус одарил Альбертуса и всех его спутников дарами.

Тогда епископ сказал Тангбранду: «У тебя повадка рыцаря, поэтому я дарю тебе щит, на котором начертан крест с образом Господнем; это означает твою учёность».

Немногим позднее Тангбранд встретился в Вендланде с Олавом Трюггвасоном. Олав спросил: «Кого это, распятого на кресте, почитаете вы, христиане?»

Тангбранд отвечает: «Господа нашего, Иисуса Христа».

Конунг спрашивает: «А за какую вину его распяли?»

Тогда Тангбранд доходчиво рассказал конунгу о страданиях Господа нашего и о знаке креста. Конунг попросил его продать ему этот щит, и Тангбранд отдал ему его, а конунг взамен отдал ему стоимость щита серебром и сказал: «Если тебе потребуется поддержка, приходи ко мне, и я отплачу тебе за щит».

Немногим позже конунг Олав принял крещение на островах Силли23 в Ирландии.

Тангбранд купил за то серебро одну красивую ирландскую рабыню. Но когда он привёз её домой, то человек, которого оставил у них в заложниках юный император Оттон24, захотел отобрать её у него, а он не захотел её отпускать. Тот заложник был могучим воином и вызвал Тангбранда на «баталию», и Тангбранд победил и убил его. Поэтому Тангбранду стало нельзя находиться в Дании, и он уехал к конунгу Олаву Трюггвасону. Тот хорошо принял его, Тангбранд был рукоположен в сан и некоторое время был придворным священником.

Глава 6
О Стевнире

Конунг Олав отправился из Ирландии на восток в Новгород, а оттуда в Норвегию, как написано в саге о нём, и проповедовал христианскую веру всему народу. Он повелел воздвигнуть первую церковь на острове под названием Мостр. Там он велел Тангбранду служить мессы и наделил его имуществом и землями. Но он был очень расточителен, и его богатства вскоре закончились. Тогда он раздобыл военный корабль, пошёл походом на язычников, много грабил, а добычу отдавал своим людям.

Конунг Олав прибыл в Норвегию в начале месяца гоа25. С ним было много исландцев. Одного из них звали Стевнир. Он был сыном Торгиля Эйливссона, сына Хельги Бадьи с мыса Кьяларнес. Конунг Олав послал Стевнира в Исландию в первое лето после своего возвращения в Норвегию, чтобы тот проповедовал там слово Божие. Но в Исландии его приняли плохо, а наихудший приём он встретил у своей родни; потому что тогда все жители нашей страны были язычниками. Он доблестно ездил и на север, и на юг и проповедовал истинную веру, но его учение мало кого привлекало. А когда он заметил, что его старания не приносят плодов, он принялся громить капища и рушить идолы. Тогда язычники собрались против него — и он вынужден был убираться на Кьяларнес к своей родне.

Его корабль стоял в устре реки Гува (ПарнАя река). К зиме вода стала прибывать и начались бури.

Корабль выбросило на сушу и слегка поломало; весной Стевнир велел починить его.

Тем летом на альтинге приняли закон, по которому родичи христиан могли обвинять их в святотатстве. Тем летом был обвинен Стевнир: его обвиняля родня, считавшая, что христианство — позор для их семьи. Сыновья Освивра Мудрого, Торольв и Аксель, Вандрад и Торрад, обвинили его, а Оспарк остался безучастным.

А Стевнир сказал: «От такого обвинения мне не сделается вреда. Но вас за него через несколько зим постигнет большое несчастье».

Летом Стевнир уехал в Норвегию, и конунг Олав хорошо принял его.

Глава 7
О Тангбранде

Когда конунг Олав расспросил о бесчинствах Тангбранда, он вызвал его к себе, обвинил его и сказал, что не желает иметь у себя на службе грабителя. Тангбранд попросил конунга послать его в поездку с каким-нибудь трудным поручением.

Конунг ответил: «Я помирюсь с тобой, если ты съездишь в Исландию и крестишь эту страну».

Тангбранд ответил: «Я рискну».

Тем летом Тангбранд отправился в Исландию. Он пристал в Альфтафьорде — северном26 в бухте Сельваг к северу от мыса Мельракканес. Но едва местные жители узнали, что Тангбранд и его люди — христиане, они отказались разговаривать с ними и не захотели показывать им вход в гавань.

Тогда на Хуторе А (Речка) жил Халль со Склона. Он отправился в долину Фльотсдаль. А когда он вернулся домой, к нему приехал Тангбранд и сказал, что конунг Олав направил его к Халлю, если он заедет на Восточные фьорды, и попросил его указать им путь в гавань и предоставить другое, в чём они будут нуждаться. Халль отвёз их в Альфтафьорд — южный27, в бухту Лейруваг, и поставил их корабль в том месте, которое сейчас называется Тангбрандсхров (Тангбрандов сарай). А груз с корабля Халль перевёз к себе во двор и поставил там шатёр для Тангбранда и его людей. Там Тангбранд стал проводить мессы. Накануне Михайлова дня28 Тангбранд и его люди оставили все работы в середине дня.

Тогда Халль был в их шатре. Он спросил: «Отчего вы прекратили все работы?»

Тангбранд говорит: «Потому что завтра праздник архангела Михаила».

Халль спросил: «А какой он?»

Тангбранд отвечает: «Он поставлен встречать души христиан». Затем Тангбранд рассказал много о величии ангелов Господних.

Халль сказал: «Наверное, тот, кому служат эти ангелы, могуществен».

Тангбранд отвечает: «Господь да даст вам это понять!»

Под вечер Халль сказал своим домочадцам: «Завтра Тангбранд и его люди будут чествовать своего бога. Я хочу, чтоб вы на это взглянули. Завтра не работайте, и мы пойдём посмотрим, чем станут заниматься христиане».

Наутро Тангбранд служил мессу в своём шатре. Халль с домочадцами пришли посмотреть, чем он занимается, и услышали колокольный звон, и ощутили аромат кадильниц и увидели людей, облачённых в пышные ткани и пурпур. Халль спросил домочадцев, понравилось ли им празднество христиан, — и они ответили, что да. В предпасхальную субботу Халль и его домочадцы все крестились в местной реке. Её с тех пор назвали Река Омовения (Тватт-а).

Глава 8
О Тангбранде

Летом Тангбранд поехал с Халлем на альтинг. Когда они въехали в Скогракверви (Лесной край)29, язычники подкупили человека по имени Хедин Колдун30 сделать так, чтоб Тангбранд провалился под землю. В день, когда они выезжали из Киркьюбэра от Сурта сына Асбьёрна сына Кетиля Недоумка31 (а все эти отцы и сыновья были крещёными), конь Тангбранда провалился под землю, а сам он соскочил с коня и встал на краю провала целым и невредимым.

В ту поездку Тангбранд крестил многих: и Гицура Белого, и Халля из долины Хаукадаль32, которому тогда было три зимы, и Хьяльти Скеггьясона.

Тангбранд рьяно проповедовал слово Божие на тинге, и многие жители Северной четверти и Южной четверти приняли веру. А после тинга он собрался на восток в Эйафьорд. Он крестил многих в Тангбрандовом ручье в Эксарфьорде и в Тангбрандовом пруду33 близ озера Миватн. Но он не смог продвинуться дальше реки Скьяльванди из-за господства жителей Эйафьорда. Он вернулся на Восточные фьорды и проповедовал там веру. Оттуда Тангбранд поехал на юг и на запад.

Глава 9
Смерть Бьёрна Бородача

Когда Тангбранд проповедовал веру исландцам, многие пытались сочинять на него ниды. Так поступил и Торвальд Хворый, который жил в Вике на мысу Гримснес34. Он сочинал нид о Тангбранде, а тот сказал скальду Ульву такую вису:

Один сорочки Эндиля
С просьбою шлёт такою
К Ульву, сыну Угги, —
Другом он был мне верным,
Пусть поскорее с обрыва
Сбросит того, кто богов,
Как трус презренный, порочит,
Я же второго сброшу35.

Ульв ответил на это такой висой:

Просишь немало, пловец
Пролива влаги Вальгаллы,
Но клеть моего языка
Не клюнет на эту наживку.
Меня не поймает на удочку
седок скакуна океана,
я живо заметил ловушку
в коварных твоих уговорах36.

И скальд Ветрлиди тоже сочинил о Тангбранде нид, и ещё многие другие. А когда они приехали в Фльотсхлид, и с ними был Гудлейв сын Ари из Рейкьяхолар, они узнали, что Скальд Ветрлиди со своими работниками пошёл резать дёрн. Тангбранд и его люди поехали к нему и убили его на месте37. О Гудлейве сложена такая виса:

Ветрлиди скальд на юге
Жало брани направил
Прямо в ограду духа
Улля зуба кольчуги.
Но Гудлейв, воин удалый,
Ударом поверг Ветрлиди,
Молотом смерти разбил
Наковальню земли шелома38.

Потом они поехали на запад на Гримснес, нашли Торвальда Хворого у ручья Хестлэк (Конского ручья)39 и убили его. Затем они уехали восвояси и жили у Халля вторую зиму. А весной Тангбрад начал снаряжать корабль.

Тем летом Тангбранда обвинили во всех этих убийствах. Он снялся с насиженного места и отступил в Боргарфьорд к реке Хитар-а. Теперь там недалеко от омута Скипахюль (Корабельного омута) одно место называется Тангбрандов сарай, а на одной скале там стоит камень, к которому он пришвартовывался. Когда они приехали туда, местные жители на своём сходе решили полностью запретить им торговать с ними. Тангбранд отправился на пригорок Кроссахольт (Крестовый пригорок), служил там мессу и воздвиг кресты40.

Одного человека, жившего в Лэкьярбуг (Ручейная излучина) звали Коль. У него были такие запасы еды, что он не знал, куда их девать. Тангбранд приехал к нему и предолжил купить у него эту еду, но он не захотел продавать. Они забрали у него еду и оставили ему её стоимость. Коль поехал в Хитарнес и пожаловался жившему там Бьёрну Бородачу. Тот вместе с Колем поехал к Тангбранду, и они попросили его вернуть отобранное и возместить ущерб, но Тангбранд наотрез отказался. Между ними произошла стычка на заливном лугу за Стейнхольтом. Бьёрн Бородач и ещё восемь человек погибли. Курган Бьёрна Бородача стоит на этом лугу, а остальных погребли возле луга в Ландраугсхольте, и по сей день там видны следы курганов41. От руки Тангбранда пали двое.

Когда про это проведал Гицур Белый, он призвал Тангбранда к себе, и тот жил у него третью зиму. Той зимой корабль Тангбранда унесло из реки Хитар-а, поломало и выбросило на берег к югу от ручья Кальвалэк. Стейнунн, мать Рэва Скальда, сложила об этом такую вису:

Долго тресковой тропою
Тор скакуна морского
Гнал, в волнах швыряя,
И в ярости бросил на скалы.
Больше не плыть под парусом
Полену земли тюленей,
Разбит Тангбрандов корабль
Ураганом врага Хрунгнира.

Недруг отродья Грейп,
Грозный, дракона морского
Разбил и на берег бросил, —
Не берегли его боги.
Расколот в мелкие щепы
Струг колокольного стража.
Верно, Христос позабыл
О быке обиталища рыбы42.

Весной Тангбранд поехал на запад, на Бардастранд, чтобы встретиться с Гестом Мудрым. Там один скандинавский берсерк вызвал его на поединок. Тангбранд принял вызов.

Берсерк сказал: «Ты не посмеешь со мной биться, когда узнаешь, на что я способен. Я хожу босиком по горящему огню, и я могу упасть голым телом на лезвие своего тесака и не пораниться».

Тангбранд ответил: «Пусть Господь рассудит».

Тангбранд освятил огонь и перекрестил тесак. Когда берсерк стал ходить по огню, он обжёг ноги, а когда упал на лезвие тесака, тот пронзил его, и тут ему пришёл конец. Многие добрые люди, хоть они и были язычниками, обрадовались, узнав об этом. После этого Гест и некоторые из его друзей приняли неполное крещение.

Тангбранд поехал на восток, и там его корабль починили. Он назвал его «Железная клеть». Он поплыл на юг по фьорду, лошёл до Гавани, пристал там в бухте, а оттуда вышел в открытое море. Теперь пригорок между гаванью и Бельгхольтом называется Пригорок Железной клети. Летом он отплыл в Трондхейм, чтобы встретиться с конунгом Олавом.

Глава 10

Летом на тинге много обсуждали ту веру, которую проповедовал Тангбранд, и многие сильно богохульствовали, а те, кто был крещён, поносили богов, и от этого произошли большие столкновения между людьми. Тогда Хьяльти сын Скегга произнёс со Скалы закона такой стишок:

Богов гневить не смею, —
Но дура ваша Фрейя!

Этот стишок услышал годи Рунольв сын Ульва сына годи Йёрунда и обвинил Хьяльти в богохульстве. Этим он проявил больше свою властность и упрямство, нежели справедливость, потому что он не мог проводить суд, пока сам не сел на мост через реку Эксар-а и не велел защищать оба конца моста с оружием в руках. Подытожить это дело так и не удалось, пока Торбьёрн сын Торкеля из долины Гуддаль43 не сел в суде и не подвёл итог. Хьяльти был признан виновным в богохульстве.

Тем летом Хьяльти уехал из Исландии на корабле, который построили ему дома в Тьорарсдале, и провёл этот корабль к морю по реке Ранга — западной. Пока они плыли по реке, по берегу к ним подбежал человек с копьём и щитом в руках. Хьяльти сказал ему: «У тебя вместо сердца пучок соломы!»

Тот метнул в Хьяльти копьё, но Хьяльти заслонился щитом. Его люди сбежали на берег, схватили того человека и спросили, кто он. Он ответил, что его зовут Нарви, а убить Хьяльти его послал Рунольв, чтобы дать ему таким образом искупить собственную провинность.

Хьяльти сказал: «Я знаю более хороший способ. Поезжай со мной из страны, и я сделаю так, чтоб тебя оправдали».

Хьяльти отплыл из Исландии, осенью прибыл в Трондхейм и встретил там конунга Олава. Тогда из Исландии туда также приехал Гицур Белый, его зять.

Глава 11
О Кьяртане

Конунг Олав окрестил Халогаланд и вернулся в Нидарос осенью. Тогда там было много исландцев, у которых были свои корабли. Одним кораблём правили Кьяртан сын Олава Паи и Кальв сын Асгейра, и Болли сын Торлейка. Халльдор сын Гудмунда Богатого тоже правил собственным кораблём, а также Кольбейнн сын Торда годи Фрейра, и Свертинг, сын годи Рунольва, а также Халльфрёд Оттарссон и Торарин Невьольвссон. Они все были язычники. Их корабли стояли за городом; они собирались отплыть на юг страны, но им это не удалось, пока конунг не вернулся с севера.

Однажды в погожий день люди отправились из города поплавать, и обладатели кораблей заметили, что один человек умел плавать гораздо лучше, чем другие. Болли Торкельссон сказал своему родичу Кьяртану: «Почему бы тебе не посостязаться в плавании с этим хорошим пловцом?»

Кьяртан сказал: «Я не хочу с ним состязаться».

«И куда делось всё твоё рвение?» — сказал Болли и скинул с себя одежду.

Тогда Кьяртан побежал раздеваться, а Болли велел стоять спокойно. Кьяртан вбежал в воду, схватил того человека, погрузил под воду и какое-то время держал под водой. Потом они вынырнули, и Кьяртан снова погрузил его под воду. В третий раз Кьяртан погрузил его под воду и держал там так долго, что тот начал тонуть. Потом они поплыли к берегу, и тот человек спросил Кьяртана, знает ли он, с кем состязался. Он ответил, что не знает. Тот подарил Кьяртану пурпурный плащ, чтобы всем было понятно, с кем он состязался. Кьяртан догадался, что этот человек — конунг Олав. Он поблагодарил его за хороший подарок. Язычникам очень не понравилось, что Кьяртан принимает от конунга дары.

В Михайлов день многие исландцы пошли послушать церковную службу и поглядеть на христиан. На обратном пути они обсуждали друг с другом, как им понравилось это празднество. Кроме Кьяртана, оно мало кому приглянулось. Конунг вскоре проведал об этом, послал за Кьяртаном и спросил, не хочет ли он принять христианство. Кьяртан попросил его сделать так, чтоб он не мог отказать. Конунг спросил, что он предлагает.

«Чтобы здесь мне было не меньше почёта, чем я привык получать в Исландии, чтоб мне не захотелось туда вернуться».

Конунг согласился. Кьяртан принял крещение и, пока был новообращённым, жил у конунга.

В это время священник Тангбранд приехал к конунгу из Исландии и поведал, как враждебно к нему отнеслись местные жители, и сказал, что не надеется, что христианская вера там привьётся. На это конунг так разгневался, что велел схватить многих исландцев и заковать в железо, иных пригрозил убить, иных — изувечить, а у иных отобрали имущество. Конунг сказал, что проучит их за то, что их отцы в Исландии непочительно отнеслись к его посланнику.

Хьяльти и Гицур замолвили слово за тех людей; говорят, конунг сказал, что эти люди прежде ничем не провинились, и если они согласятся креститься, их надо отпустить.

Гицур считался роднёй конунгу: его мать Олёв была дочерью Бёдвара сына херсира Кари Викинга, а мать конунга Олава Астрид была дочерью Эйрика, брата того Бёдвара.

Гицур надеялся, что христианство в Исландии привьётся, если правильно действовать: «…а Тангбранд тут поступил весьма неразумно; он убил там нескольких человек, и местным жителям было трудно снести такое от иноземца».

Конунг Олав говорит: «Никто никого не тронет, если вы с Хьяльти пообещаете, что христианство привьётся в Исландии. Но я оставлю у себя в заложниках тех исландцев, которые кажутся мне наиболее образованными, до тех пор, пока не станет ясно, как пойдёт дело». Для этого конунг отобрал Кьяртана Олавссона, Халльдора сына Гудмунда Богача, Кольбейна сына годи Фрейра, брата Флоси Погорельца, Свертинга сына годи Рунольва.

Когда упомянули Свертинга, один человек сказал: «Свертинг недостоин того, что Хьяльти про него сказал, ведь его отец несправедливо обвинил Хьяльти».

Тангбранд отвечает: «Часто оказывается, что Хьяльти лучше, чем те, кто гневается; господин, примите Хьяльти и Гицура, потому что они часто платят за зло добром».

Хьяльти и Гицур согласились выполнять поручения конунга в Исландии, после чего всех исландцев, которые там были, выпустили и крестили. Конунг Олав стал крёстным отцом Халльфрёда, потому что иначе тот не желал креститься. Тогда конунг назвал его «Трудным скальдом» и в знак наречения имени подарил ему меч.

Гицур и Хьяльти всю зиму были у конунга, и Гицур сидел за столом ближе к конунгу, чем кто-либо из местных жителей, и конунг пил за его здравие. Заложники-исландцы при конунге также содержались хорошо.

Глава 12
О Гицуре и Хьяльти

Весной Хьяльти и Гицур стали снаряжать корабль в Исландию. Многие отговаривали Хьяльти, но он не слушал.

В то лето конунг Олав отплыл из Норвегии на юг, в Вендланд. Тогда он также послал Лейва Эйрикссона в Гренландию проповедовать там веру. Тогда Лейв нашёл хорошую землю — Винланд. И ещё он нашёл в открытом море людей на обломках корабля. Оттого его назвали Лейв Удачливый.

Гицур и Хьяльти подошли к устью Дюрхольма в тот день, когда Флоси Погорелец ехал по пустоши Арнарстакксхейди44 на альтинг. Тогда он узнал от людей, которые подгребли к нему на судне, что его брат Кольбейнн взят в заложники, и узнал всё про поручение Хьяльти в Исландии, — и рассказал обо всём этом на альтинге.

В тот же день они прошли Острова Западных Людей и причалили у Хёграэйри. Там они выгрузили на берег свои пожитки и лес для постройки церкви, который повелел нарубить конунг Олав и сказал, что церковь они должны построить там, где ступят на берег. Прежде, чем воздвигнуть церковь, они поспорили, с какой стороны бухты ставить её — и решили, что с северной. А там раньше были капища и жертвенники.

Они две ночи стояли на островах, а потом отправились в глубь страны. Это было в тот день, когда все съезжались на тинг. К востоку от реки Ранга они не добыли ни сбруи, ни верховых коней, потому что там в каждом доме засели сторонники Рунольва, едущие не тинг. Так они дошли до хутора Хав (Верша), где жил Скегги Асгаутссон45. Он дал им коней для поездки на тинг. А его сын Торвальд, женатый на Кольторве, дочери Хьяльти, уехал на тинг ещё раньше. А когда они приехали в Лаугардаль, они узнали от Хьяльти, что он едет с 12 людьми, потому что его обвиняют в богохульстве.

Они с Гицуром ехали, пока не доехали до Велланкатлы близ озера Эльфусватн. Там они попросили передать на альтинг, чтоб их друзья и близкие выезжали им навстречу. Тогда они узнали, что их недруги собираются защищать от них поле тинга. Но прежде, чем они отъехали от Велланкатлы, туда приехал Хьяльти со своими людьми, и навстречу им подъехали их друзья и родичи. Потом они все большой толпой поехали на тинг и остановились у шатра Асгрима сына Эллида-Грима, племянника Гицура. Тогда язычники с оружием в руках сбежались и были намерены биться, — но были и те, кто хотел предотвратить столкновение, хотя они не были христианами.

Конунг Олав отрядил для поездки с Хьяльти и Гицуром священника, которого звали Тормод. Он проводил богослужение на следующий день на краю ущелья за шатрами жителей Западных фьордов46. Оттуда они пошли к Скале Закона. Там было семеро человек в нарядных одеждах. У них было с собой два креста, которые сейчас находятся в Скард (Перевале) — восточном47. Один из них отмечает высоту конунга Олава, а другой — высоту Хьяльти Скеггьясона48.

У Скалы закона собарлись все, кто приехал на тинг. У Хьяльти и его людей в кадильницах горели угли, так что аромат благовоний разносился как по ветру, так и против ветра. Хьяльти и Гицур хорошо и рьяно исполнили своё поручение. А люди удивлялись их уму и красноречию, а также тому, какая мощь таилась в их словах — ведь никто из их врагов не смел им возразить. Но случалось, что кто-нибудь при свидетелях заявлял, что не желает, чтоб у язычников и христиан был общий закон.

Тут прибежал человек и сказал, что в Эльфусе началось извержение и лава вот-вот потечёт на хутор годи Тородда49.

Тогда язычники заговорили: «Неудивительно, что боги разгневались на такие речи».

На это Снорри годи сказал: «А на что тогде гневались боги, когда текла та застывшая лава, на которой мы стоим сейчас?»

После этого все ушли со Скалы Закона. Тогда язычники попросили Халля со Склона, чтобы он прочёл им их законы, которым должны следовать и христиане. Халль заплатил полсотни серебра Торгейру годи, который был законоговорителем, чтобы тот прочитал законы обоих — и язычников, и христиан, а он тогда ещё не был крещён. А когда все разошлись по шатрам, Торгейр лёг на землю и укрыл голову шкурой и лежал так весь день и всю ночь, и так же долго — на следующий день.

Язычники созвали большую толпу и решили принести в жертву по два человека из каждой четверти Исландии и призывали языческих богов, чтобы они не дали христианству распространиться по всей стране.

Хьяльти и Гицур в свой черёд собрали христиан и притворились, что они, как и язычники, собираются устроить такое же большое жертвоприношение. Они говорили так: «Язычники приносят в жертву самых худших людей и сталкивают их с утёсов и скал, а мы пожертвуем самых лучших и назовём это даром Господу нашему Иисусу Христу за победу. И от этого мы заживём ещё лучше и безгрешнее, чем прежде, и мы с Гицуром принесём себя в жертву за победу от нашей четверти страны!»

От Восточной четверти вызвались Халль со Склона и Торлейв из Кроссавика, что к северу от Рейдарфьорда, брат Торарина из Сейдафьорда. Их матерью были Ингилейв50. На него Кетиль-Толстяк возвёл обвинение в исповедовании христианства по совету Хельги Шипа. Тогда разразилась такая буря, что Кетиль был рад, что пришёл к Торлейву под вечер и был там хорошо принят. На этом собрание закончилось51.

От Северной четверти вызвались Хленни Старый и Торвард сын Бёдвара Мудрого. А от Западных фьордов — Гест Оддлейвссон, а другого никого не нашлось. Гицуру и Хьяльти это не понравилось. Тогда слово взял Орм Корданссон; он тогда жил на хуторе Гильсбакки, потому что Хермунд Иллугасон был женат на его дочери Гуннхильд52. Он сказал: «Такой человек нашёлся бы, если б сейчас в Исландии был мой брат Торвальд Странник. Но если вы согласитесь, то пойду я». Они согласились и тотчас крестили его.

А на следующий день Торгейр поднялся и стал созывать всех к Скале Закона. А когда все собрались, он сказал, что ему кажется, что будет худо, «если у нас в стране не будет для всех один и тот же закон», и попросил не доводить до этого, сказал, что от этого произойдут только стычки и войны, и страна придёт в запустение. И он рассказал им про королей: одного датского, по имени Даг, другого норвежского, по имени Трюггви53. Они долго вели друг с другом войну, — пока жители обеих стран не решили сами заключить мир, в обход своих королей. И они несколько зим подряд обменивались дарами и потом всю жизнь дружили. «И мне кажется, что у нас последнее слово должно остаться не за тем, кто сильнее; пусть выскажутся обе стороны, — но закон и обычай у нас для всех один, и если мы сделаем два разных закона, нам грозит междуусобица».

Торгейр завершил свою речь, и обе стороны согласились, что надо сохранить закон в таком виде, как он сказал. Торгейр предложил, чтобы все исландцы крестились и стали верить в единого Бога. А о выносе детей на пустошь и поедании конины всё оставили как в древних законах. Тот, кто хотел, мог приносить жертвы языческим богам, но только тайком, а если находились свидетели, это уже считалось святотатством. А через несколько зим язычество было вовсе упразднено.

Все жители Северной четверти и Южной четверти были крещены в горячем водоёме Рейкьялауг в долине Лаугардаль по дороге с тинга, потому что им не хотелось лезть в холодную воду. Когда окрестили Рунольва, Хьяльти сказал: «Наверно, теперь старые боги кривят губы».

Тем же летом все, кто был на том тинге, крестились при объезде домой. Большинство жителей западной Исландии крестились в Рейкьялауг на юге Рейкьядаля. Снорри годи больше всего сделал для жителей Западных фьордов.

Глава 13

Тем летом, когда в Исландии было принято христианство, с воплощения Господа нашего Иисуса Христа прошла тысяча лет. В то лето конунг Олав пропал со своего корабля «Длинный змей» близ Свёльда 10 сентября. К тому времени он пробыл королём Норвегии пять зим. После него правление принял ярл Эйрик сын Хакона.

Торвальд Кодранссон и Стевнир Торгильссон встретились после исчезновения конунга Олава. Они вместе странствовали по миру, доехали до Иерусалима, а оттуда поехали в Миклагард, а потмо в Кэнугард, что лежит на востоке за Днепром.

Торвальд умер в Рузе близ города Паллтескья54. Там он похоронен в горе у церкви Иоанна Крестителя, и его там считают святым. Бранд Путешественник55 говорит так:

Туда я ездил,
Где Торвальда
Кодранссона
Христос упокоил.
В горе высокой,
Возле Драпна56
Близ церкви Иоанна
Теперь он лежит.

Стевнир поехал на север в Данию. Приехав туда, он сказал такую вису:

Я не скажу,
Кто виноват:
У проходимца
Нос горбом,
Он Свейна конунга
прогнал,
А Трюггвасона
Обманул.

Ярлу Сигвальду показалось, что в этой висе он узнал себя, и за это он велел убить Стевнира.

Об этом рассказал Ари Старый.

Глава 14
О Гицуре

Гицур Белый жил в Хёвди, а потом построил себе жилище в Скальхольте и переселился туда. Он положил все силы на укрепление христианства. Он послал своего сына Ислейва в Саксонию в учение в город Херфурда. А когда он приехал в Исландию, он взял в жёны Даллу дочь Торвальда, их сыновьями были Гицурр и Тейт Переменчивый57 из Хаукадаля, и Товальд.

В страну стали приезжать первые епископы из других стран и проповедовать учение. А когда исландцы узнали, какой замечтаельный священнослужитель Ислейв, они попросили его съездить в чужие края, чтобы его рукопожили в епископы, — и он так и поступил. Когда его рукоположили в епископы, ему шёл пятый десяток. Тогда папой был Лев Девятый. В следующую зиму после этого он был в Норвегии, а потом поехал в Исландию и был епископом двадцать и четыре зимы. Он обучил многих достойных людей и рукоположил их в священники, из их числа потом вышли двое епископов: Йон Эгмундссон Святой и Коль епископ из Вика.

Епископ Ислейв умер в Скальхольте 5 июля в день Господень58. К тому времени он пробыл епископом четыре и двадцать зим. Тогда прошло уже восемь десятков лет с исчезновения конунга Олава Трюггвасона. Ари Мудрый присутствовал при его погребении, когда ему было двенадцать зим от роду. Именно он поведал о многом из того, что здесь записано59.

Глава 15
Гицур принимает епископский сан

После кончины епископа Ислейва исландцы попросили его сына Гицура принять епископский сан. Он уехал из Исландии и был рукоположен в епископы две зимы спустя кончину Ислейва60 в дни Олава Тихого, короля Норвегии. Тогда в Риме сидел папа Григорий Седьмой61. В следующую зиму после рукоположения Гицур был в Дании62, а на следующее лето уехал в Исландию. Но когда он уже прожил в Исландии одну зиму, законоговорителем стал Маркус Скеггьясон63. После Скафти это был самый мудрый из законоговорителей Исландии64.

Епископ Гицур снискал такую любовь исландцев, что каждый охотно слушался его приказов и запретов, и из-за любви исландцев к Гицуру, а также благодаря рассуждениям священнослужителя Сэмунда Мудрого, лучшего в Исландии клирика, и доводам Маркуса законоговорителя и других хёвдингов, в законы вставили, что все должны сосчитать и оценить своё имущество и поклясться, что сочтено верно, будь то земли или звонкая монета, и выделить из него десятину. О том, как жители слушались этого человека, красноречиво свидетельствует то, что все земли и всё имущество на них были оценены, — и законом постановили, что так будет, пока стоит страна65.

Глава 16
О десятине

Епископ Гицур также издал закон о том, что епископская кафедра в Исландии должна быть в Скальхольте, и отдал епископской кафедре землю в том месте, а также много других богатств, как земель, так и звонкой монеты.

А когда он решил, что эти края стали настолько богатыми, насколько ему хотелось, он отрядил больше четверти своего епископства на то, чтоб сделать в Исландии не одну епископскую кафедру, а две, как его просили жители севера. Но сначала он велел пересчитать всех бондов в Исландии, и в Восточной четверти вышло полных семь сотен, в Южной — десять сотен, на Западных фьордах — девять сотен, а в Северной четверти двенадцать сотен, причём считали только тех, кто оплачивал другим поездки на тинг66.

Гицур пробыл епископом двадцать пять зим, а потом умер Маркус, и законоговорителем стал Ульвхединн Гуннарссон. (А потом законоговорителем стал Бергтор Хравнссон). И в первое лето, когда он был законоговорителем, появилось такое нововведение: на следующую зиму законы должны были записать у Хавлиди Массона со слов Бергтора и других учёных людей. И они должны были предложить вместо старых законов новые, которые казались им лучше древних положений; эти законы должны были быть сказаны перед народом следующим летом, и так и остаться, если большинство не выскажется против. Тогда было записано Положение об убийствах и многие другие законы, на следующее лето их прочли в Лёгретте, и всем они пришлись по нраву.

Когда епископ принял сан, ему шёл четвёртый десяток, а после того, как он пробыл в этой должности двадцать четыре года, сан епископа принял Йон, сын Эгмунда и Торгерд дочери Эгиля сына Халля со Склона. Йон пробыл в этой должности четыре года из того десятилетия67. Он был первым епископом в Холаре (Холмах) в долине Хьяльтадаль.

Глава 17
Кончина епископа Гицура

При епископе Гицуре в стране воцарился мир, больших стычек не было, и многие оставили привычку постоянно носить оружие. Тогда большинство почтенных людей было учёным и носило сан, и многие, даже если сами были хёвдингами, учились на священников, как, например, Халль Тейтссон из долины Хаукадаль (Ястребиной долины)и Сэмунд Мудрый, Магнус Тордарсон из Рейкьяхольта (Дымного холма), Симон Йёрундарсон из Бэ (с Хутора), Гудмунд сын Бранда из Хьярдархольта (Гуртового холма), Ари Мудрый, Ингимунд Эйнарссон из Холар, Кетиль Торстейнссон с Севера, из Мёдрувеллир, Кетиль Гудмундссон, священник Йон Торвардссон и многие другие, имена которых не записаны.

Епископ Гицур ещё при жизни рукоположил в епископы Торлака, сына Рунольва Торлейкссона68. Тогда Торлаку минуло тридцать две зимы. Епископ Гицур скончался в Скальхольте, проведя в должности епископа три десятка и шесть лет. Это произошло через тридцать ночей после рукоположения Торлака. Тогда был третий день недели, за пять дней до июньских календ69. В тот год скончались папа Паскалиус, греческий царь Кирьялакс, иерусалимский царь Балдуин, иерусалимский патриарх Арнальд и конунг Швеции Филипп70. Тогда уже минуло дважды сто двадцать лет с поры заселения Исландии (одну из этих сотен лет исландцы прожили в языческой вере, другую — в христианской). А со дня воплощения Господа нашего Иисуса Христа минуло тысяча сто восемнадцать лет.

Глава 18

В год смерти епископа Гицура в Исландии случился великий неурожай. На страстной неделе сделался такой буран, что в некоторых местоностях на севере люди не смогли выйти в церковь на службы. А в Страстную пятницу близ Эйафьёлль (Островных гор) в воздух подняло корабль — и опрокинуло вверх дном. А он был о двадцати семи скамьях. В первый день Пасхи лишь немногие пришли в церковь на службу, а некоторые погибли на улице в непогоду.

Другая буря разразилась летом после его кончины, в тот день, когда люди ехали на тинг. Тогда на Полях Тинга бурей сломало церковь, ту самую, строевой лес для которой повелел нарубить конунг Харальд Сигурдссон71. В то лето в Исландии отчалило тридцать пять кораблей, но многие из них разбились у берега, иные унесло от корабельщиков в открытое море, и лишь восьмерым судам удалось отплыть, но ни одно из них не вернулось из плавания до Михайлова дня. Народа в Исландии жило много, и в стране начался голод.

Когда преставился епископ Гицур, самыми могущественными хёвдингами в Исландии были: на севере — Хавлиди Массон, сыновья Асбьёрна Арнорссона (в Скагафьорде), Торгейр Халласон и священник Кетиль Торстейнссон. На востоке — Гицур Эйнарссон, Сигмунд Торгильссон, который скончался в тот же год в поездке в Рим. А на юге — Халль Тейтссон, Скули Эгильссон. А на западе — Стюрмир Хреёнссон, Халльдор Эгильссон, Торгильс Оддасон, Торд Гильссон и Торд Торвальдссон в Ватнсфьорде (Озёрном фьорде)72.

Зиму спустя после кончины епископа Гицура был убит Торстейнн Халльвардссон, знатный человек. А на следующую зиму тинг был многолюдным. В то полугодие умерло так много народу, что священник Сэмунд Мудрый сказал: «Наверно, погибло почти столько же людей, сколько сейчас приехало на тинг».

В то лето судилища собирали большую толпу. Тогда Торгильс Оддасон ранил Хавлиди Массона. Тогда это дело не стали разбирать. Торгильса признали виновным, и всю зиму он ждал суда. Тогда так мало носили оружие, что на всём альтинге можно было сыскать лишь один стальной шлем, и каждый исландский бонд непременно ехал на тинг.

А когда со смерти Гицура минуло три зимы, преставился Йон, епископ Холарский, за 9 дней до майских календ73. В то лето Хавлиди Массон поехал на тинг с двенадцатью сотнями людей, а Торгильс Оддасон — с семью сотнями. На тинге они помирились и решили, что Торгильс должен дать Хавлиди самому вынести решение по своему делу. Он потребовал уплатить цену шестисот шести локтей полотна золотом или серебра в слитках — или сопоставимых вещей. Оценивать их должен был сам Хавлиди или те, кого он назначит74.

В то лето епископом вместо Йона был назначен Кетиль Торстейнссон с Мёдрувеллир, и в то же лето он отплыл из Исландии.

Раньше Хавлиди Массон был женат на Турид, дочери Торда Стурлусона. Их сына звали Торд. Его женой была Сольвёр, дочь Асгрима Торхалльссона. Их сына звали Ивар75. Потом Хавлиди взял в жёны Раннвейг, дочь Тейта из Хаукадаля. Их дочь звали Сигрид, и она вышла за Торда из Ватнсфьорда. Их сыновьями были Торд76 и Палль. Другую дочь Хавлиди и Раннвейг звали Вальгерд. Она вышла за священника Ингимунда, сына Иллуги и Оддни, дочери Торкеля Геллиссона77. Их сына звали Иллуги, он утонул, когда возил раствор для каменной церкви, которую хотел воздвигнуть в Брейдабольстаде в Вестрхопе78.

Ярл Рёгнвальд Холод был убит пять ночей спустя после первого Мариина дня79, а конунг Олав Трюггвасон сражался на своём корабле «Длинный змей» на следующий день после второго Мариина дня80.


Примечания

1 Торкель Месяц, сын Торстейна сына Ингольва (первопоселенца в Рейкьявике) был законоговорителем 15 лет: 970–984 гг., согласно «Книге об исландцах». В «Книге о заселении земли» сказано, что из всех язычников он был самым благочестивым: «Когда он лежал на смертном одре, он повелел вынести себя на солнечный свет и препоручил себя в руки того бога, что создал солнце».

2 Эйольв Вальгердарсон с хутора Мёдрувеллир в Эйафьорде (Островном фьорде), отец Гудмунда Богатого и Эйнара с Поперечной реки. Глум Убийца — Глум Эйольвссон с Поперечной реки в Эйафьорде.

3 Вероятно, сыновья Эйрика Хроальдссона, который, по «Книге о заселении земли», занял землю в Гуддалир и жил в Капище; там же упоминается Старри Поединщиу и его братья Торкель, Хроальд и Торгейр.

4 «Саге о Людях с Песчаного берега» и приложении к ней, «Жизни Снорри Годи», сказано, что годи Снорри Торгримссону, когда он начал жить у Хельгафелль на Снэфелльснесе (Леднике Снежной Горы), было 16 лет; согласно расчётам времени в «Книге о заселении земли» и «Саге о крещении Исландии», тогда был 979 год. В Королевских анналах приводится год его рождения — 963.

5 Скорее всего, граница между четвертями Исландии не была чётко определена. В некоторых источниках гов орится, что в эпоху народовластия она проходила по реке Квит-а (Белая) в Боргарфьорде; потом граница стала проходить по реке Ботнс-а (Донная) в Квальфьорде (Китовом фьорде).

Иллуги, скорее всего, всегда жил к югу от Квит-а. Согласно «Книге Стурлы», он сперва жил в Боргарфьорде на хуторе Храунсас (Лавовый хребет), потом — на хуторе Ховсстадир (Капищный) в долине Рейкьядаль (Долине Дымов), а под конец — на Иннра-Хольм (Острове — Ближнем) на мысе Арканес. Т.о. его годорд, который был годордом жителей Рейкхольта, был в Кьяларнесском округе и т.о. принадлежал южной четверти.

6 Иллуги Рыжий сын Хрольва жил на Острове — Ближнем на Арканесе; годи Тородд Эйвиндарсон — на хуторе Хяль (Рыбный сарай) в Эльфусе; Гицур Белый сын Тейта — на Хёвди (Пригорке) в Бискупстунге; Хьяльти Скеггьясон — в долине реки Тьор-а; Вальгард Йёрундарсон — на хуторе Хов (Капище) на Рангарвеллир (Поля у Кривой Реки). В «Книге о заселении земли» упоминаются два сына Эрнольва из Лесов — Арнор и Халльдор. В «Книге о заселении земли» и «Саге о крещении» упоминается двое сыновей Торда годи Фрейра, но согласно «Саге о Ньяле» их было шестеро (Флоси, кольбейнн, Старкад, Торгейр, Стейнн и Эгиль). Сыновья Халля со Склона сына Торстейнна жили на реке Твотт-а в Альфтафьорде — Южном. Хелтьги Асбьярнарсон жил на мысе Мьованес (Узкий) в Лесах в округе Фльотсдаль (Речная долина), а Гейтир Лютингссон — в Кроссавике — Дальнем в Вопнафьорде (Оружейный фьорд).

7 Греньяд сын Храппа, согласно «Книге о заселении земли», занял землю в долине Тегьяндадаль (долина Молчаливого) и в нижней части Лаксардаль (Долина Лососьей реки) в округе Тингэйри, и жил на хуторе Греньядарстадир. По «Книге о заселении земли» его сыном был Торгильс Несчастный. Только в «Книге о заселении земли» и «Саге о крещении» упоминается внук этого Греньяда — Энунд христианин, хотя это может быть и другой Энунд — отец Офейга Йарнгердасона из «Пряди об Офрейге». Согласно «Книге о заселении земли» его дочь Халлбера была бабушкой той Торгерд, которая вышла замуж за Храпна Ульвхединссона — законоговорителя из Греньядарстадира (был в этой должности с 1135 по 1138 г.), сына законоговорителя Ульвхедина Гуннарссона.

8 Хленни Старый сын Орма жил на хуторе Саурбэр (Грязи)в Эйафьорде, согласно «Саге о жителях Светлого озера» и «Саге о Ньяле» (а согласно «Саге о Глуме Убийце», он был сын Эрнольва и жил на Видинесе в Эйафьорде). Его отец Орм Сума был сыном Торира Лоскута, который занял землю на кальдакинн (Холодном склоне)между Скуггабьёрг (Скалой Тени) и Льосаватнсскард (Светлоозёрским перевалом), но потом уехал оттуда, занял всю долину Хньоскдаль (Долину Гнилого дерева) и жил в Роще, где была священная роща, которую он почитал. Племянница Орма, Гудрид дочь Торкеля Чёрного, была первой женой Торгейра — годи Светлого озера.

9 Неполное крещение (букв.: «первое благословление» (лат.: prima signatio), вероятно, заключалось в осенении язычника крестным знамением; этот простой ритуал считался достаточным для того, чтобы позволить ему пребывать вместе с христианами; вероятно, считалось, что при его исполнении формируется определённая связь между Христом и этим язычником: приняв на себя крестное знамение, он как бы подпадал под защиту Христа от злых духов — но при этом не порывал со свои прежним окружением и его религией. Такое благословление было всего лишь малой частью обряда крещения и полноценным крещением не считалось. (Ake Sandholm, Primsigningsriten under nordisk medeltid, ss. 23–47)

10 В подлиннике употреблено слово ármaðr, которое обычно в древних источниках означает эконома или дворецкого. Ármaðr, живущий в камне, выполняет сходные функции (хотя, разумеется, по отношению к нему это слово употреблено не в прямом значении); он верой и правдой служит Кодрану. В фольклоре более позднего времени есть примеры существ, живущих в горах, которые называются ármenn; это отраэено в топонимике: например, Арманн с горы Армансфелль… Поклонение камням упоминается в древних источниках нечасто. В «Книге о заселении земли» говорится, что Эйвинд Лодинссон занял долину Флатэйардаль вплоть до камня Гуннстейнн — и приносил жертвы у этого камня. В «Саге о Хёрде» рассказывается, что Торстейнн — Золотая пуговица с горы Тирла приносил жертвы камню, стоящему в капище.

11 В этом месте Орм Кодранссон впервые упоминается в «Саге о крещении»; между тем в «Пряди о Торвальде» он упомянут ещё в самом начале.

12 Эцур сын Эйвинда — брат годи Тородда с Хьяля в Эльфусе.

13 Хермунд — сын Иллуги Чёрного, сына Халькелля с хутора Гильсбакки на Квитарсиду (Берегу Белой реки), брат Гуннлауга Змеиного языка. Хермунд нередко упоминается в «Саге о Гуннлауге Змеином языке»; там он мстит за смерть Гуннлауга. Также Хермунд упоминается в «Саге о битве на Пустоши» и в «Саге о союзниках», где он — один из союзников.

Его сын Орм был женат на Хердис — дочери Болли сына Болли сына Торлейка, согласно генеалогиям и заключительной главе «Саги о людях из Лаксдаля»: там названы их потомки от их сына Кодрана до самой эпохи Стурлунгов. Дочь Хермунда Тордис была замужем за Торвальдом Кьяртанссоном из Ватнсфьорда.

14 Стейнмод — сын Гуннара, сына Ульвльота, принесшего законы в Исландию из Норвегии, и Торы, дочери Хельги Тощего. В «Книге о заселении земли» (по рукописи под названием «Книга Стурлы») сказано, что он — один из пятерых детей Гуннара и Торы; остальных детей звали Торстейнн, Кетиль, Ингвильд и Торлауг. В версии «Книги о заселении земли» под названием «Хёйкова книга», напротив, этого человека зовут Стейнольв, и у него всего один брат и одна сестра — Торстейнн и Ингвильд. Долина Дьюпидаль расположена в Эйафьорде и сейчас носит название Стоуридаль (Большая долина).

15 Скули Торстейнссон — сын Торстейнна сына Эгиля Скалла-Гримссона, согласно «Саге об Эгиле», один из самых влиятельных сыновей Торстейнна. В финале саги о нём говорится: «Скули долго был в викингском походе; он сидел на носу корабля ярла Эйрика, который назывался «Железная кайма», когда погиб конунг Олав Трюггвасон; Скули участвовал в своём походе в семи сражениях». Также этот Скули упоминается в «Саге об Олаве» монаха Одда, там же цитируется его стихотворение о битве при Свёльде. Там он — один из троих свидетелей исчезновения конунга Олава с корабля «Длинного змея»: «Так сказал скули Торстейнссон, взойдя на корабль конунга: «Под моими ногами павшие лежали так плотно, что почти невозможно было ходить». И тогда он увидел конунга на корме, но потом отвернулся и стал отгребать тела от своих ног и ног ярла. А когда он обернулся во второй раз, конунга там уже не было». Сын Скули, Эгиль — один из союзников в «Саге о союзниках».

16 Олав из Хаукагиль — дедушка Халльфреда Оттарссона Трудного Скальда, воспитавший его.

17 Торарин Конский Лоб — сын Торда Гелли сына Олава Робкого из Квамма (Лощины) в Далир (Долинах). Его жена Фридгерд — дочь Торда с Пригорка сына Бьярни, первопоселенца на Хёвдастрёнд (Гористом побережье) в Скагафьорде. Их сын Скегги упоминается в «Саге о Греттире».

18 Как показали археологические раскопки летом 1998 и 1999 на месте хлева в верхнем конце палисадника на хуторе Ас в долине Хьялтадаль (сейчас — Недра-Аус (Хребет — Нижний)), в том месте, которое местные жители с давних пор называли «Молельня», — там стояли, сменяя одна другую, три маленькие деревянные церкви. Самая старшая из них датируется началом XI века и стоит на остатках более старой постройки. Вторая датируется, возможно, третьей четвертью того же века, а третья — не позднее 1125 г. Последняя простояла без изменений до конца XIII века, обветшала, а потом сгорела. Все три церкви, судя по всему, имели одинаковый размер: 5,6 х 3,5 м; самая поздняя из них окружена стеной из дёрна на прочном каменном фундаменте. На прицерковном кладбище находится, по предварительным оценкам, около сотни могил; захоронения в этом месте резко прекратились после 1100 года, что объясняют возникновением в Хоулар в 1106 г. епископской кафедры. Находки в Недра-Аусе относятся к раннехристианскому периоду истории Исландии. Однико ничто не указывает на то, что в том месте христианские обычаи были введены раньше, нежели в других местах в стране.

19 Арнгейр сын Бёдвара Мудрого и его брат Торвард не упоминаются в «Книге о заселении земли». Но кроме «Саги о крещении» и «Пряди о Торвальде Страннике» Арнгейр упоминается во множестве других источников. В т.ч., он является предком епископа Гудмунда Арасона, священника и законоговорителя Кетиля Торлейкссона (был законоговорителем в 1259–62) и потомков Асбьёрна.

20 Епископ Ботольв — норвежец, рукоположенный в Холар в 1238 году после кончины епископа Гудмунда Арасона в 1237 году. Ботольв был епископом в Холар до 1246 г. До этого, согласно «Саге о Стурлунгах», он был монахом в Хельгисетре, августинском монастыре близ Нидароса. Другой норвежец, Сигвард Теттмарссон, был в одно время с Ботольвом рукоположен в епископы в Скальхольте.

21 Харальд Синезубый, сын Горма Старого, конунг датчан. Согласно Адаму бременскому, правил 50 лет и не позднее 987 г. скончался от ран, полученных в сражении с собственным сыном Свейном Вилобородым, поднявшим против отца восстание и изгнавшим его из страны. Древесина из гробницы, найденной при раскопках северного кургана при церкви в Йеллинге в Ютландии (считается, что в нём Харальд первоначально похоронил своего отца Горма) была датирована примерно 958 годом, так что правление Харальда было короче, чем считает Адам Бременский, или же в последние годы жизни Горма Старого отец и сын правили страной вместе. Считается, что Харальд Синезубый принял христианство ок. 965 г.

Бременского архиепископа во времена Харальда сына Горма звали Адальдаг (937–988); и в «Саге о крещении» и в «Пряди о Торвальде Страннике» его имя названо неверно.

22 Архиепископ Адальдаг, судя по всему, основал епископские кафедры в Шлезвиге, Рибе и Орхусе в 948 г. или раньше, очевидно, с единственной целью формально укрепить положение своей архиепископской кафедры. Нет никаких источников о том, добрались ли те епископы, которых в этой связи упоминает Адам Бременский, до своих кафедр; также отсутствуют источники об учреждении епископских кафедр в Дании до эпохи Кнута Могучего (1019–35), который во время своего правления велел архиепископу Кантараборгскому назначить епископа в Роскильду.

23 Архипелаг к юго-западу от Корнуэллсого мыса в Англии, территориально относятся к тому же региону.

24 Скорее всего, имеется в виду Оттон III (980–1002), король Германии, венчанный на царство в трёхлетнем возрасте в 983 г; в 996 г. был коронован в Риме в качестве императора.

25 Один из месяцев традиционного исландского календаря, соответствующий концу февраля — началу марта.

26 Сейчас этот фьорд называется Хамарсфьорд.

27 В наши дни это единственный фьорд под названием Альфтафьорд. Лейрваг также упоминается в «Книге о заселении земли», сейчас название утрачено. Эта бухта, очевидно, располагалась во внутренней части Альфтафьорда на юге, чуть дальше болота Стармири.

28 Т.е., 29 сентября.

29 Сейчас эта местность называется Сида (Склон).

30 В саге о Ньяле при описании этих событий (гл. 12) сказано, что Хедин Колдун жил в долине Керлингадаль в Мирдале.

31 В этой генеалогии рода из Киркьюбайра, идущего от первопоселенца Кетиля Недоумка, пропущен Торстейнн, отец Сурта. Сын Сурта, Сигхват, был законоговорителем.

32 Халль сын Торарина из долины Хаукадаль в Бискупстунге — пятый прямой потомок первопоселенца Брондольва Наддоддссона по мужской линии в области Хрунаманнсхрепп. Бабушка Халля по отцовской линии, Торхалла Тормодсдоттир была внучкой Кетильбьёрна Старого с Мосфелля. Халль был братом Торлака — деда и тёзки Торлака Рунольвссона, Скальхольтского епископа (1118–33). Халль воспитал Тейта Ислейвссона и Ари Торгильсона Мудрого.

33 Тангбрандов ручей расположен возле хутора Скиннастадир в Эксарфьорде и сейчас называется Брандслайк (Брандов ручей). Тангбрандов пруд находится возле Скутустадир в окрестностях озера Миватн.

34 Ульв Уггасон лучше всего известен как автор «Домовой драпы», которую он сложил про Олава Хёскульдссона и историй, которые написаны на стене в его кухне в Хьярдархольте и упоминаются в «Саге о людях из Лаксдаля». Отрывок самой драпы сохранился в «Младшей Эдде».

35 Пер. О. А. Смирницкой.

36 Пер. О. А. Смирницкой.

37 Скальд Ветрлиди Сумарлидасон — потомок Кетиля Лосося первопоселенца (на капище на Рангарвеллир) в в третьем поколении. Гудлейв — сын Ари сына Мара с Рейкьяхолар на побережье Бардарстрёнд (который упоминается в начале «Саги о крещении» в перечне хёвдингов). В «Книге о заселении земли» об этом событии говорится: «Ветрлиди был убит священником Тангбрандом и Гудлейвом Арасоном из Рейкьяхолар, за то, что сочинил нид». А в версии «Книги о заселении земли» под названием «Книга Торда» добавлено: «Ветрлиди сочинил нид на Торбранда (sic), за это Торбранд убил его, когда тот резал дёрн. Он отбивался от Гудлейва Арасона ножом для резки дёрна. Торбранд сразил его копьём. О Гудлейве Льодаркепт сложил хвалебную песнь».

38 Пер. О. А. Смирницкой.

39 Этот ручей течёт из озера Хестватн (Конское озеро) в реку Квит-а; сейчас он называется Слёйка (Мешкотный).

40 Скипахюль; сейчас — Скипахиль в округе Хрёйнхрепп на Мири (Болотах), самый нижний хутор с восточной стороны у устья реки Хитар-ау.

«Название этого хутора происходит от омута в речке, чуть ниже по течению; сейчас он называется Тангбрандов омут. … Согласно преданиям, там на скале на берегу возле омута всё ещё стоит камень, к которому пришвартовывали корабль. Этот камень высотой в человеческий рост и шириной в три с пполовиной обхвата, книзу сужающийся. Его называют Колокольный камень, потому что если ударить по нему камнем или железом, из него послышится звук, «такой мелодичный, будто звонит колокол». Чуть выше Корабельного омута расположена Ручейная излучина». (Árbók Ferðafélags Íslands 1953, 93).

Кроссахольт — хутор в округе Кольбейнсстадархрепп, чуть выше Корабельного омута, к западу от Хитар-а. Считается, что пригорок к северо-востоку от хутора, который сейчас носит название «Замок», — скорее всего, и есть тот самый Кроссахольт, упоминающийся в саге. (Kristian Kaalund. Historisk-topografisk beskrivelse af Island I, 400).

41 Коль из Лэкьябуга и Бьёрн Бородач с Хитарнеса не известны из других источников. Стейнсхольт сейчас утрачен, но есть сведения, что он был расположен в месте, которое сейчас называется Наттмаулахольт недалеко от реки Хитар-ау и Лангдрёйгсхольта, который, скорее всего, и есть тот самый Лангдраугсхольт, который упоминается в данной саге. Он расположен на берегу реки к западу, чуть ниже Корабельного омута. (Kristian Kaalund. Historisk-topografisk beskrivelse af Island I, 400–401).

42 Пер. О. А. Смирницкой.

43 Торбьёрн Торкельсон из Гуддаля не упоминается в древнеисландских сагах нигде, кроме собственно «Саги о крещении Исландии» и «Пряди о Торвальде Страннике». Вероятно, он был сыном Торкеля Эйрикссона, сына первопоселенца Хроальда из Гуддаля, который упоминается в «Книге о заселении земли».

44В те времена по этой пустоши пролегала главная дорога между долиной Мирдаль и песками Мирдальссанд, а на юге пустоши море подступало к самым утёсам. Дорога по пескам между н.п. Вик и Хёвдабрекка стала проезжей только после извержения Катлы в 1660.

45 Скегги Асгаутссон с хутора Верша и его сын Торвальд из Аса в Хольте оба упоминаются в «Книге о заселении земли»; их род возводится к первым поселенцам. Кольторва, жена Торвальда, сестра Хьяльти Скеггясона, напротив, не упоминается в «Книге о заселении земли» по имени, а упоминается только в «Саге о крещении Исландии» и «Пряди о Торвальде Страннике». Дочь Торвальда звали Торлауг, и она была замужем за Эгилем сыном Халля со Склона. Их дочерью была Тогерд, мать Йона Эгмундарсона — Холарского епископа.

46 В «Книге об исландцах» упомянуто, что священник Тормод ездил на восток страны с Гицуром и Хьяльти, но не сказано, что он служил мессу на краю ущелья. В «Саге об Олаве» монаха Одда написано то же самое, но ещё раньше там сообщается, что конунг Олав привёз Тангбранда и Тормода с собой в Норвегию из летнего похода на Англию, и что тогда он успел пробыто конунгом всего одну зиму. В «Пряди о Торвальде Страннике» Тормод упоминается в обоих случаях: и когда он поехал с Гицуром и Хьяльти на восток, и когда он служил мессу на краю ущелья.

47 Перевал — Восточный близ реки Ранга находился чуть дальше в глубине долины, чем Сельсунд, у подножия Геклы и был разрушен во время её извержения в 1389 г. В «Книге о заселении земли» сказано, что там жил Торстейн Асгримссон, который упоминается также в «Саге о Стурлунгах». В «Пряди о Торвальде Страннике» этот хутор называется «Перевал — Дальний», а наряду с ним в источниках уопминается другой хутор — «Перевал-на-суше». Различение двух хуторов близ Ранга с одним и тем же названием во время записи саги, очевидно, было сложившейся традицией. В средневековых источниках нигде не сказано, где именно в долине Тьорсдаль жил Хьяльти Скеггьясон. Источник примерно 1600 г. утверждает, что он жил на хуторе Нуп (Утёс) в области Гнупверьяхрепп, но вряд ли его стоит принимать на веру. По «Книге о заселении земли», Хьяльти был четвёртым потомком Кетиля Однорукого, который «занял всю окрестность реки Ранга за Лэкьярботн и к востоку от реки Тьорса и жил на хуторе А (Река). Перевал — Дальний попадает во владения этого Кетиля, так что Хьяльти вполне мог жить там и построить там церковь; а топоним Тьорсадаль (долина реки Тьорса) в ту пору покрывал гораздо большую область, чем сейчас. Рассказ о том, что кресты Хьяльти сохранились на хуторе Перевал, скорее всего, просто добавили в «Сагу о крещении», но это добавление может свидетельствовать о том, что в народе ходили какие-то легенды о его месте жительства или связи с хутором Перевал; может быть, это была та же устная традиция, которая стояла за генеалогиями «Книги о заселении земли». Перевал-на-суше мог быть местожительством одного из самых могущественных хёвдингов страны в 1000 году гораздо с большей вероятностью, чем Перевал — Дальний; последний, судя по всему, был большим земельным участком, но находился на окраине заселённой области. Так что название этого топонима, как оно приводится в «Пряди о Торвальде» — вероятно, более точное.

48 Скорее всего, здесь имеется в виду то, насколько они возвысились в делах веры, а не их физический рост или вышина крестов. В древних источниках есть различные примеры употребления этого слова именно в таком значении, особенно в переводах религиозных текстов. (…) В своём издании «Саги об Олаве» авторства Одда П.Грот объяснил это слово именно таким образом, но Финн Йоунссон отверг его в издании 1932 года и предположил, что речь идёт именно о физическом росте. В «Указателе пути» аббата Никуласа говорится, что в Миклагарде есть «крест высотой с тело Христово», и это следует понимать буквально.

49 В «Книге о заселении земли» не указано, где именно стоял дом Тородда, но «Голодное бдении» [“Hungurvaka”, жизнеописании первых пятерых скальхольтских епископов — О.А.М.], а также другие саги свидетельствуют о том, что он жил в Хьялле в Эльфусе.

50 В «Саге о жителях Вопнафьорда» Торлейв из Кроссавика назван христианином и пасынком Асбьёрна — Косматой головы. Асьбёрн упоминается в «Книге о заселении земли», там он назван отцом Торарина из Сейдарфьорда; т.е., Торлейв и Торарин — сводные братья от одной матери. Их мать Ингилейв упоминается только в «Саге о крещении Исландии». Согласно «Книге о заселении земли», Торарин был дедом по отцовской линии Кольскегга Мудрого сына Асбьёрна и Ингилейв — бабушки Финна Халльссона, священника и законоговорителя (1139–35). Кроссавик, хутор Торлейва — скорее всего, нынешний Киркьюбоуль в бухте Вёдлавик к югу от Герпира.

51 В «Саге о жителях Вопнафьорда» сказано, что Кетиль-Толстяк жил в долине Фльотсдаль, но ни в этой саге, ни в других источниках не сказано, где именно стоял его хутор. В «Саге о Ньяле» и в «Саге о Торстейне сыне Халля со Склона» сказано, что его сын Торгрим был женат на Торгерд, дочери Халля со Склона, а Йарнгерд Льотсдоттир, отстоявшая от Торгерд на три поколения, была женой законоговорителя Магнуса Скеггьясона. Хельги Торигльссон по прозвищу Шип, согласно «Книге о заселении земли», отстоял на два поколения от первопоселенца Торстейна Белого. Хельги жил на хуторе Хов (Святилище) в Вопнафьорде и был женат на Халле Лютингсдоттир, сестре Гейти из Кроссавика — Дальнего. Их сыном был Бьярни-Убийца, у которого была дочь от Раннвейг Эйриксдоттир из Годдалир; эту дочь звали Ингвильд, и она была замужем за Торстейном сыном Халля со Склона. В «Саге о жителях Вопнафьорда» сказано о том, как Кетиль забирал у Торлейва налог на капище.

52 В другой главе «Саги о крещении Исландии» сказано, что дочь Орма и Торвёрд, вышедшую замуж за Хермунда, звали Ингвильд.

53 В других сохранившихся вариантах речи Торгейра в «Книге об исландцах», «Саги об Олаве» Одда, «Саге о Ньяле» и «Пряди о Торвальде», а также в дургих источниках эти короли не названы по имени.

54 Кэнугард на берегу днепра — Киев. Паллтескья — город Полоцк на берегах Западной Двины. Наряду с Кэнугардом (Киевом) и Хольмгардом (Новгородом) он был одним из трёх крупнейших городов Древней Руси. Этот город был центром транспортного сообщения и торговли. Он упоминается во многих древнеисландских источниках, например, в описании мира, сохранившемся в «Хауковой книге».

55 Бранд Путешественник по другим источникам неизвестен, но прозвища «Странник», «Путешественник» в древних источниках, судя по всему, даётся только тем истоирческим лицам, которые путешествовали в далёкие страны на Востоке. Кроме Бранда и Торвальда, который назван Странником в «Саге о крещении Исландии», в сагах фигурируют Эйрик Путешественник, Ингвар Путешественник; и Одд Стрела также назван Путешественником в повествующей о нём саге.

56 Топоним «Драпн» не идентифицируется.

57 В других источниках это прозвище Тейта не упоминается.

58 В воскресенье 5 июля 1080, как сказано в «Книге об исландцах»; там написано, что он умер «в день Господень шесть дней спустя после дня Петра и Павла» (29 июня).

59 Следовательно, Ари родился в 1068 году.

60 Т.е., в 1082 г.

61 Олав Харальдссон Тихий, сын Харальда Сурового сына Сигурда был королём Норвегии ок. 1067–93. Григорий Седьмой (1020–85) был папой Римским с 1073 г.

62 В «Голодном бдении» [“Hungurvaka”, жизнеописании первых пятерых скальхольтских епископов — О.А.М.] не упоминается, что Гицур после принятия сана жил в Дании.

63 Он был законоговорителем с 1084 по 1107 г.

64 Скафти сын Тородда, сын годи Эйвинда, был законоговорителем с 1004 по 1030 г.

65 Считается, что закон о десятине был принят в 1097 г., согласно анналам, и сохранился в Книге Серого гуся и в древнем Христианском праве.

66 Согласно этим подсчётам, число бондов, оплачивавших поездки своих земляков на тинг [выражаясь современным языком, налогоплательщиков — О.А.М.], равнялось 4560, если считать, что речь идёт о т.н. «больших сотнях» (т.е. 120 чел.), а если речь шла об обычных сотнях (100 чел.), то 3800.

67 Т.е., епископ Гицур родился в 1042 г. и принял сан в 1082 (согласно «Голодному бдению», это произошло 4 сентября), а епископ Йон родился в 1052 г. и принял сан в 1106

68 Рунольв Торлейкссон (Торлакссон), отец епископа Торлака, был племянником (сыном брата) Халля Тораринсона из долины Хаукадаль. Женой Рунольва, матерью епископа Торлака, была Халльфрид, дочь Снорри сына Торфинна Карльсевни.

69 Гицур скончался во вторник 28 мая в 1118 г. на семьдесят шестом или семьдесят седьмом году жизни. Сам Гицур принял сан в сентябре и к моменту кончины пробыл епископом без малого тридцать семь лет. Торлак принял епископский сан месяцем раньше, в воскресенье 28 апреля. В «Голодном бдении» сказано, что он был рукоположен в Дании. Торлак родился в 1086 и умер 31 января 1133.

70 Паскаль Второй (ок. 1058 — 1118, папа Римский с 1099 г.)

Алексиус Первый Комненос (ок. 1048 — 1118, император Византии с 1081 г.) — один из инициаторов первого крестового похода в 1095 г.

Балдуин Болонский — один из предводителей первого крестового похода, первый правитель государства крестоносцев в Иерусалиме, взявший себе царский титул; был коронован в Вифлееме в 1100 г. под именем Балдуина Первого.

Арнальд — Arnulf de Rohes, патриарх в Иерусалиме в 1099 г. и 1112–18 гг. (в «Голодном бдении» он носит имя Арнхалль). О шведском конунге Филиппе известно мало.

Этот перечень великих христиан, скончавшихся в один год с епископом Гицуром, приписываемый Ари Мудрому, во многом сходен с перечнем в «Истории Иерусалимитов» Фульхера Шартрского (Fulcher(i)us Cartonensis, Historia Hierosolymitana).Фульхер принимал участие в первом крестовом походе и был капелланом Балдуина Первого, а затем священником в Иерусалиме до самой своей смерти (1127 г.). (Povl Skårup; Ari frodes dødsliste for året 1118, í Bibliotheca Arnamagnæana XXXIII, Opuscula VI, 18–23).

71 Конунг Харальд Суровый, правил в Норвегии в 1046–66 гг.

72 Сыновья Асбьёрна Арнорссона — Арнор, Торстейнн и Бёдвар. Торгейр Халласон с горы Квассафелль (Острой горы) в Эйафьорде — предок епископа Гудмунда Арасона. О Гицуре Эйнарссоне доподлинно ничего не известно, в сагах он не упоминается, но в списке «Книги о заселении земли» под названием «Книга Стурлы» сказано, что это тот самый Гицур, женой которого была Сэхильд, возводившая свой род к двоим первопоселенцам. Сигмунд Торгильссон — прародитель жителей Свинафелля (Свиной горы), его женой была Халльдора дочь Скегги, брата законоговорителя Маркуса. Скули Эгильссон — внук Хривлы, внебрачного сына Торстейна Эгильссона из Борга. Стюрмир Хрейнссон с Гильсбакки (Берег Гильса) — внук Хермунда Иллугасона. Халльдор Эгильссон — внук Скули Торстейнссона из Борга на Болотах. Торгильс Оддасон из Стадархоля в Саурбэ (Хуторского холма в Грязях) — сын дочери Ари Массона из Рейкьяхолар. Торд Гильссон со Стадарфелля (Хуторской горы) — отец Стурлы из Квамма. Торд Торвардссон Старший из Озёрного фьорда — внук Кьяртана, сына Асгейра Кнаттарсона.

73 То есть, 23 апреля 1121 г.

74 В саге о Торгильсе и Хавлиди об этом требовании сказано: «Хавлиди потребовал за увечье цену восьмиста трёх локтей полотна: или землями в Северной четверти, или золотом и серебром, восточными товарами, железными изделиями, вещами ценой не ниже, чем цена коровы, или меринов — или же жеребца, если к нему прилагается кобыла, или кобылу, если к ней прилагается жеребец, но кони не должны быть старше двенадцати зим и младше трёх зим, — всё имущество надо отдать Хавлиди при входе в его шатёр или же доставить виру к нему домой, причём он сам будет оценивать её».

75 Турид, первая жена Хавлиди, была дочерью Торда, сына Стюра-Убийцы, сына Тьодрека со Стадархоля в Саурбэ. О Торде, сыне Хавлиди, его жене Сольвёр, её отце Асгриме Торхалльсоне и Иваре Тордарсоне известно мало; скорее всего, эти отец с сыном унаследовали после Хавлиди его годорд Эверлингов. Торстейн Иварсон, который, согласно «Саге о Стурлунгах», передал этот годорд Снорри Стурлусону в 1206 г., был сыном Ивара.

Асгрим Торхалльссон — вероятно, потомок Асгрима Эллида-Гримссона с Тунги в четвёртом поколении. У Асгрима старшего (род. 960?) было двое сыновей, которых обоих звали Торхалль; вероятно, эти имена повторялись среди его потомков. Торхалль Асгримссон (ум. 1169), который, согласно «Саге об оркнейцах», вёз ярла Рёгнвальда Холода из Норвегии на Оркнейские острова в 1153 г., при возвращении из Иерусалима, был, по всей вероятности, братом Сольвёр. (Hermann Pálsson, Farmaður frá Bræðratungu, í : Tólfta öldin; 44–55; Lúðvík Ingvarsson; Gðorð og goðorðsmenn III, 327–28).

76 В «Саги о Стурлунгах» упомянуты четыре сына Сигрид Хавлидадоттир и Торда Торвальдссона из Ватнсфьорда, но из них в сагах действуют только священник Палль и Снорри из годорда; двое других, Тейт и Ивар, упоминаются мало.

77 В «Саге о епископе Йоне» говорится, что когда в Северной четверти стали устраивать епископскую кафедру, некий Иллуги, также называемый Гиляриус, священник из Холар в долине Хьяльтадаль, один из хёвдингов этой четверти, начал хлопотать о землях, полученных в наследство от своего отца, и утверждать, что учредить епископскую кафедру нужно именно там; в одной из рукописей саги сказано, что отчество у него было Бьярнарсон. В «Саге о епископе Лаурентиусе» также эти причины учреждения кафедры, и затем прибавлено: «Тот же Илариус позже отправился в Вестрхоп у Брейдабольстада, и там покоится его тело, а дух пребывает с Господом в вечном блаженстве». Кроме того, что сказано в данной саге, об этом Иллуги ничего не известно; сомнительно, что земли Холара могли достаться ему в наследство от отца, так как неизвестно, был ли он потомком Хьяльти Тордарсона, холарского первопоселенца, прямые потомки которого по мужской линии жили в этих местах по крайней мере до середины одиннадцатого века. Есть соблазн полагать, что этот Иллуги Бьярнарсон из Холар — тот же Иллуги, о котором говорится в «Саге о крещении», муж Оддни, дочери Торкеля Геллисона, брата отца Ари Мудрого, свёкор Вальгерд, Дочери Хавлиди. Это подтверждает ту идею, что Хавлиди Массон, один из могущественнейших хёвдингов на севере Исландии в то время, породнившийся с семьёй из Хаукадаля, сыграл ключевую роль в учреждении Холарской епископской кафедры. (См.: Orri Vésteinsson. The Christianisation of Iceland. Priests, Power and Social Change 1000–1300, 34–35).

78 В Годовом отчёте Национального музея Исландии за 1996 г. написано, что в Брейдабольстаде в Вестюрхопе летом этого года обнаружились «камни со странными насечками, когда на кладбище рыли яму под забор и наткнулись на старую ограду. Это были глыбы красного песчаника или туфа с грубо прорубленными в них чертами. Гвюдмюнд Оулавссон и Хьёрлейв Стефаунссон осмотрели это место и нашли, что камни, скорее всего, были цоколе каменного дома. Здесь мы можем вспомнить рассказ о священнике Иллуги, жившем в 12 веке, который утонул, возя раствор для каменной церкви, которую хотел построить в Брейдабольстаде. Скорее всего, постройка церкви и впрямь была начата; на камнях обнаружились следы, напоминающие известковый раствор. Здесь нужно упомянуть, что на севере страны бытовала история, что Иллуги утонул в озере Вестюрхоупсватн, когда вёз для церкви известь, но нам неизвестно время возникновения этой истории. Возможно, известь здесь добывали из раковин моллюсков — считается, что таким способом её получали в соседних странах». (Árbók Hins íslenzka fornleifafélags 1996–7, 170).

79 Рёнгвальд Кольссон Холод, ярл Оркнейских островов.

Первый Мариин день — 15 августа, следовательно, Рёгнвальд был убит 20ого августа; согласно исландским анналам, это произошло в 1158 г., а согласно «Саге об оркнейцах» — в 1159. Из сохранившихся рукописей этой саги лишь в «Книге с Плоского острова» сообщён день смерти ярла, и там эта дата совпадает с той, которая приведена в заключительной главе «Саги о крещении».

80 Второй Мариин день — 8 сентября. Согласно такой датировке, битва при Свёльде произошла 9 сентября, что совпадает с датировками анналов и «Пряди о Торвальде», но расходится с тем, что сказано в 13 главе «Саги о крещении», что Олав исчез с «Длинного змея» за 4 дня до сентябрьских ид, т.е. 10 сентября.

© Ольга Маркелова, перевод с древнеисландского

Перевод выполнен по исландскому изданию, Íslenzk fornrit.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов