Заклинание Гроа,
которое она, мертвая, спела своему сыну

1. Сын сказал:
Пробуждайся, о Гроа,
пробуждайся, благая жена,
бужу я тебя перед дверью смерти.
Если ты помнишь,
просила ты отпрыска
на холм могильный явиться.

2. Гроа сказала:
Что ныне тревожит,
единый мой сын,
кто зло причинил тебе,
что мать ты позвал,
в землю ушедшую,
людской мир покинувшую?

3. Сын сказал:
Игру непростую, опасное дело
дала мне искусница,
которую мой отец обнимает;
велела она мне
вдаль отправляться,
встретиться с Менглёд.

4. Гроа сказала:
Долгое странствие,
до́лги дороги,
до́лги заботы людские,
коль так случиться,
что выдержать хочешь,
следуя Скульд приговору.

5. Сын сказал:
Заклятия спой
тогда мне благие,
защити ты, мать, сына.
Кажется мне,
отправившись в путь,
буду обижен по малолетству.

6. Гроа сказала:
Так пою тебе первым,
что зовут многонужным,
что пела Ринд Рану:
коль в оглядке поспешной
кто помни́тся свирепый,
себе путь обретаешь.

7.
Так пою я вторым,
если принудят
к пути против воли:
Урд оберег
поддержит во всём
на тропах твоих.

8.
Так пою тебе третьим,
коли река
рушится смертью:
тогда Хорн и Руд
возвращаются в Хель,
пред тобою спадают.

9.
Так пою я четвертым,
коль виселиц путь тебе
недруги ладят:
изменяются мысли
их о тебе,
замирившись, уходят.

10.
Так пою тебе пятым,
коль оковы наложат
на члены твои:
Лейвнира огнь зову
на ноги словом,
оковы срываются с членов
и ножные путы.

11.
Так пою я шестым,
коль в море выходишь,
что больше, чем ведают:
влага и штиль
идут в жернова,
дают путь мирно-щедрый.

12.
Так пою я седьмым,
коль приходит мороз
в горах высоко:
холод мертвящий
пред плотью бессилен,
сберегаешь ты члены.

13.
Так пою я восьмым,
коль вовне застигнет
ночь на мглистом пути:
с ним сможешь избегнуть
вреда, сотворенного
мертвой христианкой.

14.
Так пою я девятым,
коль с достойным меняешься
словом ты ётуном:
разум и речь
из Мимира сердца
в изобилье даруются.

15.
Иди теперь навсегда;
там, где мнится опасность,
нет угрозы тебе.
На камне, вкопанном в землю,
стояла в дверях я,
пока заговор пела.

16.
Материнское слово
неси ты, сын, впредь,
в груди пусть живет:
ведь достанет удачи
в жизни твоей,
пока речь мою помнишь.


Примечания

Норвежский исследователь Софус Бугге (Sophus Bugge, 1833–1907) объединил под общим названием «Речи Свипдага» (Svipdagsmál) две поэмы Gróugaldr (иногда Grogagaldr) и Fjölsvinnsmál, которые, по видимому, являются началом и концом одной истории. Как единое целое этот сюжет использован в поздней датско-шведской народной песне Ungen Svejdal («Юный Свейдаль»). Обе поэмы сохранились в бумажных списках XVII в., хотя предполагается, что впервые тексты были записаны в XIII в. Поэмы обычно рассматриваются как переработка мотивов волшебной сказки на материале северной мифологии, а потому исключаются из большинства современных изданий поэтической Эдды. Однако по форме «Речи Свипдага» подобны поэмам Старшей Эдды («Рунатал», «Речи Вафтруднира» и «Альвиса»). К тому же мифологическая нагрузка (упоминания событий, персон и т. д.) во второй части («Речи Многомудрого») значительна.

О Гроа (возм. от «прорастать») рассказывается в Снорриевской Эдде («Язык поэзии», 25). Она — вёльва, при помощи спетого заклинания пытавшаяся извлечь из головы Тора осколок точила после поединка с Хрунгниром. Она — жена Аурвандиля Смелого, которого часто считают воплощением звёздного неба и относят к старшему поколению гигантов. Менглёд («Радующаяся ожерелью»), суженая Свипдага («порыв» либо «вид» + «день»), как правило, отождествляется с Фрейей, владеющей Брисингаменом.

Одну из трактовок истории Свипдага предложил Виктор Ридберг в «Тевтонской мифологии» (Viktor Rydberg, “Teutonic Mythology” (ссылка).

Он рассматривает, в частности, путешествие сына Гроа к Менглёд как путешествие к Асгарду (горе Lyfjaberg — исцеления или жизни), через Нижние Миры. Именно защите сына во время этого путешествия посвящены заклинания Ведающей.


Текст оригинала взят с сайта Jörmungrund Эйстейна Бьёрнссона (Eysteinn Björnsson), там же есть английский перевод.


К строфе 1: В оригинале — kumbldуs («отмеченный dys») — 1) каэрн, небольшой курган с каменной либо бревенчатой камерой, иногда с глиняной обмазкой; 2) насыпь из камней на могиле. Часто под насыпью хоронили «на скорую руку», засыпая камнями тело (в случае убийства, в случае невозможности доставить покойного в выбранное место, колдунов. См. Березовая. «Тело как граница…»).

Погребальная камера могла иметь каменную плиту-дверь, выступающую в склоне холма/насыпи, каменные порог и пол (см. строфу 15).

6: Ринд — мать Вали, сына Одина и мстителя за Бальдра. У Саксона Грамматика рассказывается о сватовстве Одина к Ринд. Один колдовством временно свёл Ринд с ума и, переодевшись знахаркой, овладел ею, сына их звали Боус (Bous). В «Тевтонской мифологии» В. Рудберг проводит отождествление — Боус-Беовульф. Согласно поэме, Беовульф был похоронен в кургане на мысе Нrones (Hronesnæsse, в русском переводе — «на мысе Китовом»), что Рудберг отождествляет с именем Ránr. Таким образом автор выводит связь между Вали и Раном, тогда речь идет о заклинании, спетом Ринд для Вали (тоже отправившемся в юном возрасте в опасный путь).

7: Urðar lokur можно перевести и как «замок Урд», так и «колдовская песнь Урд».

8: Хорн и Руд — по контексту — могут быть названиями рек. Хорн — «Рог», Руд — либо «Рыбья шкура» (букв. «Рыбьи отходы» (плавники, кожа, хвост)), либо «Расчистка в лесу» (?).

10: В оригинале — тоже семь строк вместо шести.

Лейвнир — возм., от leifa: 1) жить 2) оставлять, покидать.

В тексте дано как имя (точнее, название заговора), но не исключена интерпретация при расшифровке рукописи. Тогда — «живящий огонь» либо «огнь отпускающий», что хорошо ассоциируется с «огнем», пробегающим по затёкшим конечностям после снятия верёвок.

15: Второй возможный вариант прочтения первых двух строк:

Никогда ты теперь не ступишь,
туда, где мнится опасность

(æva — могло значить и никогда, и всегда/всю жизнь).

© Надежда Топчий, перевод и примечания

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов