Песнь о Хюмире

1 Боги превышние
рыб наловили
и дичи для пира,
да не было пива;
прутья метнули,
кровь испытали —
узнали: у Эгира
солода вдоволь.

2 Сидел горножитель,
по-детски весел,
выглядел вроде
как сын Мискорблинди;
вдруг ему в очи
грозно сын Игга:
«Эгир, устрой-ка
выпивку асам!»

3 И лень, и веленьем
обижен йотун,
надумал асам
подпортить радость:
он Тора просит
котел доставить,
в котором сподручней, мол,
пиво сварить.

4 Тут затужили
боги преславные,
не знали, где бы
добыть котлище,
покуда Тору
Тюр-правдолюбец
тайно, по дружбе,
совет не подал:

5 «Живет на востоке,
за Эливагаром,
Хюмир всемудрый,
где кончается небо:
гневлив отец мой,
но держит котлище,
чан пивоварный
с версту глубиной».

6 «А даст ли нам йотун
кипятилище влаги?»

«Даст, коль сумеем
хитростью взять».

7 Дня им хватило —
резво скакали —
на путь от Асгарда
к усадьбе Эгиля:
там оставили
козлов круторогих,
пешком пустились
в обитель Хюмира.

8 Их встретила бабка,
внуку постылая,
о девятистах
головах старуха;
другая хозяйка
вошла, светлобровая,
вся в золоте, — пиво
сыну цедила:

9 «Йотуна отпрыск!
Думаю, лучше
спрятать мне вас
по-за котлами:
муж мой неласков,
гостей не любит
и худо шутит,
когда не в духе».

10 К ночи явился
он, страховидный,
Хюмир сердитый,
домой с охоты:
в дом ввалился —
бренчат ледышки,
покрыла ожеледь
щек чащобу.

11 «Здоров ли, Хюмир,
сердцем ли весел?
Наш сын сегодня
домой воротился,
давно его ждем,
шел издалека;
с ним же явился
к нам Хродра недруг,
друг человеков
по кличке Веор.

12 Видишь ты, сели
под самой крышей,
где матица, видишь,
а самих-то не видно».
Как йотун глянул —
треснула матица,
а прежде матицы
столб подломился,

13 восемь посудин
упало — разбилось,
котел же кованый
один не расколот.
Тут вышли оба,
а йотун старый
на недругов глянул
недобрым глазом,

14 неладное чует:
зачем-то явился
причинник печалей
йотунских жен.
Однако велел он
забить трех быков,
йотун, и к ужину
мясо готовить:

15 короче на голову
стали быки,
их туши затем
в огне запекли.
Муж Сив перед сном
хорошо закусил
у Хюмира в доме —
пожрал двух быков,

16 но седоволосому
другу Хрунгнира
такая кормежка
показалась чрезмерной:
«Завтра мы, трое,
устроим ужин —
будем кормиться
тем, что добудем!»

17 Веор: согласен, мол,
в море выйду,
коль скоро йотун
наживку даст.
«Поди-ка в стадо,
коли не трусишь,
ты, погубитель
жителей гор:

18 в стаде найдется,
я полагаю,
неплохая наживка
под ногами быков».
Гость, не споря,
в поле выходит,
а встречу из чащи —
черный бык;

19 враз оторвал он,
убийца турсов,
рогатую башню,
бычью башку.
«Уж лучше с тобою,
кораблеводитель,
не рыбу ловить,
а рыбой закусывать».

20 Подальше в море, хозяин козлов
сказал, мол, греби,
обезьяньему сыну;
на это йотун
ему ответил,
мол, не желаю
дольше грести.

21 Гневливый Хюмир
едва забросил —
и сразу вытащил
двух китов,
а Веор тем часом,
Одинов сын,
сидел на корме
и донку снастил:

22 голову бычью
друг человеков,
недруг червей
насадил на крючок;
и тут же клюнул,
сглотнул наживку
гад кругосветный,
богов супостат.

23 Выводил, вытащил
Тор-змееборец
ядом блестящего
на борт червя;
молотом плющил
голову змею,
бил волчьему брату
в бугрище волос.

24 Кольчатый взвыл,
аж лед раскололся,
древняя вся
земля всколебалась
на дно морское
канула рыба.

25 Невесел йотун
сидит на веслах,
хмурится Хюмир —
говорить неохота;
к берегу лодку
скоро причалил:

26 «Остатнее дело
поделим надвое:
быка ли морского
ты тут привяжешь?
Ко мне ли на двор
китов отнесешь?»

27 Хлорриди за нос
коня морского
хвать — и выволок,
воды не вычерпал,
а так, с черпалом
и с веслами вместе,
с уловом йотунским —
с вепрями вод
на двор и сволок
по камням да по чаще.

28 Однако йотун
упрям был не в меру,
Тора оспоривал,
кто сильней:
сказал, мол, с лодчонкой
это не чудо,
а чашу мою
никому не разбить.

29 Хлорриди с маху,
сидя на месте,
грянул тем кубком
в каменный столб;
столб на части
расколот чашей,
а чаша к йотуну
вернулась цела.

30 Хозяйка меньшая,
та, что красива,
ему по дружбе
тайну открыла:
«Грянь-ка ты кубок
о голову Хюмира —
нет крепче сосуда,
чем йотунский лоб!»

31 Привстал и с маху
хозяин козлов
метнул, собравши
всю силу аса:
опора шелома
цела у йотуна,
а меда вместилище
разбито в куски.

32 «Пропала, я знаю,
чудесная чаша,
осколки, я вижу,
у меня на коленях, —
так молвил йотун, —
теперь уж вовеки
я не скажу:
ты, пиво, прекрасно!

33 Теперь уж берите,
коль силы хватит
самим снести
мой чан пивоварный».
Тор ухватился,
дважды пытался —
котел ни с места,
стоит, как стоял.

34 Родитель Моди
за край приподнял
и прочь из дому
выволок чан,
муж Сив на макушку
котел напялил,
по кольцам отвисшим
пятками бил.

35 Чуть отошли,
тут оглянулся,
Одинов сын
вспять поглядел:
а там, с востока,
видит он, Хюмир
ведет пещерную
рать многоглавых.

36 Тогда он скинул
с плечей котлище
и поднял Мьёльнир свой
смертоубойный:
…………………….
горных он китобоев
всех перебил.

37 Чуть отъехали —
пал на дорогу
в упряжке Тора
козел, повредился
скакун круторогий,
нога перебита:
это, конечно,
проделка Локи.

38 Однако ты знаешь
об этом услышать
можно от всякого
богословесника, —
ущерб он восполнил
за счет горножителя:
два сына йотунских
впряглись в упряжку.

39 В собранье богов
воротился могучий,
принес котлище,
у Хюмира взятый,
и пили боги
Эгира пиво
до поры, пока лен
не созрел для страды.

Перевод В. Г. Тихомирова

Источник: «Скандинавия». Выпуск 1. М.: «Художественная Литература», 1989 г.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов