Перебранка Локи

Об Эгире и богах

Эгир, именуемый также Гюмиром, наварил пива для асов, как только получил огромный котел, как о том уже рассказано. На пир пришли Один и Фригг, его жена. Тор же не пришел, поскольку был на востоке. Была там Сив, жена Тора, были там Браги и Идун, его жена. Тюр тоже был там; он был однорукий, — Волк Фенрир откусил ему руку, когда был связан. Были там Ньёрд и жена его Скади, Фрейр и Фрейя, Видар, сын Одина. Локи там был, и слуги Фрейра — Бюггвир и Бейла. Много там было асов и альвов.

Эгир имел двух слуг — Фимафенга и Эльдира. Золото сияло там вместо светочей. Пиво там само подавалось. То было превеликое святое место. Гости с похвалой говорили, какие хорошие слуги у Эгира. Локи не мог стерпеть этого и убил Фимафенга. Тогда асы, потрясая своими щитами, завопили на Локи, и прогнали его в лес, а затем вернулись к застолью.

Локи пришел обратно и встретил Эльдира. Локи сказал ему:

1 Эй, ты, Эльдир,
не смей уходить,
прежде ответь-ка мне:
чем там кичатся
сейчас над чашами
дети богов победных?

Эльдир сказал:

2 Успехами в битвах,
доспехами хвалятся
дети богов победных;
ни асы, ни альвы
сейчас над чашей
о тебе любезно не молвят.

Локи сказал:

3 Так вот, я надумал:
войду в дом Эгира,
на возлияние гляну,
сварой и спором
попотчую асов,
пиво подпорчу желчью.

Эльдир сказал:

4 Гляди, коль ты вздумал,
войдя в дом Эгира,
на возлияние глянув,
грязью и дрязгом
забрызгать всесильных, —
о тебя же вся дрянь оботрется.

Локи сказал:

5 Гляди, коли вздумал
вздорить ты, Эльдир,
в поруганье со мной тягаться,
обильней будут
обиды ответные!
Что же ты разболтался?

Тогда Локи вошел. Но сидевшие там увидели, кто это, и все замолчали. Локи сказал:

6 Скиталец усталый
к застолью вашему,
Лофт пришел издалека;
кто же из вас,
асы, подаст мне
чашу чистого меду?

7 Почто притихло,
застолье достойное, —
или молвить неможется:
честь и место
да чаша меда!
или: с порога прочь!

Браги сказал:

8 Ни чести, ни места,
ни чаши меда
тебе здесь не будет:
всевластным известно,
с кем невместно
пить асам на пиршестве.

Локи сказал:

9 Оба мы, Один,
во время оно
кровью братство скрепили;
припомни: пива
не пить без меня
тобою было обещано.

Один сказал:

10 Вставай ты, Видар!
пусть волчий отец
в застолье нашем воссядет,
лишь бы Локи
гостей не злословил
в доме этом, у Эгира.

Тут Видар встал и наполнил чашу для Локи, но тот, прежде чем выпить, сказал асам:

11 Слава асам
и асиньям слава,
и всем всеблагим богам,
но только не Браги,
на бражных лавках
сидящему посередине.

Браги сказал:

12 Меч отменный
прими, а в придачу
коня и гривну от Браги:
хоть раз среди асов
распри не сей!
Берегись, не гневи богов!

Локи сказал:

13 Нет же коня у тебя,
ни гривны —
нет у Браги добычи брани;
из асов и альвов
в застолье всевластных
самый опасливый —
ты, гораздый бегать от битвы!

Браги сказал:

14 Не в этом бы доме,
у Эгира, вздорить,
на дворе бы нам встретиться! —
я бы руками голыми
голову оторвал бы!
Погоди у меня, дождешься!

Локи сказал:

15 Храбришься ты, Браги,
украса седалищ,
за чашей браги — не в брани;
давай воевать
коль, вправду, охота, —
смелый не стал бы медлить!

Идун сказала:

16 Брось это, Браги! —
брань богородным
и приемным сынам не прилична;
лучше бы с Локи
в склоку не лезть
в этом доме, у Эгира.

Локи сказал:

17 Молчи-ка ты, Идун!
елико из жен
велико блудить горазда:
не зря же любилась
даже и с тем,
кто брата убил твоего.

Идун сказала:

18 Локи злославить
я совсем не желаю
в этом доме, у Эгира, —
я только хотела
утишить распрю,
не буянил бы, пьяный. Браги.

Гевьон сказала:

19 Вы понапрасну
два аса, бранитесь,
поругая один другого,
ведь Лофт — сам он знает —
горазд на проказы
и прать на рожон не прочь.

Локи сказал:

20 Молчи-ка, ты Гевьон!
а то я напомню,
как тебя соблазнил юнец:
дарил обручья,
а ты за это
его на бедра
себе возлагала.

Один сказал:

21 Безумен ты, Локи!
наидерзейший,
ты в Гевьон разбудишь гнев,
всего живого ей
ведомы судьбы
не меньше, чем мне.

Локи сказал:

22 Молчи-ка ты. Один!
с начала времен
людей ты судил неправо:
в распре не раз,
кто праздновал труса,
тому ты дарил победу.

Один сказал:

23 Пусть в распрях не раз,
кто праздновал труса,
тому я дарил победу,
зато восемь зим
ты в подземье сидел,
был дойной коровой,
был женкой рожалой,
ты — бабоподобный муж!

Локи сказал:

24 А сам ты, я слышал,
на острове Самсей,
как ведьма, бил в барабаны.,
жил, ворожея,
у людей в услуженье, —
сам ты бабоподобный муж.

Фригг сказала:

25 В застолье пристало ль
столь много о старом
вам толковать сегодня?
Зачем понапрасну
двум асам спорить?
Прежние распри забудем!

Локи сказал:

26 Молчи-ка ты, Фригг!
ибо, Фьёгюна дщерь,
как раз ты блудить горазда:
Вилли и Ве,
хоть Видрир — твой муж,
с тобою любились оба.

Фригг сказала:

27 Когда бы сидел здесь,
у Эгира в доме,
хоть кто-нибудь, Бальдру подобный,
ты с пиршества асов
сейчас не ушел бы иначе,
как больно побитый.

Локи сказал:

28 Знать, мало досталось! —
желает ли Фригг
хулу до конца послушать?
Я — вот причина,
что сына вовек,
Бальдра, с тобою не будет!

Фрейя сказала:

29 Спятил ты, Локи! —
о злом опять
зачем ты речешь?
Фригг же, я думаю,
знает грядущее,
хотя и молчит о том.

Локи сказал:

30 Молчи-ка ты, Фрейя! —
я знаю верней
всех прочих, сколь ты порочна:
вот асы и альвы,
в прекрасных палатах, —
и каждый любился с тобою.

Фрейя сказала:

31 Зол на язык ты,
да ложь-то, я знаю,
доведет тебя до беды:
в ярости асы
и асиньи в гневе —
до дому цел не дойдешь!

Локи сказал:

32 Молчи-ка ты, Фрейя!
елико ты — ведьма,
блудница — блудливей нет:
когда тебя боги
с братом застали,
с испугу ты пукнула, Фрейя!

Ньёрд сказал:

33 Чему ж тут дивиться,
коль с мужем ложе
делит жена не с одним?
Хуже, что муж,
к тому же рожалый,
ты, ас никудышный, — средь нас!

Локи сказал:

34 Ньёрд, помолчи-ка,
елико ты был
залогом богов на востоке:
ночами, как в чан,
мочились тогда
в рот тебе дочери Хюмира.

Ньёрд сказал:

35 Зато я утешен —
хотя я и был
залогом богов на востоке, —
чадо зачал я,
чудного сына, —
прекрасней средь асов нет!

Локи сказал:

36 Ньёрд, не спеши!
Нашел, чем кичиться!
Я молчал, а теперь не смолчу;
зачал ты чадо —
вот чудо! — с сестрою!
Стыд вам двоим и срам!

Тюр сказал:

37 Из нас, из асов
в прекрасных палатах,
лучший из лучших — Фрейр:
жену ни одну
не понудил, ни деву,
из полона же он свободил!

Локи сказал:

38 Тюр, помолчи! —
ты с начала времен
и двоих-то не смог помирить:
право, напомню,
что правую руку
Фенрир тебе отъел.

Тюр сказал:

39 Я — руку утратил,
а Хродрвитнир — где он?
Не равный урон понесли:
ведь Волку, похоже,
в узах-то хуже
гибели ждать богов!

Локи сказал:

40 Ты, Тюр, помолчал бы!
Жене твоей счастье —
ведь она от меня родила!
А чем за бесчестье
ты счелся? Не местью ль?
Нет, отказался! Позор!

Фрейр сказал:

41 Пусть же Волк в путах
в устье лежит,
гибели ждет богов;
и ты, коль скоро
не кончишь болтать,
тож попадешь в оковы!

Локи сказал:

42 Дал ты в уплату
за Гюмира дщерь
злато и меч в придачу:
коль Муспелля чада
промчатся сквозь Мюрквид,
чем ты, несчастный, помашешь?

Бюггвир сказал:

43 Будь родом я равен
Ингунар-Фрейру,
владей я столь дивным домом,
ворону зловредную
враз ободрал бы —
расчленил бы его на части!

Локи сказал:

44 Что за ничтожество
тут хвостом помавает
и лижет великим?
Жалкий, при жернове
ты прожужжал
уж и Фрейру все уши, канюча.

Бюггвир сказал:

45 Я — Бюггвир! Мою
люди и боги
скоропоспешность славят:
в пиру я по праву
средь родичей Хрофта,
с ними я пиво пью.

Локи сказал:

46 Бюггвир, молчи!
ведь с начала времен
людей накормить не умел;
ты ж спишь под лавкой,
тебя ж не отыщешь,
коль скоро пора на рать!

Хеймдалль сказал:

47 Пьяный ты, Локи,
пивом упился, —
не пора ли, Локи, домой?
Ведь всякий, кто пьян, —
буян и болтун:
мелет незнамо что!

Локи сказал:

48 Хеймдалль, молчи! —
ведь с начала времен
тяжелая жизнь у тебя:
знать, преет спина
с тех пор у тебя,
как стал ты стражем богов

Скади сказала:

49 Ловок ты, Локи,
да на воле тебе
недолго хвостом крутить:
кишками сынка
скоро к скале боги
привяжут тебя.

Локи сказал:

50 Кишками сынка
коль скоро к скале
боги привяжут меня,
помни: я первый
и я же последний
был при убийстве Тьяци!

Скади сказала:

51 Помни, коль первый
и ты же последний
был при убийстве Тьяци,
ждет во владеньях
и в доме моем
отныне тебя погибель.

Локи сказал:

52 Локи на ложе
ласковей ты
залучала речами когда-то, —
коль старым считаться
мы стали, так это
теперь я тебе и попомнил.

Тогда Сив вышла вперед и наполнила медом ледяную чашу для Локи и сказала:

53 Привет тебе, Локи!
Прими же льдяную меду
отменного чашу!
Хотя бы меня ты
на возлиянье
средь славных богов не злословь

Он же взял рог и выпил:

54 Хотя бы тебя
не порочил бы я,
будь вправду ты непорочна,
однако я знаю —
мне ли не знать! —
с кем от Хлорриди ты гуляла:
то злобный был Локи.

Бейла сказала:

55 Вот дрогнули горы, —
как я полагаю,
то Хлорриди на подходе:
знать, сможет унять он
иного, кто ныне
ругает богов и людей.

Локи сказал:

56 Молчи-ка, Бейла,
Бюггвира женка,
мерзостей смесь:
ни разу средь асов
тебя безобразней
не бывало, засеря-скотница

Тут вошел Тор и сказал:

57 Умолкни ты, скверный!
Глумливую речь
мой молот Мьёльнир прервет;
рамен камение
с рамен снесу —
тут тебе и конец!

Локи сказал:

58 Ты же, сын Йорд,
к меду пришел, —
почто же, Тор, вздоришь?
Не столь будешь стоек
в стычке с тем волком,
что Родителя Ратей пожрет,

Тор сказал:

59 Умолкни ты, скверный!
Глумливую речь
мой молот Мьёльнир прервет.
Как возьму подыму
да метну на восток —
только тебя видали!

Локи сказал:

60 Да будет тебе
о набегах восточных
толковать от начала времен;
не ты ли, сам Тор,
там в рукавице
с испугу сидел и терпел?

Тор сказал:

61 Умолкни ты, скверный!
Глумливую речь
мой молот Мьёльнир прервет:
как я в правую руку
Хрунгнира гибель
возьму да метну — и костей не собрать!

Локи сказал:

62 В живых мне до века
судьба оставаться —
чего ж мне пугаться тебя?
А тот ремешок,
на мешке-то с припасом
сколь у Скюрмира крепок? —
с голодухи ты чуть не сдох!

Тор сказал:

63 Умолкни ты, скверный!
Глумливую речь
мой молот Мьёльнир прервет:
Хрунгнира гибель
в Хель тебя сбросит
прямо к смерти вратам!

Локи сказал:

64 Я все сказал асам,
сказал сынам асов
все, что желал сказать;
с тобой, так и быть,
спорить не буду, уйду —
ведь ты драться горазд.

65 Пиво-то, Эгир,
поспело, да только
ты понапрасну старался!
Пламя, дотла
спали это место —
весь дом и владенья;
огонь твою спину — в пепел!

О Локи

После этого Локи, приняв облик лосося, спрятался в водопаде фьорда Франангр. Асы поймали его там. Он был связан кишками своего сына Нарви, а сам его сын Нарви превратился в волка. Скади взяла ядовитую змею и подвесила ее над лицом Локи. Из нее точился яд. Сигюн, жена Локи, сидела там и подставляла чашу под точащийся яд; а когда чаша наполнялась, она отнимала чашу, чтобы вылить яд, и тогда яд капал на Локи, и от этого он корчился так, что вся земля дрожала. Ныне это называется землетрясением.

Перевод В. Г. Тихомирова

Источник: «Корни Иггдрасиля», М., Терра, 1997 г. [ИГГД]

OCR: Halgar Fenrirsson

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов