Сага об Асмунде Убийце Воителей

Глава 1. Здесь начинается сага об Асмунде Убийце Воителей

Одного конунга звали Будли1. Он правил Швецией и был могучим и знатным. У него в обычае было высоко чтить тех кузнецов, которых он считал лучшими, и которые ковали для него сокровища. Он был женат, и у него была дочь по имени Хильд2. Однако случилось так, что королева умерла и конунг остался вдовцом3.

Рассказывают, что однажды вечером к конунгу явились двое мужей4 и, представ перед ним, приветствовали его. Конунг спросил их, кто они такие, и один назвался Олиусом, а другой — Алиусом5: «И мы хотели бы остаться здесь на зиму». Он поинтересовался, не искусники ли они какие-нибудь и не владеют ли ремеслами. Они отвечали, что могут мастерски сделать любую вещь, которая требует умения. Конунг указал им места за столом и пригласил остаться у него6.

В то время у конунга были послы, а вечером в палаты вошли конунговы кузнецы и показали ему выкованное ими золото и оружие. Они всегда так делали, если туда приходили люди, — и все это, чтобы прославить конунга. Все, кроме гостей, хвалили кузнецов, те же больше отмалчивались, хотя там и был один искусно сработанный нож. Об этом доложили конунгу, и он заметил, что сами они, как он думает, не смогли бы выковать ничего лучшего. Он призвал их к себе и сказал: «Отчего это вы так неохотно хвалите те предметы, что были принесены сюда? Разве вы можете сделать лучше?». Они отвечали, что конунг, если захочет, сам сможет убедиться в том, что ковка эта немногого стоит в сравнении с их собственной.

Конунг повелел им сделать такие вещи, которые будут цениться превыше всего: «Если вы не хотите разоблачить себя как лгунов». Они отвечали, что им, дескать, легко проверить, чего стоит эта ковка, и показать, что совсем она не хороша. Тут они воткнули нож в край стола перед конунгом, и лезвие тотчас погнулось. Тогда они попросили конунга забрать свое сокровище и пообещали, что постараются изготовить другой нож. Конунг велел им так и сделать, и тогда они выковали нож и принесли его конунгу. Он взмахнул им над своей бородой, и нож срезал бороду и кожу, да так, что вонзился в плоть7. Конунг сказал: «Должно быть, это правда, что вы искусные мужи, а теперь вы должны сделать мне золотое кольцо». Они так и сделали и принесли кольцо конунгу.

Он посмотрел на него и заметил: «И вправду сказать, я никогда не видал большего сокровища, чем это кольцо». И то же говорили все, кто его видел. Конунг сказал, что таким искусным кузнецам надлежит служить у знатных людей и потом добавил: «А теперь вы должны сделать мне два меча, да такие, чтобы они превосходили любые другие не меньше, чем эта ваша ковка, и чтобы всякий нанесенный ими удар пронзал насквозь8».

Олиус сказал, что не желает этого делать. Он добавил, что, сдается ему, следует ждать беды, если их принудят9, и что лучше было бы вести себя умеренно. Конунг ответил, что им придется сделать мечи, хотят они того или нет.

Тогда кузнецы взялись за ковку и изготовили два меча, каждый — по одному10, и потом пошли к конунгу и показали ему мечи. Конунг посмотрел на них, и они показались ему отличными: «И каковы же их свойства?».

Первым заговорил Олиус, он сказал, что не смог бы нанести удара этим мечом, без того, чтобы не пронзить им насквозь: «И я думаю, что в нем не должно быть никаких изъянов». Конунг сказал: «Это хорошо, но мы должны проверить, насколько хорошо он закален», и воткнул острие в столб у почетного сидения, и меч немного погнулся, а потом он распрямил его прямо в отверстии.

Кузнец сказал, что это было слишком жестокое испытание для меча, и заявил, что тот сделан для ударов, а не для сгибания. Конунг же ответил, что меч не выдержит и удара, если он не выдержал таких испытаний. Затем он испытал тот меч, который сделал Алиус, и тот отпрыгнул прямой, как палка, и во всем он был лучше, чем другой, и выдержал оба испытания, которым его подверг конунг.

Конунг сказал: «Меч, который сделал Алиус, лучше, хотя хороши оба11. И каковы же их свойства?»

Алиус сказал: «Таковы, государь, что если они сшибутся в воздухе, когда их выставят друг против друга, то мой меч победит, но все же можно назвать их свойства одинаковыми». Тогда конунг взял тот меч, что сделал Олиус, и попытался сломать его, и меч сломался у рукояти. Конунг велел ему сделать меч получше, и тогда Олиус ушел рассерженный в кузницу и сделал меч, и принес его конунгу. Тот подверг его всем тем же испытаниям, что и первый, и этот меч выдержал их все.

Конунг сказал: «Теперь ты сделал хорошо, но нет ли и здесь каких-нибудь изъянов?». Тот отвечает: «Этот меч — доброе оружие, и все же кое-какие изъяны могут стать причиной того, что изменит удача, и тогда самых знатных братьев, сыновей твоей дочери, настигнет смерть12».

Конунг вскричал: «Ты еще смеешь пророчествовать, несчастный! Сейчас и вправду братьев настигнет смерть, да только не самых знатных!». И он попытался ударить Олиуса мечом, однако те поспешно обратились в бегство13, воспользовавшись нижними тропами14.

Конунг сказал: «То были великие недруги, и мы должны постараться сделать так, чтобы этот меч никому не повредил». Затем конунг повелел положить меч в полый ствол дерева со свинцом и приказал утопить его в Лёг15 рядом с Агнафит16.

Глава 2. Свадьба

Одного славного конунга звали Хельги. Он был человек очень воинственный. Хельги отправился на боевых кораблях к Будли конунгу и послал ему весть, что хотел бы быть ему союзником. Он сказал, что хочет познакомиться с конунгом и побывать у него на пиру. Конунг отнесся к этому хорошо. Хельги конунг пришел в палаты, и ему был оказан добрый прием. Отца конунга Хельги звали Хильдибранд17, он правил Страной Гуннов.

Хельги конунг сказал: «Я разъясню вам, чем вызвано это мое желание: я хочу просить вас отдать за меня вашу дочь. Я вижу в этом честь для нас обоих: вы найдете во мне защитника вашей страны, а я за это получу ваши владения».

Будли конунг ответил: «Я готов ответить согласием на ваше предложение, если и моя дочь думает так же». Затем ей было сообщено об этом предложении, и она согласилась с желанием своего отца. Тогда был устроен большой пир, согласно обычаям знатных людей, и Хельги конунг женился на Хильд, дочери Будли конунга. С тех пор между свояками было согласие, и Будли конунг очень доверял Хельги конунгу.

У Хельги с Хильд родился сын, которого назвали Хильдибрандом. Он подавал большие надежды, и как только он встал на ноги, его отец, Хельги конунг, сказал: «Твоим приемным отцом будет Хильдибранд Могучий, мой отец, в Стране Гуннов, и тогда можно ожидать, что твое будущее будет самым достойным».

И вот Хельги конунг послал туда мальчика. Хильдибранд конунг с радостью его принял и объявил, что из него должен выйти воитель. После этого Хельги конунг отправился в военный поход. Конунг Будли же состарился, управляя страной.

Глава 3. Конунг Альв идет на войну

Альвом18 звался конунг, который правил Данией. Его дочь звали Аса Красавица. О ней шла слава по всем странам из-за ее красоты и искусства в вышивании. Одного могучего воина в Дании звали Аки19. Конунг Альв к нему очень хорошо относился и доверял ему больше всех.

Раз конунг позвал его и сказал: «Этим летом мы намерены отправиться в поход и захватить страну, которую никто не обороняет. Однако если ее захватить, то это принесет славу». Воин отвечает: «Государь, и где же такая подходящая страна?».

Конунг сказал: «Будли конунг теперь совсем одряхлел, и я хочу взять под свою власть его страну». Аки ответил: «Я не хочу отговаривать вас от больших начинаний, и может статься, что и на этот раз, как всегда бывало после великих дел, вы пожелаете наградить своих друзей за их труды».

Затем Альв конунг вместе с Аки собрали войско, отправились в Швецию, напали на страну Будли конунга и учинили там большой разбой, убивая людей и захватывая их имущество. Когда конунг Будли узнал об этом, он собрал все свои силы и снарядил малочисленное войско, поскольку силы Хельги, его зятя, были далеко. И все же он принял бой, но не устоял против превосходящей силы и пал в битве. А конунг Альв захватил в качестве добычи его дочь и большое богатство и с этим отправился домой.

Тогда Альв сказал: «Случилось так, что нам повезло, и у нас теперь есть довольно земли и богатства. А за твою помощь, Аки, я хочу дать тебе в жены Хильд, дочь Будли, хотя у нее прежде и был муж». Аки ответил: «Неужто мне бы больше пришлась по нраву другая награда? И она не кажется мне хуже, оттого что Хельги конунг был женат на ней раньше».

После этого Аки женился на Хильд, и у них родился сын. Его звали Асмунд. С ранних лет был он рослым и сильным и, как только смог, отправился в викингский поход, и под его началом было множество воинов.

Глава 4. Смерть Альва конунга от рук Хильдибранда Гуннского Воителя

Теперь нужно рассказать о Хильдибранде, брате Асмунда, сыне Хельги конунга. Хельги же конунг погиб в походе. Хильдибранд подчинил себе великую силу и плавал повсюду со своим войском. Он был в свойстве с конунгом, которого звали Лацинус20. Тот был весьма могущественным конунгом. Хильдибранд явился к своему свойственнику с дружескими речами, и ему там был оказан хороший прием. От того, что сила его возросла, у него прибавилось дерзости.

В Стране Саксов тогда были знатные и высокородные герцоги. Хильдибранд Гуннский Воитель пошел на них войной и объявил, что желает, чтобы они воздали ему такие почести, которые он потребует, не то им не поздоровится, как и другим. У герцогов была сестра, и они очень доверяли ее советам, поскольку она была умнее их всех. Тогда они стали совещаться между собой и раздумывать, что им выбрать.

Она сказала, что разумнее предложить Хильдибранду выкуп, нежели вступать с ним в бой, и всего мудрее будет вести себя сдержанно и оказать сопротивление только тогда, когда появится помощь, и заметила, что все произойдет, как и в других местах, и он одержит победу.

Тогда герцоги сказали, что они хотят заплатить ему дань. Хильдибранд ответил, что это дальновидно21, и тем дело и уладилось.

Хильдибранд Гуннский Воитель покорил теперь многие народы. И тут до него доходит известие о гибели Будли конунга, отца его матери. Тогда он снова собрал свое войско и созвал тинг. Он взял слово и сказал, что известно, какие тяготы приходится сносить, отправляясь в военный поход, но что ему негоже нападать на викингов или на других людей с малым основанием или вовсе без причины, вместо того, чтобы отомстить за своего деда.

После этого он двинул войско на страну Альва конунга и сказал, что даны сами показали, как следует поступать. Он прошел там с огнем и жег все на своем пути. Альв конунг выступил ему навстречу со своим войском, и как только они встретились, то вступили в бой. Хильдибранд Гуннский Воитель был по природе берсерком, и на него находила берсеркова ярость. Аки герцог не принимал участия в этом сражении, так как ушел в викингский поход. Хильдибранд Гуннский Воитель прошел сквозь войско Альва конунга, и плохо было тому, кто попадался ему на пути. Он рубил на обе стороны и, рыча, напал на конунгово знамя. И в этой битве пал Альв конунг и большая часть его войска, а после этого гунны отправились восвояси. Хильдибранд сделался тогда самым знаменитым из всех людей. Зимой он всегда сидел в своих владениях, а набеги совершал летом.

Глава 5. Поход Асмунда

Теперь нужно рассказать о том, что Асмунд сын Аки был в походе, и викинги считали, что он дерзок в нападениях и отважен.

Жил человек по имени Эйвинд Кожаный Каблук22, он был датчанин родом, муж видный, могущественный и богатый, и большой гордец. И когда Аки и его сын Асмунд возвратились из походов, им рассказали о случившемся — о гибели Альва конунга. И вот они сидят дома, и все спокойно. Асмунд не знал о своем близком родстве с Хильдибрандом, так как его мать ничего ему об этом не сказала.

Эйвинд Кожаный Каблук поехал к Асе Красавице, конунговой дочери, и объявил, что хотел бы заключить с ней брак. Он добавил, что ей известны его положение и богатство, его род и доблесть. Она сказала на это, что ее ответ зависит от совета друзей.

После этого она поведала об этом деле Аки и Асмунду, своему названому брату. Аки сказал, что не собирается ее уговаривать. Тогда молвил Асмунд: «Ты не должна выходить замуж за Эйвинда. Ты должна выйти за меня».

Она отвечает: «Названый брат мой, он пользуется большим почетом, и живет он богаче, но сдается мне, что в тебе больше отваги». Асмунд сказал: «Прибавь свою удачу к моей, и тогда нам обоим будет честь от этого брака». Она молвила: «Я выйду замуж за того из вас, — ответила она, — у кого будут красивее руки, когда он вернется осенью из похода».

Затем они прекратили этот разговор, и оба (Асмунд и Эйвинд. — И. М.), как обычно, отправились совершать набеги. Асмунд часто пренебрегал большими опасностями ради крупной добычи и добился славы и богатства, а Эйвинд часто оставался среди поваров и не снимал с руки рукавицы.

И когда пришла осень, они оба явились к конунговой дочери, каждый со своими людьми. Эйвинд первым выступил вперед и попросил конунгову дочь посмотреть на его руки. Аса Красавица молвила: «За этими руками хорошо ухаживали, и они белы и красивы, они не пачкались в крови и не уродовались ранами. А теперь дай взглянуть на твои руки23, Асмунд», — сказала она.

Он протянул вперед свои руки, и оказалось, что они покрыты рубцами и потемнели от крови и ударов оружия, но когда он высвободил их из одежды, то стало видно, что они до самых плеч унизаны золотыми обручьями.

Тогда молвила конунгова дочь: «Мое решение таково, что руки Асмунда все же красивее со всем, что на них есть, а ты, Эйвинд, можешь позабыть об этой женитьбе». Асмунд сказал: «Тогда я должен быть избран, госпожа». Она ответила: «Прежде ты должен отомстить за моего отца, ибо мне подобает выйти замуж только за того человека, кто исполнит месть и завоюет славу, выступив против Хильдибранда Гуннского Воителя». Тогда спросил Асмунд: «Как же его одолеть, когда никто не может его победить? Может, ты мне дашь совет?».

Она сказала: «Я слыхала, что в Лёг рядом с Агнафит спрятан меч, и до меня дошла молва, что если тот меч выставить против того, которым владеет Хильдибранд, то его меч не устоит24. Около озера живет старый бонд, мой друг25, и по моей просьбе он тебя перевезет».

Асмунд ответил, что если он подвергнется этой опасности, то это покажет, как сильно он хочет жениться на ней.

После этого Асмунд отправился в одиночку к бонду, поведал ему о своем деле и передал ему то, что ему наказала сказать конунгова дочь. Бонд радушно принял его. В тот вечер он все смотрел на Асмунда. Асмунд спросил его: «Почему ты так смотришь на меня?». Тот ответил, что тому есть причина. Асмунд спросил: «Давно ли ты здесь живешь?». Тот сказал, что жил тут всю свою жизнь: «и я думал сейчас о том, как давным-давно здесь останавливались посланцы Будли конунга, когда везли Хильдибранда на воспитание конунгу Хильдибранду, а ты не менее пригож, чем он, и очень похож на него лицом».

Асмунд возразил: «Мне ничего не известно о том, чтобы мы с ним были в родстве. А что ты знаешь об этом мече? Где он спрятан, и какая слава о нем идет?». Тот отвечает: «Я был здесь, когда его утопили, и хорошо заметил то место, где он спрятан, и думается мне, он до сих пор цел». Асмунд сказал тогда: «Коли так, отведи меня туда, как повелела конунгова дочь». Тот ответил, что так тому и быть.

Он взял с собой большой кусок окорока и полено для растопки. Асмунд сказал: «Для чего это, хозяин?». Тот ответил: «Тебе, может быть, станет холодно, когда ты выйдешь из воды, вот и согреешься этим». Асмунд заметил: «Ты очень благоразумен».

Затем они сели в лодку и, когда Асмунд меньше всего этого ожидал, бонд сказал: «Вот здесь». Тогда Асмунд прыгнул за борт и нырнул, а когда всплыл, то собрался нырнуть опять26. Бонд сказал: «Так не пойдет, согрейся сначала и поешь». Он так и делает.

И когда он нырнул во второй раз, он увидал ствол дерева и слегка приподнял его, а потом вынырнул и согрелся. И вот он ныряет в третий раз и достает ствол, и они отвозят его на берег. Тогда Асмунд рубанул ствол топором, и край лезвия топора отскочил, натолкнувшись на острие меча27. Асмунд сказал: «Ты сослужил хорошую службу, старик. Прими от меня за свои труды золотое обручье и приходи ко мне как друг, если тебе что-то понадобится». Старик поблагодарил его, и они расстались.

После этого Асмунд поехал домой и рассказал обо всем конунговой дочери. Она ответила: «Теперь ты многого достиг, и тебя ждет слава. Вот мое решение. Я пошлю тебя к герцогам в Страну Саксов, которые лишились своих владений из-за Хильдибранда28, и к их сестре, ибо она мудрая женщина29. А совет мой тебе таков: старайся справляться со всем, что бы тебе ни выпало, так как, сдается мне, из-за твоей отваги и доброго оружия не многим повезет, если они столкнутся с тобой».

Потом Асмунд уехал.

Глава 6. Совет герцогов и их сестры с Асмундом

Теперь нужно рассказать о том, что произошло в Стране Саксов. Однажды сестра герцогов говорит: «Из моих снов ясно, что к нам сюда скоро прибудет прославленный муж, который принесет нам большую удачу и вернет нам нашу страну30».

Ее братья обрадовались этому, и тем же вечером они увидали, как к их палатам скачет могучий муж в великолепном вооружении. Герцоги вышли ему навстречу и пригласили его войти. Он сказал, что принимает их приглашение. Они усадили его между собой, а их сестра подала им брагу и села поговорить с ним и со своими братьями.

Она сказала тогда: «Нам не много известно о вашем положении, но по вашему виду мы можем судить, что вы знатного рода, и мы верим, что вы и ваш приезд пойдут нам на пользу. Возможно, вы слыхали, какую нужду мы терпим от притеснений Хильдибранда Гуннского Воителя. Сначала мы платили дань, а теперь должны каждый год сносить от его берсерков вызовы на поединки и из-за этого всякий раз вынуждены расставаться с каким-нибудь из своих владений. И так мы лишились и людей, и владений, и сейчас во всем нашем герцогстве осталось не больше двенадцати поместий31».

Асмунд ответил: «Госпожа, — сказал он, — вы пожаловались мне на великий урон. Нужно положить конец этим бесчинствам, и я приехал сюда ради того, чтобы защитить вашу страну, если мне это удастся».

Герцоги сказали, что спустя недолгое время может последовать вызов на поединок. Асмунд заметил: «Тогда нужно будет на него ответить».

И вот он остается там в большом почете.

Глава 7. О посланце

Теперь нужно рассказать о конунге Лацинусе и Хильдибранде Гуннском Воителе, его свойственнике. Хильдибранд спросил: «Не подошло ли время для поединка с герцогами и их людьми? Сейчас нетрудно было бы заполучить те их владения, что еще остались». Конунг ответил: «Лучше пошлем к ним человека и узнаем, не удастся ли нам захватить их еще легче».

Был послан человек по имени Вёгг32. О его поездке ничего не рассказывается до тех пор, пока он не приехал к герцогам. Он вошел в палаты и приблизился к столу, а потом сказал: «Лацинус конунг и могущественный Хильдибранд Гуннский Воитель желают знать, что вы предпочитаете: явиться на поединок или отдать без борьбы то, что у вас осталось».

Герцоги ответили: «Вот как обстоят дела, если тебе кажется, что наше имущество слишком велико: нам мало что осталось терять, кроме добрых воинов».

Асмунд сказал: «Почему вы так говорите? Разве не необходимо сохранить как можно больше, коли осталось совсем немного?».

Вёгг уставился на него. Асмунд спросил: «Почему ты так пристально на меня смотришь?». Тот ответил: «Потому что мне не доводилось видеть никого другого, столь же достойного, как вы с Хильдибрандом. Он светлее, но ты человек не менее мужественный. Хильдибранд слыхал, что сюда прибыл неизвестный муж с добрым оружием, и я должен посмотреть на твой меч».

Асмунд сказал, что ему решать. Тот взглянул на меч и заметил: «Оружие здесь под стать тем, кто им владеет. Другой меч светлее и лучше сделан, но не острее». Асмунд произнес в ответ, что не знал об этом: «Однако ты, должно быть, захочешь узнать, каков будет ответ на твое поручение». Тот сказал, что так и есть. Асмунд говорит: «Скажи своим хёвдингам, что на поединок придет человек от имени герцогов».

И вот поехал Вёгг домой и приветствовал конунга и Хильдибранда. Хильдибранд спросил: «Какой ответ ты нам можешь дать? Каково решение герцогов?». Вёгг ответил: «Кажется мне, что они не преминут явиться на поединок». Хильдибранд сказал: «Что-то у них прибавилось твердости. Или это из-за того незнакомца? Как он тебе показался на вид? Ты человек приметливый».

Вёгг ответил: «Поведение его таково, что он муж весьма обходительный и очень похож на тебя, особенно глазами, и сдается мне, что он может быть большим храбрецом. У него есть меч, который больше похож на твой, чем любой из тех, что мне когда-либо приходилось видеть, и я думаю, что его сковали в той же кузнице».

Хильдибранд сказал: «Ты высокого мнения об этом муже. Не думаешь ли ты, что мой меч ни в чем не уступает его мечу и что сам он будет мне ровней?». Вёгг ответил: «Я не знаю, ровня ли он тебе. Но я знаю, что того, кто с ним сразится, ждет испытание, ибо он человек поистине доблестный». Хильдибранд сказал: «Ты очень хорошо о нем отзываешься».

Тогда Хильдибранд велит одному из своих воинов скакать на место поединка.

Глава 8. Асмунд побеждает противников

И вот известили Асмунда, и тогда он велит привести ему коня и принести доспехи. Герцоги сказали: «Мы можем предложить тебе наше войско». Он ответил, что должен идти в бой один. И вот он отправляется туда, где должен был состояться поединок. Они поскакали навстречу друг другу с обнаженными мечами, и первым же ударом Асмунд разрубил своего противника пополам, а затем выбросил останки в реку, и они проплыли мимо конуговой крепости.

Хильдибранд говорит: «Не слишком ли долго наш товарищ медлит с тем, чтобы избавиться от незнакомца?». Тут один человек отвечает: «Государь, — сказал он, — у тебя есть возможность посмотреть, как он плывет по реке, и теперь он состоит из двух частей».

Хильдибранд произнес: «Это был могучий удар. А теперь мы пошлем двоих людей, чтобы как можно скорее избавиться от него». Они ответили, что это дело нетрудное. Хильдибранд сказал: «Мы будем в выигрыше, если вы одержите над ним скорую победу».

И на другой день они поскакали на поле боя вдвоем против Асмунда. Он сказал: «Редкий обычай у здешних берсерков — выставлять два меча против одного. Однако я готов сразиться с вами обоими».

Им показалось недостойным стоять вдвоем против одного, и они оба напали на него, но он прикрылся щитом и нанес каждому смертельный удар. Потом он поскакал обратно к герцогам, и они с радостью вышли ему навстречу. Он сказал, что, как ему кажется, три их поместья были отвоеваны для них в этой поездке. Тогда сестра конунгов заметила: «Не зря нам снились сны о приезде этого человека».

И вот он остается там в большом почете, и это принесло ему великую славу. Об этом рассказали Хильдибранду, и он произнес: «Мне не кажется удивительным, что один человек победил двоих. Теперь нужно выставить против него четверых»33.

Воители заявили, что можно не сомневаться, что они разрубят его на четыре части. И вот они поскакали на поле боя в крепких шлемах, светлых кольчугах и вооруженные острыми мечами.

Весть об этом дошла до Асмунда и герцогов. Тогда они попросили его выступить, взяв с собой столько же людей. Асмунд отвечал, что не хочет этого. Он сказал, что надо ожидать, что вскоре ему придется биться один на один, но что будет большой удачей, если удастся отвоевать четыре поместья.

После этого они встретились. Асмунд сказал: «Ясно, что вы немногого стоите, коли выступаете вчетвером против одного, и таких, как вы, не назовешь воителями, но скорее сбродом».

Они ужасно рассердились на его слова и тотчас же напали на него. Но меч, который при нем был, рубил кольчуги и шлемы так же легко, как древесную кору, и не щадил ни человеческих костей, ни плоти, а взмахивал им тот, у кого была сильная рука и доброе сердце. Они получили от него страшные раны, и недолгой была их встреча, и он убил всех четверых и сбросил их в реку вместе с лошадьми.

И вот об этом узнает Хильдибранд и говорит: «Одно из двух: или наши люди были меньше готовы к бою, чем мы думали, или же этот человек настоящий герой».

Затем он призывает к себе пятерых самых стойких воителей и, обратившись к ним, говорит, что для них не будет непосильной задачей победить одного человека. Они ответили, что намерены поумерить его спесь и отдать его труп зверям. После этого они ушли.

А когда об этом узнал Асмунд, то молвил: «Сегодня я собираюсь отработать свое содержание».

Герцоги сказали, что опасаются, не много ли он на себя берет, но обещали, что достойно отблагодарят его.

После этого они встретились и сразу же сразились, и Асмунд рубил с силой, и дело кончилось тем, что он убил их всех.

А когда Хильдибранд узнал об этом, то заметил: «Не скоро онемеет его рука, и спустя короткое время ему придется сразиться опять».

Шумно тут сделалось в палатах от воплей берсерков, что-де, один человек одержал верх над столькими людьми.

Тогда Хильдибранд сказал: «Теперь пусть приготовятся шестеро наших мужей, и тогда вы сможете заслужить славу, отомстив за наших товарищей».

После этого они поехали на поединок, и, узнав об этом, Асмунд немедля снарядился и произнес: «Меч мой одинаково хорош, чтобы убить им как троих, так и шестерых».

Затем они встретились. Тогда сказали воители, что он должен бросить меч и сдаться. Он ответил: «Не бывать такому, пока не изрублен мой щит. Да и у вас большая нужда отомстить за своих людей».

После этого они сразились, и воины яростно нападали на него. И на этот раз он рубил своим мечом так же рьяно, как прежде, и хотя он и был ранен, его удары не стали слабее, и кое-кого из них он разрубил пополам, и дело закончилось тем, что он убил их всех и отправился обратно к герцогам.

У них появилось множество сторонников, так как их владения постоянно увеличивались, и теперь в каждом доме шли разговоры об этом воителе.

И вновь дошли эти известия до Хильдибранда, и он спросил: «Убывает число наших людей, сколько их еще осталось?». «Государь, — ответили они, — их осталось двадцать шесть». Хильдибранд произнес: «Отныне этот незнакомец может считаться великим воителем. Он убивает моих людей так споро, что нам с ним еще придется встретиться один на один, однако я пошлю еще семерых — тех, кто дольше всех были у меня на службе».

Затем те приготовились. И вот Асмунду сказали, что не будет у него возможности отдохнуть. Он ответил: «Лишь тогда можно будет остановиться и поесть, когда будут отвоеваны семь поместий».

Потом он отправился в путь, и навстречу ему выступили семь воителей. Тогда Асмунд говорит: «Почему Хильдибранд посылает своих людей, а сам сидит дома и заставляет меня биться со всякой мелюзгой?». Они очень рассердились на его слова и заявили, что ему наверняка не грозит биться с Хильдибрандом. Затем они сразились, и что бы там ни произошло, но он убил их всех. После этого он столкнул их в реку. И когда Хильдибранд узнал об этом, он сказал: «Произошли слишком важные события, чтобы мы могли позволить себе о них забыть. Пускай теперь против него выступят восемь берсерков, ибо никто из нас не сможет пережить, если за это не будет отомщено». Тогда они принялись громко вопить и отгрызать куски от своих щитов.

Асмунд был в то время с герцогами, и вот он получает известие, что вновь ему представился случай сразиться. Тут сестра герцогов сказала: «Почет, которого мы лишились, вернулся к нам сполна и теперь у нас больше силы, чем нам самим об этом известно». Асмунд ответил: «Нам придется пойти на риск, потому что он (Хильдибранд. — И. М.) решил напустить на нас берсерков, но у них не достает силы, и будет лучше, если их владения прибавятся к вашей державе, ибо вы несправедливо терпели лишения».

После этого он поехал им навстречу, и как только они встретились, то вступили в бой, и эта встреча была самой долгой, но кончилась тем, что он убил их всех.

А когда об этом узнал Хильдибранд, то пришел в ярость и произнес: «Человек этот настолько удачлив, что его не может одолеть целая толпа. Пускай теперь против него выступят те одиннадцать, которые еще остались».

И когда Асмунд услыхал об этом, то промолчал. Герцоги сказали: «Мы хотим отправить с тобой войско, и ты будешь над ним предводителем, и тогда ты одержишь победу, и тебе не придется биться в одиночку со столькими храбрецами». Асмунд ничего не ответил. Наступил вечер, и люди поели и отправились спать.

Асмунду приснилось, что над ним стояли женщины с боевым оружием и говорили: «Что это у тебя такой испуганный вид? Тебе предназначено предводительствовать другими, а ты боишься одиннадцати мужей. Мы твои дисы-покровительницы, и мы должны защитить тебя от тех людей, которые враждуют с герцогами, и от тех, которые борются против тебя».

Тут он вскочил и приготовился, хотя многие разубеждали его. После этого он поскакал навстречу воителям. Они решили, что его жизнь в их руках, и сказали, что лучше ему сдаться на милость Хильдибранда, чем погибнуть.

Он отвечал, что они не менее близки к смерти, чем те, кого он убил раньше, и добавил, что нетрудно увидеть, какая слава ждет того, кто бьется в одиночку против одиннадцати. Потом они вступили в бой, и те взяли его в кольцо, но он был непобедим. Оружие мало его касалось, тогда как его меч разил все, что попадалось ему навстречу, и все, до чего он дотрагивался. И все закончилось тем, что он поубивал их всех.

Герцоги сопровождали его и объявили, что его великие подвиги никогда не будут забыты. И пошла молва, что он не отступит, даже если против него выйдет сам Хильдибранд Гуннский Воитель, который был в то время самым прославленным из людей.

Глава 9. Поражение Хильдибранда

И когда Хильдибранд узнал о том, что все его воители убиты, на него напала ярость, как бывает с берсерками, и он немедля собрался в путь и произнес: «Никто не сможет сказать, что я подвергал опасности своих людей, а сам не решался вступить в бой».

И в той ярости, которая на него нашла, когда он отправился в путь, он увидал своего сына и тотчас же убил его. Потом он поехал навстречу Асмунду вверх вдоль реки Рейн. У него был щит, на котором было столько отметин, сколько людей он убил. И когда Асмунд узнал об этом, то приготовился к встрече с ним.

Как только они сошлись, то сразу же вступили в бой, и большинство ударов, которыми они обменивались, были могучими. И после того, как они долгое время бились с большой яростью, Хильдибранд собрался с силами и со всей мощью нанес Асмунду удар обеими руками. И когда меч ударился о шлем, он раскололся прямо под рукоятью, и клинок, просвистев, упал в реку, а сам Хильдибранд получил множество ран. Тогда он произнес такие висы:

«Нелегко предвидеть,
Что может выйти,
Коли один другому
Рожден на погибель.
Дротт из Дании34
Тебя родила,
Меня же самого —
В земле свейской.

Два было их
Рьяных меча,
Подарка Будли
Теперь один разбит.
Карлики так их
Сковали мертвые,
Как никто не смог бы
Ни прежде, ни впредь.

Стоит у меня в головах
Щит расколотый,
На нем посчитаны
Восемь десятков
Воинов тех,
Что мною убиты.
Лежит там милый
Сын во главе,
Наследник мой,
Мною рожденный,
Не желая того,
Его жизни лишил я.
Я прошу тебя, брат,
Об одном одолжении,
Всего об одном,
Не откажи!
Оберни ты меня
В одежды свои,
Как забравший жизнь
Для другого не сделает.

Теперь должен я лежать
Лишенный жизни,
Раненный мечом,
Который множит раны».

Глава 10. Возвращение Асмунда

После этого Хильдибранд Гуннский Воитель умер, и Асмунд устроил ему достойные похороны и очень сокрушался о том, что совершил. Он не стал тогда встречаться с герцогами и отправился в те владения, которые принадлежали его матери35 и Асе Красавице, конунговой дочери. В то время один человек36 решил посвататься к ней. Входя в двери палаты, Асмунд сказал:

«Не ожидал я такого,
Ни от кого приговора —
Что будет сказано,
Мне, мол, не видать победы37;

Когда меня воителем
Гуннские мужи выбирали
Восемь раз сразиться
За владения княжьи.

Бился я в одиночку с одним,
А после с двумя,
С пятью, и с четырьмя,
Друзьями скамей38;
С шестью, и с семерыми,
Сражался зараз,
Один против восьмерых,
И все же я жив.

Тогда заколебалось
Сердце в груди,
Когда одиннадцать мужей,
На бой вызвали;
Пока мне во сне
Не сказали дисы,
Что я эту потеху мечей
Выдержать должен.
Пришел тогда седой
Сюда Хильдибранд
Воитель Гуннский,
Не был он мне ровней,
Но получил от меня
Отметину все же,
Суровый знак войны
Прямо под шлемом».

После этого люди приветствовали его, и он был прозван Асмундом Убийцей Воителей.

Конунгова дочь просила его не гневаться на нее, хотя она и навлекла на него все это. Она просила его о прощении и говорила, что на мечи было наложено могучее заклятие39. И хотя он и гневался на нее, но вспомнил, как она его любит, и сыграл свадьбу, взяв себе в жены Асу Красавицу. А того, кто сватался к ней, он убил, и этот человек не назван.

После этого Асмунд Убийца Воителей стал прославленным мужем, имя которого известно повсюду, и здесь кончается эта сага.


Комментарии

Перевод выполнен по изданию: Ásmundarsaga Kappabana / Guðni Jónsson gáf út // Fornaldar sögur Norðurlanda. 4 Bd. Reykjavík, 1954. Bd. 1. Bls. 383–408.


1 Будли — Имя конунга Будли известно также по сказаниям о Вёльсунгах, в которых это имя носит отец Брюнхильд и Атли.

2 Хильд (Hildr — «битва»; имя одной из валькирий) — в скандинавской традиции это имя сопровождается мифологическими коннотациями, так как принадлежит героине древнейшего германского сказания о битве Хьяднингов. Это сказание известно в разных версиях из средненемецкой эпической песни «Кудруна» и из нескольких скандинавских источников, в частности, из «Деяний датчан» Саксона Грамматика. В «Младшей Эдде» также говорится о Хильд, дочери конунга Хёгни. Снорри Стурлусон утверждает в «Младшей Эдде», что это сказание переложил в стихи скальд Браги Старый Боддасон (первая половина IX в.) в хвалебной песни в честь Рагнара Лодброка. Следовательно, если верить свидетельству Снорри, то нужно заключить, что сказание о Хильд было известно уже в начале IX в. Более подробная версия сказания содержится в «Пряди о Сёрли» (ее перевод и обстоятельный комментарий Е. А. Гуревич см. в настоящем издании).

3 случилось так, что королева умерла, и конунг остался вдовцом — В «Саге об Асмунде» упоминание о смерти королевы и вдовстве конунга (Þat varð þar til tíðenda, at drottning andaðist, ok var konungr kvánlauss) не получает развития в сюжете, однако в других сагах о древних временах такие упоминания обычно служат сигналом для начала рассказа о злой мачехе, ср. например, в «Саге о Хрольве Краки» (гл. 24), где овдовевший конунг Хринг женится на колдунье Хвите, которая начинает домогаться любви своего пасынка Бьёрна, а затем превращает его в медведя, или в «Саге о Хьялмтере и Альвире» (гл. 1, гл. 12), в которой после смерти королевы конунг Инги женится на колдунье Луде и та пытаетеся соблазнить своего пасынка Хьялмтера и делает ему много зла (Hjálmþés saga ok Ölvis / Guðni Jónsson gáf út // Fornaldar sögur Norðurlanda. Bd. 4. Kaf. 1). В «Саге о Хьялмтере» рассказывается о смерти еще одной королевы, жены конунга Птолемея, после которой колдунья Луда становится злой мачехой для трех детей и налагает на них различные заклятья (Hjálmþés saga ok Ölvis. Kaf. 12).

4 двое мужей (tveir menn) — Очевидно, сознавая уникальность описываемой ситуации, в которой просьба о разрешении перезимовать исходит не от обычных смертных, но от существ сверхъестественных — волшебных карликов-кузнецов, создатель «Саги об Асмунде» называет их здесь «мужами».

5 Олиус и Алиус — Имена Олиус и Алиус не встречаются нигде, кроме «Саги об Асмунде». Необычно, что кузнецы, которые впоследствии оказываются карликами, носят не германские (ср., например, имена карликов в «Младшей Эдде»: Альв, Альвис, Андвари, Бавур, Бёмбур, Бивур, Брокк, Вали, Вигг, Виндальв, Галар, Гиннар, Дайн, Двалин, Инги, Ноин, Рекк, Торин), но латинизированные имена.

6 однажды вечером к конунгу явились … и пригласил остаться у него — Описание встречи конунга с кузнецами в «Саге об Асмунде» напоминает рассказ о том, как главный герой в «Саге об Одде Стреле» явился к конунгу Херрауду. Одд приходит к конунгу и говорит, что хотел бы остаться у него на зиму (ek vil biðja þik vetrvistar), однако скрывает от него свое настоящее имя и происхождение. Конунг спрашивает Одда, не искусник ли он какой-нибудь (Ertu at nokkuru íþróttamaðr?), приглашает его остаться у него, а затем указывает ему место «на нижней скамье около двери» (Örvar-Odds saga / Guðni Jónsson gáf út // Fornaldar sögur Norðurlanda. Bd. 2. Kaf. 24). Ср. в «Саге об Асмунде» двое мужей почти в тех же выражениях заявляют конунгу о своем желании остаться у него на зиму (ok vildim vit hér vetrvist þiggja), на что конунг тоже спрашивает их, не искусники ли они каки-нибудь и не владеют ли ремеслами (er þeir væri hagleiksmenn nokkurir eða búnir við íþróttum), а затем указывает им места за столом и приглашает остаться у него (Ásmundarsaga Kappabana. Bls. 383–408. Kaf. 1).

7 они выковали нож и принесли его конунгу. Он взмахнул им над своей бородой, и нож срезал бороду и кожу, да так, что вонзился в плоть — В «Саге о Тидреке» (гл. 57–68) есть сходное описание состязания в ковке, которое начинается с изготовления ножа. Кузнец Амилиас кует для конунга Нидуда «все, что может быть сделано из железа». В отсутствие Амилиаса Велент изготавливает нож, которым конунг «разрезает буханку хлеба и стол, к которому прикасается» (гл. 64). Состязание состоит в том, что Велент должен изготовить меч, а Амилиас — броню и шлем. Велент кует один за другим три меча, каждый лучше другого, первый разрезает брошенный в воду кусок войлока, толщиной в пядь, второй — войлок толщиной в две пяди, третий — войлок толщиной в три пяди (гл. 67). Этот меч Велент называет Мимунгом и разрубает им самого Амилиаса в доспехах до пояса (гл. 68). В рассказе о Веленте в «Саге о Тидреке» упоминается и о двух карликах-кузнецах, от которых Велент научился своему искусству и которых потом был вынужден убить (Þiðreks saga af Bern / Guðni Jónsson gáf út. Reykjavík, 1954. Kaf. 57–68).

8 чтобы всякий нанесенный ими удар пронзал насквозь — Описание меча, который просит изготовить конунг, напоминает знаменитое описание меча Хёгни: «Всякий раз, когда его обнажают, он должен принести смерть, и рубит он без промаха, и не заживает ни одна нанесенная им рана» (пер. О. А. Смирницкой: Младшая Эдда / Изд. подгот. О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский. М., 1994. С. 156).

9 следует ждать беды, если их принудят — Олиус сердится, так как карлики в сагах о древних временах не выносят принуждения, а также потому что конунг заставляет его состязаться в мастерстве не с простым смертным, но с другим карликом.

10 и изготовили два меча, каждый — по одному — Обычно в сагах и героических сказаниях упоминается лишь об одном волшебном мече. В отличие от других мечей, скованных карликами, например, от принадлежавшего Ангантюру меча Тюрвинга (Tyrfingr, возможно, или от Tervingi — тервинги, «лесные жители» (древляне?), или от tjörr — «меч, копье», или от 1ог( — «торф, дёрн», последняя этимология указывает на то, что меч был похоронен в земле, см.: Hervarar saga ok Heiðreks / Notes and Glossary by G. Turville-Petre. L., 1956. P. 86) и от меча, которым владел Хёгни и который назывался Даинслейв (Dáinsleifr — «наследия Дайна», Dáinn — имя карлика, которое значит «мертвый», от deyja — «умирать»), мечи, скованные карликами в «Саге об Асмунде», остаются безымянными, хотя в предсмертной песни Хильдибранда они называются Buðlanautar — «подарками Будли», которые «так сковали мертвые карлики, как никто никогда не смог бы ни прежде, ни впредь» (Svá höfðu dvergar / dauðir smíðat / sem engi mun / áðr né síðan, гл. 9).

11 Меч, который сделал Алиус, лучше, хотя хороши оба — Описание состязания в ковке между двумя карликами приводится в «Младшей Эдде». Как и в «Саге об Асмунде», в «Младшей Эдде» карлики-кузнецы тоже изготавливают три вещи. Сыновья Ивальди Брокк и Эйтри сковали для богини Сив золотые волосы, которые растут, как настоящие; для Одина — копье Гунгнир, которое не знает преграды, и корабль Скидбладнир, которому всегда дует попутный ветер. Тогда Локи поспорил с Брокком, поставив в заклад свою голову, «что брат того карла, Эйтри, не сделает трех таких сокровищ, чтобы сравнялись с этими» (пер. О. А. Смирницкой: Младшая Эдда. С. 127). Эйтри сковал для Тора молот Мьёлльнир, для Фрейра — светящегося вепря, бегающего по водам и по воздуху быстрее любого коня, и кольцо Драупнир, из которого каждую девятую ночь капают восемь колец такого же веса. Один, Тор и Фрейр рассудили, что карлик выиграл заклад.

12 тогда самых знатных братьев, сыновей твоей дочери, настигнет смерть — Пророчество карлика в саге необычно тем, что ему не суждено осуществиться: заколдованный меч принесет погибель лишь одному из сыновей дочери Будли. Карлики в «Саге об Асмунде» принадлежат к распространенному в мифологии и эпической поэзии, но относительно редкому в сагах о древних временах типу существ могущественных и опасных для людей. В отличие от благодарных карликов или карликов, вынужденных служить герою, опасные карлики мстят за непослушание и сурово карают тех, кто осмеливается заставить их сделать что-либо против их воли. Помимо «Саги об Асмунде», такие карлики встречаются также и в «Саге о Хервёр», гл. 1, в которой проклятье тоже лежит на мече (прославленном Тюрвинге, см. ниже), и в «Саге о Вёльсунгах», гл. 14, основанной в той части, где рассказывается о проклятии карлика Андвари, на героическом эпосе, и в частности на «Речах Регина». Проклятие исчезающего в камне карлика Андвари в «Речах Регина»: «Из-за этого золота, / принадлежавшего Густу, / двоих братьев / настигнет смерть» (þat skal gull, / es Gust átti, / bræðrum tveim / at bana verða, строфа 5) почти дословно совпадает с проклятием карлика Олиуса в «Саге об Асмунде»: «тогда самых знатных братьев настигнет смерть» (þat mun verða at bana inum göfgustum bræðrum).

13 Вся сцена с карликами-кузнецами в «Саге об Асмунде» напоминает рассказ о том, как карлики сковали знаменитый меч Тюрвинг в «Саге о Хервёр». Конунгу Гардарики Сваврлами (или Сигрлами в ранней редакции саги), приходившемуся внуком Одину, удалось застигнуть врасплох карликов Двалина и Дулина. Он приказал им изготовить для него меч, который будет «кусать железо, как полотно, и никогда не заржавеет. Он будет приносить победу в битвах и единоборствах всем, кто будет им владеть». Карлики согласились, однако отдавая ему меч, один из них (Двалин) проклинает его: «Пусть твой меч, Сваврлами, принесет смерть всякий раз, как будет вынут из ножен, и пусть им будет совершено три злых дела. Он принесет гибель твоему роду» (sverð þitt, Svafrlami, verðr manns bani hvert sinn er brugðit er, ok með því skolu unnit vera þriú niðingsverk; þat skal on verða þínn bani — Hervarar saga ok Heiðreks konungs / Udg. ved Jón Helgason. København, 1924. S. 3). «Тогда конунг попытался ударить карликов мечом» (þá hjó konungr sverðinu til dverganna, ср. в «Саге об Асмунде»: Konungr … hjó til hans — «Конунг … попытался ударить его (карлика. — И. М.) мечом»), но те прыгнули в скалу, меч же застрял в камне, да так что оба его края скрылись из виду. Сваврлами оставил себе меч и нарек его Тюрвингом. Эта сцена отсутствует в ранней редакции саги (в рукописи XV в. Gl.kgl.sml. 2845, 4to), которая считается наиболее близкой к оригиналу XIII в., а приводится только в более поздних версиях: рукописи Н (Hauksbók AM 544, 4to; Hauksbók / Udg. Eiríkur Jónsson, Finnur Jónsson. København, 1894. Bd. 2. S. 350–369), записанной в XIV в., и рукописи U (R 715, Uppsala, XVII в.), основанной на «Книге Хаука». Один из первых издателей саги Йоун Хельгасон считал, что составитель поздней версии сочинил ее на основе эддической «Песни о Хервёр» («Песни о Хлёде»), см.: Hervarar saga ok Heiðreks konungs. S. lxiii.

14 воспользовавшись нижними тропами — Это выражение (neyttu þá innar neðri leiðar), очевидно, означает «провалились сквозь землю». Способ исчезновения кузнецов подтверждает то, что они были карликами. В последних строфах, цитируемых в саге, они тоже называются карликами (dvergar).

15 Лёг — Вероятно, имеется в виду озеро Меларен в Швеции. О происхождении озера Лёг (Lögr — «море, озеро, вода») рассказывается в гл. 5 «Саги об Инглингах» (Снорри Стурлусон. Круг Земной / Изд. подгот. А. Я. Гуревич, Ю. К. Кузьменко, О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский. М., 1980.

16 Агнафит — Объяснение этому названию дается в «Саге об Инглингах», где оно возводится к имени конунга Агни, который разорил страну финнов, взял в плен дочь финского конунга и пристал в проливе Стоккасунд на пути домой. Там дочь финского конунга погубила его, а сама смогла ускользнуть (гл. 19 — Круг Земной. С. 20).

17 Хильдибранд — Это имя встречается всего в нескольких скандинавских памятниках. В фарерской «Песни о Сньёльве» («Snjólvs kvæði») и в «Саге о Тидреке» (гл. 406–408) излагается то же сказание о единоборстве кровных родичей, с которым связан сюжет «Саги об Асмунде» (см. нашу статью в этом сборнике). В «Отрывке Саги о Древних Конунгах» («Sögubrot af nokkrum fornkonungum», гл. 5) и «Саге о Хальвдане Черном» из «Круга Земного» нетрудно заметить характерные детали того сказания, на котором основана «Сага об Асмунде». В «Саге о Хальвдане Черном» имя Хильдибранда упоминается лишь в одной фразе: «Рассказывают, что Сигурду было двенадцать лет, когда он победил в единоборстве берсерка Хильдибранда с его одиннадцатью товарищами. Он совершил много подвигов, и о нем есть длинная сага» (пер. М. И. Стеблин-Каменского — Круг Земной. С. 39) — Svá er sagt, at þá var hann tolf vetra, er hann drap Hildibrand berserk í einvígi, ok þá tolf saman; mörg vann hann þrekvirki, ok er long saga frá honum. Та же фраза почти дословно воспроизводится в «Пряди о сыновьях Рагнара» («Ragnarssona þáttr», гл. 5) из «Книги Хаука» («Hauksbók»): «Сигурду было двенадцать лет, когда он победил в единоборстве берсерка, который звался Хильдибрандом, с его одиннадцатью товарищами» (En er Sigurðr var tólf vetra, þá drap hann berserk þann í einvígi, er Hildibrandr hét, ok þá tólf saman). Отметим черты сходства этих текстов с «Сагой об Асмунде»: в «Саге о Хальвдане Черном» и «Пряди о сыновьях Рагнара» Хильдибранд называется берсерком (ср. в «Саге об Асмунде»: «Хильдибранд Гуннский Воитель был по природе берсерком, и на него находила берсеркова ярость»), упоминается о его одиннадцати воинах (ср. в «Саге об Асмунде»: «Хильдибранд … пришел в ярость и сказал: „Пускай теперь против него выступят те одиннадцать, которые еще остались“»). В «Отрывке Саги о Древних Конунгах» о герое по имени Хильдибранд рассказывается более подробно: «В то время, когда конунг Харальд Боевой Клык устанавливал владычество в Швеции и Дании, Рейдготаландом правил конунг, который звался Хильдибрандом. Он был могущественным правителем и великим воином. Состарившись, он поселился в своих землях. У него было двое детей: сын, которого звали Хильдир, и дочь по имени Хильд. Она была красивее всех девушек и очень гордая. Конунг совсем одряхлел и смертельно заболел. Когда пришло его время, он позвал сына и дал ему много мудрых советов» (Sögubrot af nokkrum fornkonungum í Dana ok Svía veldi // Sögur Danakonunga. Sögubrot af nokkrum fornkonungum. Knytlinga saga / C. af Petersens og E. Olson. København, 1919. Kaf. 5). В связи с «Отрывком Саги о Древних Конунгах» следует напомнить, что в «Саге об Асмунде» имя Хильдибранд носят два героя — дед и внук. В «Отрывке Саги о Древних Конунгах» упоминается о том герое, которого можно сравнить с дедом Хильдибранда из «Саги об Асмунде». В «Отрывке Саги о Древних Конунгах» Хильдибранд оказывается современником конунга Харальда Боевой Клык (ср. в истории Саксона Грамматика Харальд Боевой Клык приходится племянником Хильдибранду/Хильдигеру, см. нашу статью в этом сборнике), его называют «могущественным правителем и великим воином» (ср. в «Саге об Асмунде» Хильдибранд Могучий), у него есть дочь по имени Хильд (в «Саге об Асмунде» он оказывается свекром Хильд), как и в «Саге об Асмунде», он изображен стариком.

18 Альв — Это имя сохраняется как имя отца принцессы (Гурид) и в повествовании Саксона Грамматика о битве сводных братьев. Однако в его истории Альв, сын короля Сигара, не принимает участия в рассказе о поединке Хальвдана и Хильдигера, так как погибает задолго до описываемых событий в схватке с Хагбартом (Кн. 7, 194).

19 Аки — Первоначально датское имя, не употреблялось в Норвегии и в Исландии до 1300 г. В других сагах о древних временах встречается семь раз, причем всегда применительно к датчанам (Halvorsen E. F. On the Sources of the Ásmundarsaga kappabana // Studia Norvegica 1951. Vol. 5. P. 44).

20 Лацинус — Это имя использовано в ранней рукописи саги (MS SKB 7 4to — нач. XIV в.), в более позднем Арнамагнеанском фрагменте (AM 586 4to — XV в.) союзник Хильдибранда носит имя Атли. Скорее всего, имя Лацинус заимствовано создателем «Саги об Асмунде» из «Саги о бриттах», перевода «Истории королей Британии» Галльфрида Монмутского (Halvorsen E. F. On the Sources of the Ásmundarsaga kappabana. P. 46).

21 Хильдибранд ответил, что это дальновидно — В словах Хильдибранда о том, что герцоги «дальновидны» (forsjáligt), скорее всего, скрыта ирония. Сестра герцогов, дающая им совет не оказывать сопротивления, пока не подоспеет подмога (гл. 4), тоже, по-видимому, не ожидает от них героического поведения.

22 Эйвинд Кожаный Каблук — Прозвище Эйвинда представляет трудности для перевода. В ранней рукописи MS SKB 7 4to (нач. XIV в.) употреблено слово skinnhöll, однако в рукописях этого времени одна и та же графема могла обозначать буквы ö, æ, œ, поэтому в нашем переводе мы опираемся на конъектуру Магнуса Ольсена skinnhæll (от skinn — «кожа» и hæll — «каблук»), приводимую в статье: Halvorsen E. F. On the Sources of the Ásmundarsaga kappabana. P. 37.

23 теперь дай взглянуть на твои руки — Эпизод выбора мужа «по рукам» напоминает выбор мужа «по ногам» богиней Скади, о котором рассказывается в «Младшей Эдде» (Младшая Эдда. С. 100).

24 в Лёг рядом с Агнафит спрятан меч, и … если тот меч выставить против того, которым владеет Хильдибранд, то его меч не устоит (sverð sé fólgit í Leginum hjá Agnafit, ok … ef þat sverð væri borit í móti því, er Hildibrandr hefir, at hans sverð skyldi undan láta) — Слова конунговой дочери заставляют вспомнить слова карлика Алиуса, сказанные по поводу изготовленного им меча («если они сшибутся в воздухе, когда их выставят друг против друга, то мой меч победит» — ef þau mætast á lopti, ok sé þau í móti borin, þá mun mitt sverð framar), однако в Лёг был брошен меч, сделанный Олиусом, который не смог сразу выковать хорошее оружие, а потому рассердился и проклял свой меч.

25 старый бонд, мой друг — В необычной для дочери конунга дружбе с бондом различимы реликты фольклорного мотива «воспитания приемным отцом». Роль бонда, помогающего герою достать волшебное оружие и, следовательно, одержать победу в «Саге об Асмунде», заставляет вспомнить о бонде-помощнике в «Саге о Хрольве Жердинке». В рассказе о походе Хрольва на конунга Адильса упоминается о двух встречах героя с бондом, который назвался Храни, а оказался самим Одином. Сначала бонд помог Хрольву одержать победу над Адильсом, устроив три испытания его войску (холодом, жаждой и огнем) и посоветовав отослать всех воинов, кроме двенадцати витязей (гл. 39), которые смогли выдержать эти испытания. Во время второй встречи (после одержанной Хрольвом победы над Адильсом) бонд предложил Хрольву меч, щит и кольчугу (в «Саге об Асмунде» бонд тоже помогает герою завладеть мечом), однако Хрольв не захотел принять дар. Спохватившись, что отказавшись от оружия, он отказался и от победы в битве, Хрольв возвратился, однако бонд исчез (гл. 46).

26 Асмунд прыгнул за борт и нырнул, а когда всплыл, то собрался нырнуть опять — Рассказ о том, как Асмунд ищет меч, брошенный в озеро, напоминает эпизод, связанный с поисками кольца на дне моря в «Саге о Хрольве Жердинке» (гл. 12). Кольцо оказывается на дне моря, потому что Хрок, племянник конунга Хроара, ссорится со своим дядей и бросает его в воду. Многие годы спустя Агнар, сын конунга Хроара, решает отыскать кольцо. Подобно герою «Саги об Асмунде», Агнару приходится нырнуть три раза, прежде чем он находит кольцо: «Говорят, что Агнар привел свой корабль во фьорд и сказал: „Можно было бы быстрее найти сейчас кольцо, если бы люди ясно отметили здесь место“. Тогда ему рассказали, где именно кольцо бросили в море. Тут Агнар готовится, ныряет в глубину и всплывает, но кольца у него нет. Он ныряет во второй раз, но поднимается без кольца. Тут он говорит: «Пока еще плохо искали», опускается в третий раз и выныривает с кольцом (Hrólfs saga kraka og Bjarkarímur / Udg. Finnur Jónsson. København, 1904. S. 28). Мотив брошенного в воду кольца распространен и в фольклоре (кельтском, романском, германском, ср. сказки о кольце и рыбе), и в античности (ср. кольцо Поликрата), однако в сагах сцена поисков предмета под водой почти не встречается. Единственным исключением можно назвать «Сагу об Эгиле», в которой рассказывается, как Скаллагрим, не найдя подходящего камня для того, чтобы ковать на нем железо, плывет ночью к островам посередине фьорда, бросается в воду, ныряет и достает со дна большой камень. Он возвращается на берег, переносит камень к своей кузнице и многие годы кует на нем железо (гл. 30).

27 И вот он ныряет в третий раз и достает ствол, и они отвозят его на берег. Тогда Асмунд рубанул ствол топором, и край лезвия топора отскочил, натолкнувшись на острие меча — О мече, найденном под водой в стволе дерева, не упоминается в других сагах, хотя мотив поиска оружия, особенно меча, принадлежит к числу распространенных в фольклоре. Фольклорный герой находит тот единственный меч, с помощью которого ему удается победить великана или сильного противника, обычно для того, чтобы завоевать принцессу. Этот меч спрятан в пещере, в кургане, в камне, логове дракона, но не на дне моря. Меч, найденный под водой Беовульфом, при помощи которого герой убивает мать Гренделя, тает, когда оказывается на поверхности, и от него остается лишь рукоять.

28 Я пошлю тебя к герцогам в Страну Саксов, которые лишились своих владений из-за Хильдибранда — Герцоги (hertugar), к которым конугова дочь посылает Асмунда, остаются в саге безымянными и бездеятельными. Содается впечатление, что они введены в повествование только ради того, чтобы дать предлог Асмунду вызвать Хильдибранда на единоборство.

29 к их сестре, ибо она мудрая женщина — Образ сестры герцогов в «Саге об Асмунде», возможно, генетически связан с встречающимся в сагах о древних временах мотивом женитьбы героя на сестре спасенного им правителя (ср. в «Саге об Одде Стреле» рассказ о том, как Одд женится на Силкисив, сестре конунга Херрауда, гл. 29, или в истории Саксона Грамматика женитьбу Эйрика Красноречивого на сестре короля Фродо Гуннваре, Кн. 5). Однако, в «Саге об Асмунде» этот образ остается невостребованным, а потому не развитым, так как герой должен получить в жены конунгову дочь Асу.

30 Из моих снов ясно — Мотив вещего сна, позволяющего проникнуть в будущее сородичей, широко распространен в сагах о древних временах и в героическом эпосе. Однако основная функция снов обычно состоит здесь в том, чтобы предупредить героя о грозящей ему опасности или о появлении врага, который принимает в снах вид зверя (медведя, кабана, волка, змеи, орла, ястреба, дракона). Так, в «Речах Атли» Костбера предупреждает своего мужа Хёгни о том, что видела во сне медведя в палатах, к которому многие попадали в пасть (строфа 17), и орла, обрызгавшего их кровью (строфа 19). Согласно семантической классификации снов, предложенной Ларсом Лённрутом (Lönnroth L. Dreams in the Sagas // Scandinavian Studies. 2002. Vol. 74, № 4. P. 455–464), подобные сны о зверях встречаются в двенадцати сагах о древних временах и пяти сагах об исландцах. Реже (пять примеров) встречаются в сагах о древних временах сны, в которых являются духи-покровители или духи умерших предков, которые дают герою важные советы. Подобный сон есть и в «Саге об Асмунде», в котором герою являются дисы и предрекают ему победу над врагами (гл. 8). В сагах об исландцах распространены (12 примеров) сны, в которых духи говорят скальдические висы, в сагах о древних временах такие сны не встречаются. Сны сестры герцогов в «Саге об Асмунде» трудно отнести к любому из перечисленных типов снов, встречающихся в сагах о древних временах и в сагах об исландцах.

31 какую нужду мы терпим от притеснений … платили дань, а теперь должны каждый год сносить от его берсерков вызовы на поединки и из-за этого всякий раз вынуждены расставаться с каким-нибудь из своих владений — Основные мотивы в описании лишений герцогов, вынужденных платить дань (bú) Хильдибранду, возможно, подсказаны создателю «Саги об Асмунде» одной из самых ярких сцен в «Пряди о Торстейне Бычья Нога» («Þorsteins þáttur uxafóts», гл. 6) из «Книги с Плоского Острова» («Flateyjarbók»). Однажды Торстейн отправляется на поиски овец, засыпает и видит сон. Человек в красном плаще по имени Брюньяр отводит его в курган, где сидят одиннадцать воинов. В кургане находится брат Брюньяра Одд, у которого тоже есть одиннадцать воинов. Брюньяр с воинами терпит нужду от притеснений своего брата Одда и вынужден каждую ночь платить ему дань (bú) — половину марки золота или две марки серебра. Подобно Асмунду, Торстейн обещает помочь Брюньяру и его людям в битве с братом. Когда Брюньяр и его люди наносят раны Одду и его воинам, те мгновенно исцеляются, однако раны, нанесенные Торстейном, оказываются для них смертельными. Торстейн отсекает Одду руку, а потом убивает одиннадцать его воинов. Заметим сходство следующих мотивов в саге и в пряди: вражда двух братьев; притеснения, чинимые одним из них; дань (bú), которую регулярно (каждый год — в саге, каждую ночь — в пряди) требует один из братьев; неожиданно появляющийся избавитель, обещающий помочь, а потом исполняющий свое обещание; одиннадцать противников, которых побеждает герой.

32 Вёгг вошел в палаты и приблизился к столу… Вёгг уставился на него. Асмунд спросил: «Почему ты так пристально на меня смотришь?». Тот ответил: «Потому что мне не доводилось видеть никого другого, столь же достойного…» — Имя персонажа подсказывает возможный источник этого эпизода, который, очевидно, связан со сценой наречения прозвища в сказании о Хрольве Жердинке: «Был один бедный незнатный парень по имени Вёгг. Раз пришел он в палату Хрольва конунга… Вот подошел к нему Вёгг и смотрит на него. Тогда молвил конунг: „Сказывай, парень, зачем пришел, что глядишь так на меня?“. Вёгг и говорит: „Дома у меня я слышал молву, будто Хрольв конунг из Хлейдра — величайший муж в северных странах. А тут сидит сидит на троне жердинка малая, и ее-то величают конунгом“» (Младшая Эдда. С. 146).

33 один человек победил двоих. Теперь нужно выставить против него четверых — Прозаический текст «Саги об Асмунде», несомненно, восходит к стихотворной песни Хильдибранда (см. гл. 9), в которой число противников Асмунда перечисляется именно в таком порядке: сначала один, потом два, потом четыре. В версии Саксона Грамматика упоминается также о трех противниках, с которыми сражался Хальвдан (Асмунд в саге), победив двоих.

34 Дротт из Дании — Принято считать, что «Сага об Асмунде» дает единственный пример употребления этого женского имени (Halvorsen E. F. On the Sources of the Ásmundarsaga kappabana. P. 45), однако имя Дротт встречается также в «Саге об Инглингах», где этим именем называется дочь Данпа и сестра конунга Дана Гордого, «по которому названа Дания» (Круг Земной. С. 19). Напомним, что в прозаическом тексте саги мать Асмунда и Хильдибранда носила имя Хильд (см. комм. 2).

35 и отправился в те владения, которые принадлежали его матери — Мать Асмунда вновь упоминается здесь, хотя в прозаическом тексте о ней не было речи с тех пор, как она вступила в брак с Аки, отцом Асмунда. Предполагалось, что в древнем сказании о Хильдебранде она играла более важную роль, чем в «Саге об Асмунде» (Halvorsen E. F. On the Sources of the Ásmundarsaga kappabana. P. 53). Это подтверждается тем, что ее имя встречается и в «Предсмертной Песни Хильдибранда» (см. выше).

36 один человек — В отличие от первого жениха Асы, Эйвинда Кожаного Каблука, второй жених Асы не назван в саге по имени (обычно в исландских сагах сообщается не только имя, но и родословная персонажа, указывается место, из которого он происходит, и т.д.).

37 Текст первой полустрофы Асмунда плохо сохранился. Предлагаемый перевод основан на конъектурах Хальворсена (см.: Halvorsen E. F. On the Sources of the Ásmundarsaga kappabana. P. 18).

38 «Друзья скамей» (fletmegningir) — Кеннинг, обозначающий противников Асмунда и подразумевающий, что они были лежебоками и трусами.

39 могучее заклятие было наложено на мечи (en lét mikit atkvæði fylgt hafa vápnunum) — Аса говорит о заклятии, наложенном на оба меча, хотя ранее (в гл. 1) речь шла о том, что карлик Олиус проклял лишь один меч, и именно этому мечу, брошенному по приказу конунга Будли в озеро, было суждено положить конец жизни Хильдибранда.

Перевод с древнеисландского и комментарии И. Г. Матюшиной

Источник: Самые забавные лживые саги: Cборник статей в честь Г. В. Глазыриной. — М.: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2012.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов