Сага о Хальве и воинах Хальва

Hálfs saga ok Hálfsrekka

1. О конунге Альреке

Альреком звали конунга, который жил в Альрековом Дворе и правил Хёрдаландом. Он был женат на Сигню, дочери конунга из Вёрса. Коллем звали его дружинника. Он сопровождал конунга на север в Согн и много рассказывал тому о красоте Гейрхильд дочери Дрива, потому что видел её за варкой пива, и ещё говорил он, что по душе ему такая женитьба. К Гейрхильд же, когда та ткала полотно, явился Хётт, который на самом деле был Одином. Они договорились, что конунг Альрек женится на ней, она же должна будет призывать Хётта во всех делах. Конунг увидел Гейрхильд, когда направлялся домой, и в ту же самую осень устроил с ней свадьбу.

Конунг хорошо вознаградил Колля за преданность и дал ему звание ярла и жилище на Острове Колля на юге Хардсэ, а это густонаселённая область.

Конунг Альрек не смог ужиться с обеими жёнами из-за их несогласия и сказал, что оставит ту из них, которая сделает для него лучшее пиво, когда он вернётся домой из похода. Стали они состязаться в пивоварении. Сигню призывала на помощь Фрейю, а Гейрхильд — Хётта. Он плюнул в гущу и сказал, что придёт за тем, что находится между чаном и нею. Пиво же оказалось хорошим. Тогда Альрек сказал:

Гейрхильд, на диво,
хорошо твоё пиво,
если несчастье
не воспоследует.
Зрю: над землёй
схвачен петлёй,
сын твой висит,
запроданный Одину1.

В том полугодии родился Викар, сын Альрека и Гейрхильд.

2. Гибель конунга Эгвальда

Эгвальд, конунг Рогаланда, жил в Роги на Пустоши Ёсура. Она находится между Рогаландом и Теламёрком. Теперь люди называют это место Види. Вот поехал он на охоту, и дружина сопровождала его. Там королева родила мальчика, которого назвали Ёсур. Его воспитал Гуннвальд ярл Сторда. Викинг Хэклинг вышел со своим войском против конунга Эгвальда. Конунг Эгвальд пал в том бою и был погребён на Эгвальдовом Мысу.

Первопоселенец Финн Богатый с Мыса Пашен остановился у Эгвальдова Мыса по пути в Исландию и спросил, как давно пал конунг Эгвальд. В ответ он услышал из кургана такую вису:

То было давно,
дорогу держали,
числом премногие,
Хэклинга люди,
плыли по соли
следом форели.
Так этого стал я
жилья правителем.

3. Гибель конунга Альрека и Колля

Ярл Гуннвальд и Колль оба посватались к одной женщине, и получил её Гуннвальд. После этого Колль с большим войском тайно пришёл в Сторд и поджёг дом Гуннвальда в Роги. Гуннвальд вышел наружу и был убит.

Некоторое время конунгом был Ёсур. Позже он пошёл с большим войском отомстить за своего воспитателя. Увидев его паруса, Колль бежал на свой боевой корабль и поплыл на север через Хардсэ в Бухту Могильной Долины. Конунг Альрек отправился на встречу с Коллем с малым числом людей, потому что не ожидал войны. Они с конунгом Ёсуром сразились, и пали конунг Альрек и большая часть их людей. Викар, сын Альрека, вернулся со сбора войск не ранее, чем конунг Ёсур уехал прочь. В этом походе Ёсур подчинил себе всё государство, которым владел Колль.

4. Викар мстит за своего отца

Много зим спустя конунг Викар вышёл со множеством людей против Ёсура, когда был в государстве, которым владел Колль. Они сразились, и сперва погиб конунг Ёсур, а затем все бонды той округи. Это место называется Округой Женщин, потому что после этого там жили одни вдовы. Потом Викар завладел всем государством, которым владел Колль. Но прежде Хьёр сын Ёсура вышел на бой против Викара. Они долгое время бились между собой, и одерживал верх то один, то другой, и, в конце концов, они помирились. Сыном Викара был Ватнар, который был погребён в Кургане Ватнара; его сыновьями были Сньялль и Хьялль, которые лежат в Кургане Братьев.

5. Поездка в Бьярмаланд конунга Хьёрлейва

Конунг Хьёр сын Ёсура был могущественным конунгом. Он умер от болезни и был погребён в Рогаланде. Его сыном был Хьёрлейв, конунг Хёрдаланда. Он также правил Рогаландом и был очень могущественным конунгом. Его прозвали Хьёрлейв Женолюб. Он женился на Эсе Светлой, дочери ярла Эйстейна из Вальдреса.

Хьёрлейву не доставало денег из-за щедрости. Он велел сделать с особым тщанием корабль и поплыл в Бьярмаланд. Хёгни Богатый жил на Острове Ньёрда перед входом в долину Наумудаль. Он хорошо принял конунга Хьёрлейва. Тот пробыл там три ночи и вступил в брак с Хильд Стройной, дочерью Хёгни, прежде чем уехать, и она отправилась с ним в Бьярмаланд со своим братом Сёльви.

А когда конунг Хьёрлейв пришёл в устье Вины, он разделил своё войско на три части. На его корабле было девяносто человек. Треть войска с ним во главе воевала с местными жителями, вторая треть с кормчим охраняла корабль, а третья треть с воином, место которого было на носу корабля, разрушила курган, и добыли они много сокровищ.

Конунг Хьёрлейв стал на ночь на якорь у острова Гьярдей южнее Финнмёрка, воины развели на берегу костёр, и два человека пошли принести воды к ручью, который стекал со скалы. Там они увидели бруннмиги2 и рассказали об этом конунгу Хьёрлейву. Тогда конунг нагрел остриё копья в огне и метнул в него. Конунг сказал:

Отойди от воды —
со мной не шути,
раб безобразный —
к себе вовнутрь.
Пошлю тебе
пылающий дрот,
что кровью умоет
твои усища.

Тогда набрали они воды, а турс скрылся внутри скалы. Когда они сидели у огня, турс сказал из скалы другой стих:

Не знает верно
жена твоя, конунг,
что помешает
счастью её.
Мы скрутим тебя
………
Хильд, Хьёрлейва
удержи близь огня.

Тогда метнул Хьёрлейв то самое копьё в глаз троллю. Хёгни просил Сёльви и Хильд остаться там, но конунг не захотел этого. С Хильд отправились две рабыни, и двадцать мужчин с Сёльви. Эсе стало невесело с конунгом и его спутниками, но все остальные веселились.

6. Хьёрлейв породнился с конунгом Хрейдаром

Конунг Хьёрлейв приплыл на своём корабле в Конунгахеллу по пути в Бьярмаланд. Хрейдар, конунг Сьоланда, со своими людьми поставил палатки поблизости. Хери, сын конунга Хрейдара, подружился с конунгом Хьёрлейвом. Он уговорил своего отца во время их встречи пригласить конунга Хьёрлейва домой. Конунг Хрейдар сказал, что от этого никому не будет счастья, но всё же дал разрешение и средства. Они вместе поплыли в Данию. На пиру конунг Хьёрлейв увидел Хрингью, дочь конунга Хрейдара, и посватался к ней. Хери очень желал этого брака, и приданым за ней пошёл корабль со всей командой и грузом.

В Йотландском море конунг Хьёрлейв лёг в дрейф. И на восходе солнца он увидел, как на севере из моря поднялась большая гора, что выросла подобно человеку. Она сказала:

Вижу я: Хрингье
курган возведут,
а Хери повалят
проворного копьями.
Вижу, Хьёрлейву
вьются оковы,
а Хрейдару рубят
высокую виселицу.

Корабли не шли далее. Тогда приказал конунг взяться за вёсла. Тут Хрингья почувствовала себя больной. Они налегли на вёсла. Она испустила дух ровно через сутки, как заболела, и её гроб сбросили за борт. И он так быстро поплыл обратно на юг, словно был шестивёсельным кораблём. Хери нашёл гроб, выброшенный на берег недалеко от лодочных сараев своего отца, и сообщил ему об этом, и сказал, что должно быть конунг Хьёрлейв убил её.

7. О предсказаниях водяного

Этой осенью отец и сын, которых звали Хандир и Хриндир, вышли вдвоём на рыбную ловлю и вытащили водяного. Они принесли его Хьёрлейву. Конунг передал его в руки ключницы и приказал позаботиться о нём. Ни один человек не слышал от него ни слова. Как-то свечники боролись и погасили свет. В этот самый миг Хильд ударила рогом по плащу Эсы. Конунг ударил её рукой, но Хильд сказала, что виновата собака, лежавшая на полу. Тогда конунг ударил собаку. Тут водяной засмеялся.

Конунг спросил, почему он смеётся. Тот ответил:

— Потому что ты поступил глупо, ведь они спасут тебе жизнь.

Конунг расспрашивал его далее, но тот не отвечал. Затем конунг распорядился отвезти его к морю и попросил рассказать то, что ему нужно было бы знать. По пути к морю водяной сказал:

Я вижу сияние
в море на юге:
конунг хочет
за дочь отомстить.
Имеет датчанин
без счёта судов,
зовёт он Хьёрлейва
на поединок.

Избегни возмездия,
если захочешь…
я ж хочу назад в море.

А когда они подошли с ним на вёслах туда, где его вытащили, он сказал:

Сагу могу я рассказать
сыновьям Халейгов
добрым весьма,
коль хотите вы слушать:
Сюда едет с юга
Свёрдова дочь,
залитая кровью,
из датских пределов.

Голову девы
шлем обнимает,
знак битвы суровый,
препятствие Хедина.
Недолго юнцам,
высматривать деву,
Хильд ожидая
здесь на пути.

Треснут щиты,
очами сверкнёт
дева вокруг,
карая подвластных.
Возьмёт каждый парень
меч со множеством копий,
допрежь взовьётся
железная вьюга.

Но, коли это правда,
то выйдет худо,
раскупят втридорога
урожай по весне.

Тогда конунг Хьёрлейв отпустил его за борт. Один человек схватил его за руку и спросил:

— Что лучше всего для человека?

Водяной ответил:

Холод вод глазу,
а мясо зубам,
полотно телу,
пусти ж меня в море!
Никто не втащит
с этого дня
меня на корабль
со дна морского.

Конунг даровал Хандиру и Хриндиру землю для поселения и раба с рабыней.

8. О конунгах Хьёрлейве и Хрейдаре

Затем конунг Хьёрлейв велел послать стрелу войны и стал собирать у себя людей. Ночью пришёл конунг Хрейдар со своим войском и окружил двор Хьёрлейва. В эту самую ночь залаял его пёс Лохматый, который никогда не лаял, если только не знал, что конунгу грозит опасность. Конунг Хьёрлейв бежал в окружении людей. Он метнул копьё назад в это войско и услышал, что убитым назвали Хери. Конунг видел из леса, как горел его двор и как конунг Хрейдар уплывает прочь с большой добычей.

Той же самой осенью конунг Хьёрлейв пришёл с одним кораблём ночью ко двору конунга Хрейдара и вошёл один в спальню, где не было женщин, кроме Эсы. Конунг попросил её отвести его к Хрейдару. Она закрыла его в ящике для одежды и затем позвала конунга Хрейдара и сказала, что там Хьёрлейв. Конунга Хьёрлейва по совету Эсы связали его собственными шнурками для обуви в палате конунга между двух костров, а дружина уселась пить. Между тем Хильд проснулась и плеснула пива в огонь. Она освободила его, разрубив шнурки мечом. Конунг Хрейдар сидел спящий на высоком сидении, а Эса у него на коленях. Конунг Хьёрлейв заколол его в грудь, а потом пошёл к кораблю за своим войском. Он велел связать дружину конунга Хрейдара и дал им пощаду, а конунга Хрейдара приказал повесить мёртвого на виселицу, что предназначалась ему.

Тем самым вечером, когда пришёл конунг Хьёрлейв, конунг Хрейдар услышал такой стих:

Помни Хрейдар,
где Хери погиб.
Беда пробудилась там
за западной дверью.
Ещё она вступит
в палаты твои,
везучая женщина,
жди пока, конунг!

Конунг Хьёрлейв подчинил себе всё государство, которым владел конунг Хрейдар, поставил там Сёльви сына Хёгни, и дал ему звание ярла. Сам же конунг Хьёрлейв уехал в Норвегию, забрав с собой Хильд и Эсу, и созвал тинг. Жители страны присудили, что Эсу нужно утопить в болоте, но конунг Хьёрлейв отправил её со своим приданым из страны.

Сыном Хьёрлейва и Эсы был Облауд, отец Отрюгга, отца Хёгни Белого, отца Ульва Косого, от которого произошли люди с Мыса Дымов.

9. О Хьёрольве сыне Хьёрлейва

У конунга Хьёрлейва и Хильд Стройной было двое сыновей. Старшего звали Хьёрольв, а младшего — Хальв. Конунг Хьёрлейв погиб в викингском походе. Одного конунга звали Асмунд. Он взял в жёны Хильд Стройную и воспитал сыновей конунга Хьёрлейва.

Когда Хьёрольву было тринадцать зим, тогда снарядился он идти в поход. Он брал каждый корабль, который мог, маленький или большой, новый или старый, и каждого человека, которого мог, вольно или принуждением. Вместо оружия у них было многое: пруты и палки, дубинки и жерди. Поэтому с тех пор «силой Хьёрольва» стали называть всё нескладное. Встретившись с викингами, он положился на численность своего войска и призвал к битве. Его люди были неумелы и безоружны, и большинство из них погибло, а некоторые бежали, и с тем он осенью вернулся и стал незначительным человеком.

10. О конунге Хальве и воинах Хальва

Следующей весной Хальву исполнилось двенадцать зим, и не было человека равного ему по росту или силе. Тогда он собрался идти в поход, и у него был один корабль, новый и хорошо снаряжённый.

В Хёрдаланде был ярл, которого звали Альв Старый. Он женился на Гуннлёд, дочери Хромунда Берсерка и сестре херсира Хамунда Храброго. У них было двое сыновей, и обоих звали Стейн. Старшему было тогда восемнадцать зим, он был советником конунга Хальва. Не должен был идти никто моложе его. Во дворе стоял большой камень. Не должен был идти тот, кто не мог поднять этот камень с земли. Не должен был идти тот, кто был не так доблестен, чтобы никогда не испытывать страх, вести малодушные речи или морщиться от ран. Стейна Младшего, сына Гуннлёд, не взяли из-за возраста, потому что ему было двенадцать зим.

У херсира Хамунда было двое сыновей, одного звали Хрок Чёрный, а второго — Хрок Белый. Они были выбраны в этот поход. Одного могущественного бонда звали Аслаком. Его сыновьями были Эгиль и Эрлинг. Они были знаменитые мужи. Вемундом звали знаменосца конунга Хальва. Четыре человека из дружины сопровождали его. Тогда было обследовано одиннадцать фюльков и найдено двенадцать человек. Среди них были два брата Хаук и Валь, Стюр Сильный, Даг Гордый, Бёрк и Брюньольв, Бёльверк и Хаки, Хринг и Хальвдан, Стари и Стейнгрим, Стув и Гаути, Бард и Бьёрн. А тех, которых отвергли, было двадцать три.

Первым вечером, когда они стали на якорь, был сильный дождь. Тогда Стейн попросил поставить палатку. Конунг ответил:

— Ты хочешь ещё и занавеси, как в доме3?

С тех пор они называли его Иннстейном4.

А на следующий день они гребли мимо одного мыса в ветреную погоду. На этом мысе стоял человек и просил подвезти. Конунг предложил поставить его вечером у руля. Тот ответил, что это хорошо сказано, и что он и предполагал занять место вблизи конунга. Так и было сделано. Этот человек был Стейн Младший сын Гуннлёд. С тех пор его называли Утстейном5.

У них было много законов, предупреждающих их рвение. Во-первых, ни у кого из них не было меча длиннее, чем локоть, чтобы сходиться близко. Они велели изготовить ножи-саксы6 для того, чтобы удар был сильнее. У каждого из них было не меньше силы, чем у двенадцати обычных людей. Они никогда не захватывали ни женщин, ни детей. Они перевязывали раны не раньше чем через сутки. Они не принимали к себе никого, кто уступал бы им по силе или смелости, как уже было сказано. Они воевали в разных странах и всегда одерживали победу. Конунг Хальв был в походе восемнадцать лет. У них был обычай всегда бросать якорь на мысе. Другим их обычаем было никогда не ставить на корабле палатку и не поднимать парус в сильную бурю. Они были прозваны воинами Хальва, и у него на корабле их никогда не было больше шестьдесяти.

11. Асмунд приглашает конунга Хальва

Конунг Хальв возвращался из похода в своё государство. Они попали в сильную бурю на море. На их корабле не удавалось вычерпать воду. Тогда было решено часть людей по жребию отправить за борт, но этого не понадобилось, потому что каждый предложил прыгнуть за борт вместо своего товарища. Прыгнув за борт, они сказали:

— Здесь не подстелили соломы!

Когда же конунг Хальв пришёл в Хёрдаланд, конунг Асмунд отправился к нему и сделался его человеком. Он принёс ему клятву и пригласил на пир его и половину его войска. А на следующее утро, когда конунг собрался и сказал, что половина войска останется на кораблях, Иннстейн сказал:

Вместе наверх
все мы пойдём,
лучшие воины,
от кораблей,
пусть запылает
героев край,
и Асмунда люд
никого не погубит.

Конунг сказал:

Разделим мы надвое
эти войска,
мирно пойдём
снизу от моря.
Асмунд владеть
нам предложил
красными кольцами,
как пожелаем.

Иннстейн сказал:

Не видишь ты весь
Асмунда ум,
у этого князя
коварство в сердце.
Тебе, предводитель,
будь наша воля,
матери мужу
верить бы меньше.

Конунг сказал:

Асмунд нам дал
заверения в верности
многие клятвы,
как людям известно.
Добрый же конунг
мир не нарушит,
вождь не солжёт
в перемирьи другому.

Иннстейн сказал:

Погубит тебя
Один разгневанный,
если ты Асмунду
слепо доверишься.
Сможет он всех
нас обмануть,
коль осторожность
ты позабудешь.

Конунг сказал:

Вечно ты речь
ведёшь малодушную,
конунг сей мир
не разломает.
Злато получим
и драгоценности,
красные кольца
из его дома.

Иннстейн сказал:

Хальв, снилось мне, —
подумай над этим, —
как пламя играло
с нашим отрядом,
было бы тяжко
освободиться.
Что скажешь ты, князь,
как сон объяснишь?

Конунг сказал:

Каждому дам я
шлем золочёный
храброму воину,
что за мной следовал.
Будет как пламя
ярко горящее
на войске скьёльдунгов7
гор превыше.

Иннстейн сказал:

Ещё снилось мне
во второй раз:
казалось, пылал
огонь на плечах.
Сомнения есть,
что знак это добрый.
Что скажешь ты, князь,
как сон объяснишь?

Конунг сказал:

Спускаются с плеч
клином построенных
князя людей
золочёные брони.
Они на плечах
товарищей конунга
кажутся светом,
подобным пламени.

Иннстейн сказал:

Так мне приснилось
на третий раз,
что погрузились мы
в моря глубины.
Это, должно быть,
великий обман.
Что скажешь ты, князь,
как сон объяснишь?

Конунг сказал:

Слишком длинна
болтовня эта глупая,
я говорить
о таком и не стану.
Никому не болтай,
чтобы не слышали,
о снах твоих
с этого дня.

Иннстейн сказал:

Хроки, внимайте,
в конунга войске
моим же словам,
Утстейн же — третий:
поднимемся все
наверх с побережья,
не нравятся конунга
мысли об этом.

Утстейн сказал:

Дадим мы конунгу
рьяному властвовать
над всеми людьми
в наших походах.
Рискнём, брат,
как хочет он,
жизнями нашими
с дерзким вождём.

Иннстейн сказал:

Следовал князь
в заморских походах
советам моим
неоднократно.
Не повторю,
что говорил я,
волю приму,
раз уж пришли сюда.

12. Предательство конунга Асмунда

Конунг Хальв поднялся в палаты конунга Асмунда с половиной своего войска. Там было множество людей. Пир был усердным и питьё таким крепким, что воины Хальва беспробудно заснули. Конунг Асмунд и его дружина подожгли палаты.

А тот, кто первым проснулся из воинов Хальва, увидел, что палаты почти заполнены дымом. Он сказал:

— Закоптят сейчас наших ястребов, — сказал он. Потом он улёгся и уснул.

Тогда проснулся второй, увидел, что палаты горят, и сказал:

— Закапает сейчас с саксов воск8.

И улёгся снова.

И тогда проснулся конунг Хальв. Он встал, разбудил войско и приказал вооружиться. Тогда они прыгнули на стену, так что из балок вылезли гвозди. Тогда Иннстейн сказал:

Коптят ястребов
в палатах конунга,
похоже, закапает
с саксов воск.
Пора уже золото
и драгоценности,
шлемы делить
меж воинами Хальва.

Иного я жажду,
как Хальв пробудился;
не по нужде
огни развели.
Кольцедробитель,
ты должен отчиму
за жесткосердные
дары отплатить.

Выбьем в палате
переднюю стену.
Уже столбы
начинают смещаться.
Всегда будут помнить,
пока живут люди,
поход воинов Хальва
к военачальнику.

Твёрдо пойдём
и не отступим,
войску вождя —
саксами биться.
Сами они
себе нанесут
раны кровавые,
пока шум утихнет.

Быстро бегите,
ладные воины,
прочь из огня
с богатств расточителем.
Никому из людей
вечно не жить.
Кольцедробитель
убийц не страшится.

13. Гибель конунга Хальва и воинов Хальва

Как здесь рассказывается, конунг Хальв и его воины выбрались из огня. Конунг Хальв погиб из-за превосходства вражеских сил. Когда конунг пал, Иннстейн сказал:

Видел я: здесь
все одному
следуют храбро
вождя сыну.
Встретимся целые,
уйдя отсюда,
не легче жизнь,
смерти.

Тогда явились на битву воины Хальва, которые оставались на кораблях. Там погибла большая часть воинов Хальва. Эта битва продолжалась до самой ночи, пока не погиб Иннстейн. Иннстейн сказал:

Хрок пал
храбрый, с вождём,
к ногам полка
предводителя.
Следует Одину
злом заплатить,
что победу отнял
у такого конунга.

Следовал я
восемнадцать лет
вместе с бесстрашным,
копьё кровавя.
Другого не будет
мне господина,
к битве охочего,
и не стану я старым.

Иннстейн к земле
здесь наклонился,
мудрый, к главе
войск предводителя.
Про то расскажут
в созданных сагах,
как конунг Хальв
смеющийся умер.

14. Об Утстейне и Хроке Чёрном

Гуннлёд пошла ночью на поле боя искать своих сыновей. Она нашла Иннстейна мёртвого, а Утстейна почти неживого от ран, как и Барда с Бьёрном. Она привезла их в дом, тайно вылечила и потом отослала на юг в Швецию. Бьёрн и Бард отправились к конунгу Сёльви, брату матери конунга Хальва, а Утстейн поехал в Данию к конунгу Эйстейну, своему родичу.

Хрок Чёрный получил много больших ран. Ночью он оставил поле битвы и пришёл к одному бедному бонду, которого звали Скогкарл. Там он остался, и его раны перевязали. Бонд отвёз его на север в Согн к херсиру Гейрмунду, брату его отца. Там его тайно вылечили, а осенью он поехал в Упплёнд и на восток в Гаутланд. Он пришёл к конунгу Хаки на острове Сканей и остался на зиму у него.

15. Утстейн убивает сыновей Ульва

Утстейн был с конунгом Эйстейном. Ульвом Рыжим звали советника конунга Эйстейна. У него было восемь сыновей, и все они были великие герои и завистливы. Они плохо относились к Утстейну, и на пиру между ними разгорелся спор. Перед этим Утстейн рассказывал о гибели конунга Хальва. Он сказал тогда:

Другое радует
всего более:
Асмунда бедам
не вечно спать.
Трое погибло
из этого войска
сыновей Эйнева,
но один живёт.

Утстейн сказал, когда Ульв сравнил себя с ним и стал подстрекать его:

Встанем и выйдем
отсель наружу
и там крепкими
щитами стукнемся.
Думаю, в шлемах
пришли сюда
в земли датские
дисы наши.

Ульв сказал:

Давно уж мертвы
все ваши дисы,
счастье, скажу я,
воинов Хальва оставило.
Снилось мне утром,
отпрыски наши
верх получали,
где б вы не являлись.

Утстейн сказал:

Победы я жду
лучшей намного,
чем Ульв желать
захотел бы Стейну.
У вас будет вскоре
на сходке мечей
череп разрублен,
окровавлена шея.

Ульв сказал:

Верх одержат
Ульва сыны:
Эрнольв и Одд,
Ати Чёрный,
Бёрк и Брюньольв,
Буи, Хардскави,
Рауд Сильный,
коль ты попытаешься.

Утстейн сказал:

Стейну со Стари
не показалось бы
страшным биться
с сынами Ульва,
нужно бы было
нашему брату
с тебя, засранца,
спесь посбивать.

Не показалось
Хрокам и Хальвдану
опасным с трусами
в битве встретиться,
когда вчетвером
мы положили
восьмерых ярлов
у Анниснеса.

Выходите на битву,
Ульва сыны,
восемь воинов,
с одной головою.
Не убежит Стейн,
хоть и имеет
несколько меньше
народу в войске.

Хальв, снилось мне,
побуждал меня к битве;
сказал храбрый конунг,
что мне посодействует, —
был ко мне князь
добрым во сне, —
где бы мы битву
не проводили.

Тогда сыновья Ульва и Утстейн вышли и начали сражаться. Утстейн убил всех сыновей Ульва, потом предстал перед конунгом и сказал:

Вот я пришёл
Ульву сказать,
что его сыновья
побиты лежат.
Теперь же, Эйстейн,
ступай, коли хочешь,
дальше испытывать
дерево копий.

Эйстейн сказал:

Сам воздержусь
испытать подобное:
воины Хальва
лучше других.
Из людей, знаю я,
ты наилучший,
убил, самый храбрый,
один восьмерых.

Утстейн сказал:

Всех бы мечом
Эйстейна людей
порубил я
в мере такой же,
если б нужду
в сей работе видел,
иль прежде к нам
отнеслись бы плохо.

Силой не хочет
никто со мной меряться,
ибо мне смолоду
век был суждён.
Тяжко на сердце
в груди с той поры,
как в юности Один
мне посодействовал.

16. О Хроке Чёрном

Хрок Чёрный был с конунгом Хаки. Дочерью конунга Хаки была Брюнхильд. Свейном Победоносным звали конунга, который сватался к Брюнхильд, однако конунг Хаки отказал ему. Свейн дал обет убить того человека, который женится на Брюнхильд, а также и её отца. Хедином звали ярла конунга Хаки, а Вивиль был его сыном. Он посватался к Брюнхильд, и она была ему обещана, если он защитит страну от Свейна.

Хрок Чёрный был там неизвестен, его никто не признавал, и сидел он на месте гостей. Однажды было так, что дружина отправилась на охоту, а женщины — в орешник. Брюнхильд, дочь конунга, увидела, что у одного дуба стоит высокий человек. Она услышала, как он сказал:

Теперь расскажет
Хамунда сын,
каков был род
наших братьев:
отец мой намного
превосходил,
ястреб по духу,
вашего Хаки.

Нет пожелавших
сравниться с Вивилем,
хотя он Хамунда
стада стерёг.
Не видел я там
свинопаса
трусливее
наследника Хедина.

Век мой был
лучше намного,
когда за мудрым
мы Хальвом следовали.
Вместе рождали
одно решение,
опустошали
другие страны.

Было у нас
ястребиное войско,
там, где мудрец
добивался славы.
Шли мы с победами
в серых шлемах,
гордые, по
девяти отчизнам.

Хальва видел я,
с двух рук рубившего,
не было князю
щита защиты.
Не найти человека,
иди хоть сколько,
с сердцем вернее
и более мужественным.

Болтают люди,
те, кто не ведает,
что Хальва слава
мирилась с глупостью.
Тот не знал
конунга халейгов9,
кто глупую силу
ему приписывает.

Он воинам смерти
велел не бояться,
речей малодушных
не говорить.
Не должен был тот
за князем следовать,
кто его судьбы
не мог выдержать.

Стонать не должны,
хоть бы рану великую
получили в атаке
друзья предводителя,
раненья свои
не перевязывали,
пока в новый день
тот же час не настанет.

Велел взятых с бою
к слёзам не нудить,
мужним жёнам
вред не чинить.
Дев любых сватал,
платя приданое
прекрасным золотом,
с отцом советуясь.

Столь много не было
людей на палубах,
чтоб обратились
пред ними мы в бегство,
хоть много войско
имели меньшее:
одиннадцать
на одного.

Была наша доля —
победы одерживать,
где б ни стучали
защитою Хильд10;
одного я знаю
князя столь храброго:
конунга Сигурда
из палат Гьюки.

Много было
мужей на судне
добрых и храбрых
с самим князем:
Бёрк и Брюньольв,
Бёльверк и Хаки,
Эгиль и Эрлинг,
сыновья Аслака.

Людей всех дороже
были мне
Хрок, мой брат,
и Хальв конунг,
Стюр и Стейнар,
сильные оба,
в решеньях быстрые,
сыновья Гуннлёд.

Хринг и Хальвдан,
ястреба два,
правые судьи.
Даг Гордый,
Стари и Стейнгрим,
Стюр и Гаути.
Ввек не найдешь
ты красивее воина.

Хаук и Валь
в походе морском
отважные оба,
друзья конунга.
Мало достойней
воинов у князя,
кажется, есть
во владеньях Хаки.

Не был, думаю,
в этом войске
трусом никто
из моего рода.
Меня они звали
самым удалым,
ведь каждый другому
хвалу подыскивал.

Знамя нёс Вемунд,
поднять посмевший,
Бьёрн и Берси,
перед будлунгом.
Выстраивал своё
наипрекраснейшее
войско ловдунг,
пока был жив11.

Не так насладился
веком, как должно,
защитник страны
блещущий подвигами.
Двенадцать зим
князь воевал,
а тридцать было,
когда он умер.

Вот почему
много ночей
мало я сплю
и много бодрствую:
брат мой был
должен сгореть
живым в огне
с воинами конунга.

Был тот день мне
наипечальнейшим
из всех в мире,
как людям ведомо.
Полагаю, с тех пор
мы довольны не будем,
пока не последуем
за верными родичами.

Совсем моё
горе утихнет,
коли за Хальва
смогу отомстить,
кольцеломателя
убийце, Асмунду
сверкающим лезвием,
грудь пронзить.

Отомщён будет
Хальв Храбрый,
ибо благородного князя
в мире обманули.
Учинил убийство
и людей гибель
Асмунд конунг
в недобрый час.

Тогда испытаем
узнав на деле,
коли со Свейном
встретимся в битве,
кто для сраженья
пригоднее будет,
Хамунда сын
или люди Хаки.

Так я скажу
женщине мудрой,
Брюнхильд не буду
сватать, если
я не уверюсь,
что хочет она
Хрока любить
Хамунда сына.

Будут, надеюсь, мне
мудрые люди,
крепкие воины,
если поженимся,
ведь нигде на земле
я не встречал
девы премудрее
дочери Хаки.

Не встречал никогда,
хоть везде путешествовал,
девы милее
дочери Хаки.
Она — это всё,
что я пожелал бы.

Считаюсь здесь я
во владениях Хаки
изгоем сейчас
среди люда любого.
Мужи все в палате
место имеют
дальше от двери,
чем воины Хальва.

Брюнхильд, дочь конунга Хаки, расказала своему отцу, что она услышала, и добавила, что, должно быть, это пришёл один из воинов Хальва. Как только конунг узнал об этом, он усадил Хрока на почётное место и оказал ему большое расположение. Хрок Чёрный взял в жёны Брюнхильд, дочь конунга Хаки. Следующей весной Хрок пошёл с войском против Свейна Победоносного, и у них была битва. Там Свейн погиб, а Хрок вернулся с победой к конунгу Хаки.

После лета конунг Сёльви вместе с конунгом Хаки и Хроком Чёрным, конунгом Эйстейном и Утстейном выступили с войском. Они пришли в Норвегию, сразились с конунгом Асмундом и убили его.

Сына конунга Хальва звали Хьёр, он был тогда конунгом над Хёрдаландом. Позднее Хрок и Утстейн долго были в походе и стали очень знаменитыми. Дочерью Хрока Чёрного и Брюнхильд была Гуннлёд, мать Хромунда сына Грипа.

17. Рождение Хамунда и Гейрмунда Тёмная Кожа

Конунг Хьёр сын Хальва женился на Хагню, дочери конунга Хаки сына Хамунда. Конунг Хьёр уехал на собрание конунгов, а тем временем Хагню родила двух сыновей, и были они чёрные и удивительно безобразные, и одного назвали Хамундом, а второго Гейрмундом. Тогда и рабыня родила сына, которого назвали Лейв. Он был очень красивый. Королева поменялась сыновьями с рабыней и принесла конунгу Лейва. Конунг снова ушёл в поход. Тогда детям было по три зимы. Лейв хныкал, как и положено в его возрасте, а Хамунд и Гейрмунд были весьма крупные и сообразительные.

Скальд Браги пришёл туда по приглашению. Однажды было так, что все мужчины пошли в лес, в женщины в орешник, и в палатах не осталось людей, кроме Браги, сидящего на почётном месте, а королева спряталась, накрывшись одеждами. Лейв сидел на высоком сидении и игрался с золотом, а Хамунд и Гейрмунд были внизу на полу среди соломы. Тогда они подошли к Лейву, столкнули его с сидения и забрали у него всё золото. Он заплакал. Тут Браги встал, пошёл туда, где лежала королева, стукнул посохом по одеждам и сказал:

Двое внутри,
доверюсь обоим,
Хамунд и Гейрмунд,
Хьёру рождённые,
третий же Лейв
Лодхётта сын.
Дитя не расти
ты это, женщина.

После этого Хагню снова поменялась детьми с рабыней. А когда конунг Хьёр вернулся домой, она принесла мальчиков к нему и сказала, что это его сыновья.

Конунг ответил:

— Унесите прочь! — сказал он, — не видывал я такой тёмной, как у Хель, кожи.

Так их обоих с тех пор называли12.

Они были великие герои, и от них в Исландии произошёл великий род. Торир с Осинового Холма был сыном Хамунда. Оттуда пошли люди с Осинового Холма. Гейрмунд Тёмная Кожа занял Побережье Средней Горы в Широком Фьорде. Его дочь звали Ири, и от неё тоже пошёл великий род.


Примечания

1 Отсылка к дальнейшей судьбе Викара, известной из других источников («Деяния датчан», «Саге о Гаутреке»). Он был принесён в жертву Одину за попутный ветер своим побратимом Старкадом, согласно «Саге о Гаутреке», против воли последнего.

2 Бруннмиги (brunnmigi) — тролль, загрязняющий питьевую воду (буквально: «писающий в источник»).

3 Игра слов, tjalda означает как «ставить палатку», так и «занавешивать тканями стены» (как делали на Севере в праздники).

4 Иннстейн — «Внутренний Стейн», «Стейн Внутри».

5 Утстейн — «Наружный Стейн», «Стейн Снаружи».

6 Сакс — длинный боевой нож с односторонней заточкой, распространённый у древних германцев, длиной до 50–70 см.

7 Скьёльдунги — потомки Скьёльда, сына Одина; поэтическое обозначение воинов.

8 Ножны вощили смесью жира и воска, но снаружи, и не столь обильно, чтобы оставить на клинке следы. Той же смесью могли пропитать ремешок для обмотки рукояти. То есть, в принципе, описанная ситуация возможна.

9 Халейги — жители Халогаланда, области на севере Норвегии.

10 Защита Хлид = щиты.

11 Будлунг и ловдунг — поэтические обозначения воина. См. «Язык поэзии», 80: «Было у Хальвдана с женою и девять других сыновей. Их звали: <…> седьмого — Будли, от него пошли Будлунги — из рода Будлунгов были Атли и Брюнхильд; восьмого — Ловди, он был великий конунг воитель, за ним шло войско, что зовется ловды, его потомки звались Ловдунгами, от них ведет род Эйлими — деда по материнской линии Сигурда Убийцы Фафнира…»

12 В других переводах прозвище Хамунда и Гейрмунда переводится как «Адская Кожа» или «Кожа-как-у-Хель». Хель — великанша, правящая царством мёртвых.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с древнеисландского.

Литературная обработка вис, помощь в редакции перевода: Надежда Топчий.

Также спасибо Евгению Мироненко.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов