Сага о Хрольве Жердинке и его витязях

Hrólfs saga kraka ok kappa hans

Прядь о Свипдаге

Svipdags þáttr

18. Свипдаг приходит к конунгу Адильсу

Одного бонда звали Свип. Он жил в Швеции вдали от других людей. Он был богат и некогда слыл величайшим витязем. Был он не так прост, как казался, и знал многое1. Имел он трёх сыновей, которые здесь упомянуты. Одного звали Свипдаг, второго — Бейгад, третьего — Хвитсерк, он был самым старшим. Все сыновья были рослые, сильные и красивые.

Однажды, когда Свипдагу было восемнадцать зим, сказал он своему отцу так:

— Скучна наша жизнь здесь в горах, в отдалённых и ненаселённых долинах, ни мы не ходим к другим людям, ни они к нам. Было бы более решительным поступком отправиться к конунгу Адильсу и присоединиться к его свите и витязям, если он захочет нас принять.

Старик Свип ответил:

— Мне это кажется неразумным, ибо конунг Адильс жестокий и неискренний человек, хотя и ведёт себя привлекательно, а его люди полны зависти, пусть даже и сильны. Но бесспорно то, что конунг Адильс муж могущественный и знаменитый.

Свипдаг сказал:

— Нужно рискнуть чем-нибудь, если хочешь добыть славу, и нельзя узнать, пока не попытаешься, откуда подвернётся счастье. Но я точно не хочу здесь больше оставаться, что бы ни было суждено.

И, поскольку он принял такое решение, отец подарил ему большую секиру, красивую и острую.

Сказал он тогда своему сыну:

— Будь нежаден с другими, не веди себя заносчиво, потому что о тебе пойдёт дурная слава, но защищайся, если на тебя нападут, ибо это благородно — мало похваляться, но совершать в итоге великое, когда попадёшь в какую-нибудь беду.

Он дал ему хорошее вооружение и доброго коня.

Свипдаг поехал прочь и к вечеру прибыл к крепости конунга Адильса. Он увидел, что перед палатой проводятся игры. Конунг Адильс сидел на большом золотом троне, и его берсерки находились возле него. Когда Свипдаг приблизился к ограде, ворота крепости оказались закрыты, потому что тогда было принято просить разрешения заехать внутрь. Свипдаг не стал утруждать себя, сразу разбил ворота и так въехал во двор.

Конунг сказал:

— Этот человек поступает неосторожно, никто раньше не пытался сделать такого. Возможно, имеет он большое влияние, и для него неважно, даже если его и испытали бы.

Берсерки тотчас сильно нахмурились, им показалось, что он ведёт себя весьма заносчиво. Свипдаг подъехал к конунгу и учтиво поздоровался с ним; он был хорошо воспитан. Конунг Адильс спросил, кто он такой. Он назвал себя. Конунг быстро вспомнил о нём, и все посчитали, что он великий герой и человек выдающийся. Игру, тем не менее, продолжили. Свипдаг уселся на какое-то бревно и стал наблюдать. Берсерки злобно посматривали на него и сказали конунгу, что испытают его.

Конунг сказал:

— Я думаю, что он не слаб, но мне кажется, будет хорошо, если вы проверите, таков ли он, каким выглядит.

Потом люди направились в палату. Берсерки подошли к Свипдагу и спросили, не витязь ли он какой-нибудь, раз ведёт себя так заносчиво. Тот сказал, что он такой же, как и любой из них. После этих его слов их злоба и ярость возросли, но конунг приказал им успокоиться на вечер.

Берсерки нахмурились, громко заорали и сказали Свипдагу:

— Ты осмелишься биться с нами? Тогда тебе понадобится что-то большее, чем одни только громкие слова и надменность, и мы хотим проверить, насколько ты силён.

Он сказал:

— Я согласен биться с одним противником за раз. Тогда и узнаю, понадобится ли что-то большее.

Конунг очень обрадовался, что они будут меряться силами.

Королева Ирса сказала:

— Этот человек должен получить здесь хороший приём.

Берсерки ответили ей:

— Мы уже знаем, что ты хотела бы всех нас отправить в Хель, но мы слишком крепки, чтобы пасть от одного слова или по злой воле.

Королева сказала, что не случилось бы так, что конунг познает то, чем владеет:

— То есть вас, ведь он так сильно верит в вас.

Тот берсерк, что верховодил среди них, сказал:

— Я поставлю тебя на место и умерю твоё высокомерие, ибо мы бесстрашно одолеем его.

19. О Свипдаге и берсерках

Утром начался жестокий поединок, и в достатке там было великих ударов. Все увидели, что этот пришелец может бить мечом с большой силой. Берсерк отступил перед ним, и Свипдаг убил его. Когда же другой захотел убить его и отомстить, с ним вышло так же. Свипдаг не останавливался, пока не убил четверых.

Тогда сказал конунг Адильс:

— Много вреда ты мне причинил и теперь поплатишься за это, — и приказал людям встать и убить его.

Королева же в другом месте собрала своих людей, желая ему помочь. Она сказала конунгу, что можно понять, что от одного Свипдага будет гораздо больше проку, чем от всех берсерков вместе взятых. Королева примирила их, и всем Свипдаг показался великим героем. Теперь сел он по совету королевы Ирсы на другую скамью, напротив конунга2.

Когда наступила ночь, Свипдаг огляделся, и показалось ему, что он ещё слишком легко обошёлся с берсерками, и захотелось выманить их на столкновение. Свипдаг решил, что если они увидят его одного, то нападут. И всё прошло так, как он задумал, ибо они сразу начали биться.

Через некоторое время туда, где они бились, пришёл конунг и разнял их. После этого конунг объявил тех берсерков, которые остались живы, вне закона, раз все вместе они не справились с одним человеком, и сказал, что раньше не знал, что они столь ничтожны, за исключением одних надменных речей. Берсеркам пришлось отправиться прочь, но они пригрозили разорить государство конунга Адильса. Конунг ответил, что их угрозы его не страшат, и сказал, что у этих сук нет никакой смелости. Вот они удалились со стыдом и бесчестием. Однако на самом деле конунг Адильс вначале подстрекал их пойти к нему и убить Свипдага, если они увидят того выходящим в одиночку из палаты, и отомстить за себя так, чтобы королева не узнала. Свипдаг всё же убил одного берсерка, когда конунг подошёл разнять их.

Затем конунг Адильс попросил Свипдага оказать ему не меньшую поддержку, чем прежде ему оказывали все берсерки разом:

— Королева больше всего хочет, чтобы ты заменил их.

Вот живёт там Свипдаг некоторое время.

20. О походе берсерков

Некоторое время спустя конунга известили о войне, сказав, что берсерки собрали большое войско и разоряют его страну. Тут конунг Адильс приказал Свипдагу встать против врага. Он заявил, что это его долг, и что он даст ему такое большое войско, какое тому потребуется. Свипдагу не нравилось быть предводителем армии, но он хотел отправиться вместе с конунгом туда, куда тот пожелает. Конунг же не хотел ничего иного, кроме того, чтобы тот был предводителем.

Свипдаг сказал:

— Тогда я хочу получить от вас жизни двенадцати людей, когда пожелаю.

Конунг сказал:

— Я соглашусь с этим.

После этого Свипдаг отправился на битву, а конунг остался дома. У него было большое войско. Свипдаг велел сделать шипы и разбросать там, где было размечено поле боя3, и приготовил он много других уловок. Началась жестокая битва. Войско викингов сильно отступало, и плохо им пришлось, когда они заметили шипы. Там был убит один берсерк и множество воинов, а те, кто остались живы, бежали к кораблям и так ушли прочь.

Свипдаг вернулся к конунгу Адильсу, торжествуя победу. Конунг Адильс хорошо отблагодарил его за успех и оборону страны.

Королева Ирса сказала:

— Конечно, это место лучше занято, когда тут сидит такой воин, как Свипдаг, чем когда его занимали твои берсерки.

Конунг подтвердил это. Тут берсерки снова собрали людей, которые спаслись бегством, и начали разорять государство конунга Адильса. Конунг опять потребовал у Свипдага выйти против них и сказал, что предоставит ему прекрасное войско. Свипдаг отправился на бой, и теперь у него было войско на треть меньше, чем у противника. Конунг Адильс пообещал выйти ему навстречу с дружиной. Свипдаг вновь оказался расторопнее, чем думали берсерки. Они встретились, и начался жестокий бой. Конунг Адильс собрал войско и задумал напасть на берсерков с тыла.

21. Свипдаг убивает берсерков

Теперь надо рассказать о старике Свипе. Один раз он пробудился от сна, тяжело дыша, и сказал своим сыновьям:

— Кажется, Свипдагу, вашему брату, нужна сейчас помощь, ибо он бьётся недалеко отсюда, и силы слишком неравны. Он уже потерял один глаз и кроме того получил много других ран, но убил трёх берсерков, и ещё осталось трое других.

Братья тотчас вооружились и отправились туда, где был бой, и войско у викингов было вдвое больше. Свипдаг очень отличился, хотя и был тогда сильно ранен — он лишился глаза. Его людей убивали десятками, но конунг не приходил к нему на подмогу. Когда же его братья вступили в бой, они хорошо сражались и пришли туда, где были берсерки. Между ними случилась славная битва, да такая, что все берсерки погибли от рук братьев. Войско викингов скоро стало нести потери, и те, кто принял пощаду, сдались братьям.

После этого они отправились к конунгу Адильсу и рассказали ему эти новости. Конунг хорошо поблагодарил братьев за подвиг. Свипдаг получил две раны в руки, у него была большая рана на голове, и на всю жизнь он остался одноглазым. Некоторое время он лежал с этими ранениями, и королева Ирса лечила его.

Когда Свипдаг полностью выздоровел, то сказал конунгу, что хотел бы уйти отсюда.

— Я хочу посетить такого конунга, который окажет нам больше уважения, чем ты. Плохо ты вознаградил меня за оборону страны и такую победу, которую мы одержали для вас.

Конунг Адильс попросил его остаться и объявил, что очень хорошо будет относиться к братьям, сказав, что отныне никого не будет ценить выше их. Свипдаг же не хотел ничего иного, чем уехать прочь, и в первую очередь потому, что конунг Адильс не вышел на битву, пока она не закончилась, ибо сомневался, кому выпадет победа, Свипдагу или берсеркам. Конунг тогда был в лесу и смотрел оттуда на их сражение, имея возможность выйти, когда пожелает, но на самом деле ему было безразлично, даже если бы Свипдаг потерпел поражение и ударил в грязь лицом.

22. Свипдаг становится человеком конунга Хрольва

Вот братья собрались прочь, и никто им не препятствовал. Конунг Адильс спросил, куда они задумали ехать.

Они ответили, что ещё не приняли решения:

— Но мы на сей раз расстанемся. Я хочу теперь познакомиться с обычаями других людей и конунгов, а не стариться здесь в Швеции.

Они пошли к своим лошадям, хорошо поблагодарили королеву за ту честь, оказанную ею Свипдагу, пришпорили коней и поехали своей дорогой, пока не явились к отцу. Они спросили у него совета:

— Что бы нам предпринять?

Он же назвал величайшей честью быть вместе с конунгом Хрольвом и его витязями в Дании:

— И там вам, чтобы добиться какой-нибудь славы, придётся унять вашу горячность, ибо есть у меня верные сведения, что туда пришли самые великие в Северных Странах витязи.

— Каковы у него порядки? — спросил Свипдаг.

Отец отвечал:

— Как мне рассказывали о конунге Хрольве, он очень щедр, предан и осторожен в выборе друзей, так что не найдёшь ему равного. Он не жалеет ни золота, ни драгоценностей почти никому, лишь захотел бы принять. Он невысок ростом, но велик в испытаниях, выносливый, очень красивый, гордый с враждебными, но любезный и кроткий с убогими и со всеми, кто не противодействует ему, скромнейший из людей, и одинаково ласковый с бедными и с богатыми. Это столь превосходный человек, что его имя не забудется, пока существует мир. Также он наложил дань на всех конунгов, которые есть поблизости, ибо все готовы служить ему.

Свипдаг сказал:

— Вот ты поведал историю, и я твёрдо решил отправиться к конунгу Хрольву, я и все братья, если он захочет нас принять.

Бонд Свип сказал:

— Вы сами решайте, куда ехать и что делать, но мне самым лучшим кажется, чтобы вы остались дома со мной.

Они сказали, что с этого не будет толку.

Потом они пожелали отцу с матерью доброй жизни и отправились своей дорогой, пока не пришли к конунгу Хрольву. Свипдаг сразу предстал перед конунгом и приветствовал его. Конунг спросил, кто он такой. Свипдаг назвал ему своё имя, и также имена братьев, и сказал, что некоторое время он был с конунгом Адильсом.

Конунг Хрольв сказал:

— Зачем же ты явился, ведь нет большой дружбы между Адильсом и нашими людьми?

Свипдаг сказал:

— Я знаю это, государь. Всё же я хочу попытаться стать вашим человеком, если возможно, как и все мои братья. Хотя мы, наверное, малого добъёмся у вас.

Конунг сказал:

— Не мыслил я сделать друзьями людей конунга Адильса. Но раз уж вы пришли ко мне, то я приму вас, ибо думаю, что так будет лучше, чем отказать, ведь вижу я, что вы храбрые молодцы. Я слышал, что вы обрели великую славу, убив берсерков конунга Адильса и совершив много иных подвигов.

— Где ты укажешь мне место? — сказал Свипдаг.

Конунг сказал:

— Садитесь возле человека, которого зовут Бьяльки, но оставьте между вами место для двенадцати человек.

Свипдаг обещал конунгу Адильсу явиться к нему, прежде чем ушёл прочь. Теперь братья пошли туда, куда указал им конунг. Свипдаг спросил Бьяльки, зачем должно оставаться пустое место между ними. Бьяльки ответил, что там сядут двенадцать берсерков конунга, когда вернутся домой. Те были тогда в походе.

Одну из дочерей конунга Хрольва звали Скур, а другую — Дрива. Дрива находилась дома с конунгом и была воспитаннейшей из женщин. Дрива хорошо относилась к братьям и держалась с ними весьма приязненно.

Так продолжалось всё лето, пока осенью берсерки не вернулись домой ко двору. По своему обычаю, они, войдя в палату, подходили к каждому человеку и спрашивали его, считает ли сидевший перед ними себя столь же смелым, как и они. Люди подыскивали разные ответы, какие казались им наиболее подходящими, и всё же по словам каждого было слышно, что они считают, что далеко им до такой же смелости.

И вот он подошёл к Свипдагу и спросил, считает ли тот себя таким же храбрым. Свипдаг вскочил, вытащил меч и сказал, что во всём превосходит его.

Берсерк сказал:

— Тогда ударь меня по шлему.

Свипдаг так и сделал и шлема не разрубил. Затем они захотели биться.

Конунг Хрольв прыгнул между ними и сказал, что так не пойдёт и что с этого времени их будут называть равными:

— И оба будут моими друзьями.

После этого они помирились, и всегда принимали одно решение, ходили в походы и одерживали победу, куда бы ни пришли.

Конунг Хрольв послал теперь людей в Швецию к королеве Ирсе, своей матери. Он попросил её прислать ему те деньги, что принадлежали его отцу, конунгу Хельги, и которые забрал себе конунг Адильс, когда конунг Хельги был убит.

Ирса сказала, что это справедливо, и она отправила бы их, будь у неё такая возможность:

— Но если ты сам явишься за этими деньгами, я буду полезна тебе советами, мой сын. Однако конунг Адильс столь алчный человек, что не заботится о том, что делает ради денег, — так попросила она передать конунгу Хрольву и отослала ему подобающие подарки.

23. Хрольв налагает дань на конунга Хьёрварда

Конунг Хрольв был тогда в походе, отложив встречу с конунгом Адильсом. Он собрал у себя большие силы и всех встреченных конунгов облагал данью. И главная причина состояла в том, что все величайшие витязи хотели быть вместе с ним и не служить никому другому, ибо он был гораздо щедрее, чем любые иные конунги.

Конунг Хрольв основал свою столицу, которая называется Хлейдаргард. Это был большой и крепкий замок в Дании, где имелось больше роскоши и пышности, чем где-либо ещё среди всех, кто добился величия или о ком вообще что-то слышали.

Одного могущественного конунга звали Хьёрвард. Он женился на Скульд, дочери конунга Хельги и сестре конунга Хрольва. Это было сделано по согласию с конунгом Адильсом, королевой Ирсой и её братом Хрольвом.

Как-то раз конунг Хрольв пригласил на пир Хьёрварда, своего зятя. А когда он был на пиру, случилось так, что конунги стояли снаружи, и конунг Хрольв расстегнул ремень и дал на время конунгу Хьёрварду свой меч.

Снова застегнув ремень, конунг Хрольв взял назад меч и обратился к конунгу Хьёрварду:

— Мы оба знаем, — сказал он, — что издавна говорят: тот навсегда станет подчинённым другого, кто держит его меч, пока первый застёгивает ремень. Теперь ты будешь моим подвластным конунгом, и терпи это так же хорошо, как другие.

Хьёрвард был крайне разгневан, но всё же ему пришлось оставить всё как есть. С тем он и вернулся домой, недовольный своей участью. Однако после этого он посылал дань конунгу Хрольву, как и прочие подвластные конунги, оказавшие ему повиновение.

И здесь заканчивается прядь о Свипдаге.


Примечания

1 Указание, что человек «знал многое» в сагах обычно служило намёком на причастность к колдовству, способности к предвидению и т. д.

2 То есть на более почётное место.

3 У викингов было в обычае отмечать будущее место битвы орешниковыми ветвями.

© Перевод с древнеисландского: Тимофей Ермолаев (Стридманн)

Спасибо за помощь в редакции перевода и примечания Надежде Топчий.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов