Отрывок из саги о некоторых древних датских и шведских конунгах

1. Ауд выходит замуж за Хрёрека

[…] отказать. Конунг ответил:

— Я вижу нужду в том, чтобы поменьше распространяться о том, что тебя сватают, ибо прежде у дочерей конунгов был обычай отсылать восвояси трёх женихов или больше, а не выходить за первого, и есть конунги гораздо учтивее, чем Хельги.

Ауд ответила:

— Мало что изменится от того, спросишь ли ты меня об этом или нет, ибо я знаю, что ты принял твёрдое решение поступить супротив моего желания; вряд ли ты позволишь мне такой хороший брак; ты, должно быть, замыслил для меня иное.

Конунг встал и ответил:

— Правильно ты догадываешься. Никогда ты не выйдешь замуж за конунга Хельги, тем более что ты этого страстно желаешь.

Затем он встретился с конунгом Хельги и сказал ему, что обсудил это дело со своей дочерью, и сделал это с большой осторожностью, но чем дольше продолжалась беседа, тем её ответ оказывался всё глупее: она сказала, что ни один сын конунга не кажется ей достойным, столь велико её высокомерие. Однако он ещё замолвит за него словечко:

— Но в данное время это не принесёт пользы.

Хельги уехал домой, и об этом узнал Хрёрек, его брат. И поскольку он оставался дома в государстве, друзья Хрёрека подговаривали его жениться. Ему это понравилось. Ему сказали, чтобы он посватался к дочери конунга Ивара, который тогда был самым знаменитым конунгом. Он мало возлагал надежд, что преуспеет в том деле, где не получилось у его брата, который во всём был гораздо лучше него. Ему сказали, что он не достигнет высокого положения, если не посватается, но и позора для него никакого не будет, если ему откажут в женитьбе. Тогда он объявил про это дело своему брату и спросил у него совета, а тот сказал, что будет великой удачей, если он женится, и хоть он не знает, у кого это получится, но этого человека можно назвать счастливчиком.

Теперь Хрёрек попросил, чтобы Хельги поехал сватать ему жену. Тот ответил, что поедет, но скорее всего это принесёт пользы не больше, чем раньше. Хельги отправился в Швецию к конунгу Ивару, который хорошо принял его, как и раньше. Побыв там короткое время, он изложил дело и теперь посватал Унн для своего брата.

Сурово ответил конунг, назвал эту попытку неразумной и сказал, что на то нет никакой надежды:

— И я дивлюсь тому, что ты занимаешься этим делом, когда ей не понравилось выйти за тебя. Отчего же ей захотеть того, кто гораздо хуже?

Хельги ответил, что считает брата ничуть не менее достойным, чем он сам, но тот не столь знаменит по той причине, что постоянно сидит дома в своём государстве, и потому о нём меньше рассказов, и попросил его поведать об этом деле Унн. Конунг ответил, что не желал бы этого и что ожидает от неё плохого ответа, как и раньше.

На следующий день он позвал к себе свою дочь, потребовал оставить их наедине и сказал, что пришёл конунг Хельги и сватает её для своего брата:

— И он хотел бы узнать ваш ответ на это предложение.

Она ответила и сказала, что теперь не должно быть, как раньше, когда она так непочтительно отнеслась к приезду Хельги, и не ответит согласием на то, чтобы её выдали за Хрёрека.

Конунг ответил:

— Неразумным мне кажется твой ответ, и я не знаю, за кого ты намерена выйти замуж, раз отказываешь всякому конунгу, который тебя сватает. Я полагаю, что ты скоро станешь нам непокорна, раз не хочешь послушаться нашего совета.

Она ответила:

— Как и раньше, от разговоров со мной опять ничего не изменится, потому что ты уже твёрдо решил, за кого я выйду замуж, и потому нет никакой разницы, буду ли я отдана в жёны Хрёреку или другому мужчине, ибо ты выберешь для меня лишь плохое замужество.

Конунг ушёл прочь и встретился с Хельги. Он спросил, как продвигается его дело.

Конунг ответил, что для него всё резко изменилось.

— Ходит молва, что моя дочь мудрейшая из женщин, но она очень глупа, иначе она не поступила бы так, не отказала бы тебе, такому конунгу, которого я уважаю гораздо больше, чем Хрёрека. Но мне кажется, лучше будет, если она получит то, чего просит.

И они закончили свой разговор тем, что он пообещал Хрёреку свою дочь, и её приготовили к путешествию вместе с Хельги.

Вот они отправились своим путём и, покинув Свиавельд, заговорили между собой о том, что случилось, и что конунг Ивар пересказывал каждому из них. Они пришли домой в государство на Селунде1. Хрёрек узнал об этом, велел послать им навстречу верховых лошадей и большое войско, велел готовить пир, и на этом пиру он женился на Унн. Той зимой Хельги оставался на Селунде, и следующим летом он отправился в поход, как обычно.

У Хрёрека с женой родился сын, которого назвали Харальдом. У него была отметина — выступающие зубы, большие и золотого цвета2. Он был высокий и красивой внешности. И когда ему исполнилось три года, он был крупный, как десятилетний мальчик.

2. Коварство конунга Ивара

Одним летом было так, что конунг Ивар пришёл с востока со своим войском из Швеции в Рейдготаланд. Он привёл всё своё войско к Селунду. Он послал сказать Хрёреку, своему зятю, чтобы тот явился к нему. Конунг рассказал об этом своей жене Унн. Она спросила, намерен ли он отправиться к своему тестю и пригласить его на пир на берег.

Вечером, когда конунг Хрёрек пошёл спать, Ауд велела приготовить новую кровать, которую поставили посреди комнаты, и попросила конунга лечь там:

— А утром расскажи мне, что тебе приснилось, — себе же она постелила в другом месте.

Утром Ауд пришла туда и спросила о его снах.

— Мне снилось, — сказал он, — что я стою около какого-то леса рядом с ровным и красивым полем, и в этом поле я увидел оленя. Тогда из леса выбежал леопард, и его шкура блестела как золото, и олень забодал зверя рогами под лопаткой, и тот упал мёртвым. Далее я увидел, что туда, где был олень, прилетел большой дракон и сразу схватил его в когти и разорвал всего на куски. Тогда я увидел медведя, которого сопровождал медвежонок, и дракон хотел схватить его, но медведица защищалась, и тогда я проснулся.

Она сказала:

— Это великий сон. Остерегайся конунга Ивара, моего отца, он обманет тебя, когда вы встретитесь, ибо ты видел там духов конунгов, и они сражались друг с другом, и лучше было бы, чтобы ты не был оленем, который тебе привиделся, хотя мне кажется, что это скорее всего ты.

В тот же самый день он отправился со многими людьми к конунгу Ивару, поднялся на корабль конунга, на верхнюю палубу, и поздоровался с конунгом Иваром, но тот не ответил и вёл себя так, как будто его не видел. Тогда Хрёрек сказал, что он велел приготовить пир в его честь и хочет пригласить его к себе. Конунг ответил и сказал, что плохо выдал замуж свою дочь, хотя от него мало что зависело по той причине, что она плохо к нему относится. Он ответил, что всем доволен и считает, что она тоже рада своему замужеству.

Тогда конунг сердито ответил, что точно не знает, как с ним поступили Хельги и Ауд, но у всех на устах, будто Харальд сын конунга Хельги, что у него черты примерно такие, как и у мальчика, и потому он счёл обязанным известить его об этой измене, и сказал, что ему не нравится, что они оба владеют ею:

— И я предпочёл бы, чтобы ты отдал её твоему брату, чем так будет продолжаться и дальше, раз уж ты не смеешь отомстить.

Хрёрек сделал вид, что не слышал этого, но поскольку ни за что не хотел расстаться с женой, то попросил конунга Ивара дать ему совет. А тот сказал, что не может предложить ему ничего разумного, кроме как убить Хельги, и раньше они никогда не ладили друг с другом, иначе он отдаст женщину Хельги, а так, мол, никуда не годится. Хрёрек ответил, что никогда не отпустит жену и лучше отомстит, и поскакал прочь со своими людьми, а конунг пошёл на юг в Рейдготаланд.

Осенью, когда Хельги вернулся домой, Хрёрек был так невесел, что никто не слышал от него ни слова. А Ауд велела устроить богатый пир в его честь, и на этом пиру были различные игры, и Хельги очень страдал из-за того, что его брат был так невесел, и предложил ему отправиться с ним на игры, но тот сказал, что при существующем положении дел не станет играть. Он попросил его развеселиться:

— Возьмём наших коней и поскачем на турнир, как обычно.

Хрёрек вскочил, молча пошёл к своим людям, взял своё оружие, шлем, кольчугу, меч и копьё и выехал вон. Остальные поехали с пиками. Хельги, его брат, вышел против него с пикой. Хрёрек проткнул его копьём под рукой насквозь, и тот упал с коня мёртвым. Все, кто был рядом, подъехали и спросили, почему он совершил такое злодейство. Он ответил, что тому достаточно причин, и что он точно узнал, будто тот соблазнил его жену. Все отрицали это и говорили, что это великая ложь.

Услышав об этом, Ауд догадалась, что это был совет её отца:

— И ещё исполнилось не всё, что он задумал, — и сказала, что это скоро будет видно. Она взяла своего сына, Харальда, и уехала со многими людьми, а Хрёрек отправился по пирам, как обычно.

Вскоре с юга пришёл конунг Ивар. Прознав про это, Хрёрек поехал ему навстречу. Когда же конунг Ивар услышал, что Хельги убит, то сказал, что это была великая подлость, и приказал своему войску быстро вооружиться и отомстить за своего друга, Хельги. Узнав, что Хрёрек собирается с ним встретиться, он приготовил своё войско к нападению, и оно высадилось на берег и поднялось в лес, что находился на том пути, по которому скорее всего ехал бы Хрёрек. И вот тот спустился к морю, конунг Ивар сам сошёл на берег с тем войском, что осталось у кораблей, и велел поднять своё знамя и идти навстречу Хрёреку. Когда же те, кто укрывался в лесу, услышали трубу конунга Ивара, то выбежали из леса в тыл Хрёреку и его людям. Встретившись, они сразились. Там Хрёрек и всё его войско погибли. И тогда конунг Ивар потребовал, чтобы это государство отдали ему в управление, и все, кто был поблизости, подчинились ему.

Вскоре к берегу спустилась Ауд Глубокомудрая, его дочь, со всем войском, что она собрала. И поскольку у конунга Ивара было не такое большое войско, чтобы биться сейчас с жителями страны, то он отправился прочь, в Швецию.

Той самой зимой Ауд собрала у себя всё золото и драгоценности, которые она смогла добыть в государстве, что принадлежало конунгу Хрёреку, и послала их в Эйготаланд. И как только наступила весна, она снарядилась в путешествие и взяла с собой Харальда, своего сына, и многие знатные люди покинули страну вместе с ней. Она взяла с собой все деньги, что могла увезти, сперва отправилась в Эйготаланд, а затем на восток в Гардарики. Там правил конунг, которого звали Радбард. Он хорошо принял её и её войско и предложил ей и всем её людям жить у него и получить хороший приём в своей стране. Она приняла предложение.

Конунг Ивар подчинил себе всё государство, что принадлежало братьям.

А конунг Радбард посватал Ауд, и поскольку она со своим сыном были беженцами из Селунда, ей показалось, что нужна какая-нибудь опора, которая пригодится её сыну, когда тот вырастет. И так как Радбард был могущественный конунг, то она вышла за него замуж с ведома Харальда, а конунг Ивар об этом не знал.

3. Смерть Ивара. Харальд получает государство

И когда конунг Ивар узнал новости, что Ауд вышла замуж, конунг Радбард показался ему невероятно дерзким, что тот женился на ней без его позволения. Он собрал большое войско со всех своих государств, Швецию и Данию, и получилась такая огромная армия, что нельзя было сосчитать, сколько кораблей у него было. Он направил войско в Аустррики против конунга Радбарда, сказав, что опустошит и сожжёт всё его государство. Конунг Ивар был уже очень стар. Он привёл войско на восток в Карьялаботн3 и собрался сойти с армией на берег там, где начиналось государство конунга Радбарда.

Одной ночью, когда конунг спал на своём драккаре на верхней палубе, ему приснилось, будто с моря прилетел большой дракон, весь он был словно из золота, и от него летели искры по всему небу, словно из кузнечного горна, и осветились все земли вокруг него. Следом прилетели все птицы они, которые, как ему казалось, живут в Северных Странах. Затем он увидел как с другой стороны, с северо-востока, надвигается огромная туча, и вместе с ней начался такой сильный дождь и резкие ветер, что, как ему показалось, все леса и всю землю затопило водой, что падала дождём. За этим последовали гром и молнии. Когда же тот великий дракон прилетел с моря на сушу, его встретили дождь, ветер и такая густая тьма, что потом он не видел ни дракона, ни птиц, но всё же слышал сильный грохот от ударов грома и ветра, и так происходило как на юге, так и на западе страны, повсюду, где было его государство. Затем он будто посмотрел туда, где были корабли, но они все превратились в китов и уплыли в открытое море.

Потом он проснулся, велел позвать к себе Хёрда, своего воспитателя, рассказал ему этот сон и попросил растолковать его. Хёрд сказал, что он так стар, не может уразуметь сон. Он стоял на скале выше оконечности причала, а конунг лежал на верхней палубе и приоткрыл нижний край палатки, когда они беседовали.

Конунг был не в духе и сказал:

— Иди на корабль, Хёрд, и растолкуй мой сон.

Хёрд сказал, что не придёт:

— И нет нужды толковать твой сон. Сам знаешь, о чём он: скорее всего, немного пройдёт времени с сей поры, прежде чем власть в Швеции и Дании переменится, и тобой ныне овладела предсмертная прожорливость, раз ты задумал подчинить себе все страны, но ты не ведаешь, что произойдёт другое: ты умрёшь, а твои недруги получат твоё государство.

Конунг сказал:

— Иди сюда и расскажи свои дурные предсказания.

Хёрд сказал:

— Здесь я буду стоять и отсюда говорить.

Конунг сказал:

— Кем был Хальвдан Смелый у асов?

Хёрд ответил:

— Он был Бальдр у асов, которого оплакивали все боги, и непохож на тебя.

— Хорошо ты говоришь, — сказал конунг, — иди сюда и расскажи новости.

Хёрд ответил:

— Здесь я буду стоять и отсюда говорить.

Конунг спросил:

— Кем был Хрёрек у асов?

Хёрд ответил:

— Он был Хёниром, трусливейшим из асов, хотя он плохо к тебе относился.

— Кем был Хельги Резкий у асов? — сказал конунг.

Хёрд ответил:

— Он был Хермодом, который был самым смелым, хоть он и вредил тебе.

Конунг сказал:

— Кем был Гудрёд у асов?

Хёрд ответил:

— Он был Хеймдаллем, глупейшим из всех асов, хотя он плохо к тебе относился.

Конунг сказал:

— А кто я у асов?

Хёрд ответил:

— Ты был бы тем наихудшим змеем, который зовётся Мидгардсормом.

Конунг ответил разгневанно:

— Если ты говоришь мне о моей близкой смерти, тогда я скажу тебе, что ты проживёшь не дольше, потому что я заметил тебя, где ты стоишь, могучий турс. Иди к Мидгардскому Змею, померяемся силами.

Тогда конунг спрыгнул с кормы, и он так рассердился, что выскочил через нижний край палатки. А Хёрд бросился со скалы в море, и те люди, которые несли вахту на корабле конунга, были последними, кто видел конунга и Хёрда, ведь ни тот, ни другой больше не всплыли.

После этих событий протрубили, чтобы все сошли на берег на собрание. О том, что конунг мёртв, стало известно по всему войску, и теперь стали решать, куда отправиться такой великой армией. Им показалось, что раз конунг Ивар мёртв, а конунг Радбард ни в чём перед ними не провинился, то каждый с попутным ветром как можно скорей вернётся домой. Так и было решено, поход был распущен, и каждый поплыл в свою страну.

Узнав об этом, конунг Радбард поставил Харальда, своего пасынка, над частью армии. Тогда Харальд отправился с войском в Селунд, и там его избрали конунгом. Затем он отправился в Скан, в государство, которым владели родичи его матери, там его хорошо приняли, и там он очень усилил своё войско. Затем он отправился в Свитьод, подчинил себе весь Свиавельд и Йотланд, которым владел Ивар, отец его матери, и возвысил многих областных конунгов, которых раньше лишил власти конунг Ивар.

С самого начала правление конунга Харальда было хлопотным. По той причине, что он был молод, тем, кого раньше конунг Ивар или конунг Ингьяльд лишили власти, казалось, что будет легко вернуть свои вотчины.

4. О государстве конунга Харальда

Харальду было пятнадцать зим, когда его избрали правителем. И поскольку его друзья знали, что ему придётся много воевать, чтобы защитить государство, ведь он был молод годами, то было решено прибегнуть к великому колдовству, и конунга Харальда заколдовали, чтобы его не разило железо, и с тех пор он никогда не носил защиты в бою, и всё же оружие не вредило ему. Скоро он стал великим воином и провёл так много боёв, что не было никого в его роду, кто воевал бы столько же, сколько и он, и тогда его прозвали Харальд Боевой Зуб. Битвами и набегами он завладел всем государством, что принадлежало конунгу Ивару, и более того, в Дании или Швеции не было конунга, который бы не платил ему дань, и все сделались его людьми. Он подчинил себе ту часть Англии, что принадлежала Хальвдану Смелому и позже конунгу Ивару. Он назначал конунгов и ярлов и велел платить ему дань. Он поставил конунга Хьёрмунда, сына Херварда Ильвинга, над Восточным Гаутландом, которым владел его отец и конунг Гранмар.

5. Хильдир принимает государство своего отца

В те времена, когда конунг Харальд Боевой Зуб устанавливал свою власть в Швеции и Дании, в Рейдготаланде жил конунг, которого звали Хильдибранд. Это был могущественный конунг и великий воин. Начав стареть, он поселился в своих землях. У него было два ребёнка. Его сына звали Хильдир, а дочь — Хильд. Она была красивейшая из дев и очень гордая.

Совсем состарившись, конунг смертельно заболел. Когда же конец был близок, он позвал к себе своего сына, дал ему много мудрых советов и сказал, во-первых, чтобы он выдал свою сестру замуж далеко отсюда, во-вторых, чтобы он не выделил ей ни кусочка земли из своих владений, и в-третьих, чтобы он не давал ей слуг, чтобы ей было по силе содержать себя и своих людей.

— Сейчас закончится наша жизнь вместе. Сбереги же тех друзей, которые были у меня, ведь ты молод и нуждаешься в прозорливости, чтобы повелевать государством.

Конунг скончался, а жители страны созвали многолюдный тинг по законам страны. И на этом тинге они посадили Хильдира, сына конунга, на трон и назвали его конунгом; они поклялись ему в повиновении, а он им — соблюдать законы страны. После этого он устроил большое торжество, тризну по своему отцу и радостный пир в честь своих друзей, и раздал титулы всем своим друзьям и могущественным людям, которые раньше были вместе со старым конунгом.

Когда же государство было устроено подобным образом, Хильд, дочь конунга, предстала перед своим братом, поклонилась ему, приветствовала его ласковыми и красивыми словами и сказала […]

6. О конунге Хринге

[…] в походе. Одной осенью он посетил конунга Харальда, брата своего отца, получил там хороший приём и жил там некоторое время в большой милости. И так как конунг Харальд состарился, он поставил Хринга, своего родича, над своим войском защищать свою землю, и Хринг подолгу пребывал у Харальда.

Когда же его согнула старость, он поставил Хринга, своего родича, конунгом над Уппсалой и дал ему в управление всю Швецию и Западный Гаутланд, а под своим надзором оставил всю Данию и Восточный Гаутланд. Конунг Хринг взял в жёны Альвхильд, дочь конунга Альва, который владел страною между двумя реками, Гаутэльвом и Раумэльвом. Она и тогда называлась Альвхеймом. Эти земли были покрыты густыми лесами. У Хринга со своей женой был один сын. Его звали Рагнаром4.

У конунга Харальда со своей женой было двое сыновей. Одним был Хрёрек Метатель Колец, а вторым — Транд Старый.

7. Сбор войск конунгов

Когда конунг Харальд Боевой Зуб стал так стар, что ему было полторы сотни зим, он лежал в постели и не мог ходить, и повсюду в его государство вторгались с набегами викинги. Его друзьям не нравилось, что происходит в государстве и что страной перестали управлять. Также многим он казался слишком старым, и некоторые могущественные люди сговорились, когда конунг будет мыться в лохани, набросать сверху ветки и завалить камнями, желая утопить его в бане.

Узнав, что они хотят убить его, он попросил отпустить его из бани.

— Я знаю, вы считаете меня слишком старым. Это правда, но я мог бы умереть достойно. Я не хочу такой смерти — умереть в бане. Я хочу умереть более по-королевски.

Тут подоспели его друзья и забрали его прочь.

И вскоре он послал людей в Швецию к конунгу Хрингу, своему родичу, с посланием, что он должен собрать войско со всего государства, которое он охраняет, выйти к нему навстречу у границы и биться с ним, и велел рассказать ему обо всех событиях, что произошли, и что данам он кажется слишком старым.

И после этого конунг Хринг собрал войска со всего Свиавельда и Западного Гаутланда, и большое войско у него было из Норвегии. Как рассказывают, когда шведы и норвежцы отправились в поход через Стокксунд, у них было два с половиной десятка сотен кораблей. А конунг Хринг двинулся со своей дружиной и западными гаутами через Эйрарсунд верхним путём и так пришёл по суше на запад в лес Кольмеркр, который разделяет Швецию и Восточный Гаутланд. Конунг Хринг вышел из леса на западе в том месте, что называется Бравик, и тогда повстречался там со своим флотом. Конунг Хринг разбил там свой лагерь на Бравеллире у леса, между ним и заливом.

Вот конунг Харальд стянул армию по всей Датской империи, и большое войско пришло из Аустррики, из Кэнугарда и из Саксланда. Теперь его армия собралась в Селунде, в месте, которое называется Кэгья, и от Ландэйра до Сканей можно было перейти, ступая по судам, и всё море, казалось, было покрыто его флотом. Затем он послал человека, которого звали Херлейв, вместе с отрядом саксов к конунгу Хрингу, велел отметить орешником поле для битвы, вызвал его на бой и разорвал с ним мир и все соглашения. Конунг Харальд двигался с войском семь дней, пока не пришёл на восток в Бравик. И тогда обе стороны приготовились к бою и выстроили свои войска.

8. О витязях конунгов

Как сказывают, предводителем войска конунга Харальда был человек, которого звали Бруни. Он был премудрее всех, кто был с ним. Он велел Бруни выстроить войска и распределить вождей под знамёнами. Знамя конунга Харальда стояло в середине строя, и его знамя окружала его дружина.

Вот какие витязи были с конунгом Харальдом. Свейн, Сам, Гнепи Старый, Гард, Бранд, Блэнг, Тейт, Тюрвинг, Хьяльти — это были скальды и витязи конунга Харальда. Из дружины конунга Харальда в поход отправились: Хьёрт, Боргар, Бели, Барри, Бейгад, Токи. Там была дева-воительница Висма и другая Хейд, и каждая из них пришла к конунгу Харальду с большим войском. Висма несла его знамя. С ней были витязи Кари и Мильва. Ещё одну деву-воительницу звали Вебьёрг, которая пришла к конунгу Харальду с большим войском с юга из Готланда, и её сопровождали многие витязи. Из всех их самыми великими и знаменитыми были Убби Фриз, Брат Ирландец, Орм Англичанин, Буи сын Брамы, Ари Одноглазый, Гейральв. Воительницу Висму сопровождало большое войско вендов. Их легко было отличить: у них были длинные мечи и небольшие круглые щиты, а длинных щитов, как у других, у них не было. На одном фланге полка конунга Харальда была дева-воительница Хейд со своим знаменем, она взяла с собой сотню витязей. Её берсерками были: Грим, Гейр, Хольмстейн, Эйсёдуль, Хедин Тощий, Даг из Ливланда, Харальд сын Олава. На этом фланге вместе с Хейд было много вождей. На другом фланге был вождь, которого звали Хаки Разрубленная Щека, и перед ним несли знамя. С ним было много конунгов и витязей. Там были Альвар и Альварин, сыновья конунга Гандальва, которые прежде были дружинниками и домочадцами конунга Харальда. Конунг Харальд был в колеснице, потому что он не мог ни нести оружие, ни идти в битву пешим.

Конунг послал Бруни и Хейд разведать, какое у Хринга войско и готов ли он к битве.

Бруни сказал:

— Мне кажется, Хринг и его войско готовы биться. Он странно выстроил своих людей. Он построил своё войско свиньёй, и будет нехорошо биться с ним.

Тогда конунг Харальд сказал:

— Кто научил Хринга строить войско свиньёй? Я думал, этого никто не умеет, кроме меня и Одина. Или Один хочет лишить меня дара победы? Такого раньше никогда не бывало, и я ещё попрошу его, чтобы он не делал этого. Но если уж он ныне не хочет даровать мне победу, то пусть позволит мне пасть в бою со всем моим войском, если он не хочет, чтобы даны победили, как прежде, и всех погибших, которые падут на этом поле, я дарю Одину.

Было так, как говорил Бруни, Хринг выстроил всё своё войско свиньёй. На вид строй казался плотным, как в самом центре «свиньи», однако же он был столь длинным, что один его фланг доходил до реки, что называлась Вара, а другой — до Бравика.

Конунг Хринг взял с собой в бой многих конунгов и витязей. Самым знатным с ним был конунг по имени Али Отважный, у которого было великое множество армии и много других знаменитых конунгов и витязей. С ним был витязь, который в древних сагах слыл самым знаменитым, Стёркуд Старый5 сын Сторверка, который вырос в Норвегии в Хёрдаланде на острове Фенринг, путешествовал по разным странам и жил у многих конунгов. Много других витязей пришло из Норвегии на эту битву: Транд из Трандхейма, Торир из Мёри, Хельги Белый, Бьярни, Хавр, Финн из Фьорда, Сигурд, Эрлинг Уж из Ядра, Эйрик Рассказчик, Хольмстейн Белый, Эйнар Агдирец, Хрут Сомнение, Одд Путешественник, Эйнар Трьюг, Ивар Мыс. Вот какие великие витязи были у конунга Хринга: Аки, Эйвинд, Эгиль Косой, Хильдир, Гаут, Гуди Толлус, Стейн с Вэнира, Стюр Сильный. Эти были в одном отряде: Храни сын Хильд, Свейн Жнец, Хлаумбоди и Сокнар-Соти6, Хроккель Костыль, Хрольв Женолюб. Ещё были: Даг Толстый, Гердар Весёлый, Дук Венд, Глум Вермаландец с запада с Эльва, Сакси Живодёр, Сали Гаутландец. Из Свиавельда спустились: Нори, Хаки, Карл Комок, Крокар с Акра, Гуннфаст, Глисмак Годи. Из Сигтуны спустились: Сигмунд Боец Каупанга, Толуфрости, Адильс Заносчивый из Уппсалы, он выступал впереди перед стягами и щитами и не был в строю, Сигвальди, который привёл к конунгу Хрингу одиннадцать кораблей. Трюггви и Твививиль привели двенадцать кораблей. Также у Лэсира был скейд7, полностью занятый витязями. У Эйрика Хельсинга был большой драккар, полностью занятый воинами. К конунгу Хрингу пришли также люди из Теламёрка, витязи, к которым никто не благоволил, так как считалось, что они говорят слишком медленно и попусту. Вот кто был оттуда: Торкель Упрямый, Торлейв Гот, Хадд Суровый, Греттир Несправделивый, Хроальд Палец. Ещё к конунгу Хрингу пришёл человек, которого звали Рёгнвальд Высокий или Радбард Кулак, величайший из витязей. Он стоял в клине впереди всех, рядом с ним были Трюггви и Лэсир, и снаружи — сыновья Альрека и Ингви. Затем стояли люди из Теламёрка, с которых, как все думали, толку мало, и их никто не хотел брать. Они были отличными лучниками.

9. Битва на Бравеллире. Гибель Харальда Боевой Зуб

Когда же вся эта армия была готова к бою, с обеих сторон затрубили в трубы и закричали что есть мочи боевой клич. Затем полки сошлись, и началось такое ожесточённое и великое сражение, что, как говорится во всех древних сагах, не случалось в Северных Странах битвы, в которой бы участвовало такое количество и такие лучшие люди.

Недолго длился бой, как войско конунга Харальда атаковал витязь, которого звали Убби Фриз. Он напал там, где была передняя часть клина в строю конунга Хринга, и провёл первый бой с Рёгнвальдом Радбардом, и их схватка была очень жестокой, и можно было видеть ужасные удары, которыми обменивались эти смельчаки. Они наносили друг другу много могучих ударов, но Убби был столь великим витязем, что не останавливался, пока поединок их не кончился тем, что Рёгнвальд погиб от руки Убби. И потом он подбежал к Трюггви и смертельно ранил его. Когда же сыновья Альрека увидели, какой ужасный урон он наносит их армии, то напали на него и бились с ним, но он был столь крепким и великим витязем, что убил из обоих, а после этого — Ингви. И он так яростно наступал, что всё перед ним обращалось в бегство, и он умертвил всех, кто стоял в самой передней части клина, кроме тех, кто схватился с другими витязями.

Увидев это, конунг Хринг стал ободрять своё войско, что одному человеку не одолеть их всех, таких благородных людей, которые были вместе с ним:

— И где же витязь Стёркуд, который до сих пор всегда выигрывал сражения? Принеси нам победу!

Тот ответил:

— Нам нужно достаточно потрудиться, государь, — сказал он, — но мы постараемся одержать такую победу, какую сможем, но такой человек, как Убби, может оказаться настоящим испытанием.

Но по наущению конунга он выбежал навстречу Убби, и случился там великий бой между ними с могучими ударами и великой силой, ведь оба они были смельчаками, и так продолжалось некоторое время, и Стёркуд нанёс Убби одну большую рану, а в ответ получил от него шесть ран, и все большие, и ему показалось, что девали ли он подвергался такому испытанию от одного человека. И поскольку полки сильно теснили друг друга, развели их в разные стороны, и потому этот поединок кончился.

Потом Убби убил витязя, которого звали Агнар, и постоянно расчищал впереди себя путь, рубя по обе стороны, обе его руки были окровавлены до плеч. И затем он напал на жителей Теламёрка.

Увидев его, те сказали:

— Ныне нет нам нужды искать в войске какое-нибудь другое место, пусть некоторое время этого человека навестят стрелы, и ранее […] победа, и мы пользовались малым уважением, приложим же сейчас больше усилий и покажем, что мы отважные мужи.

В него начали стрелять те, кто был самым знаменитым из жителей Теламёрка, Хадд Суровый и Хроальд Палец, и они были такими прекрасными лучниками, они выпустили в него две дюжины стрел, и все ему в грудь, и живым он уже не выглядел. Эти люди умертвили его, но прежде он убил шестерых витязей, а кроме того нанёс крупные раны одиннадцати витязям и убил шестнадцать людей из свеев и гаутов, которые стояли в передних рядах.

В это время Вебьёрг Воительница очень нападала на свеев и гаутов. Она стала наступать на витязя, которого звали Сокнар-Соти, и она так умело обращалась со шлемом, кольчугой и мечом, словно отважный воин, как говорит Стёркуд Старый. Она наносила сильные удары этому витязю и долго нападала. И один удар она нанесла ему по щеке и отсекла челюсть и подбородок. Он сунул бороду в рот и прикусил её, и так придерживал свой подбородок. И она совершила много великих подвигов в войске. Вскоре её встретил Торкель Упрямый, витязь конунга Хринга, и они сошлись в жестокой схватке, которая продолжалась, пока он не убил её, нанеся множество ран и проявив великое мужество.

За короткое время случилось там много великих событий, и то та, то другая сторона оказывалась лучше. Многие не вернулись оттуда домой, многие получили увечья, с обеих сторон.

Теперь Стёркуд выступил против данов. Он напал на витязя, которого звали Хун, и они бились, и закончилось тем, что Стёркуд убил его и немного спустя того, кто хотел за него отомстить, по имени Элла. И тогда он напал на того, которого звали Боргар, и у них был жестокий поединок, который кончился тем, что он убил его. Стёркуд бегал теперь по рядам с обнажённым мечом и рубил одного за другим. Затем он зарубил того, которого звали Хьёрт, и тут ему повстречалась Висма Воительница, которая несла знамя конунга Харальда. Стёркуд яростно напал на неё.

Тогда она сказала Стёркуду:

— Твоя неистовость предвещает твою скорую смерть, и сейчас ты умрёшь, турс.

Он ответил:

— Однако ранее ты опустишь знамя конунга Харальда, — и отрубил ей левую руку.

Хьюго Гамильтон. Конунг Харальд Боевой Зуб в битве на Бравеллире.

Отомстить за неё вышел против него человек, которого звали Браи отец Сэкальва, и Стёркуд пронзил его насквозь мечом, и теперь повсюду можно было видеть большие горы убитых. Немного спустя против Стёркуда вышел Гнепья, великий витязь, у них была жестокая схватка, и Стёркуд нанёс ему смертельную рану. Затем он убил витязя, которого звали Хаки, и в этой схватке он получил много больших ран. У него так были изрублены шея и плечи, что были видны внутренности, а впереди на груди у него была столь большая рана, что лёгкие вывалились наружу, и он потерял один палец на правой руке.

Лоренц Фрёлих. Харальд Боевой Зуб.

И когда конунг Харальд увидел такие большие людские потери среди своих дружины и витязей, тогда поднялся он на колени, взял два меча-сакса и сильно хлестнул коня, запряжённого в колесницу. Он держал в каждой руке по мечу и принёс так многим людям смерть, хотя не мог ни идти пешком, ни сидеть верхом на лошади. Некоторое время бой продолжался, и конунг совершил много подвигов.

Фридрих Вильгельм Гейне. Битва на Бравеллире.

И в конце этой битвы конунга Харальда Боевой Зуб так ударили дубиной по голове, что череп раскололся, это была смертельная рана, и убил его Бруни. И тогда конунг Хринг увидел колесницу конунга Харальда пустой и догадался, что конунг погиб. Он велел трубить и кричать, чтобы войска остановились. Когда даны заметили это, бой затих, и конунг Хринг предложил пощаду всему войску конунга Харальда, и все приняли её.

На следующий день утром конунг Хринг велел осмотреть убитых и найти тело конунга Харальда, его родича, и целая армия убитых была навалена сверху там, там где лежало его тело. Уже настал полдень, когда все тела нашли и мёртвых убрали, и тогда конунг Хринг велел взять тело конунга Харальда, своего родича, омыть с него кровь и пышно убрать согласно древнему обычаю, велел положить тело в колесницу, в которой конунг Харальд был в бою. И после этого он велел набросать большой курган и завезти туда его тело на колеснице, запряжённой конём, который был у конунга Харальда в битве, и после этот конь был убит. И тогда конунг Хринг взял седло, на котором ездил сам, дал его конунгу Харальду, своему родичу, и попросил его поступить так, как он захочет: поехать в Вальхаллу верхом или в колеснице. И тогда он велел устроить там большой пир и проводил конунга Харальда, своего родича.

И прежде чем курган был закрыт, конунг Хринг приказал подойти всех знатных людей и всех витязей, которые присутствовали там, и бросить в курган большие кольца и доброе оружие в честь конунга Харальда Боевой Зуб. И после этого курган тщательно зарыли.

10. О конунге Сигурде Кольцо

Сигурд Кольцо был конунгом над Швецией и Данией после конунга Харальда Боевой Зуб. Его сын, Рагнар, вырос при дворе своего отца. Он был выше и прекраснее всех людей, что видели люди, и походил внешностью на свою мать и её родичей, потому что во всех древних рассказах известен народ, который звали альвы, что был гораздо красивее, чем любой другой человеческий род в Северных Странах. Оба родителя Альвхильд, его матери, и вся родовая ветвь происходили от Альва Старого. Их называли родом Альвов. От него получили названия две главные реки, которые с тех пор обе называются «эльв». Одна из них отделяет его государство от Гаутланда, и поэтому её назвали Гаутэльв, а другая течёт к стране, которая сейчас называется Раумарики, и она называется Раумэльв. Статью Рагнар был похож на своего отца и отцовских родичей, как то конунг Харальд Боевой Зуб или Ивар Широкие Объятия.

Когда же конунг Хринг начал стареть и стал тяжёл на подъём, его государство стало уменьшаться, и в первую очередь он потерял то, чем владел в начале. Конунг по имени Адальбрикт, происходивший из рода конунга Эллы, которого убил Хальвдан Ильвинг8, подчинил себе ту часть Англии, которая называется Нордимбраланд; этой частью владел конунг Хринг, а ранее конунг Харальд. Конунг Адальбрикт правил этим государством долгое время. Его сыновей звали Ама и Элла, которые были конунгами в Нордимбраланде после своего отца.

Когда Сигурд Кольцо был уже стар, одной осенью он поехал по своему государству, Западному Гаутланду, чтобы судить людей по законам страны, и тогда встретились с ним сыновья Гандальва, его свояки, и попросили, чтобы он оказал им помощь и выступил против конунга по имени Эйстейн, который правил государством, которое тогда называлось Вестмарар, а ныне называется Вестфольд. Тогда в Скирингссале было совершено жертвоприношение, на которое сошлись люди со всего Вика […]


Примечания

1 Селунд (Selund) — современный остров Зеландия (Шелланн) в составе Дании.

2 Согласно другой версии, Харальд Боевой Зуб получил своё прозвище после битвы с Весети, в ней он лишился двух зубов, но взамен их выросли новые.

3 Обычно Кирьялаботн (Kirjálabotn) — Финский залив.

4 Рагнар Меховые Штаны.

5 Он же Старкад, сын Сторверка, легендарный герой, фигурирующий в «Саге о Гаутреке» и «Пряди о Норна-Гесте». Дедом Старкада и отцом Сторверка был восьмирукий ётун Старкад Алудренг.

6 Первая часть имени Сокнар-Соти — это прозвище, которое переводится как «нападение, атака» (sókn).

7 Скейд (skeið) — разновидность военного корабля.

8 Ильвинг (Ylfingr) — букв. «волчонок», скорее всего, не прозвище, а родовое имя. Возможно, речь идёт о том же Хальвдане Смелом, который согласно гл. 4 владел после убийства Эллы частью Англии.

© Перевод с древнеисландского, примечания: Тимофей Ермолаев (Стридманн)

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов