Сага о Тидреке из Берна

Þiðreks saga af Bern

Поход Тидрека в Бертангаланд

Leiðangr Þiðreks til Bertangalands

200. Сигурд Юнец описывает палатки конунга Тидрека

Однажды, когда конунг Исунг и все его сыновья сидели в своём замке и очень веселились, пришёл к ним тут Сигурд Юнец и сказал конунгу:

— Государь Исунг, — сказал он, — я видел событие, которое мне кажется немаловажным. Я видел шатёр, который возведён на поле перед твоим городом, и тот шатёр сделан иным образом, чем виденные мною прежде. Посреди того шатра стоит жердь, а на вершине этой жерди большая шишка из золота, и впереди этой палатки занавеска с красным камнем, и поддерживает её жердь, и на ней золотая шишка, и дальше третья палатка, зелёная, с жердью, и третья золотая шишка. И с правой стороны палатка, вытканная золотом, и поддерживает её жердь тоже из золота и с золотой шишкой. С левой стороны палатка белая, и поддерживает её жердь, которая вся украшена золотом до самой шишки, и я думаю, что никто не видел более величественного шатра. Перед этим шатром висят тринадцать щитов. На крайнем щите изображены конь и медведь, — то он увидел конный щит Хеймира. — На щите, что рядом с ним, изображён золотой ястреб и две птицы, которые летят впереди него, и сей знак, предполагаю, принадлежит какому-то моему родичу, — то был щит ярла Хорнбоги. — На третьем щите изображён золотой ястреб, — и то был щит Эмлунга, его сына. — На четвёртом щите изображены клещи, молот и наковальня, и щит сей немаленький, — то был щит Видги. — На пятом щите изображён лев, покрытый золотом, — то был щит конунга Тидрека, — и у этого льва на голове корона воителя. На шестом щите орёл в короне, — то был щит конунга Гуннара. — На седьмом щите орёл без короны, — то он увидел щит Хёгни. — Теперь восьмой, который весь расписан словно золото, огонь или пламя, — то говорилось о щите Хербранда. — Теперь девятый щит, на нём изображён лев без короны, — то говорилось о щите Фасольда. — Теперь десятый щит, и на нём изображён дракон, — то говорилось о щите Систрама; он получил сей знак, с тех пор как спасся из пасти дракона. — Теперь одиннадцатый щит, на нём изображён город, и нарисован был Берн, — то был щит Хильдибранда. А причиной того, что на его щиту был Берн, было то, что он никогда не оказывался в такой опасности, когда можно было бы скрыть, что он человек конунга Тидрека из Берна. — Двенадцатый щит, на нём изображён один вепрь, — то говорилось о щите Вильдифера, и нарисована была его сущность. — Теперь остался тринадцатый щит, на нём человек и слон. — То говорилось о щите Теттлейва, потому что греческий Сигурд Старый ехал верхом на слоне, когда бился с Теттлейвом. — И раз уж в нашу страну явились неизвестные витязи, — говорит Сигурд, — мне кажется, нужно сперва узнать, откуда они пришли и какое у них дело. И я предлагаю себя, конунг, чтобы по вашему повелению поехать к ним и узнать, кто они такие, что так заносчиво поставили палатки, ведут себя так высокомерно и оказались столь дерзкими, что явились в ваши земли без вашего приказа.

Теперь конунг отвечает:

— Я пошлю к ним всего одного витязя и передам им, что если они хотят сохранить свои жизни, то пусть пришлют мне пошлину и дань, в соответствии с нашими законами. Этот рыцарь может спросить их, кто они такие, откуда пришли, где родились, куда направляются и какие у них другие дела, кроме как заплатить дань и поклониться нам.

Сигурд сказал:

— Этим витязем, которого ты хочешь послать туда, должен быть не кто иной, как я.

201. Сигурд требует дань у конунга Тидрека

Вот взял Сигурд себе оружие, одежду и одного лютого коня, и, не оседлав его, он выехал из города, спустился с горы и не останавливался, пока не пришёл к шатру конунга Тидрека. Тут он слез со своего коня, вошёл в шатёр и затем молвил:

— Будьте здоровы, добрые воины, а я поздоровался бы с вами поимённо, если бы знал ваши имена.

Они ответили ему похожим образом и пожелали ему всего хорошего.

Тут Сигурд молвил:

— Конунг Исунг, мой государь, прислал меня сюда с поручением взять с вас дань, которую по здешним законам должен получить конунг. Но вы должны заплатить эту дань, если пожелаете. Однако если конунг не получит с вас дани, можете не сомневаться, немного времени пройдёт, прежде чем вы лишитесь всего вашего добра вместе с вашими жизнями.

Теперь конунг Тидрек отвечает:

— В начале нашего путешествия в эту страну мы поступим иначе, чем заплатим вашему конунгу дань. Но наше дело, о котором ты вполне можешь передать и рассказать вашему конунгу, такое: я вызываю его на бой, чтобы он вышел против меня с таким же числом людей, как и я, и прежде чем мы расстанемся, он сможет рассказать, какие воины нанесли ему визит.

Сигурд Юнец отвечает:

— С вашего позволения я хочу ныне спросить вас, как зовут вашего предводителя и из каких земель вы пришли? Вы делаете то, чего никогда прежде не было — вызываете конунга Исунга и его людей на бой. Но разве вам не рассказывали, насколько он могуч? И сдаётся мне, он не откажется биться с вами, кто бы вы ни были.

Тогда Видга отвечает:

— Узнал ли ты кого-нибудь из людей, что пришли сюда, или нет? Скрывать от тебя не будем. Предводительствует этими людьми конунг Тидрек из Берна. Есть здесь также другой конунг, его зовут Гуннар из Нивлунгаланда. Есть и другие доблестные воины, я имею в виду нас. Но как ты думаешь, захотят ли конунг Исунг и Сигурд Юнец непременно биться или же они дрогнут?

Теперь Сигурд отвечает:

— Я ожидаю, что конунг Исунг и Сигурд Юнец не побегут, не проверив, от вашей армии в своей стране, даже если сюда явился конунг Тидрек из Берна или его люди. Но как насчёт того, если вы не хотите нарушать законы и не платить конунгу дань, то вы вполне можете отправить ему дань, что сделает честь вам и ему, вместе с вашим предложением, что будет ему во славу, а вам не в ущерб.

Теперь конунг Тидрек отвечает:

— Поскольку ты исполнил его поручение с великим умением и учтивостью, то я отправлю ему послание, которую ему почётно будет принять.

Теперь конунг Тидрек сказал своим людям:

— Что же нам отправить ему, чтобы ему было почётно принять? Мы отправим ему коня и щит и выберем жребием, кто из наших людей отправит ему своего коня и свой щит в подарок.

Так они и сделали. Был брошен жребий, и выбор пал на Эмлунга, сына ярла Хорнбоги. Вот взяли его коня и его щит, и конунг Тидрек отправил их конунгу Исунгу. И теперь Сигурд поскакал прочь.

202. Эмлунг требует своего коня у Сигурда

Эмлунг был чрезвычайно раздосадован тем, что он потерял своего коня, ему казалось, что лучше бы он потерял свои обширные владения дома., Он решил поскакать за Сигурдом, не желая мириться с таким положением, пришёл к своему отцу и попросил его одолжить ему коня, он хотел отобрать своего коня у того, кто уехал. Но ярл не захотел, чтобы он поехал следом, и не одолжил ему своего коня, чтобы всё оставалось так, как было сделано. Тогда Эмлунг пошёл к Видге и попросил его одолжить ему своего коня.

Видга отвечает:

— Я не уверен, что ты получишь своего коня у этого парня, если он тот, кого я подозреваю. Но если ты не получишь своего коня и потеряешь моего, чем я тогда буду владеть?

Эмлунг отвечает:

— Если ты лишишься своего коня, тогда получишь всё моё государство, а это двенадцать крепчайших городов в Виндланде. Это подарил мне мой отец, а ты станешь его наследником, как был прежде я, если я не верну сюда твоего коня. Если же я верну тебе твоего коня, то буду владеть своим, как прежде. А я или получу своего коня, или погибну.

Видга отвечает:

— Тогда я дам тебе своего коня, раз ты так сильно ручаешься насчёт этот поездки.

Тут Эмлунг вскочил на Скемминга и поскакал изо всей мочи, пока они не встретились, а то было неподалёку от конунга, и поблизости росла липа. Тут Эмлунг позвал этого человека и попросил его подождать, тот так и сделал.

Эмлунг молвит:

— Слезь с коня, на котором ты едешь, ибо я не хочу терять его, потому что я приехал на нём издалека.

Сигурд отвечает:

— Кто ты таков, что так смело требует коня, на котором я сижу? Сомневаюсь, что ты получишь его, принадлежал ли он тебе или нет.

Эмлунг молвит:

— Слезь с коня, а если ты так не сделаешь, то лишишься как своей жизни, так и этого коня.

Теперь Сигурд заподозрил, что этот человек, наверное, сын ярла Хорнбоги, который был его родичем, и тогда он молвил:

— Я ясно вижу, что ты хочешь биться со мной за коня, и может быть, вскоре ты встретишь человека, который захочет биться с тобой, однако сейчас ты биться не будешь. Я назову разумным, если мы воспользуемся другой возможностью между нами, пусть ты лишишься своего коня, на которого притязаешь, или лишишься того, на котором сидишь. Сейчас выставь вперёд древко своего копья и скачи ко мне, а я буду держаться спокойно. Сбросив меня с моего коня, ты получишь своего коня и будешь владеть им, но если я устою против твоего наезда, тогда я попытаюсь поскакать со своим копьём, и мы не прекратим эту игру, пока один из нас не потеряет своего коня.

Эмлунгу это понравилось и он захотел, чтобы так и было.

203. О столкновении Эмлунга и Сигурда

И теперь Эмлунг поскакал к Сигурду, пришпорив Скемминга, и ударил древком своего копья в середину щита Сигурда так сильно, что конь Сигурда упал на задние ноги, но сам он спокойно сидел в седле, и древко копья переломилось посередине.

И тогда Сигурд сказал:

— Отважно проскакал юноша. Может быть, у тебя есть в семье родичи, которые хорошо учат такому рыцарскому делу. Теперь слезь со своего коня, затяни потуже подпругу и подготовь получше его и самого себя, а затем садись верхом и держись передо мной, как я прежде держался перед тобой, и веди себя так, как будто тебе совсем ничего не нужно, кроме как не потерять своего коня.

Эмлунг сделал так и приготовился как можно расторопнее. И теперь Сигурд пришпорил своего коня и ударил толстым древком своего копья в середину его прекрасного щита так крепко и сильно, что этим самым древком отбросил Эмлунга с его коня далеко назад.

Затем Сигурд взял Скемминга за уздечку и молвил:

— Ты, добрый воин, теперь не владеешь своим конём, за которым приехал, и лишился другого, который, как я догадываюсь, обойдётся тебе весьма дорого, если ты, как мне кажется, потерял Скемминга, коня Видги, и сдаётся мне, что слишком многое ты отдал в заклад, прежде чем получил его, и всё же он будет недоволен тем, что ты потерпел поражение, и теперь лучше будет успокоиться.

Эмлунг отвечает:

— Так показалось бы людям, которые трусливы, но ещё может случиться хорошее из нашего дела, даже если началось всё плохо.

Сигурд молвит:

— Что ты дашь взамен, чтобы получить своего коня и того, которого потерял сейчас?

Эмлунг отвечает:

— Я сделаю для этого всё, что смогу, если это не будет позором для меня или моих родичей.

Теперь Сигурд молвит:

— Когда мы недавно встречались, я спрашивал, как твоё имя и какого ты рода, и ты был столь горд, что не захотел назвать мне свой род, но сейчас ответь на оба вопроса, если хочешь получить обоих своих коней.

Эмлунг отвечает:

— Если я утаил от тебя свой род и имя, когда у меня был мой конь, то будет хуже, если не утаю его теперь — мои товарищи скажут, что я заговорил из-за страха. Теперь уж я, конечно, не получу ни своего коня, ни другого, хотя дело идёт о моём богатстве или государстве, и стану терпеть позор и упрёки из-за этого.

Сигурд молвит:

— Я спрашиваю тебя об этом не поношения ради, а с признательностью, если ты, как я подозреваю, сын ярла Хорнбоги, моего родича, тогда я сделаю тебе честь, а не бесчестье, и прежде я скажу тебе своё имя, меня зовут Сигурд Юнец.

Эмлунг молвил:

— Поскольку ты сейчас сказал своё имя первым и никто не принуждал тебя к этому, то я не скажу тебе своё имя, пока ты не пообещаешь мне, и бог тому будет свидетель, что от этого мне не будет позора.

Сигурд отвечает:

— Конечно, это я обещаю тебе.

Эмлунг молвит:

— Моё имя — Эмлунг. Я — сын ярла Хорнбоги, как ты догадался, и мы, наверно, вправду родственники.

Сигурд молвил:

— Теперь ты хорошо сделал, что больше не скрываешь, что ты мой родич. Я так устрою, что это принесёт тебе славу, а не бесславие.

Сигурд спешился и сказал:

— Иди, добрый родич, возьми своего коня и их обоих и возвращайся к шатрам, и скажи, что забрал у меня этого коня силой. И прежде чем ты уедешь, привяжи меня к этой липе и забери моё копьё, моего коня и щит.

Так они и сделали, и теперь Эмлунг поскакал обратно с обоими своими конями, и, подъехав к шатру, он ехал быстро и держался гордо.

204. Эмлунг возвращается с обоими конями

Конунг Тидрек и Видга стояли снаружи шатра и увидели приезд Эмлунга.

Видга молвит:

— Вот скачет Эмлунг, наш товарищ, и он сейчас получил своего коня, и я догадываюсь, если то был Сигурд Юнец, как я думаю, что Эмлунг предложил ему подарки за коней, и до этого рассказал ему об их родстве, а до этого заговорил со всей покорностью, а иначе бы ему никогда не получить коня.

Конунг Тидрек отвечает:

— Не думаю, что он забрал бы этого коня или что-то другое у Сигурда Юнца супротив его воли, но, возможно, то другой человек, и он получил всё, что хотел.

Вот подъехал Эмлунг к шатру, и вышли к нему навстречу его отец и товарищи, поприветствовали его и спросили, как он получил своего коня.

Эмлунг говорит:

— Когда я пришёл на тот горный склон, там уже был человек, который забрал моего коня, и я поскакал к нему со всей мочи и ударил его своим копьём в его щит, и здесь вы можете видеть этот щит, и древко копья переломилось, но я сбросил его с коня и избил его обломком древка, и расстался я с ним, привязав его к липе, и для этого я воспользовался его поясом и перевязью щита и разрезал перевязь своего меча, прежде чем он был связан так крепко, как мне хотелось. И он до сих пор стоит там, и я надеюсь, что сам он оттуда не вызволится.

Теперь все сказали, что он отважно получил своего коня, и выражали ему признательность.

Тут Видга говорит конунгу Тидреку:

— Сейчас я поскачу туда, где, по его словам, он встретился с этим человеком. Если то был Сигурд Юнец, как я думаю, то, возможно, это было сделано хитростью и обманом. Если он ждёт меня у того дерева, то, когда мы с ним расстанемся, я буду знать наверняка, был ли то Сигурд Юнец или другой человек.

Конунгу это понравилось. Взял Видга своего коня и молвит:

— Это великий позор, если тот человек будет стоять там привязанный и не сможет освободиться. Сейчас я, конечно, освобожу его, — и поспешно пустился вскачь.

Сигурд увидел, что к нему скачет всадник, разорвал всё свои путы и запрыгнул на скалу, не желая иметь с ним дела. Видга ехал, пока не оказался у этого дерева, и увидел, что там лежит порванная верёвка и обломки древка. Затем Видга поскакал домой, думая, что всё, что поведал Эмлунг, правда, и рассказал об этом своим товарищам.

205. Сигурд передаёт конунгу Исунгу вызов Тидрека

Вот Сигурд поднялся в палату к конунгу Исунгу и рассказал ему о своём поручении и о своей поездке таким образом:

— Я пришёл в этот величественный шатёр, о котором вам рассказывал, и встретил я там тринадцать мужей, которые держались весьма внушительно, и предводитель их — конунг Тидрек из Берна, и с ним самые знаменитые витязи, и об этих витязях мы часто слыхали. Но теперь мы выяснили это наверняка, поскольку конунг Тидрек вызывает тебя на битву, и других двенадцать мужей вместе с тобой, и он отправил тебе коня как дружеский подарок, но я отдал его одному своему другу, которого повстречал по дороге.

Теперь конунг Исунг отвечает:

— Если он вызывает меня на битву, тогда я с радостью ему это предоставлю, и ничто меня не задержит.

© Тимофей Ермолаев, перевод с древнеисландского

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов