Сага о Тидреке из Берна

Þiðreks saga af Bern

Прядь об Экке, Фасольде и Систраме

Þáttr af Ekka, Fasold ok Sistram

96. Тидрек ищет новые приключения

Вот конунг Теттмар живёт теперь дома в Берне, и вместе с ним Тидрек, которые постепенно оправлялся от ран. А с конунгом были такие четверо рыцарей: один — Хильдибранд, второй — Видга, третий — ярл Хорнбоги, четвёртый — Хеймир.

Вот Тидрек выздоровел от своих ран, и однажды он выехал из Берна в одиночку и никто не знал, куда он направился, кроме Видги. Ему он рассказал свой замысел. Он потерпел поражение, но поскольку не хотел терять свою славу, решил не возвращаться в Берн, пока не увидит, что вновь так же прославлен, как был прежде. Он скакал ночью и днём, вечером и утром так быстро, как только мог, семеро суток. Он ехал по обширным населённым и необитаемым местностям и по неведомым дорогам, пока не пришёл к лесу, который называется Оснинг, и вечером он остановился там на ночлег у этого леса.

Там он узнал вести, что с другой стороны леса стоит город, что называется Дреканфлис. Этим городом владел конунг, которого звали Друсиан, но он тогда уже умер, но у него осталась жена и девять дочерей, и королева обручилась с человеком, которого звали Экка. Никто из рыцарей не мог считать себя равным ему во всех тех краях, где он родился. Его брата звали Фасольдом. Он был столь силён и горд, что дал клятву, что сколь могучего человека он ни повстречает, то нанесёт ему не больше одного удара, когда будет биться с ним, и не встречал он ещё никого, кто выдержал бы больше одного его удара, куда бы он ни приходил для поединка. А у Экки такое занятие — он ездит в тот лес и охотится на зверей во всеоружии, и если он встретит кого-нибудь, кто посчитает себя равным ему, то предаёт того смерти.

Тидрек не знал, как ему проехать через этот лес из-за Экки, потому что сейчас он не хотел встречаться с ним, будь его воля, поскольку он хотел испробовать себя в другом месте прежде, чем с Эккой, так как раны, которые нанёс ему Видга, ещё давали о себе знать, и он хотел сперва испробовать себя с кем-нибудь другим, но не Эккой.

97. Тидрек встречает Экку

Вот Тидрек уехал в полночь, когда была самая темень, намереваясь проехать через лес так, чтобы Экка его не заметил. Он заблудился в лесу и не знал, куда ехать.

Прежде чем Тидрек заметил, пришёл туда Экка, окликнул его и спросил, кто это там так гордо скачет.

Тогда Тидрек молвил:

— Тут едет человек, которого зовут Хеймир, сын Студаса, а еду я по своим важным делам домой в Бертангаланд к своему отцу, а с тобой у меня нет важных дел, и не хочу я встречаться с тобой.

Тогда Экка молвил:

— Может быть и так, как ты говоришь, будто ты Хеймир, но твой голос внушает надежду, что ты — сам Тидрек, сын конунга Теттмара. Но если ты столь доблестный человек, как рассказывают, то не захочешь скрывать своё имя от одного человека.

Теперь Тидрек ответил:

— Хоть ты так настойчиво выспрашиваешь о моём имени, я не буду дальше утаивать его от тебя. Я — Тидрек, сын конунга Теттмара из Берна, как ты догадался, и нет у меня с тобой дел, и по этой причине я хочу ехать своим путём.

Тогда Экка отвечает:

— Если правду мне сказали, что ты совсем недавно потерпел поражение от одного датчанина, то здесь сейчас складывается для тебя благоприятно, ведь ты можешь получить такой великий почёт, как прежде потерпел бесчестье. Ты испортил хорошее оружие во время вашей стычки. Здесь ты получишь другое, не хуже и неиспорченное, если отберёшь у меня моё оружие и повергнешь меня на землю.

Тут Тидрек молвил:

— Ты предлагаешь мне поединок, но не ради этого я выехал из дому. И как нам сейчас биться, ведь мы не можем видеть друг друга? Но если бы был светлый день, вряд ли я смог бы отказать тебе в том, что ты просишь, даже если увижу, что не так хорошо снаряжён, как ты. И я охотно участвую в поединках, когда меня просят меньше, чем сейчас, и это известно многим людям в нашей стране, даже если здесь мало говорят об этом. Но при сложившихся обстоятельствах я не хочу биться с тобой.

98. О беседе Тидрека и Экки

Тогда Экка молвил:

— Девять дочерей конунга и их мать, моя суженая, снарядили меня к этой битве, и по этой причине я пришёл сюда, и они дали мне это оружие. Мой шлем весь золочёный, и мои доспехи все украшены золотом, и ни на одном щите не было больше червонного золота и каменьев краше, чем на этом. Коня у меня ещё нет, а ты едешь верхом, и потому ты можешь избежать нашей встречи, но это поступок воина — подождать всего лишь одного человека. Недальновидно я оставил своего коня дома. Будь он сейчас здесь, ты бился бы со мной, хочешь ли ты этого или нет.

И ещё Экка молвил:

— Подожди меня, Тидрек, добрый воин. У меня здесь меч, о котором я могу тебе рассказать. Этот меч выковал тот самый дверг Альврек, что выковал и твой меч, Нагльхринг. Он делал его глубоко под землёй, прежде чем он был готов. Он также осмотрел девять королевств, прежде чем нашёл воду, в которой закалить его, и он не находил её, пока не пришёл туда, где была река, которая называется Трейя. В ней он был закалён. Части его рукояти скованы или отлиты из червонного золота, и навершие прозрачно как стекло, и ножны от рукояти до острия украшены червонным золотом, а все ремешки украшены золотом, снабжены хорошими застёжками и пряжками и выложены дорогими камнями. Клинок хорошо отполирован и клеймён золотом. Если ты опустишь его остриё к земле, то кажется, словно змей ползёт от острия вверх к рукояти, цветом как золото. А если ты поднимешь его вверх, то кажется, словно тот самый змей ползёт от рукояти вверх к острию. Всё это движется, словно он, этот змей, живой. Его лезвия такие острые, что мало какая сталь, думается мне, устоит против него. Этот меч называется Эккисакс. Потому называется он так, что не выходило из кузнечного горна столь же хорошего меча или сакса, даже если искать по всему миру, а если найдётся равный ему, то прежде придётся побывать повсюду. Но этот меч украли и долго прятали, а сделал это дверг Альврек, великий вор. Он вошёл в скалу, которой владел его отец, тайно, украл его у своего отца и затем подарил его конунгу Роцелейву. Там его хорошо хранили, пока его не взял юный Роцелейв, и он убил им много людей. С тех пор много королевских детей носили его. Если же ты заберёшь его у меня, не поранившись, да позволит тебе бог радоваться этому мечу. Но я скорее умру, чем отдам его по принуждению.

Теперь Тидрек молвил:

— Зачем мне бежать от твоего меча, когда не вижу самого тебя, и я ничего о тебе не знаю, только слышу твои крики и похвальбу. Я оказался в этом тёмном лесу, так что мне ничего не видно. А я уже негодую из-за того, что потерял тропу и спутника. Теперь, если хочешь сохранить свою жизнь, больше не вызывай меня на поединок. Когда день взойдёт, я хочу, чтобы каждый из нас из руки другого то, что сможет, и я очень сомневаюсь, что ты, прежде чем мы расстанемся, получишь ту награду, которой сейчас хвастался.

99. Тидрек принимает вызов Экки

Теперь Экка молвил:

— В добрый путь! Однако сперва я поведаю тебе о своём кошельке. В нём двенадцать фунтов червонного золота. Если ты одержишь победу, то завладеешь всем этим золотом, а если ты получишь его, для тебя это будет хорошим доходом. Сейчас моё сердце так горит и пылает, словно пылает золото в моей мошне, оттого что я не могу настичь тебя, чтобы биться с тобой. И если ты не хочешь биться со мной ради золота или хорошего оружия, тогда бейся ради жизни и признательности этих девяти королев и их матери, которые украсили моё оружие чистым золотом, и много подвигов я должен совершить ради них. Поэтому подожди меня и бейся со мной.

Тогда Тидрек молвил:

— Знает бог, что не ради золота и не ради оружия я буду биться с тобой, но ради признательности и любезности этих девяти королев — за это я охотно буду биться с тобой сейчас, — и спрыгнул со своего коня.

Ещё Тидрек молвил:

— Здесь так темно, что я ничего не вижу.

Он обнажил свой меч Нагльхринг и ударил по камню перед собой так, что яркий огонь брызнул от камня, и он смог увидеть, где ему привязать своего коня у маслины, так он и сделал. Теперь Тидрек так разъярился, что плохо было бы оказаться перед ним. Он с такой силой ступал по камням, что разлеталось всё, что оказывалось перед его ногами.

Теперь Тидрек захотел сражаться, Экка обрадовался и развеселился, когда они встретились, и бил своим мечом по камню так, что вспыхивал огонь, когда сталь ударялась о камень, и это было единственным освещением, пока длилась их встреча.

100. Тидрек убивает Экку

Они сошлись и стали биться чрезвычайно ожесточённо и отважно, и говорят, что никто ни прежде, ни позднее не знал поединка более мужественных людей. Теперь было видно, как из их оружия вылетает огонь, словно это молнии, и от их ударов был такой громкий шум и сильный грохот, словно от мощнейших ударов грома. И в конце концов получилось так, что почти вся защита у них обоих была разрублена, но никто ещё не был ранен. Тут Экка рубанул Тидрека со всей силы так, что тот упал в обморок.

И теперь Экка свалился на него сверху, крепко обхватил обе его руки и затем молвил:

— Если хочешь сохранить свою жизнь, тебя сейчас свяжут, и ты должен сдаться сам и сдать своё оружие. так и своего коня. Затем ты пойдёшь вместе со мной в город, и я покажу тебя там связанным и побеждённым королевам, которые снарядили меня в это сражение.

Тогда Тидрек ответил:

— На этот раз я могу лишиться жизни благодаря тебе, но, покуда я жив, я не могу стерпеть того, что буду посмешищем у девяти молодых госпож и их матери, так и у всех учтивых женщин и мужчин, которые увидят меня или услышат обо мне.

Тут Тидрек высвободил свои руки, схватил Экку за горло, и они начали бороться с новыми силами.

Фалька, добрый конь Тидрека, увидел, что его господин нуждается в помощи. Тогда он перегрыз уздечку и побежал туда, где они дрались, и затем поднял обе своих передних ноги и ударил так сильно, как только мог, Экку по спине, так что у того сломался хребет. Теперь Тидрек поднялся на ноги, затем рубанул Экку по шее и отсёк голову. Потом Тидрек взял его оружие и доспехи и вооружился ими, и ему показалось, что никогда раньше он не видел такого хорошего оружия, как это.

101. Тидрек идёт в город Экки, но поворачивает обратно

Теперь он сел верхом на своего коня и поскакал вперёд из лесу. Было уже совсем светло, когда он вышел из лесу. Теперь Тидрек счёл разумным поскакать в город Дреканфлис, он надеялся, что, если подтвердится, что он убил Экку, то его ждёт женитьба и такой почёт, которым прежде пользовался Экка. Затем поскакал он к городу.

А королева поднялась на одну городскую башню, и ей хорошо было видно приезд этого человека. Она обрадовалась, пошла затем и говорит своим дочерям:

— Я вижу ныне добрые вести, — сказала она. — Господин Экка ушёл отсюда вчера вечером, а сейчас он скачет к городу на хорошем коне, и поэтому я могу быть уверенной, что он одержал победу над каким-то витязем.

Они пошли к своим драгоценностям и исключительно хорошо нарядились и потом вышли ему навстречу. Когда же Тидрек был недалеко от них, они заметили, что это не их господин, Экка, а другой человек.

Когда же старая королева увидела это, ей пришло на ум, что значит то, что она узнаёт оружие, но не человека, и она догадалась, что живым Экка бы никому бы не отдал своё оружие, и она так сильно огорчилась из-за этого, что сошла с ума. Затем они вернулись домой и рассказали всё горожанам, и теперь они сбросили пышные наряды и надели траурные одежды.

Когда же горожане узнали, что Экка убит, то каждый бросился к своему оружию, желая отомстить за него. Увидев превосходящие силы, Тидрек развернул своего коня и поскакал так быстро, как только мог, и преуспел в этом, поскольку все горожане вернулись, и они после убийства Экки испытывали гнев, однако и страх тоже.

102. Тидрек встречает Фасольда, брата Экки

Вот Тидрек приехал обратно в лес, и он не знал точно, как поступить, ведь он был в незнакомой стране и убил их правителя. И теперь он знал, что все будут к нему враждебны, пока он находится в этом государстве.

Тут Тидрек поскакал из лесу и, пройдя вперёд, увидел человека, который ехал ему навстречу. Этот человек был высокого роста и хорошо вооружён. То был Фасольд, брат Экки. Вот они едут навстречу друг другу, и Фасольд решил, что это Экка, его брат, поскольку он узнал его оружие, и окликнул его:

— Ты ли это, брат Экка? — сказал он.

Тидрек ответил:

— Другой это человек, а не твой брат.

Тогда Фасольд отвечал:

— Слушай, ты, злой пёс и убийца! Ты застиг моего брата, Экку, врасплох, спящего и убил его. А если бы он бодрствовал, ваши отношения кончились бы для тебя поражением, поскольку он был такой хороший воин и великий храбрец, что в одиночку ты бы не умертвил его.

Теперь Тидрек отвечает:

— Неправду говоришь ты. Не убивал я спящего, а был вынужден биться с ним, а до этого не хотел дожидаться его. Он просил меня подождать его ради золота и серебра, и ради девяти молодых госпож и их матери, которая была его невестой, и ради благородства и отваги, которые подобает иметь доблестному мужу. Но вот ради этих самых слов я подождал его и устроил ему поединок со мной. Однако, если бы я знал, что он такой сильный и могучий человек, как оказалось, то не захотел бы подвергать себя опасности с ним. Но, конечно, я забрал его оружие у него мертвого, и ты не должен отрицать этого, даже если думаешь по-другому.

103. Тидрек побеждает Фасольда и становится его побратимом

Тут обнажил Фасольд свой меч, поскакал к Тидреку с великой заносчивостью и напором и ударил его с большой силой по шлему так, что Тидрек тотчас свалился со своего коня и потерял сознание, так загудело у него в ушах от этого могучего удара. Теперь Фасольд вспомнил о том, что ему нельзя ни зарубить мечом, ни забрать оружие у человека, который упал от одного его удара, и теперь он поскакал прочь и вернулся в город.

Когда же Тидрек пришёл в сознание, то поднялся как можно скорей, вскочил на своего коня, желая, конечно, отомстить за себя, и поскакал за ним вслед и, увидев его, крикнул ему:

— Если ты такой хороший и храбрый воин, как говорят, тогда подожди одного человека и не уезжай дальше. А если ты не подождёшь, то для всех будешь подлецом, и не отомстишь за своего брата.

Услышав это, Фасольд развернул своего коня и, конечно, предпочёл биться с ним, чем терпеть от него упрёки. Встретившись, они спешились и стали напротив друг друга, чтобы биться. Затем они начали сражаться решительно и отважно и наносили друг другу много сильных ударов. Вот Тидрек получил три раны, но небольшие, а Фасольд получил пять ран и все большие, и он очень изнемог от ран и кровотечения и понял, что его участь будет незавидной, если они не остановятся и продолжат бой дальше. Поскольку говорят, что каждому с жизнью больно расставаться, то теперь, хотя Фасольд был великим храбрецом и достаточно хорошим воином, он всё же попросил позволить ему сложить своё оружие и стать слугой Тидрека.

Тидрек ответил:

— Ты хороший воин и учтивый рыцарь. Ты получишь от меня пощаду, но я не хочу принимать твою службу, поскольку я убил твоего брата, и вряд ли я смогу доверять тебе, пока не будет возмещения. Но если ты согласен на возмещение, мы сейчас пожмём друг другу руки, и я окажу тебе столь великий почёт, что стану тебе товарищем, а ты — мне, и каждый из нас будет помогать другому при всякой необходимости, словно мы родные братья, и каждый из нас будет называться равным другому.

Фасольд с радостью согласился на это предложение и поблагодарил его, и теперь они принесли друг другу клятвы. Затем они сели верхом на своих коней и поскакали во весь опор.

104. Тидрек и Фасольд побеждают слона

Теперь расскажем о том, что Тидрек захотел вернуться домой в Берн, ему казалось, что задание он своё выполнил, и он был уверен, что, если вернётся домой, станет не менее прославлен, чем был раньше. Они ехали, пока не наступил вечер, и пришли в место, которое называется Альдинсэла, и переночевали там. А утром они уехали и поскакали через лес, что называется Римсло. Там им повстречался зверь, который называется слон; это самый большой и самый свирепый из всех зверей.

Тогда Тидрек молвил Фасольду:

— Окажешь ли ты мне помощь, добрый воин, если я поскачу к этому зверю? Если мы сможем одолеть его, это назовут великим подвигом.

Фасольд отвечал:

— В нашей схватке я получил такие великие раны, что потерял из-за них столько крови, что сейчас у меня мало сил оказать тебе помощь, и я ожидаю, если ты нападёшь на этого зверя, то скажешь, если вообще вернёшься, что никогда не попадал в большее испытание.

Теперь Тидрек говорит:

— Если ты не можешь оказать мне помощь, то окажи мне поддержку, в которую я верю, а я всё равно поскачу, кончится ли это хорошо или плохо.

Вот он поскакал к этому зверю и, когда был от него недалеко, спешился и привязал своего коня к маслине, потом вышел против зверя и тотчас ударил его, ноне поразил. А зверь ударил его своими передними ногами так, что он тут же упал. Когда же Фасольд увидел, в каком положении тот оказался, то поскакал туда, желая оказать ему такую помощь, на какую был способен. Он спрыгнул со своего коня и подошёл туда, где был зверь, но не мог найти у зверя такое уязвимое место для удара, что могло бы помочь.

Теперь Фасольд молвил Тидреку, а тот лежал под зверем:

— Если ты сможешь высвободить свои руки и дотянешься до своего меча, то пронзи снизу зверю живот возле пупка, и я надеюсь, это поразит его.

Но зверь так сильно надавил на него, что он едва мог пошевелиться.

Тут Фалька, добрый конь Тидрека, заметил, в каком бесдтвенном положении находится его хозяин. Он разорвал повод, которым был привязан, подбежал к зверю и так ударил обеими своими передними ногами зверя в круп, что зверь весь ослабел и едва не рухнул на землю. Тут Тидрек пронзил зверя снизу в живот, так что меч вошёл по рукоять. Теперь выскочил Тидрек из-под зверя, и обе руки у него были окровавлены, а зверь рухнул мёртвым. А прежде Фасольд нанёс зверю множество ударов, но это не принесло пользы, потому что они не разили его, однако он всеми силами хотел помочь ему, если бы мог, благодаря своему мужеству. Тут они сели верхом на своих коней и продолжили свой путь.

105. Тидрек и Фасольд спасают Систрама из пасти дракона

Вот они вышли из лесу и увидели великое и удивительное событие. Они увидели огромного летающего дракона. Он был длинный и толстый. У него были толстые ноги, острые длинные когти и огромная ужасная голова. Он летел почти у самой земли, и везде, где его когти задевали землю, было словно там рубили острейшим железом. В пасти он держал человека, проглотив его ноги и и выше до самых рук. А из пасти торчали голова и плечи. Руки упирались в нижнюю челюсть, и человек этот был ещё жив.

Когда же он увидел двух всадников, то крикнул им:

— Добрые воины, — говорит он, — скачите сюда и помогите мне. Этот огромный враг схватил меня спящего на своём щите. А если бы я бодрствовал и был готов к этому, то совсем бы не пострадал.

Когда товарищи, Тидрек и Фасольд, услышали это, то спрыгнули со своих коней, обнажили мечи и стали вдвоём рубить дракона разом, и меч Тидрека кое-как разил его, а меч Фасольда — никак. И хоть дракон был велик и силён, ему всё же было слишком тяжело нести вооружённого человека, и ему не удавалось ни подняться в воздух и улететь, ни защищаться, как если бы он был без груза.

Тогда тот человек, что был в пасти дракона, молвит Фасольду:

— Я вижу, что твой меч не разит его, настолько он крепок. Возьми здесь из челюстей дракона меч, от него можно больше ожидать, что он разрежет всё, что окажется на пути его лезвия, если его держит мужчина.

Тут прыгнул Фасольд с величайшей отвагой, схватил дракона за челюсть и достал меч, и в тот же миг он стал рубить дракона. Этот меч резал не хуже, чем острейшая бритва — бороду.

Теперь тот самый человек молвит Фасольду:

— Руби осторожно! Мои ноги довольно далеко вошли в горло дракона, постарайся быть осторожным, чтобы я не получил рану от собственного меча, ибо он весьма острый.

И ещё он сказал им обоим:

— Рубите теперь как можно сильнее, добрые воины, ибо сейчас этот злой дракон так крепко стиснул меня челюстями, что кровь хлещет у меня изо рта, и я уж не знаю, чем закончится ваша схватка.

Теперь они рубили мощно, пока дракон не умер.

106. Систрам рассказывает о своём роде

Теперь этот человек освободился из пасти дракона, и все три воина стали вместе на одном поле.

Этот человек молвил им:

— Я должен хорошо вознаградить вас за то, что вы так славно освободили меня сейчас от этого злого врага. Но есть одна просьба, о которой я хотел бы попросить вас и узнать, есть ли возможность, чтобы я получил свой меч от вас по вашей доброй воле, тот, который взял Фасольд из пасти дракона.

Теперь Тидрек спрашивает его:

— Что ты за человек, добрый воин, из какой семьи, где родился и куда направляешься?

Он отвечает и говорит ему:

— Меня зовут Систрам, а моего отца зовут Регинбальд. Он ярл в Фениди, и там я родился. А ехал я к Хильдибранду, моему родичу, и его воспитаннику, Тидреку из Берна. И я скакал одиннадцать дней и ночей и почти не останавливался, и я и мой конь так устали, что я лёг здесь и заснул, тогда меня и схватил этот злой дракон.

Теперь Тидрек отвечает ему:

— Добро пожаловать, добрый воин! Прими свой меч и всё, что ты попросишь у нас, ибо тебе повезло. Ты сейчас встретил Тидрека из Берна, и поедешь домой вместе с нами и будешь жить там в полном довольстве.

107. Тидрек и его товарищи направляются домой

Теперь они пошли в лес и быстрее ожидаемого нашли его щит, а коня его они искали два дня и не нашли, и теперь они пошли каждый сам по себе.

Вот Тидрек вышел из леса. Там стоял город. Он назывался Альдинфлис. Этим городом владел граф, которого звали Лодвигом. И там он нашёл коня с седлом, которого поймали люди графа и привели к нему. Тидрек попросил отдать ему коня и сказал, кому тот принадлежит, но граф сказал, что нечего ожидать, что он получит коня.

Тидрек отвечает:

— Может быть, если ты не хочешь лишиться этого коня, позже ты всё же лишишься гораздо большего, не меньше десяти других, если так уж случится. И заодно ты потеряешь свою жизнь и государства.

Тут ярл задумался, почему этот человек говорит так смело и величественно, и по его оружию и облачению он понял, что это витязь, если только не благороднее, и внешностью он показался ему могучим и знатным.

Тогда ярл сказал:

— Ради дружбы я подарю тебе этого коня. Я вижу, что ты доблестный муж, раз ты так смел в незнакомом месте, — и взял большое золотое кольцо и подарил ему.

Затем ярл сказал ему:

— Ты ли Тидрек из Берна или нет, или же кто-то равный ему?

Тогда Тидрек молвил:

— Я не хочу скрывать своё имя. Я — Тидрек, сын конунга Теттмара из Берна. Примите благодарность за ваше добрый поступок и будьте счастливы!

Ярл пожелал ему хорошей дороги. Тидрек поскакал прочь и нашёл своих товарищей, и теперь вскочил Систрам на своего коня, и они все вместе ехали верхом и не останавливались, пока не пришли домой в Берн, и Тидрека и его товарищей хорошо приняли там, как и ожидалось.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с древнеисландского

Спасибо Павлу Григорьеву.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов