Прядь о Болли сыне Болли

Bolla þáttr Bollasonar

1. О Торольве Щёголе

В то время, когда Болли сын Болли жил в Междуречье, как уже было рассказано раньше, на севере на Мысовом Фьорде на Большом Хуторе жил Арнор Старушечий Нос сын Бьёрна сына Торда с Мыса.

Тордом звали человека, который жил в Морском Гнезде. Его жену звали Гудрун. Они были люди сведущие и имели денег в избытке. Их сына звали Олав, он был молод годами и подавал большие надежды. Гудрун, жена Торда, была близкой родственницей Болли сына Болли. Она была его двоюродной сестрой. Олав, её с Тордом сын, был назван в честь Олава Павлина со Стадного Холма.

Торд и Торвальд, сыновья Хьяльти, жили в Капище в Долине Хьяльти. Они были великие хёвдинги.

Одного человека звали Торольв по прозвищу Щёголь. Он жил в Кочках. Он был враждебно настроенный и очень вспыльчивый человек. У него был серый бешеный бык. Торд из Морского Гнезда был в торговых поездках с Арнором. Торольв Щёголь был женат на родственнице Арнора, а тот был вечником сыновей Хьяльти. Торольв враждовал со своими соседями, и это вошло у него в привычку. Больше всего доставалось людям из Морского Гнезда. Его бык причинил людям много вреда, когда шёл с горного пастбища. Он калечил другой скот и не убегал, когда в него бросали камни. Ещё он разрушал стога и делал много зла.

Торд из Морского Гнезда встретился с Торольвом и попросил его следить за своим быком:

— Мы не хотим терпеть его насилие.

Торольв заявил, что не будет сидеть со своим скотом. С этим Торд и поехал домой. Немного спустя Торд увидел, что бык разрушил его кучу торфа. Тогда Торд побежал туда с копьём в руке, и когда бык увидел его, то бросился на него так, что земля полетела из-под копыт. Торд заколол быка, и тот упал на землю мёртвым. Торд встретил Торольва и сказал ему, что бык мёртв.

— Это малый подвиг, — ответил Торольв, — но теперь я, наверное, сделаю так, что тебе не покажется лучше.

Торольв говорил неистово, и в каждом его слове была угроза. Торду понадобилось уехать из дома. Его сыну Олаву было тогда семь или восемь зим. Он ушёл с хутора поиграть и сделал себе дом, как часто делают дети, а Торольв пришёл туда к нему. Он пронзил мальчика насквозь копьём. Потом пошёл он домой и рассказал своей жене.

Она ответила:

— Это злое и бесчеловечное дело. Это закончится для тебя плохо.

Она очень не одобряла это, тогда он ушёл оттуда прочь и не останавливался, пока не пришёл на Большой Хутор к Арнору. Они поделились новостями.

Торольв рассказал ему об убийстве Олава:

— Мне теперь нужна помощь, а мы ведь свойственники.

— Не предполагай, — сказал Арнор, — что я буду больше ценить родство с тобой, чем уважение ко мне и честь, и не надейся здесь на помощь от меня.

Торольв поднялся через Долину Хьяльти в Капище, нашёл там сыновей Хьяльти и рассказал им о своём деле:

— И здесь теперь я ожидаю помощи в вашем лице.

Торд ответил:

— Это такой бесчестный поступок, и я не окажу тебе никакой помощи в этом деле.

Торвальд промолчал. Торольв ничего от них не получил. Поехал он прочь, вверх по Долине Хьяльти к Дымам и там искупался. А вечером он спустился назад к крепости у Капища и разговорился с каким-то человеком, который уже был там. Тот поприветствовал его и спросил, кто он такой.

— Меня зовут Торольв, — сказал он.

— Куда едешь? Какое у тебя дело? — спросил неизвестный.

Торольв рассказал обо всех произошедших событиях:

— Просил я у сыновей Хьяльти помощи, — сказал он, — мне она необходима.

Тот, кто там был, ответил:

— Идёшь сейчас оттуда, где братья устраивали многолюдную тризну, на которой сидело двенадцать сотен человек. И там собирались вместе такие хёвдинги, которые теперь не хотят оказать одному человеку некоторую помощь.

Торвальд стоял снаружи и слышал этот разговор. Он пошёл туда, взял коня за узду и попросил Торольва спешиться:

— Но всё же недостойно иметь с тобой дело из-за твоей глупости.

2. Старри из Долины Богов принимает Торольва

Теперь надо рассказать о Торде, который вернулся домой, узнал об убийстве своего сына и очень горевал.

Его жена Гудрун сказала:

— Вот тебе совет — объяви об убийстве мальчика от руки Торольва, а я поеду на юг в Междуречье, найду моего родича Болли и узнаю, какую помощь он окажет нам в тяжбе.

Они так и сделали. И когда Гудрун пришла в Междуречье, ей оказали хороший приём. Она рассказала Болли об убийстве своего сына Олава и попросила его начать тяжбу.

Он ответил:

— Мне кажется, нелёгкая эта задача, добиваться возмещения у северян. Мне сказали, что человек может потерять там также и своё положение, так что заниматься этим делом будет нелегко.

В конце концов Болли всё же взял на себя тяжбу, и Гудрун отправилась на север и вернулась домой. Она рассказала своему мужу Торду, как теперь обстоят дела, и так прошло некоторое время.

Зимой после йоля на Мысовом Фьорде у Поперечной Реки произошла встреча, на которую Торвальд позвал Старри из Долины Богов. Он был другом этих братьев. Торвальд поехал на тинг со своими людьми, когда же они приблизились к Холмам Каменного Обвала, к ним со склона спрыгнул какой-то человек. Это был Торольв. Он отправился дальше вместе с Торвальдом и его людьми.

И когда они были недалеко от Поперечной Реки, Торвальд сказал Торольву:

— Возьми себе три марки серебра и сиди здесь выше хутора у Поперечной Реки. Я подам знак, перевернув мой щит вогнутой стороной к тебе, если тебе безопасно, и тогда ты можешь выходить. Этот щит внутри белый.

Придя на тинг, Торвальд встретился со Старри и начал с ним разговор.

Торвальд сказал:

— Дело обстоит так, что я хочу попросить тебя оказать Торольву Щёголю защиту и помощь. Я дам тебе три марки серебра и мою дружбу.

— Этот человек мне не нравится, — ответил Старри, — и непохоже, что ему сопутствует удача. Но ради нашей дружбы я его приму.

— Ты поступаешь хорошо, — сказал Торвальд.

Тогда он перевернул щит от себя, и увидев это, Торольв вышел, и Старри его принял. У Старри была землянка в Долине Богов, потому что у него постоянно жили люди вне закона. И у него самого были кое с кем счёты.

3. Болли объявляет Торольва вне закона

Болли сын Болли начал тяжбу из-за убийства Олава. Он отправился из дому и поехал на север на Мысовый Фьорд с тридцатью людьми.

Он пришёл на Большой Хутор, и ему там очень обрадовались. Он рассказал о цели своей поездки:

— Я намерен теперь на тинге Цаплиного Мыса предъявить иск Торольву Щёголю за убийство. Я хотел бы, чтобы ты помог мне в этой тяжбе.

Арнор ответил:

— Мне кажется, Болли, что непросто будет тебе вести тяжбы здесь на севере, против таких властных людей, что в этом замешаны. Они станут защищать это дело больше со рвением, чем по справедливости. Но сдаётся мне, тебе это сильно надобно. Мы также попытаемся, чтобы это дело получило законный ход.

Арнор собрал у себя множество людей. Они с Болли поехали на тинг. Братья тоже явились на тинг Цаплиного Мыса со множеством людей. Они узнали о поездке Болли и намерились защищать это дело. И когда люди пришли на тинг, Болли объявил тяжбу против Торольва. И когда вызвали ответчиков, подошли Торвальд и Старри со своими людьми, они думали заставить Болли отказаться от дела силой и принуждением.

Увидев это, Арнор со своими людьми стал между ними и сказал:

— Очевидно, что не слишком много хороших людей пострадает, если позволить кое-кому действовать по закону. И в этом деле не подобает вставать на сторону Торольва. И, может быть, ты, Торвальд, окажешься не так силён, если проверить.

Теперь Торвальд и Старри поняли, что это дело не замять, так как сил у них было недостаточно, чтобы тягаться с Арнором, и они отступили. Болли объявил Торольва Щёголя вне закона на тинге Цаплиного Мыса за убийство Олава, своего родича, и с этим поехал домой. Они с Арнором расстались полюбовно. Болли оставался на своём хуторе.

4. Болли убивает Торольва

Одного человека звали Торгрим. У него в Бараньем Фьорде стоял корабль. Старри поехал туда и Торольв с ним.

Старри сказал кормчему:

— Вот человек, которого я хочу, чтобы ты взял с собой и увёз из страны, и вот — три марки серебра, которые ты получишь вместе с моей дружбой.

Торгрим сказал:

— Мне видится некоторое затруднение в том, как это выполнить. Но по твоей просьбе я возьму его. Но всё же этот человек не кажется мне приносящим счастье.

Торольв остался теперь с купцами, а Старри на том вернулся домой.

Теперь надо рассказать о Болли. Он обдумал дело Торольва и решил, что если тот ускользнёт, преследовать его будет совсем непросто. Тут он узнал, что Торольв нанялся на корабль. Болли собрался из дому. Он надел на голову шлем, на бок — щит. В руке у него было копьё, а на поясе — меч Фотбит1. Он поехал на север к Бараньему Фьорду и пришёл туда в то время, когда купцы были полностью готовы к отплытию. Тогда подул и ветер. И когда Болли подъехал ко входу в палатку, Торольв вышел со спальным мешком в охапке. Болли взмахнул Фотбитом и проткнул его насквозь. Торольв упал назад в палатку, а Болли вскочил на своего коня. Купцы подбежали к нему.

Болли сказал:

— Теперь для вас самое разумное оставить всё как есть, ибо вам будет затруднительно повалить меня на землю. Но может быть, я зарублю кого-нибудь из вас или даже двух, прежде чем погибну.

Торгрим ответил:

— Я думаю, что это правда.

Они оставили всё как есть, а Болли вернулся домой, и он очень прославился этой поездкой. После этого его очень зауважали, и люди считали, что он поступил мужественно: объявил вне закона человека из другой четверти, а затем один поскакал в руки своих недругов и убил его там.

5. О Болли и Арноре с Большого Хутора

Летом на альтинге Болли и Гудмунд Могучий встретились и много разговаривали.

Гудмунд сказал:

— Я хочу заявить, Болли, что я хочу дружить с такими людьми, как ты. Я хочу пригласить тебя на север ко мне на полмесяца на пир, и мне понравилось бы, если бы ты пришёл.

Болли ответил, что он, конечно, проявит уважение к такому человеку и пообещал приехать. Тогда и другие люди заверили его в своей дружбе. Арнор Старушечий Нос тоже пригласил Болли на пир на Большой Хутор.

Одного человека звали Торстейн. Он жил у Перешейка. Он был сыном Нарви с Плит. Он пригласил Болли к себе, когда он будет ехать с севера, и Торд из Морского Гнезда пригласил Болли. Люди разошлись с тинга, и поехал Болли домой.

Этим летом на Завтрачный Мыс пришёл корабль и стал там. Болли поселил у себя в Междуречье двенадцать купцов. Они зимовали там, и Болли угощал их на славу. Они спокойно сидели там до самого йоля. А после йоля Болли задумал посетить пиры на севере, он велел подковать лошадей и приготовился к поездке. В поездку отправилось восемнадцать человек. Все купцы умело владели оружием. Болли ехал в синем плаще и с копьём, добрым подарком конунга, в руке. Они поехали на север и пришли в Морское Гнездо к Торду. Их очень хорошо приняли, они сидели три ночи в большой радости. Оттуда они поехали на Большой Хутор к Арнору, и он превосходно принял их. Там был очень хороший пир.

Арнор сказал:

— Хорошо ты сделал, Болли, что посетил меня. Мне кажется, этим ты показал большую дружбу со мной. Нет для меня подарка лучше, чем если ты погостишь у меня. Моя дружба также к твоим услугам. Но у меня есть некоторое подозрение, что не все люди в этой округе дружески расположены к тебе, полагая, что ты лишаешь их почёта. Больше всего это касается сыновей Хьяльти. Я отправлюсь вместе с тобой на север на Пустошь Адской Долины, когда вы поедете отсюда.

Болли ответил:

— Я хочу поблагодарить вас, хозяин Арнор, за весь почёт, что вы оказали мне ныне и прежде. Мне также кажется, нашему отряду будет только лучше, если вы поедете с нами. А мы всё думали ехать с миром по этой местности. Но если же кто-то нападёт на нас, возможно, мы с ними как-нибудь справимся.

Потом Арнор присоединился к ним, и они поехали своим путём.

6. Засада сыновей Хьяльти и о Хельги с Поприща

Теперь надо рассказать о том, как Торвальд завёл беседу со своим братом Тордом:

— Знай, что Болли едет сюда по приглашению на пир. Они сейчас у Арнора числом восемнадцать и направляются на север в Пустошь Адской Долины.

— Я знаю это, — ответил Торд.

Торвальд сказал:

— Всё же мне не нравится, что Болли ускользнёт здесь от нас так, что мы его не повстречаем, ибо я не знаю, кто более вредил моей славе, чем он.

Торд сказал:

— Ты очень любишь вмешиваться в чужие дела, и больше, чем мне хотелось бы, и этого бы не случилось, будь моя воля. Мне кажется сомнительным, что Болли будет перед тобой беспомощен.

— Я не передумаю, — отвечает Торвальд, — а ты решай, поедешь ли сам.

Торд сказал:

— Я не останусь сидеть, если ты поедешь, брат, но всё уважение, что мы получим в этой поездке, достанется тебе, и так же будет, если всё случится по-другому.

Торвальд собрал у себя людей, всего их было восемнадцать, и они поскакали в обгон Болли и его людей, намереваясь устроить на них засаду.

Арнор и Болли ехали теперь со своими людьми, и когда до сыновей Хьяльти было уже близко, Болли сказал Арнору:

— Не будет ли теперь для вас разумным вернуться? Всё же вы очень мужественно сопровождали нас. Сыновья Хьяльти не станут обманом подстерегать меня.

Арнор сказал:

— Я пока не буду возвращаться, ибо кое-кто сказал мне, что Торвальд намерен встретиться с тобой. Но что я вижу там возвышается, не щиты ли там блестят? Наверное, то сыновья Хьяльти. Однако можно теперь подготовиться к тому, чтобы эта поездка не принесла им почёта, но можно было бы утверждать, что на твою жизнь покушались.

Теперь Торвальд с братом увидели, что у Болли людей ничуть не меньше, чем у них, и поняли, что если покажут со своей стороны дурные намерения, тогда их положение сильно ухудшится. Им показалось самым разумным вернуться, поскольку они не смогли действовать по своему желанию.

Тогда Торд сказал:

— Ныне случилось, как я ожидал: эта поездка обернулась позором, и мне до сих пор кажется, что лучше было сидеть дома. Мы проявили свою враждебность, но ничего не осуществили.

Болли и его люди поехали своим путём. Арнор проводил их до пустоши и расстался с ними не ранее, чем начался склон с севера. Тогда он возвратился, а они спустились по Сварвадардалю и пришли на хутор, который назывался Поприще. Там жил человек, которого звали Хельги. Он был низкого рода, злобного нрава и богатый. Он был женат на женщине, которую звали Сигрид. Она была родственницей Торстейна сына Нарви с Плит. Она была более выдающимся человеком, чем он.

Болли и его люди увидели возле себя гумно. Там они спешились и решили покормить своих лошадей, взяв совсем немного, хотя Болли отговаривал их брать сено.

— Я не знаю, — сказал он, — каков нрав у хозяина.

Они взяли сноп сена и положили рядом с лошадьми. На хуторе из дома вышел человек, сразу вернулся внутрь и сказал:

— У твоего гумна люди, хозяин, и они покушаются на стога.

Хозяйка Сигрид ответила:

— Там всего несколько человек, и разумнее будет не жалеть для них сена.

Хельги поспешно вскочил и сказал, что не ей решать, чтобы он позволил воровать своё сено. Он сразу побежал, как безумный, туда, где они отдыхали. Болли, увидев человека, встал и опёрся на копьё, подаренное конунгом.

Подойдя к нему, Хельги сказал:

— Кто эти воры, что бесчинствуют у меня, крадут мою собственность и растаскивают моё сено для своих лошадей?

Болли назвал своё имя. Хельги ответил:

— Несуразное имя2, и сам ты, верно, несправедлив.

— Может быть и так, — сказал Болли, — но ты повстречаешься с тем, в чём есть справедливость.

Затем Болли отогнал лошадей от сена и приказал больше не кормить их.

Хельги сказал:

— Я заявляю, что вы украли у меня то, что взяли, и начинаю против вас тяжбу об объявлении вне закона.

— Ты, наверное, хочешь, хозяин, — сказал Болли, — чтобы мы возместили тебе ущерб деньгами, и ты не обвинял бы нас. Я заплачу двойную цену за твоё сено.

— Совсем ничего подобного, — отвечает он, — я рассчитываю на большее, когда мы расстанемся.

Болли сказал:

— Есть ли что-нибудь, бонд, что ты хочешь получить от нас для примирения?

— Мне кажется это возможным, — ответил Хельги, — я хочу позолоченное копьё, что у тебя в руке.

— Я не знаю, — сказал Болли, — желаю ли уступить его. Я предполагал нечто совсем другое для этого. Едва ли ты можешь говорить и о том, чтобы требовать оружие из моей руки. Возьми лучше столько денег, чтобы ты счёл себя вполне удовлетворённым.

— Ничего подобного, — отвечает Хельги, — и лучше будет, если вы ответите за то, что совершили.

Затем Хельги начал вызов в суд, вызвал Болли в суд за кражу и потребовал объявления его вне закона. Болли выслушал стоя и слегка улыбнулся в ответ.

Закончив вызов в суд, Хельги спросил:

— Когда вы покинули дом?

Болли ответил ему. Бонд сказал:

— Тогда я считаю, что вы более полумесяца нахлебничаете у других.

Тогда Хельги начал другой вызов и вызвал Болли в суд за нищенство. Когда с этим было покончено, Болли сказал:

— Ты много кичишься, Хельги, и будет полезнее в ответ как-нибудь проучить тебя.

Тогда Болли начал вызов и вызвал Хельги в суд за клевету на него и другой вызов за попытку обманного присвоения его имущества. Его спутники говорили, что нужно убить этого мошенника. Болли сказал, что не нужно. Болли потребовал объявления вне закона.

После вызова в суд он сказал:

— Отнесите домой жене Хельги нож и пояс, которые я посылаю ей, ибо мне сказали, что она хорошо отнеслась к нашему положению.

Теперь Болли поскакал прочь, а Хельги остался там. Болли со своими людьми пришёл к Торстейну на Перешеек и получил там хороший приём. Там приготовили прекрасный пир.

7. Болли отказывается мириться с Хельги

Теперь надо рассказать о том, что Хельги вернулся домой на Поприще и рассказал своей жене, как он повздорил с Болли.

— Но я не знаю, — сказал он, — как для меня разумнее будет тягаться с таким человеком, как Болли, ведь я не знаю законов. Также у меня мало денег, чтобы заплатить кому-нибудь.

Хозяйка Сигрид отвечает:

— Ты стал совсем глупым, поссорился с благороднейшими людьми и сделал из себя посмешище. Пусть же с тобой поступят так, как ты того заслужил, и ты поплатишься за это всем своим имуществом и самим собой.

Хельги выслушал её слова, и ему они не понравились, хотя он подозревал, что это правда, потому что, как оказалось, он был человеком ничтожным, хотя злобным и глупым. Он не видел никакой возможности исправить положение, только говорил о нависшей над ним опасности. Из-за всего этого он совсем приуныл. Сигрид взяла коня и поскакала к своему родичу Торстейну сыну Нарви, Болли и его люди были уже там. Она позвала Торстейна на беседу и рассказала ему о сложившемся положении.

— Однако всё так плохо случилось, — ответил Торстейн. Она также рассказала, какие хорошие предложения делал Болли и как глупо вёл себя Хельги. Она попросила Торстейна приложить все усилия, чтобы уладить это дело.

После этого она вернулась домой, а Торстейн пошёл поговорить с Болли.

— Ну как, друг, — сказал он, — показал ли тебе Хельги с Поприща свою глупость? Я хочу попросить, чтобы вы ради меня отказались от своих слов и не обращали на это никакого внимания, ибо речи дурака ничего не стоят.

Болли ответил:

— Наверное, они ничего не стоят. Я бы и не обращал на это внимания.

— Тогда я хочу, — сказал Торстейн, — чтобы вы простили это ради меня, и получите взамен мою дружбу.

— Это мне ничем не грозит, — сказал Болли. — Я не придал этому особого значения, и это подождёт до весны3.

Торстейн сказал:

— Я покажу, что заинтересован в том, чтобы это прошло согласно моей воле. Я хочу подарить тебе коня, лучшего тут в округе, и кобыл, всего двенадцать лошадей.

Болли ответил:

— Это очень хорошее предложение, но не нужно прилагать здесь столько усилий. Меня это мало заинтересовало. Да ничего и не случится, когда дело попадёт в суд.

— Это совершенная правда, — сказал Торстейн, — что я передам тебе право самому решать в этом деле.

Болли ответил:

— А я считаю совершенной правдой, что не надо и пытаться, ибо я не хочу мириться в этом деле.

— Тогда ты выбираешь то, что всем нам наименее полезно, — сказал Торстейн. — Хоть Хельги и мало достойный человек, он всё же связан с нами свойством. Мы постоим за него против вас с оружием, после того как ты совсем не захотел прислушаться к моим словам. А те обвинения, что выдвинул против тебя Хельги, сдаётся мне, не приумножат твоей славы, даже если это будет разбираться на тинге.

Торстейн и Болли расстались весьма холодно. Он и его товарищи уехали прочь, и не упоминается, что его отпустили с подарками.

8. Болли принимает приглашение Гудмунда Могучего

Болли и его спутники пришли в Подмаренниковые Поля к Гудмунду Могучему. Он вышел им навстречу с великим радушием и был очень весел. Они гостили там полмесяца в полном довольстве.

Вот Гудмунд спросил Болли:

— Какова причина разногласия, что случилось между вами с Торстейном?

Болли ответил, что это пустяк, и заговорил о другом. Гудмунд спросил:

— Какой дорогой ты собираешься ехать обратно?

— Той же самой, — ответил Болли.

Гудмунд сказал:

— Я хочу удержать вас от этого, ибо мне сказали, что вы с Торстейном расстались холодно. Лучше оставайся здесь у меня, а весной езжай на юг, и тогда пусть по этому делу примут решение.

Болли заявил, что не изменит путешествие из-за их угроз:

— Когда глупец Хельги валял дурака, говорил нам одно сквернословие за другим и хотел получить из моих рук за один сноп сена подаренное конунгом копьё, я подумал о том, что должен попытаться, чтобы он понёс наказание за свои слова. Иное я задумал для этого копья, лучше я подарю его тебе, вместе с золотым кольцом, что дал мне престольный конунг4. Я думаю, так для этих сокровищ будет лучше, чем если бы их получил Хельги.

Гудмунд поблагодарил его за этот подарок и сказал:

— В ответ будут подарки поменьше, но достойные.

Гудмунд подарил Болли украшенный золотом щит, золотое кольцо и плащ. Он был из очень дорогого сукна и весь в отделке, что его только украшало. Все эти вещи были прекрасны.

Тогда Гудмунд сказал:

— Мне кажется, плохо ты сделаешь, Болли, если поскачешь через Сварвадардаль.

Болли ответил, что это ничем не навредит. Они поехали прочь, расставшись с Гудмундом большими друзьями. Болли и его люди поскакали теперь своим путём через Побережье Гальмара. Вечером они пришли на хутор, который назывался Кресты. Там жил человек, которого звали Оттар. Он стоял снаружи. Он был лысый и в кожаной куртке. Оттар хорошо поздоровался с ними и пригласил их побыть там. Они приняли приглашение. Там было хорошее угощение и хозяин очень веселился. Они переночевали там.

Утром, когда Болли и его люди были готовы к путешествию, Оттар сказал:

— Ты хорошо сделал, Болли, что ты навестил мой хутор. Я тоже хочу оказать тебе небольшое почтение, подарю тебе золотой браслет и буду благодарен, если ты примешь. А вместе с ним и золотое кольцо.

Болли принял подарки и поблагодарил бонда. Потом Оттар сел на своего коня и поехал по дороге впереди них, потому что ночью выпало немного снега. Теперь они поскакали своим путём к Сварвадардалю. Когда они проехали немного, Оттар повернулся и сказал Болли:

— Я покажу тебе, что я хотел бы, чтобы ты был моим другом. Вот другое золотое кольцо, которое я хочу тебе подарить. Я буду благосклонен к вам в том, в чём смогу. Вам это также понадобится.

Болли сказал, что бонд поступает с ним великодушно:

— А кольцо всё же я приму.

— Тогда ты хорошо сделаешь, — сказал бонд.

9. Битва на Конском Мысу

Теперь надо рассказать о Торстейне с Перешейка. Когда ему показалось, что Болли вот-вот поедет с севера, он собрал людей и решил устроить на Болли засаду, желая, чтобы в их с Хельги деле произошла перемена. У Торстейна было тридцать людей, и они поскакали вперёд к Реке Сварвадардаля и засели там.

Льотом звали человека, который жил в Полях в Сварвадардале. Он был великим хёвдингом и хорошо знал законы, все его любили. Обычно он надевал чёрную рубаху и брал в руку палку, но ежели собрался на бой, то надевал синюю рубаху и брал остроконечную секиру. Лицо у него было весьма хмурое.

Болли и его люди ехали по Сварвадардалю. Оттар проводил их с хутора к Перешейку и до реки. Там их поджидал Торстейн со своими людьми, и Оттар, увидев засаду, тотчас погнал своего коня прочь оттуда. Болли со спутниками смело скакали вперёд, и, увидев это, Торстейн и его люди вскочили. Они были с разных сторон реки, у берегов река растаяла, но посередине плавал лёд. Торстейн и его люди прыгнули на лёд.

Хельги с Поприща тоже был там и сильно подстрекал своих, говоря, что хорошо, что теперь они с Болли проверят, достаточно ли у него рвения и уважения, и посмеют ли какие-нибудь северяне выступать против него.

— Надо убить их всех без пощады. Это предупредит других досаждать нам, — сказал Хельги.

Болли услышал слова Хельги и увидел, где тот ступил на лёд. Болли метнул в него копьё и попал в середину туловища. Тот упал спиной в реку, а копьё воткнулось в берег с другой стороны реки с такой силой, что Хельги повис на нём. После этого началась там жесточайшая битва. Болли так яростно нападал, что те, кто был рядом, отступили. Тогда Торстейн вышел против Болли, и когда они встретились, Болли ударил Торстейна в плечо, и это оказалась большая рана. Вторую рану Торстейн получил в ногу. Схватка была очень упорной. Болли тоже был ранен, хотя и не сильно.

Теперь надо рассказать об Оттаре. Он поскакал на Поля к Льоту, и, едва они встретились, Оттар сказал:

— Не время отдыхать, Льот, — сказал он, — последуй за славой, которая свободно лежит и ждёт тебя!

— Как же это лучше всего сделать, Оттар?

— Думаю, Торстейн с Перешейка и Болли бьются здесь внизу у реки, и будет большой удачей устранить затруднения между ними.

Льот сказал:

— Часто ты проявляешь большое великодушие.

Льот и Оттар быстро собрались и взяли с собой несколько человек. Когда они пришли к реке, Болли и его люди бились как обезумевшие. Погибло уже трое людей Торстейна. Льот с товарищами сразу стали между ними так, что они не смогли продолжать.

— Сейчас же прекратите, — сказал Льот, — и так достаточно уже произошло. Я сам разрешу ваше дело, а ежели кто из вас откажется, мы на того нападём.

И так как Льот поставил их в безвыходное положение, они прекратили биться, и обе стороны согласились с тем, что Льот разрешит их дело. На том они и расстались. Торстейн вернулся домой, а Льот пригласил Болли и его людей к себе домой, и тот принял приглашение. Они с Болли отправились на Поля к Льоту. Место, где они сражались, называется Конный Мыс. Бонд Оттар не расставался с Болли, пока они не пришли домой к Льоту. Болли дал ему на прощание щедрые подарки и хорошо отблагодарил его за помощь. Болли пообещал Оттару свою дружбу. Он вернулся домой на Кресты и остался на своём хуторе.

10. Примирение Полевого Льота

После битвы на Конском Мысе Болли поехал домой с Льотом на Поля со всеми своими людьми, Льот перевязал их раны, и они быстро поправлялись, потому что им оказывали заботливый уход. Когда же они залечили свои раны, Льот созвал многолюдный тинг. Они с Болли поехали на этот тинг. Торстейн с Перешейка со своими людьми тоже пришёл туда.

Когда тинг собрался, Льот сказал:

— Не будем ныне откладывать оглашение приговора, который я вынес в деле между Торстейном с Перешейка и Болли. А начну я приговор с того, что Хельги не заслуживает виры за своё злословие и уловки против Болли. Я приравниваю раны Торстейна и Болли. Но Болли должен заплатить виру за троих погибших людей Торстейна. За покушение на жизнь Болли и засаду Торстейн уплатит ему пятнадцать сотен трёхлокотного сукна. На этом они должны полностью примириться.

После этого тинг закончился. Болли сказал Льоту, что возвращается домой, и поблагодарил его за всю его помощь, они обменялись прекрасными подарками и расстались добрыми друзьями. Болли забрал имущество Сигрид с Поприща, потому что она захотела ехать с ним на запад. Они ехали своим путём, пока не пришли на Большой Хутор к Арнору. Он очень радушно принял их. Они остановились там на некоторое время, и Болли рассказал Арнору, чем закончились его дела с людьми из Сварвадардаля.

Арнор сказал:

— Великую удачу ты показал в этой поездке, имея дело с таким человеком, как Торстейн. Сказать по правде, мало кто из хёвдингов из других округов на севере, или вообще никто, добился бы здесь большего успеха, чем ты, будь у них здесь столько же завистников, как у тебя.

Вот Болли со своими людьми поехал прочь с Большого Хутора домой на юг. На прощание они с Арнором снова заверили друг друга в дружбе. А когда Болли вернулся домой в Междуречье, его жена Тордис обрадовалась ему. Она раньше кое-что слышала о необузданности северян и считала, что он подвергся великой опасности. Теперь Болли остался жить на своём хуторе в большом почёте.

Об этой поездке Болли по всем округам рассказывались новые истории, и все люди единогласно считали, что едва ли кто смог бы преуспеть в подобном предприятии. Благодаря этому и многому другому уважение к нему выросло. Болли подыскал Сигрид достойного мужа и хорошо расстался с ней. И здесь эта сага заканчивается.


Примечания

1 Фотбит (Fótbít) — «ногорез». Меч этот прежде принадлежал викингу Гейрмунду, о нём рассказывается в «Саге о людях из Лососьей Долины».

2 Хельги, очевидно, насмехается над именем Болли, которое переводится как «чашка».

3 То есть когда начнутся тинг и судебные процессы.

4 Престольный конунг — византийский император.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с древнеисландского.

Большое спасибо за помощь в редакции перевода Дарье Глебовой и Надежде Топчий.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов