В. Ю. Барышников

Прядь о Гейрмунде Адская Кожа

«Прядь о Гейрмунде Адская Кожа» (Geirmundar þáttr heljarskinns) написана ок. 1300 г. Тордом Знатоком Законов сыном Нарви (ум. 1308) — составителем «Саги о Стурлунгах», обширной компиляции ‘саг о современности’ (samtíðarsögur). События ‘саг о современности’ происходили в XII–XIII вв., т.е. одновременно с записью саг (или немного раньше). Этот период в истории Исландии называют ‘эпохой Стурлунгов’, когда несколько влиятельных родов сосредоточили в своих руках политическую и экономическую власть; распри между наиболее могущественными и амбициозными кланами в конце концов приводят к кризису исландского Народоправства и подчинению страны норвежской короне в 1262 г1.

В отличие от основного корпуса «Саги о Стурлунгах» «Прядь о Гейрмунде Адская Кожа» повествует о событиях, происходивших задолго до эпохи сагописания — в IX в. Сага посвящена переселению Гейрмунда Адская Кожа из Норвегии в Исландию и тому, как он занимает земли в Широком фьорде в окрестностях местечка Перевал (Skarð). Жанр этого небольшого повествования может быть определён как ‘прядь о занятии земли’ (landnámsþáttr). Подобные рассказы традиционно входили в состав многих ‘саг об исландцах’, повествующих о событиях 930–1030 гг., т.е. об эпохе, непосредственно следовавшей за периодом заселения Исландии.

В составе ‘саг об исландцах’ рассказы о занятии земли тесно связаны с основным содержанием саги хронологически, генеалогически, а зачастую и генетически (когда в основании описываемой в саге распри лежит конфликт, связанный с распределением земельных владений, а соответственно 146 и политического влияния). Таким образом, рассказы о занятии земли интегрируются в общее нарративное целое саги, утрачивая тем самым свою автономность — главное конституциональное отличие ‘пряди’ как самостоятельного жанра исландской словесности2. Однако жизнеспособность ‘прядей о занятии земли’ в качестве самостоятельных повествований подтверждается тем, что рассказы о первых поселенцах составляют основное содержание «Книги о занятии земли» (Landnámabók) — обширного перечня генеалогий и поселений исландцев, сохранившегося в редакциях XIII–XIV вв.

В составе «Саги о Стурлунгах» ‘прядь о занятии земли’ Гейрмундом Адская Кожа также обладает автономностью. Здесь отсутствует как хронологическая, так и генеалогическая связь пряди с основным содержанием компиляции: Гейрмунд Адская Кожа представлен здесь как предок не Стурлунгов, а составителя компиляции Торда сына Нарви; Перевал (усадьба, к которой приковано внимание автора пряди) — это не центр пересечения политических интересов в ‘эпоху Стурлунгов’, а интеллектуальный и религиозный центр, где и была создана Стурлунгова компиляция. «Прядь о Гейрмунде Адская Кожа», открывающая «Сагу о Стурлунгах», выполняет поистине титаническую задачу: на нескольких страницах автор рассказывает о всей исландской истории, предшествующей ‘эпохе Стурлунгов’. Другими словами, роль «Пряди о Гейрмунде» в составе компиляции заключается в том, чтобы мотивировать формирование исландского общества и дать его сжатую персонифицированную характеристику. Было замечено, что формирование исландского общества обусловлено двумя эпохальными событиями: во-первых, колонизацией острова, во-вторых, принятием христианства3. Именно на эту схему последовательно 147 опирается Торд сын Нарви, углубляя её и остроумно приспосабливая к своему материалу.

(1) Прядь открывается краткой генеалогической справкой, в которой названы отец, дед и прадед протагониста пряди — конунги Хёрдаланда и Рогаланда (Норвегия). Деду Гейрмунда Хальву посвящена самостоятельная сага — «Сага о Хальве и Мужах Хальва» (Hálfs saga ok Hálfsrekka) — относящаяся к так называемым ‘сагам о древних временах’ (fornaldarsögur). Здесь описывается легендарная история, предшествовавшая объединению Норвегии конунгом Харальдом Прекрасноволосым и заселению Исландии. События «Пряди о Гейрмунде Адская Кожа», таким образом, связываются с эпической древностью скандинавских народов — как бы вырастают из этой древности.

И тем не менее различие между легендарными временами и собственно историей очевидно для автора пряди. Переход от одной эпохи к другой постулируется в следующих двух эпизодах.

(2) В главах I и II рассказывается о рождении Гейрмунда и его брата Хамунда и о том, как они получили прозвище ‘Адская Кожа’. Центральное событие этих глав — обмен детьми между женой конунга и женой раба: жена конунга (которая в пряди не названа по имени) испытывает больше приязни к симпатичному сыну рабыни, а не к своим уродливым сыновьям-близнецам. В результате Гейрмунд и Хамунд в тайне от отца-конунга отданы на воспитание рабыне, в то время как рабский сын оказывается на месте сына конунга. Существовавший социальный порядок имел в скандинавской традиции своё этиологическое обоснование (см. эддическую «Песнь о Риге»; заметим, впрочем, что социальная концепция «Песни о Риге» во многом расходится с социальной концепцией «Пряди о Гейрмунде Адская Кожа»). После обмена детьми этот порядок оказывается нарушенным. Однако характер и поведение всех трёх мальчиков убедительно свидетельствуют об их истинном происхождении. Благодаря вмешательству в ситуацию первого скальда Браги Старого, который в произнесённой им висе называет их истинных отцов, Гейрмунд и Хамунд восстанавливаются в своём статусе 148 детей конунга. Происходит вторичное упорядочивание (космизирование) социального пространства, с выделением его крайних составляющих — состояний свободы и рабства.

(3) Данный социогенный эпизод имеет своим продолжением рассказ о викингских походах Гейрмунда и Хамунда и о том, как Гейрмунд принимает решение переселиться в Исландию (глава III). В пряди эта поездка представлена как выдающийся подвиг. Именно упорядочение социального пространства, отчленение благого состояния свободы от дурного состояния рабства мотивирует переселение норвежских хёвдингов в Исландию и соответствующим образом характеризует свободное исландское общество эпохи Народоправства. Заметим, что противостояние состояний свободы и рабства мотивирует возникновение и наиболее выдающегося рода древнегерманских героев — рода Вёльсунгов. В «Саге о Вёльсунгах» рассказывается, что сын Одина Сиги из зависти убивает некоего раба по имени Бреди. За это преступление Сиги объявляют лишённым мира, и он вынужден искать себе новую отчину. Сиги завоёвывает себе земли, становится конунгом в Гуннской земле, где даёт начало роду Вёльсунгов4.

(4) В главах IV и V названы земли, занятые Гейрмундом, а также люди — рабы и вольноотпущенника Гейрмунда, его свободные спутники, — которые получили от Гейрмунда место для поселения. Будучи одним из первых поселенцев в Исландии, Гейрмунд занимает избыточное количество земель, которые он использует для того, чтобы обзавестись верными сторонниками. Количество и качество сторонников Гейрмунда являются для автора пряди главной социальной характеристикой его героя. Здесь же Гейрмунд впервые назван бондом; в предыдущих главах пряди его социальный статус определялся как «сын конунга» и «морской конунг». Очевидно, что для Торда сына Нарви в этом нет противоречия или принижения героя. В «Книге о занятии земли» даётся ещё одна характеристика Гейрмунда Адская Кожа. По словам мудрых людей, “hann hafi göfgastr verit allra landnámsmanna á 149 Íslandi. Lítt átti hann hér deilur við menn”, «он был самым благородным из первопоселенцев в Исландии; и у него было мало распрей с другими людьми»5. Таким образом, утверждение свободного статуса героя и рассказ о его переселении в Исландию логически продолжается темой внутреннего обустройства нового общества.

(5) Тема христианской судьбы исландского народа поднимается Тордом сыном Нарви в следующей VI главе. События пряди относятся к языческим временам, и сам Гейрмунд не был христианином (в «Книге о занятии земли» отмечается, что он был похоронен по языческому обряду — в корабле). Поэтому христианская тематика вводится в прядь остроумным, но вполне традиционным для исландской литературы способом — в форме знамения. Торд сын Нарви рассказывает, что в одной из долин Гейрмунда над кустом рябины появляется сияние, пугающее Гейрмунда, но, очевидно, не автора пряди. Очевидно, в этом рассказе Торд сын Нарви использует ветхозаветное предание о сиянии, явившемся Моисею над терновым кустом в пустыне близ горы Хорив: говоривший с Моисеем из пламени Господь призвал его вывести израильский народ из Египта [Исх. 3]. Сияние над кустом рябины в землях Гейрмунда предвещает обращение исландцев в христианство. Теперь, т.е. во времена Торда, на этом самом месте стоит обетованная знамением церковь на Перевале. Интересно, что столь значимый для Торда сына Нарви топоним ‘Перевал’ впервые появляется в пряди именно в этом контексте; в «Книге о занятии земли», к примеру, местность, где поселился Гейрмунд, названа так сразу вместе с указанием на название его усадьбы: “Hann bjó á Geirmundarstöðum undir Skarði”, «Он поселился во Дворах Гейрмунда под Перевалом»6.

(6) Наконец, завершающая часть пряди — это генеалогические перечни, призванные хронологически связать эпоху заселения Исландии с теми временами, которым, собственно, 150 посвящена Стурлунгова компиляция — с XII–XIII вв. Последняя VII глава полностью состоит из генеалогических перечней. Однако, вопреки ожиданиям, здесь перечисляются в первую очередь не прямые потомки Гейрмунда Адская Кожа, а предки и родичи Снорри с Перевала, который в свою очередь был отцом священника Нарви и дедом Торда Знатока Законов, автора пряди и составителя «Саги о Стурлунгах».

Итак, Торд сын Нарви всем предшествующим повествованием вовсе не подводит свою аудиторию к центральной проблематике «Саги о Стурлунгах» — распрям между могущественными исландскими хёвдингами. Перед нами не предыстория событий Стурлунговой компиляции, но предыстория самой «Саги о Стурлунгах», и исландская история за 400 лет (!) в изложении Торда сына Нарви концентрируется в истории одного из религиозных и интеллектуальных центров страны.

Перевод саги выполнен по изданию: Geirmundar þáttr heljarskinns // Sturlunga saga. Bd. I. Guðni Jónsson bjó til prentunar. Reykjavík, 1981. Bls. 1–10.


Примечания

1 См.: Стеблин-Каменский М. И. Культура Исландии. Л., 1967. С. 5–37; Byock J. L. Medieval Iceland: Society, Sagas and Power. Berkeley, 1988. P. 1–76.

2 См.: Гуревич Е. А. Древнескандинавская новелла: Поэтика ‘прядей об исландцах’. М., 2004. С. 6–52.

3 Фидьестёль Б. Представления об истории в древнескандинавской литературе // Arbor Mundi — Мировое Древо. М., 1996. № 4/95. С. 15.

4 См.: Сага о Вёльсунгах / Пер. с древнеисл. Б. И. Ярхо. М.; Л., 1934. С. 95 сл.

5 Landnámabók // Íslendinga sögur. Bd. I. Landssaga og landnám. Guðni Jónsson bjó til prentunar. Reykjavík, 1946. Bls. 93.

6 Landnámabók. Bls. 92.

Пер. с др.-исл., вступ. ст. и прим. В. Ю. Барышникова.

Источник: CURSOR MUNDI: Человек Античности, Средневековья и Возрождения. Вып. 1. Иваново: ИвГУ, 2008.

Текст подготовил к публикации на сайте Александр Рогожин

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов