Прядь о Гейрмунде Адская Кожа

1. Рождение Гейрмунда и Хамунда Адская Кожа1

Гейрмунд Адская Кожа был сыном Хьёра конунга, сына Хальва, с которым вместе прославились Мужи Хальва2; а Хальв был сыном Хьёрлейва3. Другим сыном Хьёра конунга был Хамунд, которого тоже звали Адская Кожа. Они были близнецами.

И вот сказание о том, как они были прозваны Адской Кожей. Было это в то время, когда Хьёр конунг должен был отправиться на сходку конунгов, а госпожа его4 была не легка. И она разрешилась, пока конунг был за пределами страны, и родила двух мальчиков. Оба они были необычайно большого роста, и оба удивительно уродливы с виду. Их потому считали самыми некрасивыми на вид, что, казалось, ни 151 один человек не видел такой тёмной кожи, как у этих мальчиков. Госпожа испытывала мало любви к тем мальчикам, и были они ей не милы.

Меховым Капюшоном (Loðhöttr) прозывался тот раб, который был там для управления другими рабами. Этот раб был женат, и его жена родила сына тогда же, когда разрешилась госпожа. И этот мальчик, что родился у жены раба, был так восхитительно красив, что госпоже не казалось зазорным смотреть на него. И теперь этот мальчик был ей милее, чем её собственные мальчики.

Тогда госпожа решает поменяться мальчиками с рабыней. Хотя рабыне кажется, как и госпоже, что её сын выглядит более благородным, она решилась не отказываться поменяться с госпожой теми мальчиками. И госпожа получает сына рабыни, и собирается дать ему имя, и нарекает того мальчика Лейвом. И говорит госпожа, что этот-то мальчик и есть её сын. А рабыня получает тех самых господских сыновей. И растут они на соломе, как другие дети рабов, до тех пор, пока не достигают трёхлетнего возраста. А Лейв резвится на руках, и почитают его так, как, казалось, должны были бы почитать конунгова ребёнка.

И вот, покуда растут те мальчики все вместе, то, становясь старше, Лейв становится труслив, а эти Хамунд и Гейрмунд набираются всё большей силы, и каждый всё более отличается от своих приёмных родичей.

2. О сыновьях Хьёра и Браги скальде

Случилось как-то раз, что Браги скальд5 наведался к Хьёру конунгу на пир и оставался с конунгом некоторое время.

И рассказывают так, что однажды конунг со своей дружиной отправился охотиться на оленей, а несколько человек осталось дома в тех палатах. Остался дома и Браги скальд и сидел на почётном сиденье (öndvegi) напротив места конунга. В руке у него камышинка, и он поигрывает ею, бормоча чтото себе в капюшон. Госпожа лежала на дощатом помосте (þilpallr) в палатах, чуть поодаль. Она была укрыта одеждой, так что никто не мог знать, что она была там, кроме тех, кто 152 видел её раньше. Лейв сидел на почётном сиденье конунга (hásæti) и забавлялся золотым запястьем, а те самые Хамунд и Гейрмунд сидели на соломе и следили за тем, как Лейв забавляется золотом. Больше никого в палатах они не видели6.

Тогда предложил Гейрмунд своему брату: «Хочешь, мы пойдём к Лейву и заберём у него это золото? — чтобы и нам поиграть немного».

«Я готов на это», — говорит Хамунд.

Тогда подскочили те мальчики к почётному сиденью и забрали золото у Лейва, а он расстроился и ревёт из-за этого.

Они сказали: «Послушай-ка, — говорят они, — как завелся конунгов сын и как ревёт из-за одного золотого запястья. И вправду сказать, плохи дела, коли тебе тут всем заправлять».

Вот эти мальчики хватают Лейва, стаскивают с почётного сидения и потешаются над ним. Тогда встаёт Браги скальд и идёт туда, где на помосте лежала госпожа, стукает её камышинкой и говорит эту вису:

Двое в палатах,
Доверюсь обоим,
Хамунд и Гейрмунд,
Хьёра отродье;
от Лейва же третьего,
Лодхатта сына,
блага не много,
больше ущерба7.
Tveir eru inni,
trúi ek báðum vel,
Hámundr ok Geirmundr ,
Hjörvi bornir ,
en Leifr þriði,
Loðhattar sonr ,
fátt prýðir þann,
fár mun in verri.

Тут встаёт госпожа и выходит вон вместе с теми мальчиками, и на этот раз обменивается с рабыней обратно. Теперь госпоже кажется, что вот они стали мужами, подающими надежды, какими, похоже, они и были от рождения.

Тем вечером, когда конунг вернулся домой и уселся на своём почётном сидении, госпожа подходит к конунгу и ведёт с собой тех мальчиков, и рассказывает конунгу всё: с кем она идёт и кем она поменялась с рабыней, — и просит конунга отринуть гнев.

Конунг оглядел мальчиков, а затем сказал: «Из висы я вижу8, что вот эти мальчики должны принадлежать к моему 153 роду, хотя раньше я никогда не видел такой адской кожи, как у этих мальчиков».

И потому с тех самых пор их прозвали Адская Кожа. Как только они вошли в силу, они уплыли из страны грабить. Скоро они приобрели и богатство, и почёт и долго правили большим флотом. И говорится в разных сказаниях, а кое-что упоминается в заключительной части саги о Хроке Чёрном9, что эти братья были названы величайшими воинами среди морских конунгов в то время.

3. О набегах этих братьев

И так случилось одним летом, что они совершили викингский поход на запад. Там они захватили много больше добычи, чем в другие годы, как об этом было рассказано. И тем летом, перед тем, как вернуться домой, они поделили свою добычу. Тогда получил один из них двадцать фунтов серебра, а второй два фунта золота10. И тем же самым летом они прекратили свои набеги и каждого из своих людей отпустили восвояси с хорошим вознаграждением. Держат оба брата путь на двух кораблях во владения норвежского конунга.

Тогда Норвегией правил конунг Харальд Прекрасноволосый11. Братья рассчитывали обрести там пристанище и вот отпустили свой флот и команду. И когда конунг узнаёт об этом, ему не нравится, что они там остаются. Ему не кажется невероятным, что сила их чрезмерно возрастёт, если они сговорятся между собой.

И некоторым людям по душе говорить, что Гейрмунд уплыл в Исландию из-за самовластия Харальда конунга12. Но я слышал, что в то время, когда эти братья вернулись с запада из викингского похода, самой важной новостью было то, что никто не может представить себе более славного похода, чем поездка в Исландию. И вот по этой-то причине Гейрмунд пожелал отплыть сразу же, тем же летом, когда они прибыли в Норвегию, ведь лето уже клонилось к концу. А Хамунд не пожелал этого и едет на встречу с Хельги Худым. И братья приплыли в Исландию порознь. 154

4. О том, как Гейрмунд занял землю, и о его владениях

Тогда Гейрмунд сразу же уплыл из страны и привёл свой корабль в Широкий фьорд (Breiðafjörðr). Первую зиму, когда он был в Исландии, он провёл в Палаточной долине (Búðardalr). А весной он занял землю от Реки Палаточной долины (Búðardalsá) до Безрыбной Реки (Fábeinsá) и поставил там свою усадьбу, которая теперь зовётся во Дворах Гейрмунда (á Geirmundarstaðr).

Гейрмунд бонд был очень большим человеком и никогда не держал у себя во Дворах Гейрмунда меньше, чем восемь десятков способных сражаться мужчин. У него было ещё четыре двора. Один его двор был в Головном заливе (Aðalvík) в Ледовом фьорде (Ísafjörðr); другой в Заливе Кьярана (Kjaransvík). Там заправлял Кьяран, раб Гейрмунда, и под началом Кьярана было двенадцать рабов. Третьим двором Гейрмунд владел в Общинных землях на западе (Almenningr inum vestrum). Этот двор держал Бьёрн, его раб. Позднее Бьёрн был объявлен вне закона за кражу овец: его добро было конфисковано, а земли объявлены общинными владениями. Четвёртый двор Гейрмунда держал Атли, его раб, и под его началом было тоже двенадцать рабов, как у Кьярана. И все эти дворы обслуживали тот, во Дворах Гейрмунда, где распоряжался он сам.

5. Об Атли, рабе Гейрмунда

Жил в Согне могущественный и знатный человек по имени Гейр. Он очень почитал богов, и поэтому его прозвали Вегейр (Végeirr ‘Храмовый Гейр’). У него было семь детей, или даже больше. Одного его сына звали Вебьёрн, а других Вегест, Вемунд и Вестейн, Велейв и Веторн, а дочку — Ведис. А когда Вегейр умер, то Вебьёрн стал распоряжаться всем его богатством и славой. Он враждовал с Хаконом сыном Грьотгарда13, и потому он со всеми своими братьями и с сестрой поплыл в Исландию. Их долго носило по морю в то лето и наконец осенью прибило в Амбарном заливе (Hlöðuvík) к западному Мысу (Horn). Тут Вебьёрн собрался совершить жертвоприношения, но братья подбили его 155 убраться прочь. Вот так он и не позаботился о жертвах. Они вышли в море и в тот же день в большую непогоду разбились под высокими скалами. Они взобрались на скалы, которые с тех пор и поныне зовутся Кручей Людей из Согна (Sygnakleif).

Тогда Атли, раб Гейрмунда Адская Кожа, на зиму взял их со всей командой к себе. Атли был человеком тяжёлого нрава и быстро впадал в ярость.

Когда Гейрмунд узнал о той помощи, что оказал им его раб, он спрашивает раба: «В чём причина того, что ты взвалил себе на плечи так много, приняв Вебьёрна и его попутчиков».

Раб тот отвечает: «Причина в том, что я хотел таким образом показать, как почитаем и могуществен был тот муж, которому принадлежит этот раб, что решился взвалить себе на плечи столь большое дело».

Гейрмунд просил раба принять благодарность за такую поддержку. За это деяние он даровал ему свободу и землю для поселения.

Многим людям Гейрмунд даровал большие владения, как землями, так и движимым имуществом. Хрольву сыну Кьяллака14 он дал двор на Чресельной реке (Ballará). Тот был другом Гейрмунда и был с ним в тесном родстве. Его сыновьями были Иллуги Рыжий15 и Сёльви, отец Торда, отца Магнуса, отца Сёльви, отца Паля священника.

6. Про сияние в тех долинах

Гейрмунд жил во Дворах Гейрмунда до самой старости. А там, в землях Гейрмунда, была одна долина, о которой он говорил, что выбросил бы её из своих земель, если бы мог, и больше всего потому, — «что в долине той есть одно место, где всегда, когда я туда смотрю, мне в глаза светит такое сияние, и от этого мне становится не по себе. А это сияние всегда является над тем самым рябинником, что одиноко растёт там, под откосом».

И поэтому, если вдруг его коровы оказывались в той долине, то он не позволял использовать молоко этих коров в течение дня. 156

И рассказывают о том, что как-то раз ночью его скот спустился туда, в долину. И когда пастух поднялся и увидел скотину в той долине, он сильно перепугался и несётся туда так быстро, как только может, и гонит скотину из той долины. Он срывает с рябины одну ветку и стегает ею скотину, и пригоняет скотину домой во Дворы Гейрмунда. А Гейрмунд тем утром поднялся со своей постели и видит, как пастух гонит скотину из той долины. И, оттого что скотина была там, ему становится не по себе. Он идёт на пастуха, и в скорости замечает, что у того в руке ветка рябины, и тот стегает ею скотину. И тут уж ему становится так мучительно плохо от того и другого вместе, что он набрасывается на пастуха и яростно лупит его и просит, чтобы тот больше никогда не бил его скот веткой дерева, которое растёт в этой долине, а особенно веткой рябины. А Гейрмунд мог с лёгкостью узнать это дерево, ведь в то время в его владениях была только одна рябиновая роща, — в том самом месте, где сейчас стоит церковь на Перевале (at Skarði), о чём, как мы слышали, рассказывают знающие люди16. Гейрмунд велел взять эту ветку и сжечь в огне, а свою скотину он велел отогнать на пастбище и не использовать молока этих коров в тот день.

7. Про потомков Гейрмунда

Дочерью Гейрмунда была Ир, мать Торхалля и Одди, отца Халльвара. Её взял в жёны Бёрк, сын Тормода, сына Тьостора.

Стейнольв Короткий, сын Хрольва херсира из Агдира17, взял землю между рекой Палаточной долины (Búðardalsá) и Шатровым мысом (Tjaldanes); он поселился в Красивой долине (Fagradalr). Его дочерью была Хельга, мать Хюрнинга сына Олава, который взял себе в жёны Арндис, дочь Гейрмунда Адская Кожа.

Их дочерью была Фридгерд, мать Снэрира сына Тородда, который был отцом Одди, отца Торгильса Оддасона. Другой дочерью Стейнольва Короткого из Красивой долины была Арндис, мать Торда, отца Торгерд, матери Хравна, отца Снарта, отца Йодис, матери Хёллы, матери Ингвильд, 157 которую взял себе в жёны Снорри Законоговоритель18, отец Нарви, отца Снорри с Перевала (Skarð-Snorri)19. Ингольв сын Арна, он первым обосновался в Исландии20, и людям следовало бы знать свои родословные, чтобы заявлять свои права. Ингольв был отцом Торстейна, отца Торкеля Луны, законоговорителя21. Торхильд была дочерью Торстейна сына Ингольва и матерью Торкеля, отца Кетиля, отца Хаука, отца Ингвильд, которая была матерью Снорри, отца Нарви, отца Снорри с Перевала.

Жил человек по имени Хроллауг. Он был сыном Рёгнвальда ярла из Мёра22. От него пошли люди с Побережья (Síðumenn). Его сыном был Эцур, отец Тордис, которая была матерью Халля с Побережья23. Эгиль, сын Халля, был отцом Торгерд24, матери епископа Йона25. Ингвильд дочь Халля была матерью Торы, матери Сэмунда Мудрого26. Торвард сын Халля был отцом Тордис, матери Йорейд, матери Халля сына Тейта, священника из Ястребиной долины (Haukadalr). Торстейн сын Халля27 был отцом Магнуса, отца Эйнара, отца епископа Магнуса28. Льот сын Халля29 был отцом Гудрун, которая была матерью Эйнара сына Ари и Стейнун, матери Гудмунда, а ещё Халльберы, матери Торгильса <…>, отца Хунбоги, отца Снорри [Законоговорителя], отца Нарви, отца Снорри с Перевала. Матерью Снорри с Перевала была Гудрун дочь Торда, сына Оддлейва, сына Торда Вороньего Клюва. А вот братья и сёстры Снорри с Перевала: Торд, который взял в жёны Йорейд дочь Халля. Их дочерью была Хельга, которую взял в жёны Стурла сын Торда Знатока Законов30. Торбьёрн был незаконнорождённым, а также Халльдис. Ингвильд, сестру Снорри, взял в жёны Гуннстейн сын Халля. Она была матерью Вигфуса и его братьев и сестёр. Гудрид, сестра Снорри, была матерью священника Гудмунда сына Олава и его братьев и сестёр. Халльгерд, сестру Снорри, её взял в жёны Торд из-под Кряжа (undir Felli). Она была матерью Снорри, Гудмунда и Ингвильд, матери Петра с Лесистого мыса (í Skógarnesi), сына Снорри.

Бьёрн, сын Кетиля Плосконосого, был отцом Кьяллака31, отца Торгрима, отца Вермунда, отца Ингвильд, которая 158 была матерью Торгерд, матери Ингвильд, матери Снорри [Законоговорителя] сына Хунбоги Торгильссона.

Дальк был братом Торгильса сына Хавлиди. Он был отцом Берси, отца Далька, отца священника Халльдора из Грязного Жилья (Saurbær), который был отцом Торстейна, взявшего в жёны Ингигерд дочь Филиппуса, сына Сэмунда. Их дочерью была Гудрун, на которой сперва женился Бенедикт, а затем господин Кольбейн Богач. Аббатисса Халльбера была другой дочерью Торстейна бонда и Ингигерд.


Примечания

1 ‘Адская кожа’ — принятый в России перевод прозвища heljarskinn. В таком переводе оно имеет явную связь с христианской космологией. Не исключено, что в эпоху записи этой пряди данное прозвище осознавалось именно так. (По этой причине мы сохраняем принятую форму перевода). Однако описываемые в пряди события, как и само прозвище восходят к языческим временам, и исходное значение прозвища — ‘кожа как у Хель’ или ‘кожа [принадлежащая] Хель’. Хель в скандинавской мифологии — великанша, хозяйка подземного царства мёртвых; этим же именем зовутся и сами её владения. О внешнем облике Хель Снорри Стурлусон в своей «Эдде» сообщает: “Hon er blá hálf, en half með hörundar-lit; því er hon auðkend ok heldr gnúpleit ok grimmlig”, «Она наполовину иссиня-чёрная, а наполовину телесного цвета. И потому её легко узнать; а ещё потому, что она держится угрюмо и сурово» (Edda Snorrа Sturlusonаr. / Udg. Finnur Jónsson. København, 1926. S. 32).

2 Существует самостоятельная «Сага о Хальве и Мужах Хальва», относящаяся к так называемым ‘сагам о древних временах’ и посвящённая событиям, предшествовавшим объединению Норвегии и заселению Исландии. В последней главе «Саги о Хальве и Мужах Хальва» рассказывается об обстоятельствах рождения Гейрмунда и Хамунда Адская Кожа, т.е. намечен переход к собственно исторической эпохе. 159

3 В «Саге о Хальве и Мужах Хальва» говорится о том, что Хьёрлейв был конунгом Хёрдаланда и Рогаланда; Хьёр здесь назван конунгом Хёрдаланда. Что касается владений его потомка Гейрмунда Адская Кожа, то он был конунгом Хёрдаланда (согласно сообщению «Саги о Греттире») или Рогаланда (по «Книге о занятии земли»).

4 Согласно «Книге о занятии земли» женой (или наложницей?) Хьёра конунга и матерью близнецов была Льюввина, дочь конунга бьярмов, захваченная Хьёром во время похода в Бьярмаланд (устье Северной Двины в Белом море). Двусоставное имя Ljúfvina, очевидно, искусственное, ибо в переводе с исландского оно буквально означает ‘Возлюбленная Двина’. Легендарная «Сага о Хальве и Мужах Хальва» предлагает более реалистичную версию происхождения жены Хьёра конунга: ею была Хагню, дочь конунга Хаки сына Хамунда из Сконе (Южная Швеция). Эта генеалогия подтверждается тем, что один из сыновей Хьёра получает династическое имя Хамунд.

5 Браги Старый Боддасон — норвежский скальд IX в., первый, чьи стихи дошли до нас. Ас Браги, бог поэзии, — это, по видимому, обожествлённый скальд Браги, хотя мифологическая и историческая версии предания о первом поэте расходятся, и исландцы XIII в. не смешивали Браги Старого Боддасона с одноимённым богом поэзии. В исландской историографии имя Браги Старого соответствовало переходной эпохе на грани эпической древности и истории, а сам Браги воспринимался как всескандинавский скальд и основоположник исландской традиции: все события жизни Браги, в том числе описанные в «Пряди о Гейрмунде Адская Кожа», связаны с освоением острова выдающимися переселенцами (см.: Смирницкая О. А. Два предания о первых поэтах: Кэдмон и Браги // Другие Средние века. К 75-летию А. Я. Гуревича. М.; СПб., 1999. С. 303–314).

6 Длинный дом в древней Скандинавии имел единственную палату прямоугольной формы. По центру вдоль всей палаты в земляном полу было вырыто углубление, в котором 160 раскладывался очаг. Вдоль длинных боковых стен шли два помоста, на которых стояли скамьи и ставились столы. В центре каждого из помостов находилось почётное сидение — одно для хозяина дома, второе, напротив — для его наиболее знатного гостя. На помосте вдоль короткой поперечной стены располагались скамьи для женщин. Вход в такой дом устраивался с краю в одной из длинных боковых стен.

7 Виса сочинена в эпическом размере форнюрдислаг (жирным шрифтом в оригинальном тексте отмечена аллитерация); четвёртая и восьмая строки усилены неполной корневой рифмой (скотхендингом) (в оригинальном тексте отмечена курсивом). Синтаксис и лексика висы предельно просты и почти точно соответствуют разговорной речи. В отличие от классических отдельных вис, импровизируемых на случай, — имеющих «медиальную направленность», т. е. являющихся прежде всего актом самоутверждения скальда, — данная виса явно обращена вовне, на участников описанной ситуации (см. прим. 8). Очевидно, здесь мы имеем дело с нерасчленённостью информативной и магической функций скальдической поэзии (указание пряди на манипуляции Браги скальда с камышинкой подтверждает это). Магическая направленность свойственна прежде всего хвалебным драпам и нидам. Виса Браги скальда отчасти обладает хулительным содержанием, но в отличие от стандартного нида в ней отсутствует инвективная лексика, иносказательность и вымышленные обвинения. По своей поэтике эта виса больше всего напоминает детскую игровую считалку, указывающую на одного лишнего в перечисляемом ряду. Чрезвычайная конкретика висы усиливает этот эффект.

В редакциях «Книги о занятии земли» и «Саги о Хальве и Мужах Хальва» последние две строки выглядят несколько иначе.

«Книга о занятии земли» (Landnámabók // Íslendinga sögur. Bd. I. Landssaga og landnám. Guðni Jónsson bjó til prentunar. Reykjavík, 1946. S. 91):

Fæðat þú þann, kona.
Fáir munu verri.
Не расти ты такого, женщина.
Немногие будут хуже. 161

«Сага о Хальве и Мужах Хальва» (Hálfs saga ok Hálfsrekka):

Fæddir eigi þú
þann mög, kona.
Не растила бы ты
такого сына, женщина.

8 Любопытно, что именно виса Браги скальда становится решающим аргументом (как для Хьёра конунга, так и для его жены) в пользу того, чтобы восстановить Гейрмунда и Хамунда в правах. At vísu ‘На основании висы’ — юридическая формула.

9 О Хроке Чёрном много рассказывается в «Саге о Хальве и Мужах Хальва» (см. прим. 2). Однако там ничего не говорится о викингских подвигах Гейрмунда и Хамунда Чёрная Кожа.

10 1 фунт = 24 марки; 1 марка = 8 эйриров или 214 г. Т.е., согласно пряди, один из братьев получил более 100 кг серебра, а второй — более 10 кг золота.

11 Харальд Прекрасноволосый (ок. 860 — ок. 940) — конунг из Вестфольда (западное побережье Ослофьорда), впервые объединивший норвежские фюльки и ставший первым единовластным правителем Норвегии. Именно ко времени правления Харальда Прекрасноволосого относится заселение Исландии, и саговая традиция связывала массовую иммиграцию норвежцев в Исландию с активной политической деятельностью Харальда. В 872 г. (или ок. 890 г.) в Хаврсфьорде Харальд разбил ополчение объединившихся против него местных вождей, в том числе рогаландских и хёрдаландских. «Книга о заселении земли» и «Сага о Греттире» связывают переселение Гейрмунда Адская Кожа в Исландию именно с этой битвой, хотя сами Гейрмунд и Хамунд в этой битве не участвовали (они находились в викингском походе за пределами Норвегии).

Годы правления Харальда Прекрасноволосого, а также его отца Хальвдана Чёрного — это переходный период от эпической древности к истории. 162

12 Именно так оценивается переселение Гейрмунда в Исландию в других посвященных ему текстах. «Книга о занятии земли»: Гейрмунд Адская Кожа «долго был за пределами страны, а когда вернулся назад, то к этому времени Харальд конунг сразился в Хаврсфьорде с Эйриком Хёрдаконунгом, Сульки конунгом из Рогаланда и Кьётви Богатым и одержал победу. Тогда он [Харальд] подмял под себя весь Рогаланд и отнял у многих людей их одаль. И Гейрмунд не видел для себя иного выхода, кроме как осесть за пределами страны, ведь здесь у него уже не было никакого достоинства. Тогда он принимает решение отправиться на поиски Исландии» (Landnámabók // Íslendinga sögur. Bd. I. Landssaga og landnám. Guðni Jónsson bjó til prentunar. Reykjavík, 1946. S. 91). «Сага о Греттире»: Гейрмунд Адская Кожа «был славнейшим из викингов на западе. Они [Энунд и Транд] спросили, не думает ли он вернуть себе владения в Хёрдаланде и предложили свою поддержку. Они думали, что не мешало бы позаботиться и о своих владениях <…>. Гейрмунд сказал, что теперь настолько выросла сила Харальда конунга, что им нечего ждать славы от этого похода: вот ведь всю страну на него поднимали, и то потерпели поражение. Он прибавил, что ему мало радости стать рабом конунга и выпрашивать себе то, чем он прежде владел как хозяин. Он сказал, что уж лучше поищет себе другого поприща» (Сага о Греттире / Пер. О. А. Смирницкой. Новосибирск, 1976. С. 6–7).

13 Хакон сын Грьотгарда — сподвижник конунга Харальда Прекрасноволосого, поставленный им ярлом в Трандхейме, затем — во Фьордах; тесть конунга. Хакон ярл погиб в битве с ярлом Атли Тощим, правившим тогда в Согне (см.: Сага о Харальде Прекрасноволосом // Снорри Стурлусон. Круг Земной / Пер. М. И. Стеблин-Каменского. М., 1980. С. 48). Очевидно, переезд Вебьёрна в Исландию связан именно с правлением Хакона ярла во Фьордах и с конфликтом с Атли Тощим.

14 Хрольв назван сыном Кьяллака в «Пряди о Гейрмунде», а также в «Книге Хаука» — одной из редакций «Книги о 163 занятии земли», составленной Хауком сыном Эрленда ок. 1306–1308 гг. В «Саге о Хёрде и островитянах» и в «Книге Стурлы» (редакции «Книги о занятии земли», составленной Стурлой Тордарсоном; см. прим. 30) предложена другая генеалогия: Хрольв Богатый был сыном Ульва, сына Грима из Халоголанда (Норвегия). Этот Грим переселился в Исландию вместе со Скаллагримом, отцом протагониста «Саги об Эгиле», который покидает Норвегию из-за распри с конунгом Харальдом Прекрасноволосым (пер. С. С. МасловойЛашанской и В. В. Кошкина — в кн.: Исландские саги: В 2 т. М., 1999. Т. 1. С. 69–74).

15 Иллуги Рыжий — один из главных героев «Саги о Хёрде и островитянах», муж сестры протагониста саги Хёрда сына Гримкеля Годи и один из главных его преследователей (пер. О. А. Смирницкой — в кн.: Исландские саги: В 2 т. М., 1999. Т. 2. С. 371–434). Посвящённый Иллуги Рыжему раздел «Книги о занятии земли» — прядь «Об Иллуги Рыжем» — опубликован в пер. А. В. Циммерлинга в кн.: Исландские саги. М., 2004. Т. 2. С. 141.

16 Сияние над кустом рябины — это аллюзия на ветхозаветное предание о неопалимой купине, терновом кусте, который горит огнём, но не сгорает (þyrnirunninn stóð í ljósum loga, en brann ekki); в кусте, не снедаемом огнём, Бог явился Моисею, пасшему овец в пустыне близ горы Хорив, и призвал вывести израильский народ из Египта в обетованную землю [Исх. 3]. Сияние над кустом рябины в землях Гейрмунда предвещает обращение исландцев в христианство. Сам Гейрмунд был язычником: он относится к этому чуду со страхом. Но «Прядь о Гейрмунде Адская Кожа» в составе «Саги о Стурлунгах» была написана спустя три столетия после принятия христианства в Исландии (христианство было введено на альтинге в 1000 г.). Для Торда Знатока Законов, сына священника Нарви, очевиден смысл описываемого явления: не случайно на месте того самого рябинника, над которым являлось сияние, в христианское время была возведена церковь; ссылка на авторитет знающих людей призвана 164 подчеркнуть не только правдивость сообщаемых сведений, но и их значимость, симптоматичность в контексте ранней исландской истории.

17 В «Книге о занятии земли» сказано, что Стейнольв Короткий, сын Хрольва херсира из Агдира, отправляется в Исландию на одном корабле вместе с Гейрмундом Адская Кожа. Хёвдинги из Агдира также принимали участие в битве в Хаврсфьорде (см.: Сага о Харальде Прекрасноволосом. С. 51). Не ясно, принимали ли участие в этой битве Стейнольв или херсир Хрольв. Стейнольв Короткий — один из героев «Саги о Золотом Торире».

18 Законоговоритель (lögsögumaðr) — единственное должностное лицо в Исландии в период Народоправства (930–1262). Должность законоговорителя была престижной, но фактически не наделяла реальной властью того, кто её исполнял. Законоговоритель избирался сроком на три года; обязан был ежегодно по памяти оглашать треть всех исландских законов, а также сообщать о вновь принятых законах. На практике один и тот же человек обычно исполнял обязанности законоговорителя в течение нескольких трёхлетних периодов. Так, упоминаемый в «Пряди о Гейрмунде Адская Кожа» Снорри Законоговоритель занимал эту должность с 1156 по 1170 гг.

19 Снорри с Перевала — священник и хёвдинг, предводитель людей с Перевала. Одним из сыновей Снорри с Перевала был священник Нарви. Сын этого Нарви — Торд Знаток Законов — считается составителем «Саги о Стурлунгах» и, соответственно, автором «Пряди о Гейрмунде Адская Кожа».

20 На момент открытия Исландии скандинавами здесь жили немногочисленные ирландские монахи-отшельники, вскоре исчезнувшие с острова. Ингольв сын Арна переселился в Исландию в 874 г. (Landnámabók. Bls. 30) из-за межродовой распри с ярлом Атли Тощим, правившим тогда в Гауларе (см. прим. 13). Земли, занятые Ингольвом, включали всю юго-западную часть страны от Китового фьорда на западе до 165 реки Эльфус на востоке. Свою усадьбу Ингольв поставил на берегу небольшого залива на юго-западном побережье. Он назвал её Reykjavík ‘Залив Дымов’ — из-за многочисленных горячих источников. В настоящее время здесь находится столица Исландии, сохранившая название усадьбы Ингольва.

21 Торкель Луна был законоговорителем с 970 по 984 г. Об участии Торкеля Луны в улаживании тяжб рассказывается в «Саге о Греттире» (Сага о Греттире / Пер. О. А. Смирницкой. Новосибирск, 1976. С. 18) и в «Саге о Хёрде и островитянах» (в кн.: Исландские саги: В 2 т. М., 1999. Т. 2. С. 385–386).

22 Рёгнвальд ярл — друг и сподвижник конунга Харальда Прекрасноволосого; ярл Северного и Южного Мёра, Раумсдаля, затем — Оркнейских островов. Снорри Стурлусон в «Саге о Харальде Прекрасноволосом» сообщает, что именно Рёгнвальд дал Харальду конунгу прозвище ‘Прекрасноволосый’ (С. 54). Хроллауг был сыном Рёгнвальда ярла от наложницы. Согласно «Книге о занятии земли» Хроллауг поддерживал дружбу с конунгом Харальдом Прекрасноволосым и переселился в Исландию по его повелению; ярл Рёгнвальд предсказал Хроллаугу, что у того не будет судьбы в Норвегии, и что его пути лежат в Исландию (см.: Landnámabók. Bls. 191 ff.).

23 Халль с Побережья — один из первых христиан в Исландии; сподвижник епископа Тангбранда из Страны Саксов (Германия) — миссионера, посланного в Исландию конунгом Олавом Трюггвасоном (995–1000). Один из героев «Саги о Ньяле» (пер. С. Д. Кацнельсона, В. П. Беркова и М. И. Стеблин-Каменского — в кн.: Исландские саги: В 2 т. М., 1999. Т. 2. С. 47–370); тесть Флоси сына Торда Годи Фрейра, организатора похода против Ньяля и его сыновей; Халль с Побережья ратовал за примирение Ньяля и Флоси и не принимал участия в сожжении Ньяля. О смерти старшего сына Халля Тидранди, предвещающей введение в Исландии христианства, рассказывается в пряди «О Тидранди и Торхалле» (пер. 166 А. В. Циммерлинга — в кн.: Исландские саги. М., 2000. Т. 1. С. 266–269).

24 Существует самостоятельная «Прядь об Эгиле сыне Халля с Побережье». Действие этой пряди происходит в Дании, Норвегии и Гаутланде; в ней рассказывается о ссоре и примирении Эгиля с конунгом Олавом Святым Харальдссоном (1016–1028). Согласно пряди, Олав Святой, увидев дочь Эгиля Торгерд, замечает, что ей, как он ожидает, не будет недостовать “удачи”. Пророчество конунга сбылось: Торгерд стала матерью святого епископа Йона.

25 Йон сын Эгмунда — первый епископ на Пригорках (Северная Исландия) в 1106–1121 гг. Йон построил в своей резиденции собор и основал церковную школу для обучения священников: она давала знание семи свободных искусств, по образцу других учебных заведений XII в. Современники отмечают суровые манеры и склонность к аскетизму первого епископа на Пригорках: он запретил танцы и любовные песни, изменил названия дней недели, чтобы они не напоминали о языческих богах (как это до сих пор остаётся в других германских языках). В 1200 г. епископ Йон был причислен к лику святых. Другая епископская кафедра — на Палатном Холме — была основана раньше, в 1056 г.

26 Сэмунд Мудрый Сигфуссон (1056–1133) — священник из Одди, один из основоположников исландской историографии: в начале XII в. им была написана краткая история (возможно, перечень) норвежских конунгов, скорее всего, по-латыни. Сочинение Сэмунда не сохранилось. Сэмунд первым из исландцев получил образование во Франции. В своей усадьбе в Одди Сэмунд открыл школу для священников. Позднее Одди становится одним из учёных центров Исландии; именно здесь воспитывался Снорри Стурлусон (1179–1241).

27 Существует несколько самостоятельных текстов, рассказывающих об этом Торстейне сыне Халля с Побережья. «Сага о Торстейне» посвящена главным образом распре 167 Торстейна сына Халля с его соседом Торхаддом; распря кончается гибелью Торхадда и его сыновей (сага на русский язык не переведена). Действие «Пряди о Торстейне» разворачивается в Норвегии; здесь рассказывается о конфликте между конунгом Магнусом Добрым (1035–1047) и Торстейном сыном Халля, который в это время был его дружинником. Небольшой текст «Сон Торстейна сына Халля с Побережья» посвящён убийству Торстейна его рабом Гилли, потомком ирландского конунга (пер. А. В. Циммерлинга — в кн.: Исландские саги. М., 2000. Т. 1. С. 270–272).

28 Магнус сын Эйнара, потомок Халля с Побережья, был епископом на Палатном Холме в 1134–1148 гг.

29 Льот сын Халля с Побережья вместе с отцом поддерживал Флоси сына Торда Годи Фрейра в его распре с Ньялем, а затем — с зятем Ньяля Кари сыном Сёльмунда. В «Саге о Ньяле» рассказывается, как Льот погиб во время всеобщей битвы на альтинге (1011 или 1012 г.), где рассматривалось дело о сожжении Ньяля и его сыновей (см.: Исландские саги: В 2 т. М., 1999. Т. 2. С. 244, 331–333).

30 Стурла Тордарсон (1214–1284) — представитель рода Стурлунгов, сын Торда Стурлусона и племянник знаменитого Снорри Стурлусона. Сам Стурла сын Торда был выдающимся интеллектуалом своего времени: последний исландский скальд, сочинявший хвалебные песни в честь правителей Норвегии; знаток законов; историк: его перу принадлежат «Сага об исландцах» (самая обширная сага в составе кодекса «Саги о Стурлунгах»), одна из редакций «Книги о занятии земли» («Книга Стурлы»), сага о норвежских конунгах Хаконе Старом Хаконарсоне (1217–1263) и его сыне Магнусе Исправителе Законов (1263–1280).

31 Кьяллак Старый — сын одного из первопоселенцев в Исландии Бьёрна с Востока, правнук херсира из Раумсдаля Кетиля Плосконосого. Женой Кьяллака Старого была Астрид, дочь Хрольва херсира из Агдира и сестра Стейнольва Короткого (см. прим. 17). Потомки Кьяллка Старого стали 168 основателями большого рода, который называют Кьяллеклингами. (см. о них: Сага о Людях с Песчаного Берега // Исландские саги / Пер. А. В. Циммерлинга. М., 2004. Т. 2. С. 23–129).

О Кетиле Плосконосом, родоначальнике знаменитого клана переселенцев в Исландию, наиболее подробно рассказывается в начальных главах «Саги о людях из Лаксдаля». Кетиль решил покинуть Норвегию, узнав, что «конунг предуготовил ему ту же судьбу, что и другим могущественнейшим мужам, — не получать виру за родичей и самим превратиться в податных людей» (пер. В. Г. Адмони и Т. И. Сильман — в кн.: Исландские саги: В 2 т. М., 1999. Т. 1. С. 219–220).

© Барышников В. Ю., перевод на русский язык, 2008

Источник: CURSOR MUNDI: Человек Античности, Средневековья и Возрождения. Вып. 1. Иваново: ИвГУ, 2008.

Текст подготовил к публикации на сайте Александр Рогожин

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов