Прядь о Торде Золотой Асы

Gull-Ásu-Þórðar þáttr

В дни правления конунга Эйстейна, сына Магнуса Голоногого1, приехал из Исландии человек по имени Торд. Он был родом с Восточных Фьордов2 и беден. Человек он был многообещающий и превзошел своего отца. Был он не из тех, кто отступал перед равными. Торд был хороший скальд.

Когда он прибыл в город3, у него было совсем немного денег, чтобы платить за постой. Вечером он зашел в усадьбу к одной женщине по имени Аса. Она была родовита и очень богата. Ближайшими ее родичами были люди с Бьяркей4 — Видкунн, сын Йона5, а также другие из этого рода. Она пустила к себе Торда на время. Тот знал толк в развлечениях и умел угодить Асе. Дела шли хорошо, и он провел там зиму и пользовался тем большим почетом и любовью, чем дольше там оставался, и многие поговаривали, что между ними самая что ни на есть близкая дружба. Они подолгу сидели и беседовали с глазу на глаз. Аса была немолода.

Весной она сказала Торду, что он пришелся ей по душе.

— И я могу дать тебе денег для торговой поездки в Англию, а после поделим поровну барыши.

Он так и делает. Поездка удалась, и осенью он возвращается домой и проводит там зиму. Так продолжается несколько лет кряду. Их дела идут как нельзя лучше, и чем дольше он живет у Асы, тем больше к нему уважения. Теперь его называют Тордом Золотой Асы. Ее родичи считали это бесчестьем и отзывались о Торде неприязненно, однако он делал вид, что не слышит, что о нем говорят.

Однажды Аса пришла поговорить с Тордом и сказала:

— Сюда должен прибыть Видкунн, мой родич. Я хочу, чтобы ты отнесся к нему со всем возможным почтением. Сдается мне, что тебе следовало бы сложить драпу6 в его честь и исполнить ее прежде, чем он уедет. И мой тебе совет: не скупись в этой песни на хвалы, потому что большинству хёвдингов по вкусу, когда их прославляют7, а нам нужно устроить так, чтобы он остался всем доволен, да и тебе несколько слов могут сослужить неплохую службу. Если ты сумеешь завоевать его дружбу, то сможешь рассчитывать на поддержку, с кем бы тебе ни пришлось мериться силами здесь в Норвегии.

Торд отвечает, что рискнет, и сочиняет песнь. После этого приезжает Видкунн, а с ним множество народу, и останавливается там.

Как-то раз Торд подходит к Видкунну, приветствует его и говорит:

— Мне бы хотелось преподнести вам небольшую песнь, которую я сложил, и прошу вас выслушать ее8.

— Быть посему, — говорит Видкунн. — Ты первый, кто сложил обо мне песнь9. И для тебя, Торд, будет кое-что значить, как я отнесусь к этой песни, а я ее внимательно выслушаю, потому что я вовсе не испытываю к тебе такого расположения, как моя родственница Аса.

Тот начинает свою песнь, и это драпа в пятьдесят вис, и в ней был такой стев10:

Рьяно в ливне лучном11
Хильд кропит лучину12
Корень рода Йонов13
Рдяной, ражий, кровью.

Когда песнь была окончена, многие принялись расхваливать ее, а Видкунн горячо поблагодарил Торда и сразу же изменил свое мнение о нем. Он дал ему золотое запястье весом в одну марку, однако Торд попросил взамен золота его поддержки14, и Видкунн обещал ему впредь свою дружбу. На прощание они дали ему богатые подарки.

Проходит некоторое время. Однажды летом, когда Торд возвратился из Англии, он привел свой корабль в устье реки Нид15 и пристал к берегу. Эйстейн конунг был тогда в городе, а с ним многие знатные люди. Был там Сигурд, сын Храни16, и Видкунн, сын Йона, и Ингимар из Аска17, самый могущественный и властный из мужей. Он успел бросить якорь прежде, чем подошел Торд. Люди советовали Торду подыскать более подходящее место для стоянки, он же отвечал, что и здесь неплохо, и велел им успокоиться. Однако пока они совещались и разгружали товары, Торд хватился корабельного навеса18. Он идет на корабль Ингимара и видит, что один из его слуг прячет под одеждой парусину. Торд забирает его вместе с краденым, ведет в свою усадьбу и там возвращает себе свое добро. Весть об этом вскоре доходит до Ингимара. Тот в сильном гневе отправляется к дому Торда и требует тотчас же выдать ему его человека.

Торд отвечает на это:

— Не годится освобождать вора, — говорит он, — хотя бы он и был человеком Ингимара.

Ингимар сказал:

— Недолго удастся тебе, Торд Золотой Асы, удерживать моих людей и обвинять их в воровстве. Не зваться мне лендрманном19, если я позволю какому-то бродяге захватить моего человека.

Торд отвечает:

Тщетно нас стращает,
Горазд на угрозы,
Со двора мне вора
Велит, властный, выдать.
Сладу нет со славным.
Податель полатей Змеиных20,
Знай, с поличным
Захвачен грабитель.

Ингимар уходит, сильно разгневанный.

Аса просит Торда послать за Видкунном и проверить, помнит ли тот, что обещал ему свою дружбу в обмен на хвалебную песнь, — «потому что нелегко вести борьбу, когда в дело замешан Ингимар».

Торд так и делает, и Видкунн сразу же откликается, признает свои обязательства и спешит к дому, который занимал Торд, захватив с собой множество людей. Спустя недолгое время они слышат сильный шум, и туда является Ингимар и требует, чтобы Торд отпустил его человека, а не то грозится напасть на него.

Тогда Видкунн сказал:

— Следовало бы передать это дело лагману21, чтобы он рассудил, однако Торд действовал по праву, когда связал того, кто совершил кражу. Не поступи он так, он и сам был бы осужден22.

Ингимар сказал:

— «Воткни-ка меня в землю», как сказала лопата, стоя одна-одинешенька. Сюда пожаловал Видкунн! Нам с тобой больше пристало держаться друг друга, чем тебе поддерживать твоего свояка Торда. Похоже, однако, что ты вознамерился расплатиться с ним за ту песенку, в которой он тебя осмеивает, — и с этими словами повернул назад.

Тогда Видкунн сказал:

— Нужно послать кого-нибудь к Сигурду, сыну Храни, моему другу, и просить его прийти сюда, а если он станет отказываться, напомнить ему, кто пришел к нему на подмогу, когда финны захватили его усадьбу на Бьяркей23.

Те отправляются к нему и передают просьбу Видкунна.

Сигурд отвечает, что нет ничего плохого в том, чтобы они с Ингимаром померились силами, — «потому что каждый из них считает себя сильнейшим».

Тогда они напомнили ему о том, о чем им велел Видкунн.

Сигурд отвечает:

— И то правда, что никто не оказал мне большей поддержки, и раз он считает мое присутствие необходимым, мы сразу же встаем и отправляемся к нему.

После этого они пошли к Торду. Спустя немного времени на улицах стали собираться толпы, потому что люди Ингимара были рассеяны по всему городу. К дому Торда стеклось великое множество народу.

Ингимар сказал:

— На этот раз, Видкунн, если нам не выдадут моего человека, мы сами его поищем. Отступаться я не намерен.

Сигурд сказал:

— Давай действовать разумно, Ингимар. Будет большим беззаконием, если ты обрушишь на нас этот дом и разоришь его, чтобы забрать пленника, который принадлежит конунгу. Ведь от тебя ожидают, что ты станешь поступать по справедливости, хоть ты и великий герой.

Ингимар сказал:

— Петух не лучше защищен, коли щит держит курица. Однако вы двое немало приобрели, объединившись против меня одного, поскольку оба вы — могущественные лендрманны. Я ухожу опять, с тем чтобы вернуться в третий раз.

После этого Сигурд посылает людей к Эйстейну конунгу и просит его прийти к ним — «и скажите ему, что, сдается мне, я до конца оставался с его отцом на западе в Ирландии»24.

Они идут и передают конунгу просьбу Сигурда, однако тот отвечает, что таким видным мужам вдвоем достанет силы одолеть Ингимара. Тогда они пересказывают конунгу все, что сказал Сигурд.

Конунг говорит:

— Раз ему кажется, что мне следует прийти, пусть так и будет.

Затем конунг направляется туда со множеством народа и встречается с Сигурдом. Спустя некоторое время появляется Ингимар и приводит с собой четыре сотни человек. Он говорит, что если его слуга не будет отпущен на свободу, им едва ли удастся избежать столкновения.

Конунг говорит на это:

— Не подобает тебе, Ингимар, устраивать волнение в городе или созывать такое большое войско и подымать мятеж в стране. Но мы не сдадимся, не испытав, на чьей стороне сила.

Ингимар отвечает:

— «Железо дает блеск», как сказала старуха, у которой не резал нож. Какое событие! Сам конунг пожаловал сюда нас разнимать, так что мне опять придется удалиться, — и так и делает.

После этого конунг велит созвать тинг, и туда приводят вора, привязав ему на спину краденое. Он был осужден и затем повешен на Эйраре25.

Конунг спросил:

— Как ты считаешь, Ингимар, какое наказание получит вор?

— Хочется думать, — отвечает Ингимар, — что воздается человеку, убитому из-за безделицы.

— Нет, — говорит конунг, — он попадет в ад.

Ингимар сказал:

— Ты не на то употребил силу, конунг, когда принял сторону этого салоеда26 и унизил своих людей. Лучше было бы тебе собраться с духом и отомстить за собственного отца, который был убит в Ирландии, как собака, застигнутая на мертвом теле. Уж он-то, я думаю, точно находится в аду, потому что отправился завоевывать то, что ему не принадлежало.

Потом он возвращается к своим кораблям, отправляется на восток и убивает в Вике27 троих людей конунга. Затем он отплыл в Данию и там обосновался28.

Рассказывают, что Торд после этого по совету Видкунна и конунга женился на Асе. Он считался храбрейшим человеком и оставался в Норвегии до самой своей смерти.

И здесь кончается прядь о Торде Золотой Асы.


Примечания

«Прядь о Торде Золотой Асы» (Gull-Ásu-Þórðar þáttr) сохранилась в двух редакциях: 1) в составе «Саги о Сигурде Крестоносце» в «Гнилой Коже» (Morkinskinna, последняя четверть XIII в.), одном из главных собраний саг о норвежских королях, а также в основанной на восходящей к началу XIII в. более ранней, не дошедшей до нас рукописной версии этого кодекса (так называемой «Старшей Гнилой Коже»), позднейшей компиляции, обычно именуемой Hulda (вторая половина XIV в.); 2) в качестве отдельного рассказа в нескольких бумажных списках, самый ранний из которых (AM 518 4to) относится к XVII в. Этот дошедший лишь в поздних рукописях отдельный рассказ считается, однако, наиболее ранней и оригинальной версией пряди, и именно он был переведен в настоящем издании. На основании сопоставления этих разных редакций прядь принято датировать началом XIII в.

Со времени первого издания отдельной версии «Пряди о Торде Золотой Асы», предпринятого в середине прошлого столетия Йоуном Торкельссоном (Sex söguþáttum. Reykjavík, 1855), обе ее редакции неоднократно публиковались в собраниях прядей (Fjörutíu Íslendinga þættir / Þorleifur Jónsson. Reykjavík, 1904; Íslendinga þættir / Guðni Jónsson. Reykjavík, 1935), королевских саг (первое издание: Morkinskinna / C. R. Unger. Christiania, 1867) и саг об исландцах (наиболее авторитетное издание: Austfirðinga sögur. Reykjavík, 1950 (IF. В. 11). Bl. 337–349; см. также предисловие: bl. CXIV–CXVII). Прядь переведена на латинский, датский, норвежский, немецкий и английский языки. На русском публикуется впервые.

Перевод выполнен по изданию: Íslendinga sögur og þættir / Bragi Halldórsson et al. (Svart á hvítu). Reykjavík, 1987. B. III. Bl. 2128–2131.


1 конунга Эйстейна, сына Магнуса Голоногого — Магнус Голоногий (Magnús berfœttr, здесь его прозвище дается в необычной форме berbeinn) правил Норвегией в 1093–1103 гг. После его гибели власть перешла к его сыновьям — Эйстейну (1103–1123), которому принадлежала северная часть страны, Сигурду Крестоносцу (1103–1130), к которому отошла Южная Норвегия, и малолетнему Олаву (1103–1115), за которого правили старшие братья. (Об этих конунгах см.: Сага о сыновьях Магнуса Голоногого // Круг Земной / Изд. подг. А. Я. Гуревич, Ю. К. Кузьменко, О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский. М., 1980.)

2 Восточные Фьорды — местность в Исландии.

3 прибыл в город — имеется в виду город Нидарос на северо-западе Норвегии (современный Тронхейм), обычно — резиденция норвежского конунга.

4 Бьяркей — остров в Халогаланде в Северной Норвегии.

5 Видкунн, сын Йона — Видкунн неоднократно упоминается в «Круге Земном», где он назван то «сыном Йоана», то «сыном Йона с Бьяркей». Из «Саги о Магнусе Голоногом» следует, что Видкунн воевал вместе с этим норвежским правителем в Ирландии и после гибели конунга сразил его убийцу, а также отнес на корабль его меч Ногорез и стяг. По этой причине, говорится в саге, сыновья Магнуса очень его любили, а Сигурд даже отдал ему на воспитание своего сына, впоследствии норвежского конунга Магнуса Слепого (1130–1135).

6 Драпой называли парадную хвалебную скальдическую песнь, средняя часть которой была пронизана рефреном («стевом»), обычно повторяющимся через равное число строф четверостишием или двустишием. Известны и более изощренные формы стева.

7 большинству хёвдингов по вкусу, когда их прославляют — höfðingi — букв. «главарь», предводитель, вождь; так называли всех могущественных людей, возглавлявших местное население. Вопреки сказанному здесь, сочинение хвалебной песни в честь знатного мужа не было вполне обычным делом: как правило, скальды складывали такие песни о конунгах и ярлах. Преподнося Видкунну панегирик, Торд, таким образом, оказывает ему небывалые почести.

8 преподнести вам небольшую песнь, которую я сложил, и прошу вас выслушать ее. — Сочинявшиеся устно хвалебные песни было принято произносить прилюдно, в пиршественной палате перед почетным сиденьем, на котором восседал прославляемый, причем скальд мог приступить к декламации не раньше чем испрашивал и получал от адресата стихов разрешение исполнить песнь.

9 Ты первый, кто сложил обо мне песнь. — См. примеч. 7.

10 драпа в пятьдесят вис, и в ней был такой стев — «небольшая песнь» Торда, таким образом, на поверку оказывается полноценной драпой. Как и во множестве аналогичных случаев, эта хвалебная песнь представлена в пряди только рефреном (стевом), прославляющим воинские доблести Видкунна.

11 ливень лучный — кеннинг битвы (кеннинги — составные метафоры, зашифровывающие ключевые понятия скальдической поэзии; подобные иносказания бывают как двучленными, так и многочленными).

12 лучина Хильд — кеннинг меча; Хильд — имя валькирии.

13 Корень рода Йонов — Видкунн.

14 Он дал ему золотое запястье весом в одну марку, однако Торд попросил взамен золота его поддержки — хвалебная песнь непременно предполагала щедрое вознаграждение (так называемый bragarlaun — «плата за поэзию»). Таким ответным даром обычно служили драгоценные предметы, серебро или золото (марка — весовая единица, составлявшая около 215 г), оружие, заморское платье и даже корабли, груженные товарами. Отказ от традиционной в таких случаях платы или просьба заменить материальное вознаграждение чем-то более выгодным с точки зрения самого скальда, но чрезмерным в глазах окружающих — поведение весьма необычное. Сходным образом ведет себя герой другой пряди — «Сон Одди Звездочета»: отказавшись от золота, он в конце концов получает в награду конунгову дочь и половину королевства.

15 Нид — река в Нидаросе, давшая название городу.

16 Сигурд, сын Храни — знатный человек; был женат на единоутробной сестре Магнуса Голоногого. Сведения о нем в королевских сагах весьма противоречивы. См. примеч. 24.

17 Ингимар из Аска — Ингимар был родом из Хрингарики, области на юго-востоке Норвегии.

18 хватился корабельного навеса — укрытие (навес или палатка), которое ставили на носу или на корме.

19 лендрманн — lendr maðr — знатный человек, предводитель местного населения, принесший присягу верности конунгу. Во многих случаях лендрманн получал от конунга земельное пожалование и «кормление» (так называемую вейцлу — буквально «пир»), т.е. право на сбор с жителей подвластного ему округа предназначавшегося для конунга, а также для него самого продовольствия и угощения. В руках лендрманнов было сосредоточено все управление на местах, и они лишь отчасти зависели от конунга, поскольку, помимо полученных от него пожалований, обладали собственными наследственными владениями и располагали дружинами и слугами.

20 Податель змеиных полатей — муж (змеиные полати = золото).

21 передать это дело лагману — первоначально норвежские лагманы (lögmaðr от lög «право») возглавляли местные тинги (судебные собрания) и, как предполагается, исполняли функции, сходные с теми, которые выполняли исландские законоговорители, — хранили и возглашали законы. Ко времени записи пряди лагманы превратились в служилых людей, поставленных конунгом над определенной местностью, на которых помимо прочих возлагались судейские обязанности.

22 Не поступи он так, он и сам был бы осужден. — Здесь и в дальнейшем обращение с вором соответствует нормам скандинавского обычного права.

23 финны захватили его усадьбу на Бьяркей. — Расположенный вблизи границы с Финнмёрком остров Бьяркей подвергался нападениям со стороны финнов (саамов), однако, как следует из других источников, Сигурд, в отличие от самого Видкунна, не был жителем Бьяркей. В версии пряди в «Гнилой Коже» название местности, в которой проживал Сигурд, опущено. См. примеч. 24.

24 я до конца оставался с его отцом на западе в Ирландии. — Согласно части источников и среди них «Кругу Земному», Сигурд, как и Видкунн, участвовал в походе конунга Магнуса Голоногого в Ирландию и был одним из тех, кто последним оставил поле боя. Однако то обстоятельство, что в более ранних жизнеописаниях правителей Норвегии — составленных во второй половине и в конце XII в. «Истории древнейших норвежских королей» монаха Теодорика и «Обзоре» (Ágrip) саг о норвежских конунгах — Сигурд вообще не упоминается среди участников ирландского похода Магнуса Голоногого, дает основание считать, что эта информация была почерпнута авторами королевских саг непосредственно из пряди. Согласно этим ранним источникам, последним, кто покинул конунга, был Видкунн. В варианте рассказа о Торде в «Гнилой Коже» явно предпринимается попытка примирить эти разные версии. Так, на обращенный к нему вопрос-напоминание посланца Сигурда: «Государь, кто до самого конца оставался с твоим отцом в Ирландии?» — конунг отвечает: «Сигурд и Видкунн…» Не исключено, что автор пряди смешивает заслуги этих двух лендрманнов, подобно тому как он спутал их местожительство, поселив Сигурда на Бьяркей. См. примеч. 23.

25 Эйрар — берег в устье реки Нид, где обычно совершались казни.

26 когда принял сторону этого салоеда — распространенная в Норвегии уничижительная кличка исландца, особенно часто встречающаяся в прядях.

27 Вик — область в Юго-Восточной Норвегии.

28 Затем он отплыл в Данию и там обосновался. — Ингимар из Аска, сын Свейна, впоследствии примкнул к Харальду Гилли (правил Норвегией в 1130–1136 гг.), незаконнорожденному сыну Магнуса Голоногого.

© Перевод с древнеисландского, комментарии и статья Е. А. Гуревич (Москва), 2001.

Источник: Древнейшие государства Восточной Европы: 1999 г.; Восточная и Северная Европа в средневековье / отв. ред. Г. В. Глазырина. М.: Вост. лит., 2001. С. 437–441 (текст), 441–449 (комментарии Е. А. Гуревич).

Сканирование: Сергей Гаврюшин.

OCR: Тим Стридманн.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов