Сага о Храни Кольцо

Hrana saga hrings

1. О Барде с Вершины и его сыновьях

KBAdd 62 4to

Рукопись KBAdd 62 4to (1824 г.)

Одного человека звали Бард, и был он сыном херсира Бьёрна из Хейангра из Согна. Он уплыл в Исландию во времена её заселения и занял всю Долину Барда от Реки Телячьего Городища до Чёрной Реки с обеих сторон. Он поселился на Лесистом Склоне. Его сыновьями были Торстейн, Сигмунд, Невстейн и Эгиль.

Барду не нравилась погода в долине, и потому он недолго там оставался. Одной весной он послал своих сыновей на юг через пустошь разведать, каков климат там. Это было в месяц «гои»1. Вернулись они через полмесяца и хорошо отозвались о тех землях. Они нашли хвощ и другие растения. Следующей весной Бард со всем своим добром снялся с места и отправился на юг через Перевал Надежды, теперь это место называется Тропой Барда. Затем он занял Речные Дворы и поселился на Вершине, и потому его прозвали Бардом с Вершины.

А Эгиль, сын Барда, остался жить на Лесистом Склоне. Он женился на Сальгерд, дочери Торира Лопоухого из Рощи. Их сыном был Храни Кольцо, прозванный Кольцом потому, что у него на левой щеке был красный кружок. Храни рано стал сильным и мужественным.

2. Прибытие Хельги Крюка и занятие им земли

Жил человек по имени Хельги Крюк, сын Годлауга сына Асгейра из Согна. Он отправился с Южных Островов2 в Исландию и привёл свой корабль в устье Дрожащей Реки. Он был в родстве с Эгилем с Лесистого Склона и Торстейном со Склона Дымов. От своего корабля Хельги поехал на Лесистый Склон. Отец и сын хорошо приняли его, и некоторое время он оставался там.

Однажды пришёл он побеседовать с Эгилем о том, что хотел бы поселиться в их долине, но вся Долина Барда была уже заселена.

Эгиль сказал:

— Я распоряжаюсь землями для поселений отсюда до долины, и они в весьма пригодны для жилья, и ты получишь всю землю между Дрожащей Рекой и Рекой Узкой Долины до Песков.

После этого Эгиль и Хельги Крюк выехали из дому, осмотрели эту землю и заняли Долину Крюка вдоль реки. Хельги построил хутор в Долине Крюка и назвал его Двором Хельги. Он женился на женщине, которую звали Халльвейг.

Большая дружба была между Храни Кольцо и Хельги Крюком, Храни часто бывал у Хельги. Хельги подарил ему много прекрасных сокровищ, среди которых был меч-сакс, очень ценная вещь. Вот шло время, и ничего не случалось.

3. Храни мстит за Вакра и убивает Сигфуса

Как-то осенью людям нужно было отыскать свой яловой скот в горах. Одного из пастухов Хельги звали Вакр, и он отправился на поиски овец вместе с другими. Храни тоже пошёл. Они искали овец вместе с людьми с Комариного Озера. Тогда в Гаутланде жил Гаути. У него проживал человек, которого звали Сигфус, очень злобный и многим показавший свою несправедливость. Он тоже отправился на поиски овец вместе с людьми с Комариного Озера.

Случилось так, что Вакр и Сигфус встретились и некоторое время шли вместе, пока не натолкнулись на овечье стадо. Они преследовали его большую часть дня, пока не пришли к какому-то ущелью. Там они настигли этих овец и осмотрели их. Овцы принадлежали Хельги Крюку. Среди прочих там была одна овца крупнее других, которая принадлежала самому Вакру. Сигфус попросил продать ему эту овцу и сказал, что мысли владеть ею не дают ему покоя. Вакр отказывался, не желая лишаться овцы. Они спорили из-за этого, пока Сигфус не замахнулся своей секирой и не ударил Вакра так, что лезвие вошло в мозг.

Тут подоспел Храни со своими спутниками, и они увидели, что случилось и что Вакр убит. Храни спросил Сигфуса, что было тому причиной, а Сигфус рассказал всё об их делах.

Храни сказал:

— Слишком далеко зашли твоя несправедливость и злоба, теперь я отомщу тебе за него.

Сигфус сказал:

— Я не стану извиняться перед тобой, — и бросился на Храни и рубанул его секирой, но тот выставил перед собой щит. Удар попал в колено и рассёк его. Получилась очень большая рана. Теперь Храни нанёс Сигфусу ответный удар мечом, подаренным Хельги. Удар пришёлся в руку и разрубил плечо вместе с боком, и Сигфус пал мёртвым.

Это вызвало сильные трения между людьми с Комариного Озера и Храни. Сигфуса погребли там же в кургане. После этого люди вернулись домой со своими овцами, которых нашли.

4. Ауд из Гаутланда лечит Храни

Теперь Храни Кольцо поскакал на Комариное Озеро к Торстейну, своему родичу, на Склон Дымов. Торстейн хорошо принял его и спросил о новостях. Храни рассказал, как произошло убийство, и попросил у него помощи.

Храни показал Торстейну свою рану и сказал, что слышал, будто жена Гаути из Гаутланда очень хорошая целительница.

— Я хотел бы, чтобы ты отправился туда вместе со мной и примирил меня с Гаути после убийства Сигфуса.

Торстейн отвечает:

— Ладно, родич, хоть мне и придётся замолвить перед ним слово за тебя ради примирения. Он также мой друг и добрый человек, если присмотреться.

И после этого они поехали вдвоём в Гаутланд и нашли Гаути в его доме, стоящем на отшибе. Гаути приветливо поздоровался с Торстейном и Храни и спросил о новостях.

Торстейн сказал:

— У меня к тебе дело, Гаути, я должен рассказать тебе, что Сигфус, твой домочадец, был убит Храни Кольцом, моим родичем.

Торстейн всё рассказал об их стычке и сказал, что хочет установить мир между Гаути и Храни, затем достал золотое кольцо и попросил Гаути принять его.

Бонд внимательно осмотрел кольцо, взял его и сказал:

— Плохо, что это произошло; хоть почти все считали Сигфуса вздорным, он доказал мне свою верность, но ради нашей дружбы я не стану начинать тяжбу из-за убийства.

Они поблагодарили его за эти слова, Храни показал Гаути свою рану и сказал, что слышал, будто Ауд, его жена, очень хороший врач.

— Я хотел бы остаться у тебя на некоторое время, — говорит он, — пока она займётся раной.

Гаути позволил это, и Храни остался там, а Торстейн вернулся домой на Склон Дымов. Теперь Ауд осмотрела рану, и та была очень плоха. Он жил у Гаути два месяца, почти до самого выздоровления, и затем вернулся домой к своему отцу. Пока больше ничего не случилось.

5. Хроальд убивает Гаути и погибает от руки Храни

Одного человека звали Хроальд Кабан. Он жил на Дворе Торви в Оружейном Фьорде. Он был братом Сигфуса, которого убил Храни, и человек очень жестокий, с которым плохо было иметь дело. Повсюду у него были какие-то счёты. Вот он узнал о гибели своего брата, очень разозлился и пообещал отомстить. Он собрался из дому с шестью людьми и отправился через гору на запад до самого Комариного Озера. Это было следующим летом после гибели Сигфуса. Они пришли в Гаутланд ближе к вечеру. Гаути был в поле и с ним трое работников. Гаути поздоровался с Хроальдом и предложил остаться переночевать.

Хроальд сказал, что, наверное, примет приглашение.

— У меня, — сказал он, — к тебе дело. Здесь ли Сигфус, мой брат?

Гаути ответил:

— Его здесь нет.

И тут он рассказал Хроальду Кабану все обстоятельства дела и предложил ему виру за Сигфуса от имени Храни Кольца.

Но Кабан сказал, что не хочет ничего, кроме смерти Храни:

— И я хочу, чтобы ты показал мне дорогу к Храни и помог мне отомстить за моего брата.

Гаути отвечает:

— Я никогда бы не помог убить Храни и опять предлагаю тебе виру вместо него, или я присоединюсь к нему.

Кабан отвечает:

— Подло ты поступаешь в деле Сигфуса. Он всё же был хорош с тобою и долго и честно работал, а ты ныне не хочешь вознаградить его за это, что для тебя ничего бы не стоило, и будет справедливо, если ты что-то за это себе получишь.

Тут он поднял топор и рубанул Гаути, но Гаути увернулся, и удар пришёлся мимо. На поле стояло воткнутое копьё, Гаути схватил его и метнул в Кабана, но тот закрылся щитом и не пострадал. Теперь обе стороны схватились за оружие, и Хроальд яростно напал на Гаути, и кончилось тем, что погиб Гаути и один из его работников.

А остальных двух они схватили, и Кабан пообещал им денег, если они покажут ему верный путь к Лесистому Склону. Рабы пообещали сделать это, и Кабан велел одному из них пойти и разведать, там ли Храни. Раб пошёл и узнал, что Храни дома нет. Тот на некоторое время остался у Хельги Крюка. Раб известил Кабана об этом, и вот пустились они в путь вдевятером, и рабы показывали ему дорогу до самой Дрожащей Реки и через неё на Вороньи Скалы. Они ехали по Долине Крюка, пока не увидели множество возов с дровами. Также они заметили там троих людей. Один из них показался им мужественным на вид. Он подошёл к Хроальду, поздоровался с ним и спросил его имя, а Кабан сказал правду и спросил, как его зовут. А тот человек, что был впереди, сказал, что его зовут Храни и он сын Эгиля с Лесистого Склона.

Кабан сказал:

— Удачно, что мы встретились здесь. Я — брат Сигфуса, которого ты убил прошлым летом, и теперь я пришёл отомстить тебе за него. Я убил Гаути из Гаутланда и одного его раба, а двое проводили меня сюда к тебе, и сейчас ты получишь некоторое вознаграждение, как и он.

Храни отвечает:

— Они всё же были обязаны служить мне, и мне кажется, что таким образом ты сам призвал к себе скорую смерть, раз ты явился ко мне домой с такими мыслями, но расскажи мне о вашей встрече с Гаути, прежде чем ты уложишь меня на землю.

Кабан поведал всё по правде и затем сказал:

— Если у тебя храбрости больше, чем у старой клячи, отомсти за него теперь.

Храни сказал:

— Давай мы вдвоём померимся силами, а наши люди останутся в стороне, ибо силы неравны.

Кабан отвечает:

— Я воспользуюсь всеми своими людьми, ты же совсем впал в отчаяние, сдаётся мне, ты ныне обречён.

— Произойдёт то, что суждено, — говорит Храни. — Мне кажется, ты ни на что не годен, раз бесчестно поступаешь со мной, но я не побегу.

У него были при себе меч — подарок Хельги — и щит, и сперва сталось так, что Кабан проткнул насквозь своим копьём одного из спутников Храни, так что тот упал мёртвый.

Тогда Храни сказал:

— Не виноват он был перед тобой, и ты сейчас ударил по самому слабому месту, но выйти против меня колеблешься.

Кабан сказал:

— С тобой будет то же самое, что и с твоим спутником.

И тут он бросился на Храни и ударил в щит копьём, но Храни отразил удар и не был ранен. Тогда Храни рубанул Кабана в щит и рассёк его. Также тот получил рану в бедро. Тогда стал он подстрекать своих людей напасть на Храни. Вот все они яростно набросились и атаковали его. Храни же убил четверых из них, а Кабан отступил.

Тогда Храни сказал:

— Наверное, тебе следует подойти ближе, если ты намерен отомстить мне за своего брата, и тебе не делает чести подстрекать других, когда сам ты не смеешь приблизиться.

Тогда Кабан сказал своим людям:

— Сейчас нападём на него все разом, не дозволим распространить позорный слух, будто столько людей отступили перед одним человеком.

Теперь пал и второй спутник Храни. Тут Хроальда охватило бешенство, он подбежал к Храни и ударил его по щиту. Этот удар слегка повредил щит, но Храни вреда никакого не причинил. Храни ударил в ответ, но Кабан отступил, и тут же Кари, один из его спутников, ударил Храни. Этот удар пришёлся по мечу, так что тот выпал у Храни из руки, но сам он не поранился. Но поскольку он был очень ловок и удачлив, то подобрал меч и рубанул Кари по руке так, что она отлетела, и сакс вонзился в бедро, и тот упал. Теперь все остальные напали на него разом, но он защищался хорошо и мужественно. Он убил ещё двух из них и тут же подбежал к Кабану, рубанул его в голову и рассёк его до плеч. Теперь он упал мёртвый, а тот, кто остался, попросил у Храни пощады. Это был второй раб Гаути, который уже упоминался. Храни очень утомился, но ранен был мало. Некоторое время он отдыхал, расспрашивая раба, как погиб Гаути.

6. Храни борется с троллихой Нипой

Вскоре после этого пришёл Хельги Крюк с тремя людьми. Он узнал от пастуха, что Храни нужна помощь. Случилась теперь между ними радостная встреча, и говорили люди, что в те дни не жило поблизости человека подобного Храни силой и ловкостью. Кари ещё не умер, и Храни отрубил ему голову. Затем они похоронили Хроальда Кабана и его сторонников в одном холме, который с тех пор называется Холмом Кабана, и вернулись домой на Двор Хельги с возами дров. Слухи об этом ходили по всем округам.

Сказывают, что никто не предъявил иск по поводу гибели Кабана, ведь у него не было близких родичей. К тому же его совсем никто не любил.

Некоторое время Храни находился у Хельги, и ничего не происходило. Хельги был очень домовитым. У него было хорошее хозяйство и много овец. Он владел летним пастбищем восточнее Дрожащей Реки.

Как-то летом случилось так, что утром пастух не вернулся в свою хижину, и прошли так день и ночь.

Тут служанки сказали Хельги, что пастуха нигде не видно, а весь скот пришёл домой. Все дивились этому, и Хельги отправил двоих людей на его поиски. Они тронулись в путь, искали его в горах в течение трёх дней и не нашли, на этом поиски прекратились, и следить за овцами был поставлен другой пастух. Вот прошло полмесяца, и он тоже исчез, и его также искали, но не нашли, как и первого. Это весьма удивило Хельги, люди же считали, что их забрали тролли, и теперь никто не хотел пасти овец в том месте, и сталось так, что Храни вызвался делать это некоторое время. Вот Храни стал пасти овец, прошло полторы недели, но ничего не случалось.

Как-то вечером он загнал овец далеко в долину и уселся там, где закончил перегон. Его сильно одолевал сон. Ему пришло на ум, что вряд ли это происходит само по себе, он опять встал и стряхнул с себя сон. Оглянувшись, он увидел овец, которые бежали обратно в суматохе и с громким шумом. Тут слабость отчасти оставила Храни, и он смог увидеть, что за овцами гонится какое-то чудище. Оно быстро приближалось. На вид то была безобразная великанша. Она ступала вперёд, а зад её был оголён. Придя туда, где был Храни, она остановилась и сказала:

— Здравствуй, Храни Кольцо! Ты, наверное, ждешь меня.

Кольцо ответил:

— Конечно! А как тебя зовут, и где твоё жилище?

Она говорит:

— Вскоре ты это узнаешь. Меня зовут Нипа, нас три сестры, и мы работаем вместо нашего прикованного к постели отца. Я из них самая старшая, а наша мать умерла. Дом наш здесь в Речной Долине. Мы живём тут двенадцать лет, и многие люди поблизости, конечно, замечали осенью недостачу овец и лошадей. Я одолела двоих пастухов Хельги Крюка, и ныне собираюсь добавить тебя и съесть завтра. Хоть у моего отца и были дурные сны про тебя, но я отвергла его превратные речи о снах, поскольку ему осталось жить всего несколько недель.

Сказав это, она напала на Храни, но он смог захватить её сзади под мышками. Тогда она так сильно сдавила его руки и всё тело, что чуть не одолела его. Некоторое время он защищался от неё, а она пыталась взять над ним верх, и теперь они перемещались по какому-то склону, поросшему травой, и приблизились к камню, что там стоял. Он понял, что она хочет подтащить его к камню, но он успешно и упорно противился этому. В конце концов ей удалось схватить его в охапку и принести к камню. И когда она подошла туда, он так сильно рванулся, что ей пришлось ослабить хватку, а тогда она была повёрнута спиной к камню. Тут он напряг силы, швырнул её спиной на камень и сломал ей хребет.

Тогда она говорит:

— Наверное, случится так, как предсказывала моя мать, что все мы будем убиты одним человеком. Ныне ты победил меня и прославишься этим.

Храни не хотел больше слушать её болтовню, однако ничего не мог поделать, поскольку она так крепко прижимала его к себе, что он не мог пошевелить ничем, кроме рук. Он вырывался, пока не освободился. Она тогда изорвала всю его одежду. И теперь он побежал туда, где был его меч, который он потерял во время драки. Он схватил его и отрубил ей голову, которая, когда отделилась, разинула рот на Храни, так что он упал в обморок от испарений, что вырвались оттуда. Но вскоре он очнулся и сильно окоченел. Он вернулся в сарай на пастбище и лёг.

7. Храни возвращается домой

Утром служанки, проснувшись, увидели, что овцы в загоне, а Храни лежит в постели, и они решили, что он ночью охранял их и вернулся домой перед самым подъёмом. Он пролежал до самого полудня. Тут он поднялся. Тогда они увидели, что его одежда вся изорвана. Он взял лошадь, что была поблизости, поскакал домой на Двор Хельги и нашёл самого Хельги. Бонд радушно принял его и спросил о новостях. Храни рассказал ему, что случилось, всё о своей схватке с Нипой. Хельги посчитал это очень важным и многими красивыми словами поблагодарил Храни за его храбрость. Храни показал, как она изорвала ему одежду, и что всё тело его покрыто синяками и шишками.

Как и раньше, никто не захотел пасти овец на Летовище Крюка. Поэтому всех вернули с пастбища домой. Теперь больше ничего не случалось. А осенью люди отправились в горы собирать овец. Храни был там вместе с остальными.

8. Храни с товарищами убивают троллей

Одного человека звали Сёльви. Он жил на Больших Полях в Долине Барда. У него был сын, которого звали Эйнар. Он был самым сильным из молодых людей, что росли там. Тогда на Капищном Дворе в Долине Кривой Реки жил Хёскульд Хромой. Его сыном был Гест Корона, большой и сильный человек. Он был вторым после Эйнара по силе и возмужалости, и у них были хорошие отношения. Он также вместе со всеми отправился на поиски овец. Храни, Эйнар и Гест держались вместе и решили пойти в Речную Долину. Когда же они пересекли её, сгустился туман, поднялась метель, и после этого началась такая сильная буря, что ничего не было видно.

Храни говорит своим людям:

— Сейчас мы должны остаться здесь и подождать, что случится.

Так они и сделали, собрали камни, которых было достаточно, сделали из них для себя укрытие и сели там. Выждав немного, Эйнар вышел осмотреться. Он увидел, что буря слегка утихла, и разглядел теперь двух бегущих великанш-скесс, весьма огромных, которые направлялись к их укрытию. Он сказал об этом своим товарищам, Храни вскочил и выбежал наружу, а остальные двое присоединились к нему. Тут те приблизились, и одна схватилась с Храни, а другая повернула к Эйнару.

Теперь расскажем о битве Храни и великанши, как они долго боролись. Он обнаружил, что у неё гораздо больше сил, чем у другой. Он сделал ей подсечку, и она была вынуждена упасть, а он оказался сверху на ней. У него не было никакой возможности одолеть её, однако в конце концов он достал нож со своего пояса и ударил им великаншу по горлу, так что кровь хлестала вокруг него, но она крепко прижала его к себе. В конце концов он смог освободиться, встал теперь на ноги и увидел, что другая великанша почти победила тех двоих. Тут он схватил её под челюстью, приставил колено к хребту и стал выламывать её назад; но из неё ему в лицо вырвалось такое ужасное зловоние, что он отшатнулся и на некоторое время лишился чувств. А Эйнар выбрался из-под неё, подобрал меч Храни и отрубил ей голову, но перед этим она перегрызла Гесту горло, и тот умер. Эйнар стал проверять, жив ли Храни, и тогда тот очнулся. Ему было очень дурно. Эйнар принёс воды и дал ему. Постепенно головокружение Храни прошло. Тут буря утихла, и наступила хорошая погода. Они переночевали там и на следующий день похоронили Геста и в другом месте — великанш. С тех пор это место называется Курганом Скессы.

После этого они отправились искать пещеру и в конце концов пришли к какому-то ущелью. Там была высокая и неприступная скала. Они увидели, что под скалой в одном месте падает тень. Они стали карабкаться вверх, подбираясь ближе. Когда они пришли туда, там была приоткрытая дверь. Они вошли в пещеру и углубились в неё, пока не нашли ещё одну дверь, закрытую железной створкой. Тут они услышали громкий храп, подобного которому, как им казалось, никогда не слышали. Они попытались войти внутрь, но не смогли. Затем они стали вдвоём одновременно биться в дверь так решительно, как только могли, пока она не распахнулась. За ней было довольно светло благодаря окну, которое было на восточной стороне скалы. Тут проснулся старик, и был он весьма велик и злобен видом.

Он спросил, что это за шум, и сказал:

— Ожидались бы здесь гости, я бы сказал, что в моей пещере человечий запах, да и плохие сны снились мне сегодня. Но как прошло ваше путешествие, принесли вы мне голову Храни?

Они догадались, что старик слеп. Тут Храни вбежал внутрь и вонзил меч ему под мышку так, что проткнул насквозь, а старик вскочил и бросился с возвышения, но Храни увернулся, и старик так бился, что всё, что ему попадалось, тряслось и приходило в беспорядок. Наконец, он умер.

Затем Эйнар вошёл внутрь, и они обыскали пещеру, где нашли много сокровищ в золоте и серебре, и вынесли из пещеры столько, сколько смогли забрать. Им было сложно выбраться оттуда. Они остановились на ночлег поблизости.

А на следующий день они отправились обратно со своей поклажей. По пути они не встретили ни одного живого существа и затем пришли домой. Теперь они рассказали Хельги и другим людям о своём путешествии. Все высоко оценили это и хвалили доблесть Храни. Осенью люди недосчитались многих овец, и все считали, что эти тролли забрали их, хоть побратимы ничего не обнаружили. Вот проходит эта зима, и ничего не происходит.

9. Сон Храни

Когда началась весна, Храни пришло на ум, что полезнее было бы отправиться за море и познакомиться с другими странами, правителями и нравами.

Как-то утром перед подъёмом, когда он спал, как другие, в своей постели, ему приснилось, будто он стоит снаружи на хуторе Двор Хельги. Он увидел на поле человека старого, однако красивого, и он будто бы поздоровался с ним и спросил его имя.

Пришелец дружелюбно ответил на его приветствие и сказал, что его зовут Торир.

— Я узнал тебя, не спрашивая, — говорит пришелец. — Тебя зовут Храни, и ты сын моей дочери. Ты способен стать славой своего рода как из-за учтивости, так и способностей, но что ты можешь сделать более отважного и похвального здесь, в этом месте, чем то, что уже случилось? Но, несомненно, тебе в дальнейшем захочется отправиться в другие земли и проверить, что там тебе суждено или что ты сможешь там совершить для славы.

И тут у Торира вырвался стих:

Ждёт тебя слава; быстрый,
иди же, битве на встречу,
прочь от Фьёргюн оправы
на Готи ветра плывущем.
Хертейта пламени буря
на древа канатов скамьи
свалит морской луны
утёса сокола челюстью3.

Злобных существ твоя смелость,
древо сиянья Рейна, уж одолела:
в пасть Хель Кабана покатила
с глупцами, с ним побежавшими.
Нападенье на неких викингов
начнёт затем Храни в погибели
бога оков в быстром ветре —
и блеск кошелька тем украсит4.

Сказав так, Торир исчез, а Храни проснулся, запомнив стихи. Теперь он рассказал Хельги про сон.

Хельги сказал:

— Вполне возможно, что с тобой в будущем произойдёт то, о чём он дал понять тебе во сне, и тебе, наверное, следует дать знать своему отцу касательно этого дела.

Храни сказал, что он так сейчас и хочет сделать, и на этом они в тот раз закончили беседу.

10. Храни и Эйнар готовятся к заморскому путешествию

Вскоре после этого Храни поскакал к Лесистому Склону, пришёл побеседовать со своим отцом и рассказал ему о своём намерении, а также о сне и пророчестве своего деда про ожидающее его положение.

— Но что предложишь ты, отец? — спросил он.

Эгиль отвечал так же, как Хельги, что ему, безусловно, нравится этот замысел:

— И препятствовать тебе будет тем труднее, чем лучшее пророчество сделал тебе твой дед, ибо, насколько я разгадал его стихи, старик благосклонно относится к тебе, и он знает, что тебе предстоит некоторая удача. Не менее важным мне кажется, чтобы ты воодушевил Эйнара сына Сёльви на заморское плавание вместе с тобой. Вы оба многообещающие и способные к поездке, даже если столкнётесь с чем-нибудь. Также было бы более надёжно для таких, как вы, храбрецов вдвоём договариваться о перевозе с незнакомыми корабельщиками или быть среди многих незнакомых, чем быть одному незнакомому среди многих незнакомых, что бы ни случилось, и вы могли бы держаться вместе, пока благополучно не достигнете цели. Но, по моему мнению, родич, мы с Сёльви никогда вас снова не увидим, и вы больше не вернётесь в Исландию. Сейчас я хотел бы дать тебе столько средств для путешествия, чтобы ты считал, что получил долю наследства после нас с матерью, даже если никогда не вернёшься.

Храни обрадовался этому разрешению и сердечно поблагодарил своего отца за него. Так они и закончили разговор. Сперва Храни пошёл повидаться с Эйнаром и поведал ему о своих намерениях и вкладе своего отца. Эйнару понравилось это предприятие, и он сказал, что отправится вместе с ним. Затем Храни пришёл домой на Двор Хельги и рассказал Хельги всё, о чём он беседовал с отцом и с Эйнаром касательно их заморского плавания, и что его отец предрёк ему, что ни у него не будет возможности вернуться на родину, ни у Эйнара.

— Тогда мы с Эгилем думаем одинаково о славе, — говорит Хельги, — и мы с тобой расстанемся, как и ты с отцом. Я буду тосковать без тебя, поскольку ты часто и славно жил у меня, и здесь, в этом месте, нет подобных вам с Эйнаром людей по силе и искусствам, однако мне не приходит в голову удерживать вас от поездки, ибо большей известности и богатства вы сможете этим добиться, как и многого другого.

— Хорошо говоришь ты об этом, — сказал Храни, и так они закончили беседу.

11. Храни и Эйнар договариваются о перевозе с Торговым Раудом

Жил человек по имени Рауд, с Гебридских островов. Он охотно совершал торговые поездки и торговал товарами из разных стран. Поэтому его прозвали Торговым Раудом. В начале лета он пришёл в Дрожащий Фьорд. В то же время в Островной Фьорд пришло два корабля.

А когда жители Долины Барда узнали о прибытии кораблей, то они вместе с другими людьми из прилежащих пределов отправились к торговцам. Люди с обоих берегов Дрожащей Реки чаще стремились встретиться с торговцем Раудом, чем с теми, кто остановился ближе, так как о нём и о его товарах лучше отзывались. Храни и Эйнар вместе с другими пришли к Рауду и быстро договорились с ним о перевозе, поскольку этот человек показался им мудрым и добрым, хоть большинство членов его команды были иного поведения и не с таким приятным нравом.

Вот Эгиль снарядил своего сына из дому, как он и обещал, и дал ему много средств для путешествия вместе с различными драгоценностями, и нет нужды объяснять, что карманных денег у него было вдоволь. Эгиль и Хельги проводили Храни и Эйнара к кораблю, и тогда они простились со многими добросердечными пожеланиями.

12. Рауд со своими людьми приходят на Южные Острова

Вскоре после этого Рауд закончил свои торговые дела и собрался, им дул попутный ветер, и вышли они в море. Но это длилось недолго, и попутный ветер начал стихать. Всем вместе пришлось долго вычерпывать воду, так как плавание было долгим и трудным. Исландцы хорошо справлялись с этим делом. Но когда люди Рауда увидели их превосходство, и что мало кто из гебридцев может сравниться с ними по силе и мужеству, у них начала просыпаться зависть к побратимам. Однако, так как они оба всегда держались вместе и никогда не расставались, и торговец благосклонно к ним относился, корабельщики никогда не решались выступить против них ни с оружием, ни с силою.

Как-то раз Рауд, услышав ругань своих людей в сторону побратимов, сказал:

— Это будет первым разом и последним, чтобы я плавал в Исландию и брал на борт исландцев. Поэтому я хочу просить вас, моих корабельщиков, не вести себя столь вызывающе с этими людьми, особенно потому что они показали лишь послушание и спокойствие с тех пор, как путешествуют вместе с нами. Иначе, я ручаюсь, что вам придётся иметь дело и со мной, и с ними.

После этого колкости людей Рауда стали гораздо меньше заметны.

А осенью незадолго до зимних ночей они пристали к Южным Островам. Торговца радушно встретили дома, и кое-кто поговаривал, что гебридским корабельщикам и исландцам пора расстаться.

13. О Сигню, Эльрун и побратимах

Теперь расскажем о побратимах, что они остались на зимовку у человека, которого звали Хёгни по прозвищу Высокий Нос. У него была жена, которую звали Гейртруд. Они хорошо приняли гостей. Те показали себя непритязательными и вежливыми с каждым. У супругов имелась дочь по имени Сигню. Она была почти взрослая, красивая, со светлыми волосами и кожей, так что она превосходила других девушек по соседству. Её прозвали Светлые Ресницы. Скоро обнаружилось, что Храни полюбил её, и она восприняла это с учтивостью и радостью.

В доме Хёгни Высокого Носа жили также мать с дочерью. Мать звали Суннева, а дочь — Эльрун, и она тогда только недавно стала взрослой. Она была второй завидной невестой после Сигню по выпавшим на её долю испытаниям и по внешности, и в её отношении подтвердилось то, о чём повсюду рассказывают старики об Англии, будто там живут красивые девушки, а мать с дочерью были родом англичанки. Мужа Сунневы и отца Эльрун звали Гаут по прозвищу Большерукий. Он и сыновья этой четы, большинство из которых были уже взрослыми, остались в Англии.

Летом того года, когда Храни и Эйнар пришли осенью на Южные Острова, случилось так, что некий викинг по имени Грим и по прозвищу Железный Старик, совершил набег на одно место в Англии. А когда он пришёл к жилищу Гаута Большерукого, которое оказалось у него на пути вместе с другими, ни хозяина, ни его сыновей не было дома, только несколько мужчин. Отец и сыновья в то время уехали на пир куда-то вглубь страны. Мать и дочь остались дома с двумя или тремя мужчинами, но те бежали, едва увидели приближение Грима, а он и его люди забрали мать и дочь с собой вместе со всеми драгоценностями и самыми полезными вещами с хутора, которые им захотелось иметь, а также с другой добычей, женщинами, мужчинами и деньгами, что они захватили по соседству.

Вот Грим Железный Старик поплыл со всем этим добром своим путём, а когда они приблизились к Южным Островам с намерением сделать то же самое, его встретили воины на трёх кораблях. Пленённые женщины не могли рассказать, кто им там противостоял, кроме того, что их предводителя звали Эйстейном Суровым. Тут между ними с Гримом разразилась битва. Он и его спутники погибли в этом сражении. Рассказывают, на нём лежали такие могучие чары, что железо не могло его поразить. Эйстейн и его люди забрали женщин у павшего Грима вместе с иной большой добычей, и женщины так ужасно страдали, что воины пожалели их и высадили их на первом же берегу, на Южных Островах, с некоторой долей денег. Тогда мать и дочь поселились у Хёгни и Гейртруд.

Эйнар очень полюбил Эльрун, и побратимы предпочитали не бывать ни в каком ином месте, кроме как возле этих подружек. Все там хорошо к ним относились, и так подошло лето.

14. Об отваге Храни и Эйнара

В саге называются двое братьев. Одного звали Арнхёвди, а другого — Хильдир, великие викинги и смутьяны, временами впадавшие в ярость берсерков. Они воевали повсюду на отдалённых берегах и островах, и деньги и жизни людей были для них добычей. Каждый из них правил своим кораблём, и в первый день лета они пришли на Южные Острова. Тогда Торговый Рауд, как обычно, приготовился к отплытию и пригласил к себе на пир побратимов, Храни Кольцо и Эйнара, вместе со многими другими местными жителями. Островитяне увидели корабли и как они причалили туда, где стоял на плаву корабль Рауда, и эти гости вели себя очень нелюбезно. В пиршественном зале Рауду и его гостям стало известно о кораблях, и было высказано предположение, что это берсерки, Арнхёвди и Хильдир. От этого Рауд и его гости умолкли, кроме Храни и Эйнара.

Тут Храни начал говорить и сказал:

— Мы можем взглянуть на пришельцев, мой Эйнар.

Эйнар отвечает:

— Если ты хочешь выйти к ним, я не намерен оставаться тут сидеть. Я хотел бы теперь, чтобы присутствующие здесь островитяне мужались и поддержали нас, если будет необходимость.

Вот люди вышли наружу посмотреть на гавань, и всё оказалось так, как и предполагалось. Поэтому Храни и Эйнар сразу собрали людей из всех ближайших мест. Очень скоро викинги пришли туда, где был торговец Рауд и все остальные. Они не замечали собравшихся людей, пока не подошли к ограде, за которой стоял народ. Там были торговец Рауд, двое жителей Долины Барда и восемнадцать других людей. Из них всех исландцы были самыми воинственными.

С Раудом всегда был человек, которого звали Тордом, знаменитый стрелок из лука, и не было там равного ему по ловкости в этом искусстве. Его прозвали Торд из Долины. Было там несколько других, которые учились у него, однако они не могли равняться с ним.

Когда же берсерки подошли и увидели отряд во всеоружии с другой стороны ограды, Арнхёвди сказал:

— Мышата испугались! Почему вы стоите здесь стадом, островитяне? Мы с братом, Арнхёвди и Хильдир, пришли навестить тебя, Торговый Рауд. Ты прекрасный хозяин, и, наверное, хорошо примешь гостей.

— Я хотел бы принять вас так же, как вы поведёте себя со мной, — сказал Рауд.

— Принеси сейчас же свои товары на продажу, — сказал Хильдир.

— Какую цену предложат — так и буду продавать, — сказал Рауд.

— Мы с братом не нуждаемся, — сказал Арнхёвди. — У меня в руке меч, который называется Серый Бок, а у Хильдира, моего брата, тот, который называется Сон.

Тогда братья начали вести себя неистово и завыли. Тут Храни и Эйнар вышли к ним за край ограды.

— Люди могут биться, даже если ведут себя тише, — сказал Храни.

Арнхёвди повернул к нему, а Хильдир — к Эйнару. Арнхёвди ударил Храни по щиту, но не разрубил его. Храни ударил в ответ и расколол щит Арнхёвди. Арнхёвди ударил во второй раз, и удар отсёк треть щита Храни, но тот не поранился. Храни тоже рубанул во второй раз. Удар попал по плечу викинга и отсёк правый бок вместе с рукой, и больше рассказывать о нём нечего.

А схватка Эйнара и Хальдира проходила так. Хильдир ударил Эйнара в щит и рассёк его в первый же миг. Эйнар ударил в ответ Хильдира и отрубил немного от его щита. Берсерк снова ударил его, но тот увернулся, однако остриё коснулось бедра, так что получилась небольшая рана, меч воткнулся в землю, а Хильдир склонился вслед за этим великанским ударом. Тем временем Эйнар рубанул его по шее так, что отсёк голову, и больше ни того, ни другого брата не будет в этой саге.

Пока длились эти схватки, островитяне сошлись с остальными и сразу начали сражаться с ними. Торд из Долины и другие лучники застрелили многих негодяев насмерть. Когда же Храни и Эйнар убили братьев, то начали усердно наносить сильные удары тем, кто остался, и скоро улучшили положение своих людей. Но когда это увидели те, кто находился на кораблях, а их было очень много, и были они жестокими, они сошли на берег и напали на гебридцев. Исландцы хорошо и мужественно встретили их. Лучники не жалели стрел. Битва снова ожесточилась. Островитяне стали получать раны и гибнуть. Их натиск ослаб. Но Храни и Эйнар убивали корабельщиков, пока их не осталось лишь четверо. Те захотели побежать к кораблям. Побратимы сдерживали их, пока, наконец, никого не осталось. День уже почти закончился. Началось же сражение ещё до полудня. Там погибли все, кто пришёл, счётом двадцать восемь, а из островитян — семеро. О подвигах торговца Рауда мало упоминается, поскольку он не был воином. Побратимы не были сильно ранены, но чрезвычайно утомились и устали.

Ночью люди спали, а рано утром они отправились на корабли братьев и взяли там большую добычу в золоте и серебре, драгоценностях и роскошных одеяниях, а другие похоронили убитых. Теперь Торговый Рауд и Хёгни Высокий Нос предложили, что самую большую часть добычи получили побратимы и кроме них ещё трое, кто помог больше всех, так и сталось. Все очень хвалили отвагу исландцев и говорили, что лишились бы денег и жизни из-за викингов, если бы они так хорошо не помогли. Теперь жители Долины Барда веселились и усердно пили в честь всей этой прибыли.

Тут Храни сказал, что исполнилось стихотворное пророчество его деда, которое давно приснилось ему.

15. Храни поселяется на Южных Островах

Несколько дней спустя Рауд отплыл. На следующий день к островам подошёл корабль. Это были англичане, которые искали своих женщин, потому что они слыхали, что те на Южных Островах живы и здоровы. Эйнар отправился в Англию с матерью и дочерью, и здесь заканчивается рассказ о нём.

О Храни рассказывают, что Сигню любила его всё сильнее, ибо видела, что он прославлен более других. Он посоветовался с ней насчёт того, чтобы поплыть в другие страны и стать известным повсюду, но она отговорила его от этого и сказала, что не может обойтись без него.

— Есть и ещё пара вещей, — сказала она. — Нигде в другом месте ты не добудешь славы больше, чем здесь, и к тому же ты нужен в этих краях.

Он согласился с её советом, и тем летом женился на ней. Совместная жизнь их оказалась доброй и долгой. Его все любили, он был очень богат, ибо чем старше он становился, тем зарабатывал всё больше и больше, и всегда, когда появлялись викинги, он возглавлял отряд, чтобы задержать их и истребить, в чём у него всегда была сильная поддержка от двух потерпевших кораблекрушение, которых он как-то спас там у островов и которые звались Бьёрном Широкобородым и Ториром Ловким, оба исландцы. После этого они всю жизнь сопровождали Храни. Он взял их к себе после кораблекрушения.

Храни не вернулся в Исландию, как и пророчил его отец. У них с Сигню родилась одна дочь по имени Халльвейг. Подлинно неизвестно, были ли у него ещё дети.

Храни умер в постели от болезни, когда состарился. Он участвовал в семи сражениях на Островах, не считая того, когда он убил Кабана и его рабов, прежде чем отправиться в плавание. И таким образом здесь заканчивается сага о Храни Кольцо сыне Эгиля.


Примечания

1 Гои — восьмой месяц старого календаря, с середины февраля до середины марта.

2 Южные Острова — Гебридские острова.

3 Оправа Фьёргюн — берег (Фьёргюн — земля); Готи ветра — корабль (Готи — конь Гуннара); буря пламени Хертейта — битва (Хертейт — Один, пламя Одина — меч, буря меча — битва); древо канатов — корабль (?); морская луна — щит; утёс (насест) сокола — рука; щит руки — перчатка (?), челюсти щита руки — меч (?).Тогда вторая половина висы расшифровывается: битва и твой корабль повалят мечом на скамьи [врагов] (?). В целом, смысл этой и последующей вис не вполне ясен, к тому же в различных изданиях саги слова в висах немного различны.

4 Древо сиянья Рейна — воин (сиянье Рейна — золото). Бог уз (ас) в быстром ветре — Один (?); погибель Одина — битва (?).

© Тимофей Ермолаев, перевод с древнеисландского

Редакция перевода, перевод вис: Надежда Топчий.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов