Прядь о Ёкуле сыне Буи

Jökuls þáttr Búasonar

1. Ёкуль уезжает в Гренландию

Теперь Ёкулю показался его поступок дурным, поэтому он сразу поехал прочь к кораблю, что тогда находился на Песчаной Отмели, и уплыл с кормчим Ульвом. Им не было попутного ветра, и тьма настигла их, они сбились с курса и поэтому всё лето провели в море. Когда началась осень, разразились бури с сильным снегом и морозом, так что замерзала каждая капля, что попадала внутрь. Всем пришлось вычерпывать воду как ночью, так и днём, и все очень утомились и в конце концов сдались, кроме одного Ёкуля. Он вычерпывал воду в одиночестве четыре дня.

Наконец корабль принесло к большому скоплению шхер с сильным буруном. Тогда вовсю бушевал шторм, так что корабль разбился в щепки, а груз погиб. Ёкуль выбрался на шхеру вместе с кормчим Ульвом и ещё несколькими товарищами, а несколько человек утонуло. Все были изнурены от усталости и холода, кроме одного Ёкуля.

Теперь Ёкуль спросил Ульва, что им предпринять.

— Должны ли мы предаться здесь отчаянию?

— Нет, — говорит Ульв, — от этого никакой пользы. Сейчас нужно искать помощи там, где ты есть.

Ёкуль сказал им, что так и следует сделать:

— Я сейчас поищу сушу.

Затем он бросился вплавь и поплыл к берегу. Там был сильный прибой и большие волны, так что ему оказалось трудно добраться туда вплавь, и потому он доплыл до берега под водой. Когда же он выбрался на сушу, вся его одежда обледелена, а буря была такой сильной, что он едва мог стоять на ногах. Также он не знал, куда идти.

Ему пришлось бродить вдоль моря, и в конце концов он пришёл к какой-то крепкой и старой хижине. Хижина была заперта, но в углублении столба лежал ключ. Он отпер дверь, вошёл внутрь и, идя наощупь, нашёл большую балку и камин. Затем он положил в огонь полено. В хижине сразу стало светло. Он увидел у внутренней стены хижины две кровати. Он решил, что там живут люди. Он увидел, что можно бы хорошо расположиться там, где достаточно припасов. После этого он подумал о том, что люди будут судачить о том, как он расстался со своими людьми, и потому он вернулся наружу в бурю, отправился тем же путём, приплыл на шхеру и пришёл к своим людям. Семеро уже умерли, что произошло из-за холода, но восемнадцатеро были живы, в том числе и Ульв.

Ёкуль сказал:

— Намерены ли вы дальше сидеть здесь?

Ульв отвечает:

— Я предпочёл бы другое место, чем надолго остаться здесь.

— Хотите положиться на моё предвидение? — говорит он.

Они ответили, что очень хотят этого. Тогда он переплыл с кормчим Ульвом на берег и не останавливался, пока не переправил на сушу всех. Ёкуль пошёл впереди них к хижине, и они развели большой огонь. Его товарищи сразу оживились. Он же испытывал тревогу оттого, что они не знают, куда попали, и оттого, что у них нет съестных припасов. Так прошёл вечер.

Ёкуль спрашивает:

— Кто из вас, парни, желает бодрствовать ночью?

Ульв отвечает:

— Полагаю, силы оставили меня. Хочешь, чтобы я не спал?

— Нет, — говорит Ёкуль.

Тогда они улеглись спать, а Ёкуль один остался бодрствовать. Света от луны, на которую то и дело набегали облака, было мало. Ёкуль побрёл к морю и начать блуждать вдоль побережья. Он увидел, что многое из их груза прибило к берегу. Также ему показалось, что какие-то два существа переносят это добро в одно место. Он остановился, пригляделся и прислушался, и тогда услышал, о чём беседуют эти две грязные женщины.

Гнипа1 говорит:

— Что-то идёт там по песку.

— Я не знаю, что это может быть, — говорит Гейт2.

— Я думаю, что хорошо знаю ответ, — говорит Гнипа. — Сюда пришёл Ёкуль, сын Буи и Фрид дочери Доври. О нём сейчас ходит великая слава, и хорошо было бы иметь такого мужа.

Тогда Гейт говорит Гнипе:

— Пойдём ему навстречу и предложим ему два выбора: или он женится на одной из нас, или мы его убьём.

— Да будет так, дорогая сестра, — говорит она.

После этого они пошли навстречу Ёкулю огромными шагами. Они выглядели очень грозно, у них были длинные носы, а верхняя губа свисала на грудь. Они были одеты в кожаные куртки, длинные спереди, так что те чуть не наступали на них, но сзади они доходили лишь до ягодиц. Они хлопали себя по бёдрам и вели себя очень неженственно. Ёкуль увидел это, взмахнул мечом, который Фрид, его мать, дала ему, и рубанул Гейт по шее так, что голова отлетела. Тут подошла Гнипа и напала на Ёкуля. Завязалсь там очень упорная борьба. Почти всё, что оказалось рядом, было разворочено. Гнипа так яростно боролась, что Ёкуль лишился перед ней всей силы, и всё его тело покрылось синяками и кровоподтёками. Ёкуль увидел, что так не может долго продолжаться, и сделал Гнипе подсечку, а когда она была защищена менее всего, он бросил её через бедро, и голова достигла земли первой, и затем уже — тело. Это было очень сильное падение.

Гнипа сказала:

— Воспользуйся этим падением, мужчина.

Ёкуль сказал:

— Сперва ты отправишься туда, куда и Гейт, твоя сестра.

Гнипа сказала:

— Ты не сможешь так сделать. Ты захочешь подарить мне жизнь и скажешь мне, в чём нуждаются твои люди.

— Да будет так, — говорит Ёкуль, — если только ты будешь мне верна и полезна.

Гнипа согласилась с этим. Затем она поднялась и сказала:

— Только что немужественно поступил ты, Ёкуль, когда ты убил Гейт, мою сестру, дитя двенадцати лет, а мне сейчас тринадцать лет. Теперь нас осталось семь братьев и сестёр, и я из всех самая младшая.

— Меня это мало волнует, — говорит Ёкуль. — Но где мы с моими товарищами оказались?

— Вы попали в ненаселённую область Гренландии, — говорит Гнипа, — и во фьорд Всех-Длиннее. Недалеко отсюда — жилище моего отца, которого зовут Сурт, а мать моя — Сюрпа. Мой отец очень стар, а мои братья и сёстры хотят, чтобы мне не досталось наследства, мне это не нравится, однако придётся с этим смириться. Сейчас мы расстанемся для видимости, но не для дружбы.

Затем Ёкуль вернулся в хижину.

2. Ёкуль с товарищами побеждает троллей

Рано утром Ульв проснулся, нашёл Ёкуля и спросил новости.

Он рассказал ему, что произошло.

— И теперь пора нам, — сказал Ёкуль, — поискать пищевые припасы.

А когда они вышли наружу, то увидели, что там появилось достаточно пищи и питья, даже если бы они остались тут на ближайшие двенадцать месяцев, зашли затем внутрь и сели есть.

А когда они насытились, Ёкуль сказал:

— Сегодня мы разделим нам отряд. Мы с Ульвом пойдём вдвоём на ледник, а вы, парни, пройдитесь вдоль берега, соберите наши вещи и принесите в хижину.

Так они и сделали, и каждый отправился своим путём. Ёкуль и Ульв пошли на ледник, и прошло немного времени, прежде чем к ним подошла Гнипа и нежно поздоровалась с ними.

— Куда бредёшь, мужчина? — говорит она.

Ёкуль сказал:

— К пещере твоего отца, и я хочу, чтобы ты показала мне дорогу.

— Так и будет, — говорит Гнипа.

Она пошла впереди и не останавливалась, пока они все не пришли к большой пещере.

Гнипа сказала:

— Дальше я не пойду, здесь пещера Сурта, моего отца. Я хочу сообщить тебе, Ёкуль, что моих братьев, Сама, Снидиля и Эйтиля, с которым иметь дело хуже всего, сейчас нет дома. Они идут к твоей хижине с намерением убить всех твоих людей, а имущество — украсть, но я пойду помогу им. Живите хорошо!

Она отправилась своим путём, а они вошли в пещеру. Уже стемнело.

Они увидели трёх великанш, сидевших у костра, и над огнём висел котёл. Ёкуль не испугался, а обнажил меч и ударил ётуна по шее так, что голова отлетела и упала в котёл. Великанши незамедлительно встали. Быстрым движением Ульв понзил одну копьём насквозь, а другая прыгнула на Ёкуля так, что он, чуть не упав, отступил. Затем они сцепились в схватке и долго боролись, метаясь по пещере. Когда они приблизились к костру, драка стала очень ожесточённой, потому что каждый хотел бросить другого в огонь. Троллиха начала тяжело и часто дышать. Тут Ёкулю удалось освободить руку, он прыгнул под неё, вскочил ей на плечи и сунул её головой в котёл, и там она простилась со своей жизнью.

Затем они углубились в пещеру и пришли к боковой пещере. Там услышали они человеческие голоса и догадались, что там внутри супружеская чета, Сурт и старуха Сюрпа.

Сурт сказал:

— Мне кажется, наши сыновья запаздывают домой.

Сюрпа сказала:

— Куда они отправились, муженёк?

— Ты узнаешь об этом, жена, — говорит он. — Я послал братьев, Сама, Снидиля и Эйтиля, к хижине Ёкуля и Ульва с поручением убить их всех, а имущество принести сюда. Однако это будет совсем не равноценно нашим дочерям, Гейт и Гнипе, которых убил Ёкуль.

— Правду ты говоришь, мой дорогой муж, — говорит Сюрпа. — Пойдём скорее им навстречу и узнаем, что их задержало.

Так они и сделали. Сурт выбежал из пещеры первым, а Сюрпа второй. Ёкуль увидел это, замахнулся мечом на Сурта и ударил по руке так, что отсёк её в локтевом суставе. Сурт громко завопел и напал на Ёкуля. Их борьба была сильной и жестокой. Ёкуль был потрясён его силой противника, но всё же он был столь проворен, что Сурту не удавалось сбить его с ног. Сурта одолевала усталость, потому что он потерял много крови. Ёкуль воспользовался этим и сделал Сурту подножку, так что тот упал, и Ёкуль свернул ему шею, затем отправился искать Ульва и пришёл туда, где тот боролся с Сюрпой. Она подмяла Ульва под себя и припала к нему, намереваясь перегрызть ему горло. Ёкуль схватил обеими руками старуху за челюсть, а коленями упёрся ей в спину.

Сюрпа сказала:

— Ты поступишь со мной так злобно, Ёкуль?

— Так с тобой и случится, — сказал он и затем, согнув назад, сломал ей шейные позвонки, и она тут же умерла. Ульв поднялся тогда на ноги, он был очень измучен.

Затем они обыскали пещеру и нашли там чрезвычайно много добра, золото, серебро, хорошую одежду и множество редких сокровищ. Обыскав пещеру, сколько их душе было угодно, они ушли и решили вернуться к своим людям, и, пройдя немного, услышали они крики, сильный шум и громкий хохот. Ёкуль и Ульв увидели тогда братьев, на плечах у них были большие поклажи, и они бежали друг за другом. Когда братья были защищены менее всего, Ёкуль подошёл к ним, рубанул Сама в голову и расколол её до плечей. Тогда Ульв подскочил к Снидилю с копьём и ударил его в нижнюю часть шеи сзади, тот лёг там и задрыгал ногами. Эйтиль увидел это и бросил свою ношу. В руке у него был острый короткий меч, и он в неистовой ярости бросился вперёд им навстречу и ударил Ёкуля. Удар пришёлся в бедро, и получилась очень большая рана. Тогда подоспел Ульв, и они вдвоём напали на Эйтиля, но он очень храбро защищался. Наконец, они смогли убить его. Они были тогда и усталые, и ранены.

Тогда пришла туда Гнипа и спрашивает:

— Вы ранены, ребята?

— Всё это пустяки, — говорит Ёкуль.

— Пора отправляться домой, — сказала Гнипа.

Так они и сделали. А когда они вернулись в хижину, Ёкуль рассказал Гнипе всё, что произошло.

Гнипа сказала:

— Это великое событие: вы убили моего отца, мать и моих братьев и сестёр, а я помогала вашим людям, ибо мои братья убили бы их всех, если бы меня здесь не было. Шестеро мертвы, но двенадцатеро живы. Теперь ты сполна отомстил за своих людей, Ёкуль. Но вы можете подумать, что утрата родичей глубоко опечалила меня, и я в самом деле надеюсь, что ты возместишь мне это, прежде чем мы расстанемся.

— Да будет так, — сказал Ёкуль.

Он перевязал раны своим людям и Гнипа вместе с ним, и они быстро поправились и полностью выздоровели. Они имели в достатке всё, что было нужно, и Гнипа постоянно была там. Вот проходит время. За несколько дней до йоля Гнипа не пришла к ним, и они не знали, что с ней случилось.

3. Ёкуль получает дочь конунга и власть.

Поздно вечером в канун йоля Ёкуль вышел один наружу. Он увидел Гнипу, она поздоровалась с ним. Он спросил, где она была и какие новости расскажет.

Гнипа говорит:

— За это время я бродила повсюду, и меня пригласили на пир в йоль, и я захотела, чтобы ты отправился вместе со мной.

— Будь по-твоему, — говорит Ёкуль. — Но кто же пригласил тебя?

— Это сделал Скрам, конунг над всеми ненаселёнными пустошами, и все ётуны боятся его. У него есть сын, которого зовут Гримниром, очень хороший и многообещающий молодой человек, и он никоим образом не станет уступать своему отцу. Он столь превосходит здешних юношей, что каждая из нас, девушек, страстно хочет выйти за него замуж. Теперь ему двенадцать лет, и мне кажется, друг Ёкуль, ты хорошо поступишь, если я получу его.

— Я попытаюсь сделать что-нибудь, — говорит Ёкуль.

— Пора в путь, — говорит Гнипа.

— Меня ничто не задерживает, — говорит Ёкуль.

Они отправились своим путём. Гнипа шла впереди, а Ёкуль — позади. Оказалось, что она идёт весьма быстро. Они шли внутрь вдоль фьорда, пока он не закончился. Была уже глубокая ночь. Они пришли к большим скалам и крутым утёсам. Она поднялась там, где была узкая тропа, и они пришли к большой пещере.

Гнипа сказала:

— Здесь пещера конунга Скрама. Он пригласил сюда всех ётунов и великанш, живущих в ненаселённых пустошах, и они отправят тебя в хель, когда увидят тебя, а я не хотела бы стать причиной этого. Вот золотое кольцо, которое я хочу дать тебе. В нём — камень с таким свойством, что если ты наденешь это кольцо на палец, то тебя не увидит никто, кроме тех, кого ты захочешь.

Ёкуль поблагодарил её за подарок, и потом они вошли в пещеру. Ёкуль увидел, что на обеих скамьях расселись тролли, и все поздоровались с Гнипой. Скрам попросил её прислуживать для них. Она сказала, что так и будет. Тогда она внесла пиво, что было самое крепкое, а они пили его большими глотками, и попойка была неумеренной, так что они очень быстро опьянели. Там можно было услышать вдоволь ругательств и оскорблений, так и увидеть много затрещин и выдернутых волос.

Ёкуль не вытерпел этого, прыгнул в толпу и начал убивать одного за другим целыми грудами, и так как не было там доверия, каждый обвинял другого в этих странных событиях и чудесах, но никто не видел Ёкуля. В пещере началась паника. Они дрались до беспамятства и в конце концов поубивали друг друга, пока все, женщины и мужчины, не погибли, кроме Скрама и его сына. Ёкуль подошёл к Скраму и пронзил его мечом насквозь, и тот рухнул вперёд на пол, так что раздался громкий грохот.

Гримнир изумлялся тому, чтобы это значило: его отец убит, а он никого не видит. Он вскочил и начал тщательно обшаривать всю пещеру. Ёкулю это показалось очень весёлой забавой, и он снял кольцо, не желая больше прятаться. Гримнир увидел его и напал на него, они схватились и начали так сильно бороться, что почти всё разворотили. В конце концов Гримнир упал.

Гнипа увидела это, рассмеялась и сказала:

— Теперь удача повернулась в лучшую сторону, и помни, мой Ёкуль, что ты обещал.

Ёкуль сказал:

— Ты заслуживаешь от меня хорошего. Вот тебе два выбора, Гримнир, первый — я сразу же убью тебя, а второй — ты женишься на Гнипе, моей подруге, и будешь конунгом над Ётунхеймом, как твой отец. Я также хочу отдать тебе всё богатство твоего отца.

Гримнир согласился с этим. Ёкуль велел ему встать, и они прошли глубже в пещеру. Там было любо-дорого посмотреть: вдоволь золота и серебра и хорошая одежда. Он осмотрел пещеру и увидел двух людей в плохом состоянии, мужчину и женщину. Они сидели вдвоём на одном стуле, прикованные к стулу крепкой железной цепью. Оба они были худые, хотя и с красивой внешностью. Ёкуль подошёл к этому стулу и спросил их имена.

Он говорит:

— Меня зовут Хвитсерк, сын конунга Солдана из Серкланда, а сестра моя — Марсибилла. Ётун Скрам заманил нас сюда колдовством. Он намерился отдать Гримниру, своему сыну, мою сестру. Мы прожили здесь пять зим. Мне сейчас пятнадцать зим, а моей сестре — тринадцать. Я прожил так долго благодаря Марсибилле, ибо она сказала отцу с сыном, что норны предсказали ей, что она сразу же умрёт, если меня убьют, а они поверили в это. Теперь, если Скрам узнает, что ты здесь, он велит убить тебя и разрубить на мелкие кусочки, как он со многими уже сделал.

Ёкуль отвечает:

— Нам не нужно страшиться его, потому что он уже мёртв, и вся его семья, кроме Гримнира, которому я подарил жизнь.

— Хорошие новости, — говорит Хвитсерк, — и ты, наверное, поступишь хорошо и подаришь нам жизнь.

— Да будет так, — говорит Ёкуль.

После этого он освободил их и дал им пить вино. Они провели там три ночи, а на четвёртый день Ёкуль собрался домой. Гримнир и Гнипа дали ему хорошие подарки, красивые тавлеи, хорошую одежду из дорогой ткани и третий — меч, который Ёкуль позднее носил всю свою жизнь и называл «Дар Гримнира», многие другие редкие сокровища и всё, что он захотел иметь и забрать с собой. Они пожелали друг другу всего хорошего. Гримнир и Гнипа остались там, а брат и сёстра отправились с Ёкулем и пришли к хижине. Все радушно приняли Ёкуля и его товарищей.

Вот прошла зима. В первый день лета пришли Гримнир и Гнипа, и они хорошо поздоровались друг с другом. Гримнир попросил Ёкуля спуститься вместе с ним к морю. Тот так и сделал. А когда они пришли туда, он увидел корабль с реями и оснасткой, стоящий у берега вместе с грузом.

Гримнир сказал:

— Вот лодка, которую я и Гнипа, моя подруга, хотим подарить тебе. Мы сколотили его зимой.

Ёкуль хорошо поблагодарил их и сказал:

— В ответ я хочу подарить тебе, Гнипа, всё имущество, что было в пещере твоего отца.

Они оба поблагодарили его и попросили его позвать их, если ему понадобится какая-либо малость.

— И не будет нам покоя, ежели мы не придём. Теперь мы расстанемся для виду, но не для дружбы, — затем они вернулись домой, а Ёкуль приказал своим людям поспешить. Они так и сделали, взошли на корабль и вышли в море.

Ёкуль сказал:

— Куда мы направимся отсюда?

Хвитсерк отвечает:

— Если бы я решал, то мы поплыли бы в Серкланд.

Ёкуль сказал, что пусть он и решает:

— Бери и показывай путь.

Тот ответил, что так и сделает. Им дул попутный ветер, и они прибыли в Серкланд в гавань, которую сами выбрали, возле столицы конунга Солдана. Конунг послал к кораблю, и как только он узнал, что за люди явились в его страну, он сам вышел на побережье. Хвитсерк и Марсибилла выбежали ему навстречу. Случилась тогда чрезвычайно радостная встреча.

Конунг пригласил Ёкуля к себе домой на пир со всеми своими людьми, он принял приглашение, и затем они пришли в палату. Конунг уселся на трон, с одной стороны от него — Ёкуль, а с другой — его сын. Ёкулю оказывались величайшие почести. Конунг спросил Хвитсерка, что случилось в его жизни с тех пор, как они расстались. Он подробнейше рассказал ему всё, и как Ёкуль помог ему, и какой он герой. Конунг выразил одобрение и сказал, что он образец для всех людей.

Теперь в палате было великое веселье и радостный шум, и пили фимет3 и кларет. Там пели, играли на фаготах и всяческих музыкальных инструментах, которые только известны.

А на второй день пира Ёкуль начал свататься и попросил за себя Марсибиллу, дочь конунга. Конунг принял это благосклонно и сказал, что будет целиком заслуженно, если он насладится её любовью. Решение было принято, и начали свадьбу, и в палату привели Марсибиллу со всеми увеселениями, которые могли быть в той стране. Теперь пир был заново продлён. Конунг отдал своей дочери половину Серкланда. Пир продолжался полмесяца, а по его окончанию конунг и Ёкуль проводили каждого гостя с хорошими подарками, и затем они вернулись домой.

Ёкуль подарил Хвитсерку хорошие тавлеи и одежду, которые дал ему Гримнир, это было очень большое сокровище, и они поклялись в побратимстве и отправились в поход в поисках денег и славы, убивали берсерков и злодеев, а торговцев щадили. Осенью они вернулись домой. Так они делали шесть лет подряд. Когда же им наскучили походы, они осели на суше.

Тогда конунг Сольдан, отец Хвитсерка, умер. Тогда его избрали конунгом над всем Серкландом, и он взял себе королеву, дочь конунга из Блаланда. Тогда он отдал государство во власть Ёкулю, своему побратиму, вместе со званием конунга. Ёкуль правил своим государством до самой смерти. У него со своей королевой, Марсибиллой, было много детей, и некоторые стали конунгами и правили после него.

И так заканчивается рассказ о нём.


Примечания

1 Гнипа (Gnípa) — «вершина (горы)».

2 Гейт (Geit) — «коза».

3 Фимет — слово заимствовано из ср.-век. лат. pimentum, «вино с пряностями».

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с древнеисландского.

Выражаю свою признательность участникам группы Norse Course.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов