Сага о людях с Килевого Мыса

Kjalnesinga saga

Глава 1

Хельги Бьола сын Кетиля Плосконосого занял Килевой Мыс между Глинистой Бухтой и Ложбинной Рекой и поселился на Капище в Килевом Мысе. Он был очень достойным человеком в языческие времена, мало почитал богов, мудр и кроток со всеми. Хельги женился на Торню, дочери Ингольва из Вика, который первым поселился в Исландии. Их сыновьями были Торгрим и Арнгрим. Они оба были люди рослые, сильные и очень мужественные.

Хельги распределил между теми, кто приплыл с ним, земли, которые он занял. Он отдал Транду Трандов Двор, Эйливу — Эйливову Долину, Хэкингу — Хэкингову Долину, Тинду — Тиндов Двор, и каждому то, что, как ему казалось, тот заслуживает.

Одного человека звали Эрлюг. Он был родом ирландец. В то время Ирландия была христианской. Там правил ирландский конунг Конофогор1. Этот вышеупомянутый человек прогневал конунга.

Он отправился к епископу Патреку, своему родичу, а тот попросил его поплыть в Исландию:

— Потому что туда сейчас, — сказал он, — плывут многие могущественные люди. А я хочу посодействовать тебе тем, что ты возьмёшь три вещи. Это освящённая земля, которую ты положишь под угловые столбы церкви, пленарий2 и освящённый железный колокол. Ты подойдёшь к Исландии с юга. Затем ты поплывёшь на запад вдоль берега, пока в сушу с запада не врежется большой фьорд. Ты увидишь в этом фьорде всего три высоких горы и долину. Ты должен направиться к самой южной горе. Там ты найдёшь хорошую гавань, и там живёт мудрый предводитель, которого зовут Хельги Бьола. Он примет тебя, потому что он мало почитает богов, и он даст тебе место для жилья к югу под горой, о которой я говорил тебе раньше. Там построй церковь и посвяти святому Колумбу. В добрый путь, — сказал епископ, — и храни свою веру, как тебе покажется наиболее подобающим средь язычников.

После этого Эрлюг приготовился к путешествию, и первое, что можно сказать о его плавании — всё прошло так, как сказал епископ. Он стал на якорь в Проливе Острова Крачек. Затем он отправился к Хельги Бьоле, и он хорошо его принял. Эрлюг построил там хутор и церковь и потом жил там до старости.

Глава 2

В конце правления Конофогора в Глинистую Бухту пришёл корабль. На нём были ирландцы. Одного человека звали Андрид, он был молодой, неженатый, высокий и сильный. Там же была женщина, которую звали Эсья, вдова и очень богатая. С ними на корабле был человек по имени Колли. Хельги принял их всех. Колли он поселил на Фьорде Колли, а поскольку Эрлюг был стар и бездетен, то он уступил землю и хутор, и Эсья приняла это. Тогда она поселилась на Скале Эсьи. Все эти люди назывались крещёными, но всё же многие говорили, что Эсья обладала древними знаниями. Зимой Андрид пришёл жить на Капище. Тогда он и сыновья Хельги побратались.

Андрид попросил Хельги помочь ему с жильём и женитьбой. У него было большое состояние. Тогда весь Килевой Мыс так зарос лесом, что там была лишь прогалина, которую расчистили для хутора или дорог. Через эту рощу расчистили большую дорогу от Капища. Весной Хельги и Андрид отправились туда.

Когда они пришли в рощу, Хельги сказал:

— Здесь, Андрид, — сказал он, — я даю тебе землю, чтобы ты построил тут хутор. Мне кажется, что мои сыновья хотели бы, чтобы ты поселился поблизости.

После этого Андрид построил на дороге хутор и назвал его Дорожная Роща, ибо лес был столь густой, что ему казалось, что сделать там что-либо другое будет затруднительно. Андрид построил там роскошный двор.

Одного человека звали Тормод. Он жил в Тормодовой Долине. С ним жила его сестра, которую звали Турид. Она была красива и богата. Эту женщину Хельги посватал для Андрида, и эта женщина была ему обещана. Этим летом также Торгриму сыну Хельги была обещана Арндис дочь Торда сына Скегги со Двора Скегги, и обе свадьбы провели вместе в Капище, и угощали там с очень большим усердием. Там также было очень многолюдно.

После пира Турид отправилась в Дорожную Рощу и приняла имущество внутри дома. Скоро стало очевидно, что она была очень выдающийся человек. У них было много скота, и всё стадо паслось само по себе в лесу на мысе. Той осенью пропала трёхлетняя тёмная тёлка. Её звали Мышь. Эту тёлку нашли спустя три зимы на мысе, что расположен к западу под Дорожной Рощей, и с ней было двоё телят, один годовалый, а второй — полугодок. Поэтому они назвали то место Мысом Мыши.

Той зимой, когда Андрид поселился в Дорожной Роще, скончался Хельги Бьола. Люди посчитали это очень большой утратой, ибо все его очень любили.

Весной братья разделили наследство своего отца. Торгрим получил их родовое имение и власть над людьми, так как был старше, а Арнгрим — дальние земли. Он построил на этом фьорде хутор, который назвал Грязный Хутор. Он женился на женщине из Городищенского Фьорда по имени Олёв. У них родилось двое сыновей, которых назвали Хельги и Вакр. Они были храбрые люди, но невысокого роста.

Весной Торгрим построил хутор у Капища. Вскоре это место стало великолепным, ведь у него была большая поддержка, друзья и родичи. Он стал влиятельным человеком в округе. У него была власть над людьми до самого Нового Лавового Поля, и эта область называется годорд Долины Источника. Его прозвали Торгрим Годи. Он был великий язычник. Он велел построить большое капище на своём поле. Оно было сотню футов в длину и шестьдесят в ширину. Все люди должны были платить туда капищный сбор. Более всего там почитали Тора. Снаружи оно было сделано круглым, словно шапка. Всё оно было занавешено и с окнами. Посредине там стоял Тор и с двух сторон — остальные боги. Прямо перед ними стоял алтарь, сделанный очень искусно и покрытый сверху железом. На нём должен был гореть огонь, который никогда не гас. Они называли его священным пламенем. На этом алтаре должно было лежать большое кольцо, сделанное из серебра. Его должен был надевать на руку жрец на все собрания. Там все люди должны были давать клятвы по всем делам. На этом алтаре должна была также стоять большая чаша из меди. Туда нужно было собирать всю кровь, что получалась от скота, которого посвящали Тору, или людей. Они называли это жертвенной кровью или кубком с жертвенной кровью. Этой кровью нужно было брызгать на людей или скот; тот скот, что приносился в жертву, использовался в пищу, когда наступал жертвенный пир. Людей же, которых приносили в жертву, бросали в болото, что было снаружи у дверей. Они называли его Жертвенным Болотом. В доме у Капища были поперечные балки, что были в капище, когда Олав сын Йона разломал его. Он велел все их расколоть, и они всё равно остались ещё очень толстыми.

Торгрим установил весенний тинг на юге Килевого Мыса у моря. Это место для палаток ещё видно. Там должны были разбираться небольшие тяжбы, и на на альтинг передавались только те, что не решались там или были очень сложными.

У Торгрима и Арндис родился сын. Его назвали Торстейном. Он рано стал очень непокорным и всё считал низким по сравнению с собой.

Колли жил во Фьорде Колли, как уже было сказано. Он женился на женщине, которую звали Торгерд, дочь Эйлива из Эйливовой Долины. У них родилась дочь, которую назвали Олёв. Её красоту очень хвалили, и потому её прозвали Олёв Красивая.

Глава 3

Когда Андрид с женой прожили несколько зим в Дорожной Роще, у них родился сын. Его окропили водой и нарекли Буи. Вскоре он превзошёл других молодых людей, он был выше и сильнее, чем остальные, и красивее.

Эсья жила на Скале Эсьи, как уже было сказано. Она вызвалась воспитывать Буи сына Андрида, и он вырос на Скале Эсьи. В юности Буи считался странным. Он никогда не поклонялся богам и говорил, что считает недостойным горбиться для этого. Также он никогда не носил оружия, а всегда брал с собой пращу, обвязавшись ей.

Одну женщину звали Торгерд. Она жила на хуторе, который назывался у Озера, которое позднее было названо Ладейным Озером. У неё воспитывался её сын, которого звали Кольфинн. Он рано стал рослым и безобразным, с чёрными волосами. Он лежал в яме у огня, грыз кору с обгоревших поленьев и присматривал за котлами своей матери. Торгерд считала это большой бедой. Всё же Кольфинн поступал так, как считал нужным.

Торгрим Годи внимательно следил за людьми, которые не хотели жертвовать. Он подвергал их самым тяжёлым испытаниям. Он со своим сыном Торстейном много говорили о Буи, когда тот не захотел жертвовать, и называли Буи псом.

Той весной, когда Буи было двенадцать зим, а Торстейну сыну Торгрима — восемнадцать, Торстейн вызвал в суд Буи за неправильную веру на Тинг Килевого Мыса и потребовал обьявить его вне закона. Эту тяжбу вёл Торстейн, и Буи был объявлен вне закона. Буи вёл себя, словно ничего не знал, и совершал все свои путешествия, как и прежде. Он постоянно ходил в Дорожную Рощу повидать своего отца и мать и так делал он ещё. Из-за всего этого между домами стала большая холодность.

На исходе весны, как сказывают, Буи отправился в Дорожную Рощу. Он всегда ходил один. Он нёс оружия не больше, чем ранее. Он обвязался своей пращой. Торстейн увидел путешествие Буи и узнал человека.

Тогда он пошёл к своему отцу и сказал:

— Как долго так будет продолжаться, отец, что тот пёс, которого я выгнал летом в лес, будет ходить здесь по полю так открыто, словно он ничем не должен нам ответить? Мне кажется, если позволить такое твоим соседям, то другие с большой охотой нарушат твой приказ или не прислушаются к тому, что мы говорим.

Торгрим ответил, что он много думал об этом:

— А что ты хочешь сейчас сделать?

Торстейн сказал:

— Мои намерения ясны. Я хочу, чтобы ты дал мне людей. Я лишу Буи жизни, когда он отправится домой. Мне нет дела до того, что его отец потребует какое-нибудь возмещение за него.

Отец и сын договорились между собой. Теперь они следили за тем, когда Буи пойдёт мимо домой.

Несколько ночей Буи пребывал в Дорожной Роще, когда же он собрался домой, его мать Турид пришла к нему и сказала:

— Я хотела бы, мой сын, чтобы ты не был так неосторожен. Мне сказали, что Торстейн плохо говорил о тебе. Я хотела бы, чтобы ты взял с собой по крайней мере двух смелых людей и носил оружие, а не ходил беззащитный, словно женщины.

Буи сказал:

— Я обязан поступить по твоему желанию, но моей воспитательнице будет тяжко заботиться о ком-то ещё, кроме меня. Но ещё неизвестно, когда мы с Торстейном встретимся, кто сможет рассказывать об этом, даже если я буду иметь дело против превосходящих сил. На этот раз я пойду, как задумал.

После этого Буи отправился своей дорогой на восток вдоль моря, и Торстейн сразу прознал об этом. Они взяли своё оружие, и всего их было двенадцать. Буи поднялся на холм, что называется Клеберг, и увидел преследование. Тут он остановился и подобрал несколько камней. Торстейн и его люди быстро бежали, и когда они переходили через ручей, который был там, то услышали свист от пращи Буи, и полетел камень. Он попал в грудь одному из людей Торстейна, и тот сразу умер. Буи метнул ещё несколько камней, поражая каждым кого-нибудь. Торстейн и его люди почти настигли Буи. Тогда Буи спустился с холма с другой стороны. Между ними был один только холм. Но тут так потемнело, что пришлось нащупывать дорогу.

Тогда Торстейн сказал:

— Это как тягаться с великаном — когда приходится иметь дело с псом и троллем, но на сей раз мы вернёмся сейчас обратно. Но я хотел бы, чтобы наша с Буи встреча произошла так, чтобы не обоим нам должно было рассказывать о ней.

После этого они повернули назад, забрав своих спутников с собой, и они были очень недовольны своим путешествием. Люди тоже говорили, что их поход обернулся очень плохо.

Глава 4

Буи пришёл домой. Его воспитательница Эсья стояла в дверях и хорошо поздоровалась с Буи. Он также хорошо ответил на её приветствие.

Эсья сказала:

— Не посчитал ли ты на какое-то время, что у тебя мало людей?

Буи сказал:

— Нынче больше не понадобилось.

Эсья сказала:

— В тот момент ты был не совсем один.

Буи сказал:

— Мне кажется, хорошо пользоваться хорошим.

Эсья спросила:

— Тебе ещё не наскучили преследования Торстейна?

— Знал бы это, — ответил Буи, — если бы у меня была какая-нибудь надежда на помощь.

Эсья сказала:

— Постоянно приходится рисковать многим.

После этого они кончили разговор.

Вот подошла зима. Тогда как-то поздно вечером Буи ушёл в Дорожную Рощу и провёл там ночь. Утром до рассвета он был на ногах. Повернувшись на восток в рощу, он ясно увидел хутор у Капища. Погода была ясная и безоблачная. Он увидел человека в льняной одежде, который рано вышел из Капища. Тот спустился от ворот и пошёл по улице, что пролегала к капищу. Буи узнал Торстейна. Тогда Буи направился к капищу, и, придя туда, он увидел, что ограда открыта, как и капище. Тогда Буи вошёл в капище. Он увидел, что Торстейн лежит ничком перед Тором. Тогда Буи тихо приблизился к Торстейну. Тогда он схватил Торстейна таким образом: одной рукой взял его под коленями, а другой — под плечами. Таким способом он подбросил Торстейна в воздух и уронил его головой вниз о камень так сильно, что мозг разлетелся по полу. Тот сразу умер. Буи вынес его из капища и бросил его под ограду. Затем он вернулся в капище. Тут он разжёг освящённый огонь и раздул его. Потом обошёл с огнём капище и поджёг занавески. Огонь быстро охватывал одно за другим. В течение малого времени капище запылало. Буи вышел наружу, запер капище и ограду и бросил ключи в пламя. После этого Буи пошёл своей дорогой.

Торгрим Годи проснулся утром и посмотрел наружу. Он смог увидеть огонь в капище. Он крикнул своим людям, женщинам и мужчинам, бежать за сосудами с водой и спасать капище. Также он позвал своего сына Торстейна, но его не нашли. Но когда они подошли к воротам, то не смогли пройти, потому что ворота были закрыты, а ключей нигде не нашли. Им пришлось ломать ворота, потому что ограда была столь высока, что никак нельзя было перебраться. Тогда они сломали ворота. Когда они вошли через ограду, то увидели лежащего мёртвого Торстейна. Капище тоже было заперто, и потому нельзя было спасти ничего, что было внутри. Пришлось взять крючья и растащить капище в стороны, чтобы так спасти что-то из древесины.

Теперь расскажем о том, как Буи пришёл на хутор, который называется Холмы. Он объявил об убийстве Торстейна от своей руки и пошёл после этого домой. Эсья была у западной ограды и поздоровалась с Буи. Он хорошо ответил на её приветствие.

Она сказала:

— Преследовал тебя сегодня утром Торстейн, и возымело ли действие это подстрекательство?

Буи ответил, что не будет спорить, что жителям Капища покажется, будто случились какие-то беспорядки.

Эсья спросила:

— Ты как-то объявил об убийстве?

Он ответил, что сделал это.

Эсья сказала:

— Я не осмелюсь оставить тебя перед Торгримом без убежища, ибо знаю, что сегодня он придёт сюда.

Буи сказал:

— Почему бы тебе сейчас не позаботиться так, как ты сочтёшь нужным?

Они вышли за ограду, пошли вдоль горы, пересекли реку и затем поднялись по узкой тропе на вершину, что называется Купальной Вершиной. Им встретилась красивая пещера. Это было хорошее жилище. Внизу под ней был красивый тёплый источник. В пещере были еда, питьё и одежда.

Тогда Эсья сказала:

— Сперва тебе придётся жить здесь.

Буи сказал, что пусть так и будет. Тогда Эсья пошла домой, и, вернувшись, она разожгла в доме сырой торф, который горел плохо, но испускал очень много дыма и вони.

Глава 5

Бонд, живший на Холмах, сразу, как Буи уехал, поскакал к Торгриму Годи, и рассказал ему, какое дело было там у Буи. И как только Торгрим узнал об этом, то послал сперва за людьми, сыновьями своего брата Арнгрима, Хельги и Вакром, и многими другими, так что их собралось тридцать человек. С этим отрядом Торгрим поскакал к Скале Эсьи. Когда Эсья увидела, как они подъезжают, то бросила мусор и рог в огонь, а сама стала снаружи в дверях, когда пришли Торгрим и его люди. Эсья поздоровалась с ними и пригласила их остаться там.

Торгрим сказал, что у них другое дело, чем принимать здесь пищу:

— Мы хотим, — сказал он, — чтобы ты выдала пса Буи, своего воспитанника, и мы предадим его отвратительной смерти, как он и заслужил.

Эсья сказала:

— Что такого совершил мой воспитанник, что заслужил смерти?

Торгрим сказал:

— Наверное, тебе всё известно. Ты можешь вмешиваться многими способами. Он совершил столь чудовищный поступок, что лучше не приводить ему пример. Он убил моего сына Торстейна, однако это ещё пустяк. Он сжёг капище и наших богов.

Эсья сказала:

— Даже если бы мой воспитанник Буи был здесь и он был виновен в убийстве, я не выдала бы его тебе для смерти. Но Буи не приходил сюда после того, как вчера ушёл.

Торгрим сказал:

— Мы не верим, что его здесь нет, и хотим обыскать.

Эсья сказала:

— Вот теперь я заметила, что твой отец Хельги Бьола умер. Мой дом никогда бы не обыскивали, если бы он имел слово. Но сейчас у нас такая разница в силах, что ты можешь делать то, что задумал. Но пусть, как я хочу, по моему дому ходит не больше пяти человек вместе с тобой.

Торгрим сказал, что так и будет. Тогда Торгрим вошёл внутрь и с ним ещё четверо. Эсья стала в дверях и приказала служанке светить им. Но когда Торгрим и его люди вошли внутрь, дом был полон дыма и столь отвратной вони, что они могли дышать, только накрыв голову одеждой. А служанка не спешила зажигать свет, но всё же наконец случилось, что им, так сказать, посветили. Впрочем, они находились внутри весьма недолго, почти никуда не заглядывали и проявляли меньшее любопытство, чем если бы были уверены, что внутри кто-нибудь может находиться. После этого они вышли наружу и объявили, что внутри никого быть не может.

Торгрим сказал:

— Мы считаем достоверным, Эсья, что ты укрываешь Буи. Мы бы сейчас сошлись лицом к лицу, если бы мой отец не благоволил к тебе, а мне ничего не стоит схватить тебя.

Эсья сказала:

— Буи здесь не найдут, потому что сегодня он сюда не приходил.

После этого Торгрим поскакал домой.

Тогда он сказал своим людям:

— Всё это имеет для меня большее значение, чем что-нибудь случилось такое, что уменьшило бы мой гнев. Пойдём в Дорожную Рощу убьём Андрида.

Хельги и Вакр сказали, что это плохое дело — убивать старика. Торгрим сказал, что должен это сделать.

Тогда они поехали к Дорожной Роще. Там не было никакой обороны, потому что Андрида схватили на его почётном месте и вывели наружу. Хозяйка Турид предлагала деньги за своего мужа Андрида, но это не помогло. Торгрим уговорил человека убить его, и тот мужественно встретил свою смерть. После этого они ускакали прочь.

Хозяйка Турид велела позаботиться о теле Андрида, его увезли на остров, который расположен там у берега, и там погребли, и с тех пор этот остров называется Андридовым Островом.

Глава 6

Той же самой осенью, о которой сейчас было рассказано, с моря пришёл корабль. Кормчего звали Эрн, он был родом из Вика. Кормчий Эрн остановился на Фьорде Колли. Пробыв там недолго, норвежец обратил внимание, насколько прекрасна Олёв дочь Колли. Тогда он взял в привычку каждый день сидеть и беседовать с ней. У Колли был прекрасный дом. Ему захотелось повеселить кормчего. Тогда он решил провести игрища. Когда же об это узнали молодые люди округи, они собрались туда и устроили там многолюдные игры.

Вскоре Эсья пришла к своему воспитаннику Буи и рассказала об убийстве его отца. Буи не подал виду и сказал, что можно было ожидать, что старое дерево упадёт.

Рассказывают, что однажды Эсья пришла повидаться с Буи. Тогда он спросил, какие новости она ему поведает.

Она рассказала об играх на Фьорде Колли:

— Но важнее другое, — сказала она, — кормчий Эрн каждый день беседует с Олёв Красивой, и люди считают, что он соблазняет её.

Буи сказал:

— Она получит хорошее содержание.

Эсья сказала:

— Временами ты произносишь очень отвратительные речи, в то время как я предназначила эту женщину тебе. Сейчас я хочу, чтобы ты пошёл туда на игру и рискнул своей жизнью. Нельзя уберечься, если тебе суждена смерть.

Буи сказал, что пусть будет, как она решила.

Следующим утром Буи пошёл на игру на Фьорд Колли. Он пришёл весьма поздно и был принят в игру. Он оделся также, подпоясавшись своей пращей. Олёв сидела на возвышении, и кормчий Эрн рядом с ней, и они беседовали. Буи подошёл к возвышению и выдернул двоих, которые сидели с другой стороны от Олёв. Затем он уселся, просидел там весь день и вечером пошёл домой в свою пещеру. Так он поступил на второй день и на третий. Норвежец Эрн продолжал поступать по-своему, но никто из них обоих не мог побеседовать с Олёв так, чтобы не слышал другой.

Глава 7

Теперь надо рассказать о том, как хозяйка Торгерд была на Озере. Днём она пришла на кухню. Там лежал её сын Кольфинн, растянувшись во весь рост.

Она сказала:

— Много можно гадать, — сказала она, — зачем людей рождают в этот мир и для чего они появляются. На Фьорде Колли сидят двое мужей и соперничают из-за Олёв Красивой, и много рассказывают об их мужественных поступках. Теперь туда приходят на игры все молодые люди, а ты, никудышный, лежишь в яме у очага к скорби своей матери, и было бы лучше, если б ты умер, чем познать такой позор в своей жизни.

Кольфинн сказал:

— Резка ты нынче, мать! Скоро будет лучше.

Торгерд ушла.

Вскоре после этого Кольфинн встал, вышел наружу, осмотрелся и увидел, что ещё не поздно. Наряд Кольфинна был таков: он был в круглой шапке и в одежде с полами, застёгнутыми между ног. У него были плащевые штаны3 и мохнатые башмаки из телячьей шкуры на ногах. На дворе стояла поленница. Он пошёл туда, взял длинное бревно и потом вышел за ограду. Он бросил жердь перед собой и затем побежал вслед за ним. Он передвигался очень быстро. Он не останавливался, пока не пришёл на Фьорд Колли. Игры уже начались. Олёв сидела на возвышении, и по обеим сторонам от неё — норвежец Эрн и Буи. А когда Кольфинн вошёл в комнату, одетый так, как было сказано раньше, почти всем он показался весьма смешным. Он остановился, осмотрелся и увидел удобный стул. Он пошёл туда, взял этот стул и поставил перед тем местом, где сидела Олёв. Потом Кольфинн сел на стул и просидел там весь этот день.

Вечером он пришёл домой. Он вошёл в комнату. Его мать поздоровалась с ним и спросила, где он был. Он рассказал ей.

Она спросила:

— Как тебе там понравилось?

— Хорошо, — ответил он.

— Ты часто будешь ходить туда? — спросила она.

Кольфинн сказал:

— Я не считаюсь переменчивым в своих поступках, — ответил он. — Я надеюсь, что могу пообещать тебе, что буду ходить туда некоторое время.

Она сказала:

— Однако я хочу, чтобы у тебя была подобающая одежда, мой сын, доброе оружие и спутник, — сказала она.

— Я не хочу этого, — сказал он, — я хочу сохранить свой наряд, как он есть. И таскать с собой я никого не буду.

— Поступай, как хочешь, — сказала она.

Следующим утром Кольфинн пришёл на Фьорд Колли и расположился точь-в-точь так, как и в предыдущий день. Начало зимы прошло так, что эти трое людей продолжали свои визиты. Никто из них ничего не высказывал остальным ни хорошего, ни плохого. Также никто не говорил Олёв того, чего не слышали б остальные. Всем она отвечала учтиво.

Вот Торгрим Годи узнал о поведении и поступках Буи, но так как он сильно навредил ему, убив его отца, то сейчас ничего с ним делать не стал, и так прошло некоторое время.

Глава 8

Рассказывают, что как-то раз норвежец Эрн пришёл побеседовать к бонду Колли.

Он сказал так:

— Всё шло к тому, Колли, — сказал он, — что здесь будет хороший дом, и твои старания ведут только во благо. Но может показаться очень непредусмотрительным то, что эти двое часто приходят сюда, и я считаю терпимым, хоть и досадно, что Буи ведёт себя так. Но когда это отребье сидит там и слушает разговоры людей — такого я больше не могу выдерживать!

Колли сказал:

— Я хочу, чтобы ты поступал так, как тебе понравится.

Тем же вечером Эрн попросил своего слугу взять их оружие и пойти с ним к югу от поля и подождать его там. Но поскольку было очень шумно, а многие люди собирались в путь, то никто не обратил внимания на норвежца, куда он пошёл. Норвежец направился на юг через рощу, что росла там. Там они вдвоём устроили засаду на Кольфинна.

После игры Кольфинн, как обычно, вышел вон и отправился своей дорогой. Но когда он вышел на юге из рощи, норвежец Эрн со слугой выскочили и напали на него. Кольфинн защищался дубинкой и отбивался от их оружия. Им оказалось труднее одолеть его, чем они думали. Через некоторое время после начала битвы Кольфинн оглушил слугу. У того выпали щит и меч. Кольфинн подхватил и то, и другое. Тогда он напал на норвежца Эрна, и кончилось тем, что Эрн погиб, а Кольфинн был ранен. Тут слуга очнулся, но Кольфинн больше не захотел ему ничего делать. Тогда он пошёл своей дорогой. Слуга увидел, что норвежец убит. Он накрыл его щитом и затем вернулся на Фьорд Колли. Колли велел отнести его тело домой и приготовить к погребению согласно обычаю.

Теперь расскажем о путешествии Кольфинна. Он был сильно ранен, как было сказано. На его пути лежали большие реки. Когда же он пересёк Реку Глинистой Бухты, ему стало очень холодно и он окоченел. Стоял лёгкий мороз.

Одного человека звали Корпульв, он жил во Дворе Корпульва. Он был старик и считался большим знатоком древних умений4. У него был сын по имени Грим. Он был молод и подавал скорые надежды. Корпульв был братом матери Кольфинна. Кольфинн повернул туда и получил там хороший приём. Корпульв перевязал его раны. Кольфинн находился там некоторое время, а своей матери послал сообщение, где находится.

Тем же утром, когда был убит Эрн, Эсья вскоре пришла к своему воспитаннику. Он обрадовался ей и спросил новости.

Эсья рассказала ему об убийстве норвежца Эрна и обо всём происшествии, что там случилось:

— Сейчас я хочу, чтобы ты сменил свой наряд. Я принесла сюда шубу, которую я хочу, чтобы ты надел. Рубашка — второе одеяние. Мне кажется, что она не скоро порвётся ни от оружия, ни от колдовства. Сакс — здесь третье сокровище. Я надеюсь, что он не остановится при ударе, ибо уже скоро тебе придётся испытать, как это оружие разит для тебя.

Буи сказал, что полагается на неё. Буи продолжал приходить на Фьорд Колли. На возвышении рядом с Олёв уже не было давки. Она относилась к Буи также ровно, как и раньше.

Когда у Кольфинна зажили раны, он сказал своему родичу Корпульву, что хочет повидаться с матерью.

Корпульв предложил ему решать это самому:

— Но я советую тебе не носить больше эти лохмотья, — сказал Корпульв. — Я хочу, чтобы ты взял отсюда хорошую одежду и оружие, которые я хочу подарить тебе. Наверное, оно скоро понадобится. Вместе с тем я хочу дать тебе моего сына Грима в помощь и провожатые.

Кольфинн сказал, что пусть так и будет.

После этого родичи отправились на Озеро к Торгерд. Она обрадовалась им и спросила, что хочет делать Кольфинн.

Кольфинн сказал:

— Я намерен сейчас встретиться с Буи. Больше мы оба не будем сидеть за беседой с Олёв.

Торгерд сказала:

— Намерения обменяться ударами с Буи не сулят ничего хорошего, ведь Эсья весьма сведуща, а он — отважен.

Кольфинн сказал:

— Оба в опасности. Я либо буду жив, либо умру.

— Решай, как хочешь, мой сын, — сказала она.

Глава 9

Рано утром родичи отправились в путь и пришли на Фьорд Колли. Люди уже приготовились к игре. Буи сидел на возвышении рядом с Олёв.

Кольфинн вошёл в комнату, подошёл к возвышению, где сидел Буи, и сказал:

— Тебе предоставляется две возможности, — сказал Кольфинн. — Или ты насовсем перестанешь являться сюда, или приходи на поединок со мной завтра на островке, что расположен на юге в Реке Глинистой Бухты.

Буи сказал:

— Я выберу то, что из предложенного более несправедливо. Я по собственной воле приходил сюда и намерен делать так и дальше, но на поединок с тобой я соглашусь, как только ты захочешь.

После этого они обменялись рукопожатием и договорились насчёт этого между собой.

Кольфинн и Грим сразу отправились прочь. Вечером они пришли на Двор Корпульва и рассказали Корпульву, что случилось.

Он сказал:

— Ныне ты направляешься тем путём, что не предвещает ничего хорошего. Тяжело было иметь дело с Эсьей тем, у кого сил было больше. Но пусть произойдёт то, что задумано.

Там они переночевали.

Когда они собрались, Корпульв сказал:

— Малую помощь я смогу оказать тебе, Кольфинн, — сказал он, — но вот меч, который я хочу подарить тебе. Я носил его в начале своей жизни. Но на сей раз тебе от него будет мало толку.

После этого родичи отправились своей дорогой. Буи остался на игре, которую покинули Кольфинн с Гримом. Он пришёл домой не раньше, чем обычно. Эсья была уже там, и поздоровалась со своим воспитанником и спросила, вызвали ли его на поединок. Он сказал, что так и было.

Эсья сказала:

— Кольфинн — муж стойкий и полный жизни. Сегодня ночью я буду спать здесь возле тебя.

Она сделала ему баню и погладила ему каждую косточку. Утром она одела его, как ей нравилось, и пожелала ему доброго пути.

Вот Буи шёл, пока не добрался до островка. Там уже был Кольфинн и множество людей, которым было очень любопытно посмотреть схватку этих юношей, потому что оба они были сильны на вид.

Тогда был обычай бросать под ноги плащ. У них был закон, что тот, кто отступится с этого плаща, должен уплатить три марки серебра. Тот из них, кто первым прольёт свою кровь на землю, не сможет продолжать бой.

После этого объявили правила поединка между ними. Буи должен был бить первым, потому что его вызвали на поединок. У обоих был хороший щит и всё остальное оружие. Тогда Буи ударил Кольфинна. Кольфинн отразил удар щитом, но с другой стороны рукоять щита отлетела. После этого Кольфинн нанёс похожий удар Буи. Затем Буи ударил Кольфинна, испортил ему щит и сильно ранил его в руку. Кольфинн больше не мог сражаться. Тогда между ними вбежали люди и разняли их. После этого каждый отправился своей дорогой.

Кольфинн отправился на Двор Корпульва, Корпульв перевязал его раны и сказал, что другого от их с Буи общения он и не ожидал. Некоторое время Кольфинн находился там.

Буи вернулся с поединка на островке на Фьорд Колли, Олёв была у купальни и поздоровалась с Буи.

Он ответил на её приветствие и сказал:

— Наши встречи, Олёв, теперь переносятся, так что я пойду в свою пещеру не в одиночку. Также мне надоело каждый день ходить сюда для беседы с тобой. На сей раз ты отправишься со мной.

Олёв сказала:

— Мой отец будет негодовать.

Буи сказал:

— А его сейчас не спрашивают.

Он взял Олёв на руки и отправился своим путём. Они шли, пока не прибыли в пещеру Буи.

Эсья была уже там и поздоровалась с ними:

— Мне кажется, Буи, что ты в этом деле поступил хорошо, защитил нашу Олёв от этих никчёмных людей, так и избавил её теперь от их приставаний. Добро пожаловать сюда, милая Олёв!

Олёв сказала, что на сей раз Буи решает, где и чем ей жить.

Кольфинн узнал о похищении Олёв.

Тогда он сказал своему родичу Корпульву:

— Слишком далеко я был ныне. С Олёв не должны были так поступать, и я немедленно попробую найти Буи, как только моя рана заживёт.

Корпульв говорит:

— Плохо ты делаешь, — сказал он, — что стремишься сердцем за Олёв. Также ты не последуешь моему совету не встречаться с Буи, пока у тебя не будет много людей.

Глава 10

Вот пришла зима, рана Кольфинна зажила, и тогда он сказал:

— Я сейчас отправлюсь повидаться с матерью и возьму с собой оттуда людей, а твой сын Грим пусть ждёт меня завтра у Реки Глинистой Бухты, и люди, которых ты пришлёшь мне на помощь.

Корпульв сказал, что так и будет.

Утром родичи встретились там, где назначил Кольфинн, и всего их было пятнадцать. Затем они отправились в путь, пока не подошли к горе, на которой была пещера Буи. Наверх вела крутая и узкая тропа. Наверху было два хорошо вооружённых стража, у которых также было вдосталь камней. Кольфинн понял, что они никоим образом не смогут одолеть эту тропу.

Кольфинн позвал их и сказал:

— Если Буи может слышать мою речь, то пусть он выйдет с тропы, если у него сердце мужчины, а не самки животного.

Буи ясно слышал слова Кольфинна. Тогда он вскочил, схватил своё оружие и сказал, что он не станет терпеть обвинения в трусости от Кольфинна. Олёв сказала, что неразумно выходить при такой разнице в количестве людей. Буи сказал, что его это не волнует. Когда Буи вооружился, у него в глазах появилась такая боль, что ему пришлось схватиться за них руками. Олёв спросила, что с ним.

Буи сказал, что его выход задерживается:

— Догадываюсь, — сказал он, — что моя воспитательница приложила к этому руку.

Олёв сказала, что это хорошо. Когда Кольфинн понял, что Буи не выйдет, он и его люди повернули прочь. Он не останавливался, пока не пришёл домой, недовольный своим путешествием. Как только Кольфинн отошёл от этой узкой тропы, глазная боль Буи уменьшилась.

Вот прошла зима.

Глава 11

Когда наступило лето, Буи и Эсья заговорили друг с другом.

— Ныне я хочу, — сказала она, — чтобы ты более не оставался здесь, а отправился на север в Бараний Фьорд. Там на Столовой Косе остановился корабль на зиму. Ты должен уплыть из страны и испытать, что тебе предначертано. Я уже состарилась, осталось мне жить несколько лет.

После этого она снарядила его в поездку и дала ему провожатого и трёх коней. Олёв должна была вернуться на Фьорд Колли и ждать его три года. Буи отправился вдоль горы вглубь страны, как только он был готов, где полегает дорога. Его воспитательница Эсья проводила его в дорогу, и тяжело ей было расставаться с ним.

Буи продолжал свой путь и, подъехав к Реке Светящейся Долины, встретил там пастуха с Грязного Хутора. Тот спросил, кто они такие. Буи ответил ему всё по правде. Как только они расстались и холм скрыл обзор, овчар пустился бегом домой и рассказал братьям всё о поездке Буи. Они поблагодарили его за работу. Они сразу велели седлать коней и позвали с собой своих слуг. Они быстро вооружились, вместе их стало двенадцать человек. Они быстро поскакали.

Буи увидел преследование не раньше, чем спустился по Беговому Склону. Он скакал, пока перед ним не возник холм, который с тех пор называется Холмом Битвы. Там Буи остановился и попросил своего спутника спрятать и посторожить их коней. Буи поднялся на холм и сложил рядом с собой камни. У него было хорошее оружие и рубашка, что дала ему его воспитательница. Вскоре братья оказались там. Они сразу спешились и яростно напали на Буи. Буи мужественно защищался. Вначале он бросал камни. Прежде чем у Буи закончились камни, у братьев упало четыре человека. Тогда он взял свой щит и меч. Братья нападали с большим напором, потому что оба они были отважны. Тогда погибло ещё двое их спутников. Братья и все их люди были уже ранены. Буи был ещё не ранен, но крайне утомился от битвы. В этот миг подоспел бонд Эйлив из Долины Эйлива с пятью людьми и разнял их. Братья Хельги и Вакр, поскольку были ранены, сложили оружие. Эйлив попросил Буи ехать своей дорогой, тот так и сделал. Эйлив велел похоронить мертвецов, а остальным перевязать раны. После этого братья вернулись на Грязный Хутор, будучи недовольными своим путешествием.

Буи не останавливался, пока не пришёл на север в Бараний Фьорд. Он договорился о переправе, и когда они были готовы, вышли в море.

Братья Хельги и Вакр договорились о переправе летом на Фьорде Колли, и оба уплыли из страны. Они прибыли в Норвегию и отправились ко двору конунга Харальда Прекрасноволосого. Они перезимовали у конунга, и всем они нравились. Они рассказали конунгу о своих делах с Буи. Конунг выразил неодобрение тем, что Буи сжёг капище, и назвал это подлым поступком.

Глава 12

Теперь расскажем о Буи. Попутный ветер им дул медленный, и поздней осенью они пристали к Оркнейским островам. Тогда этими островами правил ярл Эйнар сын Рёгнвальда. Буи явился ко двору ярла, предстал перед ним и приветствовал его. Ярл спросил, кто он такой.

Буи ответил со всей откровенностью:

— И я хотел бы перезимовать у вас, государь.

Ярл сказал:

— Ты будешь хорошим соратником. Конечно, оставайся у нас на зиму, если хочешь.

Зиму Буи провёл при дворе ярла. Зимой у ярла Эйнара было много забот. Во всех испытаниях Буи показал себя самым бесстрашным. А весной, когда корабль, на котором Буи приплыл туда, собрался в Норвегию, Буи предстал перед ярлом и попросил отпустить его.

Ярл сказал:

— Мне кажется более разумным иное, Буи, — оставайся с нами. Мы удостоверились, что ты доблестный муж. Мы введём тебя в дружину и позволим тебе получить там другие почести, если ты захочешь жить здесь.

Буи поблагодарил ярла красивыми словами, но сказал, что хочет в Норвегию. Ярл сказал, что пусть так и будет. После этого они поплыли в Норвегию и пристали к берегу на севере. Они узнали, что конунг Харальд сидит в Трандхейме. Буи отправился в Трандхейм на грузовом судне. Придя в Стейнкер5, он предстал перед конунгом, когда тот сидел за столом, и хорошо поприветствовал его. Конунг спросил, кто этот высокий человек. Буи сказал всё по правде. Конунг спросил, где тот зимовал.

Буи рассказал ему:

— И потому я пришёл сюда, государь, — сказал он, — что хочу предложить вам мою службу.

Конунг спросил:

— Есть ли здесь кто-нибудь, кто мог бы поприветствовать тебя?

Буи сказал, что не знает этого. Конунг приказал позвать к нему Хельги и Вакра.

Когда они предстали перед конунгом, он сказал:

— Знаком ли вам сей высокий человек?

— Да, — сказали они, — он удостоверился б в этом, если бы вы не были так близко, и мы горячо просим вас, чтобы вы дали нам разрешение отомстить ему за наше горе.

Конунг сказал:

— Я не поступлю бесчестно ни с кем, кто покоряется мне. Я не вижу от вас никакой пользы, даже если б вы померялись силами, одинаково вооружившись. На за то что ты, Буи, совершил подлый поступок, когда сжёг в капище наших богов, которым все люди считали достойным поклоняться, я велел бы убить тебя, если бы ты не покорился мне. Но ты должен выкупить свою голову одной поездкой с поручением. Ты должен потребовать у моего воспитателя Доври тавлеи и принести мне.

Буи спросил:

— Куда мне отправиться?

Конунг ответил:

— Узнай сам.

Буи сказал:

— Многие, наверное, решат, государь, что это опасное поручение, но всё же я обязуюсь его выполнить. Я хочу, чтобы вы помиловали меня, пока я не вернусь.

Конунг сказал, что так и будет.

Буи покинул город и лето провёл в Трандхейме. Он расспрашивал о названиях мест, и тогда ему поведали, где находится Гора Доври.

Глава 13

Ранней зимой, когда в горах ещё лежал снег, Буи продолжил своё путешествие вверх по населённой местности. На некоторое время он остановился в верхней части населённой местности у бонда, которого звали Рауд. Буи спросил Рауда, не может ли тот дать ему какой-нибудь совет, чтобы он выполнил задание.

Рауд сказал:

— Многих конунг посылал с этим поручением, и никто не вернулся, и мне ясно, что конунг хочет твоей смерти. Но я не знаю никого, от кого можно было бы ожидать, что он знает, где правит Доври, кроме конунга Харальда. Но раз ты посетил меня, я посодействую тебе как-нибудь. Я покажу тебе путь к Горе Доври и к вершине, где, как считает большинство людей, находится пещера Доври. Устрой также так, чтобы ты пришёл под эту вершину вечером в йоль, а затем тебе придётся заняться поисками. Больше я ничего не могу сделать.

Буи попросил его принять благодарность и подарил Рауду хорошее и большое золотое кольцо.

Рауд поблагодарил его за подарок:

— Приходи сюда, Буи, — сказал он, — если паче чаяния ты вернёшься.

Буи сказал, что так и будет.

Он устроил всё так, как сказал Рауд, пришёл вечером в йоль под эту вершину, провёл там некоторое время и не увидел ничего, похожего на вход.

Буи постучал тогда рукоятью по скале и сказал:

— Ты, Доври, — сказал он, — открой свою палату и впусти уставшего с дороги и пришедшего издалека человека. Так подобает твоему положению.

А когда Буи произнёс это трижды, в скале словно загрохотал гром, тут скала разошлась и получился вход, и потом в проёме появилась женщина. Она была огромных размеров. Она была красивая и хорошо одета: красная рубаха вся была разукрашена тесьмой и толстый серебряный пояс. У неё были распущенные волосы, как принято у девушек, пышные и красивые. У неё были красивые кисти, на которых было много золотых колец, и крепкие руки, и вся она выглядела изыскано. Она поздоровалась с пришедшим. Он хорошо ответил на её приветствие. Она спросила, как его зовут.

Он ответил ей и спросил:

— А какое у тебя имя и из какого ты рода?

Она ответила:

— Меня зовут Фрид, дочь конунга Доври. Но зачем ты, человек, стучал в наше жилище? — сказала она.

— Я хочу встретиться с твоим отцом и попросить у него приюта на йоль. Он очень знаменитый конунг.

Фрид сказала:

— По виду ты не похож на других людей. Сочту разумным, чтобы ты вошёл вместе со мной.

Буи так и сделал. Тогда Фрид приказала, чтобы пещера закрылась, так и сталось. Некоторое время они шли, огонь освещал им путь. В одном месте она повернулась к скале. Перед ней там была одна дверь и ещё другая, и вошли они в маленькую комнату. Там всё было украшено занавесками и очень хорошо благоустроено.

Фрид сказала:

— Садись здесь, Буи, отдохни и сними с себя своё оружие и промокшую одежду.

Он так и сделал. Потом она поставила перед ними красивый стол и накрыла его, затем поднесла ему умывальник из серебра и дорогое полотенце. После этого она предложила ему сесть и поесть. Она достала хорошую еду и прекрасное питьё. Все столовые приборы там: тарелки, чаши и ложки — были из серебра и украшены золотом. Тогда Фрид уселась рядом с Буи, и они вдвоём ели и пили. Она попросила его рассказать ей всё о его путешествии. Буи так и сделал и рассказал ей всё о своём приходе туда.

— Ты хорошо сделал, — сказала она, — что не скрыл от меня правду. Может быть, что это тебе не навредит. Но я уже знала это. Многих людей конунг Харальд посылал за этими тавлеями, и всех мой отец уничтожил, но сейчас я пойду разыщу его и расскажу ему, что сталось.

Тогда Фрид пошла прочь и некоторое время отсутствовала. Буи очень обрадовался ей, когда она вернулась, и спросил, о чём она беседовала со своим отцом. Она сказала, что поведала ему о том, что пришло некое малое бородатое дитя. Он пожелал увидеть его.

— Я сказала, что ему нужно отдохнуть ночью. А спать ты будешь здесь, в моей комнате.

Он ответил, что ему это нравится. Весь вечер они развлекались.

Глава 14

Утром Буи проснулся, когда уже рассвело. Фрид спросила, как ему спалось. Он выразил одобрение.

Тогда она принесла ему прекрасную одежду и сказала:

— Теперь ты должен хорошо держаться, когда предстанешь перед моим отцом, и смело потребуй у него приюта на йоль.

Тогда они пошли дальше по пещере. Она шла, пока перед ними не оказалась дверь, и потом они вошли в большую комнату. Она вся была занавешена, а на полу лежала солома. На почётном месте, на скамье повыше сидел человек, рослый и пригожий. У него была большая и белая от седины борода. Этот человек был хорошо одет, и он показался Буи очень почтенным. Обе скамьи были заполнены народом, и у многих из них были крупные и грубые лица. Женщины сидели поперёк комнаты, и те из них были одеты лучше остальных, кто сидел посредине. По всей комнате стояли столы, уставленные снедью, и только той, которую в те времена подобало есть людям. Там ходили также юноши и наливали. Фрид подошла к человеку на троне и поздоровалась со своим отцом. Этот бородач хорошо отвечал своей дочери.

Буи решил, что это Доври. Тогда он предстал перед ним и сказал так:

— Здравствуй, конунг Доври с весёлым двором!

Доври хорошо отнёсся к его словам и сказал своей дочери:

— Это то бородатое дитя, о котором ты мне говорила вчера?

— Да, отец, — сказала Фрид.

Доври сказал:

— Немного таких приходят из мира людей, кроме конунга Харальда, моего воспитанника. Он намного превосходит всех. Но какое у тебя к нам дело?

Буи сказал:

— Потому я пришёл сюда, чтобы просить у вас приюта на йоль. Я иностранец, но слышал много рассказов о вашей славе. Мне показалось неразумным не повидать такого видного хёвдинга.

Доври сказал:

— Хорошо говоришь. Я хочу, чтобы ты пожил с нами. Днём будешь пить с нами. Мы хотим побеседовать с тобой. Займи нижнее почётное место. А по вечерам вы с моей дочерью Фрид будете развлекаться в её комнате, потому что мои работники могут показаться тебе слишком весёлыми.

Буи поблагодарил красивыми словами за благородное предложение и прекрасное распоряжение. Он пересёк комнату, и Фрид пошла вместе с ним. Она попросила встать троих, которые сидели там до этого. Так и сталось. Затем она положила там красивые подушки, и они уселись там и просидели весь день. Доври спрашивал Буи о многих вещах, а он обо всём мог ответить. А когда наступил вечер, они предстали перед Доври и попрощались с ним. Он пожелал им счастливого пути. Тогда они пошли в её комнату и переночевали там. Таким образом прошёл йоль.

В последний день йоля Буи предстал перед Доври и сказал:

— Вы великодушно приняли меня, как и следовало ожидать. Теперь, хотя мне здесь нравится, я всё же не должен засиживаться у вас.

Доври сказал:

— Ты, Буи, оставайся здесь на всю зиму, если тебе так больше нравится.

Буи снова поблагодарил его за благодеяние. Они с Фрид продолжали вести себя, как было сказано ранее.

Так прошла зима, когда же до лета осталось несколько ночей, Буи сказал Фрид:

— Какой у тебя замысел насчёт того, чтобы моё поручение было исполнено? Я хочу попросить тебя замолвить словечко перед своим отцом.

Фрид сказала:

— Тебе не приходило на ум, что если ты пробудешь так здесь эту зиму, то у тебя потом не будет никакой надежды вернуться в мир людей? Пора сообщить тебе, что я ношу твоего ребёнка.

Буи сказал, что не будет отрицать этого:

— Но всё же я надеюсь, что вы поступите со мной как-нибудь хорошо.

Фрид сказала:

— Мне не понравится, если тебя убьют, даже если ты заслуживаешь этого. Лучше я сейчас пойду к отцу и узнаю, как обстоит твоё дело.

Днём, когда народ расселся по местам, Фрид пошла к своему отцу, села ему на колени, обвила руками шею и сказала:

— Как ты, отец, намерен расстаться со своим зимним гостём Буи? Было бы благородно хорошо поступить с ним. Знаменитые люди будут охотнее посещать вас.

Доври сказал:

— Насколько хорошо ты, дочь, хочешь, чтобы я расстался с ним?

Фрид сказала:

— Дай ему прекрасные подарки, отец. Тогда можно будет понять, что он посетил великого и славного хёвдинга.

Доври сказал:

— Что же выбрать?

Фрид сказала:

— Подари ему тавлеи, за которыми так часто посылал конунг Харальд, и заодно золотое кольцо. Тогда он сможет купить себе за тавлеи мир у конунга, а золотое кольцо у него будет вместо ожерелья.

Доври сказал:

— На этот раз пусть будет по-твоему, дочь, ибо я не могу тебе отказать.

— Тогда ты сделаешь хорошо, отец, как и следовало ожидать.

Тогда она отошла прочь и на своё место.

Миновали последние дни зимы, и в первый день лета Фрид сказала Буи:

— Сейчас мы поедим здесь в моей комнате. Затем возьми свою одежду и оружие и приготовь их. Недолго тебе здесь оставаться после того, как вы с моим отцом расстанетесь.

После этого они пришли к Доври. Он тогда сидел за столом. Доври поздоровался с ними и попросил их садиться и пить. Они так и сделали.

Тогда сказал Доври:

— Насколько мне известно, ты, Буи, хорошо перезимовал здесь, и в знак этого мы хотим, чтобы имелись истинные доказательства того, что ты посетил нас. Я хочу подарить тебе эти тавлеи. Эту драгоценность, насколько я знаю, всем сердцем жаждет конунг Харальд, мой воспитанник. Прими от меня и это золотое кольцо.

Буи поблагодарил его многими красивыми словами за благодеяние и великий почёт, что он оказал ему, и пожелал ему всего наилучшего. После этого они получили для Буи разрешение удалиться и потом ушли прочь. Когда они пришли к выходу из пещеры, пещера открылась.

Тогда Фрид вышла и сказала Буи:

— Произошло то, Буи, о чём я тебе говорила: я ношу твоего ребёнка. Сейчас я расскажу тебе, как распоряжусь насчёт него. Если это будет девочка, то я оставлю её здесь у себя, а если это будет мальчик — пошлю его тебе, когда ему исполнится двенадцать зим. Тогда ты хорошо встреть его, а если ты не сделаешь так, то пеняй на себя. Я не буду тебя провожать. Прощай, — сказала Фрид.

После этого они расстались.

Глава 15

Буи пошёл своей дорогой и не останавливался, пока не пришёл к Рауду. Тот хорошо принял его и спросил о его путешествии, а Буи рассказал правду.

Рауд сказал:

— Великой удачей ты пользовался во время своего путешествия. Но тебе нужно быть готовым к тому, что конунг Харальд ещё не помирится с тобой, ибо теперь он натравит на тебя тролля, который, как я знаю, самый великий в Норвегии. А это — чёрный человек, погубивший множество людей. Сейчас я хочу дать тебе куртку для борьбы, которую ты должен будешь надеть. Тогда, я надеюсь, ты не сильно почувствуешь, как он обхватит тебя своими лапами, потому что он переломал бы тебе почти все кости, если бы не убил.

Буи поблагодарил Рауда за благодеяние. Он пожил там несколько ночей и потом спустился в Трандхейм. Он узнал, что конунг находится в Стейнкере. Явившись туда, Буи пошёл к конунгу и поприветствовал его.

Конунг оглядел его и сказал:

— Это ты, Буи? Как тебя принял Доври?

— Да, государь, — сказал Буи. — Я благодарен вам, ибо Доври хорошо отнёсся ко мне.

Конунг сказал:

— Ты жил зимой у Доври? Ты добыл тавлеи?

— Да, государь, — сказал Буи. — И я добыл тавлеи.

Конунг сказал:

— Приходи ко мне завтра вместе с ними.

Буи сказал, что так и будет.

На следующий день Буи предстал перед конунгом, когда тот сидел за пиршественным столом, и принёс ему тавлеи.

Увидев их, конунг сказал:

— Ты великий человек, Буи, — сказал конунг, — у тебя неоспоримые доказательства того, что ты посетил Доври. С этими тавлеями он не захотел расставаться ради меня. Но раз ты так могуч, мы должны как-нибудь посмотреть на твою силу. Ты поборешься с нашим чёрным человеком.

Буи сказал:

— Я думал, что если я смог добыть тавлеи, вы отпустите меня с миром.

Конунг сказал:

— Это пустяк — один раз побороться.

Буи сказал:

— Слово государя — закон. Я хочу сейчас условиться с вами, государь, что если случится невероятное и я превзойду его, то вы перестали бы гневаться на меня и отпустили по-доброму в Исландию.

Конунг согласился с этим. После этого конунг назначил время для этой схватки через полмесяца, потому что он хотел, чтобы её увидело как можно больше людей. А когда это время прошло, конунг велел трубить для всех сбор на широком поле. Когда конунг и большое множество людей пришло туда, Буи приготовился к борьбе. Он надел свою рубашку, которую дала ему Эсья, а мы упоминали ранее. Набросив на себя куртку для борьбы, которую дал ему Рауд, он отправился к месту состязания. Конунг велел вывести чёрного человека, которого сдерживало четверо людей. Он громко орал и вёл себя как тролль.

Дело обстояло таким образом, что там было ровное поле, окружённое высокими холмами. Народ расселся вокруг. На поле стояла большая каменная плита, воткнутая острым концом в землю. Её называли плитой борьбы.

Тогда Буи предстал перед конунгом и сказал:

— Где тот человек, государь, с которым вы назначили мне борьбу?

Конунг сказал:

— Смотри, его выводят на поле.

Буи сказал:

— Мне кажется, это не человек. Оно больше похоже на тролля.

Конунг сказал:

— Мы испытаем тебя короткое время, если увидим, что ты не справляешься.

Буи сказал:

— Как пожелаете.

После этого Буи вышел на поле, и когда народ увидел его, многие говорили, что плохо будет, если тролля натравят на такого мужественного человека. Тогда чёрного человека отпустили. Тот с воплями побежал к Буи. Встретившись, они очень крепко схватились и начали бороться. Буи быстро понял, что это существо далеко превосходит его силой. Он удерживался от падения, но всё же крепко стоял на ногах и уворачивался по всему полю. Буи понял, что тот так схватил его, что его кости сломались бы, если бы его не защитила одежда. Буи понял, что чёрный человек хочет подтащить его к плите. Но когда они поборолись некоторое время, чёрный человек крайне утомился и начал беситься, словно дикий кабан, и, когда они боролись, с него начала падать пена. Заметив это, Буи отступил к плите. Чёрный человек тогда снова напрягся, и было ужасно слышать его вопли, потому что Буи был весьма избит его натиском. Но когда Буи приблизился к плите настолько, что почувствовал её пятками, чёрный человек напрягся так, как только мог. Когда никто совсем не ожидал, Буи быстро двинулся и перепрыгнул задом наперёд через плиту, а у чёрного человека разжались руки и выпустили куртку для борьбы. Буи дёрнул тогда чёрного человека к себе, как только мог. Тот свалился на плиту, причём нижняя часть его груди попала туда, где было самое острое. Тогда Буи прыгнул на него сверху со всей силой. Грудь чёрного человека раздробилась, и затем он умер. Многие говорили, что это был великий подвиг. Тогда Буи предстал перед конунгом Харальдом.

Конунг сказал:

— Сильный ты человек, Буи, и теперь мы расстанемся, отправляйся к себе на родину в мире с нами.

Буи поблагодарил конунга за это. Тогда Буи вышел в открытое море и поплыл в Исландию.

Глава 16

Тем летом, когда Буи уехал из страны, Олёв Красивая забеременела. Осенью она родила девочку, её отцом она объявила Буи и назвала её Турид. Эсья предложила воспитать девочку у себя, и Колли с Олёв согласились.

А тем летом, когда Буи был в Трандхейме, в Исландию приехали Хельги и Вакр. Они рассказали новости, что с Буи покончено, конунг Харальд отправил его с опасным поручением, откуда ещё никто не возвращался. Когда это стало известно, Кольфинн явился на Фьорд Колли и увёз оттуда Олёв Красивую силой и против желания её отца. Затем Кольфинн отправился с Олёв на Озеро. Она жила там лето и следующую зиму.

А следующим летом пришёл корабль на юге Песчаной Отмели в гавань, что называется Эйнаровой Гаванью. Стало известно, что на нём был Буи сын Андрида. Как только новость об этом распространилась по пустоши, Кольфинн стал соедить за путешествиями Буи и узнал, когда он пришёл в Эльвус. Тогда Кольфинн поскакал из дому к Бычьему Перевалу с одиннадцатью людьми. Там с ним был его родич Грим и десятеро других людей. Они устроили засаду на Буи.

В этот миг Буи выехал сверху из ущелья. Он увидел вооружённых людей. Он подумал, кто это может быть. У Буи было хорошее оружие. Он был в подаренной Эсьей рубашке. Буи подъехал к одному большому камню, который стоял под ущельем и слез там со своего коня. Они побежали туда. У Буи в руке был маленький дротик. Он метнул им в них. Тот попал в щит Грима внизу. Щит не оправдал ожидания, и дротик воткнулся Гриму в ногу выше колена и вылетел насквозь. Грим больше не мог сражаться. Тогда Буи повернулся спиной к камню, потому что тот был большой, как скала. К нему можно было подойти только спереди.

Тогда Кольфинн сказал:

— Это хорошо, Буи, что мы встретились здесь. Теперь пещера троллихи Эсьи не укроет тебя, как в прошлый раз.

Буи сказал:

— Я не могу на это пожаловаться. Но от всех наших встреч мало тебе было выгоды. Надеюсь, что так будет снова. Теперь же будет благородно биться один на один.

Кольфинн сказал:

— Мы воспользуемся тем, что нас больше.

Буи сказал:

— Тогда вас ожидает тёплый приём.

Тогда они напали на него, но он мужественно защищался. Кольфинн подстрекал своих людей, но сам держался в отдалении, потому что считал перевес на своей стороне. Но им трудно было одолеть Буи, потому что хотя они поражали его рубящими или колющими ударами, он оказывался не ранен там, где рубашка прикрывала его, но если кто и попадал по нему, то перевязка не требовалась. Сталось так, что у Кольфинна погибло шестеро людей, а все остальные были ранены. Буи был ранен в ногу.

Тогда Кольфинн сказал:

— Ты великий тролль, Буи, — сказал он, — раз так долго защищаешься от такого количества людей.

Буи сказал:

— Ты только в играх побеждал, и это трусость — не сметь напасть на меня.

Кольфинн сказал:

— Я хотел бы, чтобы ты был вынужден сказать, что я не сторонился, прежде чем мы закончим.

Тогда Кольфинн прыгнул к Буи с обнажённым мечом, и они ударили друг друга. Буи защитился щитом. Кольфинн рубил сильно и часто и нападал очень мужественно. Щит Буи был весь очень изрублен. Но когда яростное нападение Кольфинна стихло и он выдохся, Буи стал теснить его и пошёл от камня вперёд. Он нанёс немного ударов, пока не привёл щит Кольфинна в негодность. Потом он нанёс Кольфинну удар, которым разрубил его посредине. Буи также был немного ранен в руки и ноги, там, где не прикрывала рубашка, но крайне утомился от битвы. Тогда Буи пошёл туда, где был Грим сын Корпульва, и спросил, хотел бы тот получить пощаду. Он ответил, что хотел бы.

— Тогда поклянись, — сказал Буи, — быть мне верным отныне.

Грим сказал, что так и будет. Спутников Кольфинна Буи тоже пощадил. Он попросил их взять тело Кольфинна и позаботиться о нём.

Тогда Буи взял своего коня. Он скакал, пока не спустился к Ладейному Озеру. Олёв была снаружи и поздоровалась с Буи. Он попросил её взять свою одежду и ехать с ним. Она так и сделала. Они с Буи поехали во Фьорд Колли. Колли был на дворе, принял Буи с распростёртыми объятиями и пригласил его быть там. Буи сказал, что немного задержится там в купальне и перевяжет свои раны. Так теперь и сделали.

Тогда Буи сказал Колли:

— Итак, Колли, — сказал Буи, — теперь тебе известно о наших с Олёв делах. Я отплатил Кольфинну за дерзость. А ваша дочь Олёв пусть теперь живёт у тебя, пока ей предлагается содержание, потому что я уже не полюблю её, с тех пор как Кольфинн совратил её.

И стало так, как хотел Буи.

Глава 17

Тогда Буи поехал к Скале Эсьи, и его воспитательница Эсья была ещё жива. Она всем сердцем обрадовалась ему. Буи скоро отправился в Дорожную Рощу к своей матери. Тогда она была ещё крепкая женщина. Буи находился там некоторое время.

Тогда Торгрим ещё жил в Капище, и он был уже очень стар. У него была одна дочь, которую звали Хельга. Она была молодая и очень внушительная женщина. Его брат Арнгрим тогда уже умер, а братья поделили наследство между собой. Хельги получил землю на Грязном Хуторе, а Вакр стал торговцем и считался очень храбрым.

А когда это произошло, мудрые и благожелательные люди предложили свои услуги и понесли слова примирения между Буи и Торгримом. И сколь многое здесь не рассказывалось, сталось так, что Буи и Торгрим уладили все эти дела под руководством этих лучших людей. Об этих соглашениях было объявлено весной на весеннем тинге. Эти соглашение и примирение они начали с того, что Буи должен был взять в жёны Хельгу дочь Торгрима, а деньги, которые присудили уплатить Буи, должны были стать приданым Хельги. Было понятно, что она с Буи получат все деньги после его смерти. Хельги сын Арнгрима должен был жениться на Олёв дочери Колли. После этого они присягнули друг другу хранить мир. Теперь они приготовились к великому пиру на Капище, потому что там должны были сыграть обе свадьбы. Обе они случились тем летом.

Вскоре после этого Эсья скончалась. Она оставила всё своё имущество Буи и его дочери Турид. Буи поселился тогда на Скале Эсьи и устроил там богатое хозяйство. Летом после свадьбы Хельга отправилась на Скалу Эсьи вместе с Буи. Скоро стало очевидно, что она очень выдающаяся женщина. Благодаря этому браку они с Торгримом Годи подружились. Теперь Торгрим вовсю содействовал почёту Буи. Все дела передавались туда. Буи извлёк из этого большую выгоду для себя. Все его очень полюбили.

Судьба послала Буи и Хельге детей. У них был сын, которого звали Ингольв, а другого звали Торстейн. У них была дочь, которую звали Халльбера.

Следующим летом Торгрим заболел и умер. Его похоронили по тому обычаю, что тогда был, и справили по нему тризну.

В то время Вакр прекратил поездки. Он получил землю на Грязном Хуторе, а Хельги взял у Буи землю Капища. Буи тогда получил власть над людьми. Он владел всем от Нового Лавового Поля до Ложбинной Реки. Буи жил на Скале Эсьи двенадцать зим и имел там очень богатое хозяйство. В ту пору Вакр женился на Турид, дочери Буи и Олёв.

Глава 18

Сталось так, что на севере в Островной Фьорд пришёл корабль. На нём были люди из Трандхейма. На этом корабле был человек, которого звали Ёкуль, молодой и цветущий. Как только Ёкуль сошёл на берег, он и его спутники купили себе коней. Потом он поскакал на юг по стране, и о его путешествии рассказывается не раньше, чем он пришёл вечером к Скале Эсьи. Он мало рассказывал о себе. Они переночевали там, потому что там для всех была готовая еда.

Утром Ёкуль пришёл поговорить с Буи и сказал:

— Дело обстоит так, что у меня к тебе дело, Буи, — сказал он.

Буи спросил, какое.

Ёкуль сказал:

— Мне сказали, что ты — мой отец, а Фрид, дочь конунга Доври — моя мать.

Буи сказал:

— Неправдоподобен рассказ, что ты мой сын, ибо я надеялся, что достойным человеком будет тот, кто родится у нас двоих, но ты мне кажешься весьма хилым.

Ёкуль сказал:

— У меня за спиной ещё немного зим. Но моя мать попросила меня передать тебе в доказательство, что она говорила тебе, что ты познаешь свою участь, если ты добровольно не примешь родство со мной.

Буи сказал:

— Меня не волнуют твои россказни. Мне кажется, они ничего не стоят. Я хочу, чтобы мы поборолись, ибо ты не наш сын, если в тебе нет силы.

Ёкуль сказал:

— Это неслыханно, чтобы мне, двенадцати лет от роду, нужно было бороться с тобой, ведь ты умертвил в схватке чёрного человека конунга Харальда, однако будь по-твоему.

Они с Буи пошли тогда на восток под гору к горячему источнику. Там были красивые поля. Затем они оделись для борьбы и очень крепко схватились, и долго было так, что никто не упал. Буи очень устал.

Ёкуль сказал:

— Давай не будем больше бороться, признай родство со мной.

— Нет, — сказал Буи, — один из нас должен упасть.

Ёкуль сказал:

— От этого лучше не будет.

После этого они стали бороться во второй раз. Это была могучая борьба. Тогда Ёкуль чуть не упал. И тут словно сразу обе ноги выдернули из-под Буи, и он рухнул вперёд, и раздался громкий и сильный грохот.

Буи сказал:

— Теперь падений достаточно, твоя мать не смогла не вмешаться.

Тогда подбежали другие люди и увидели там признаки убийства: нижняя часть груди Буи была раздроблена, и под ним оказался камень.

Тогда Буи сказал Ёкулю:

— Твоё задание закончилось неподобающим образом, потому что ты был бы многообещающим молодым человеком, также и обо мне будет теперь короткая сага.

После этого Буи отнесли домой на красном щите, он прожил три ночи и затем умер.

Ёкуль так огорчился из-за своего поступка, что сразу поскакал прочь к кораблю, что был снаряжён на юге Края Косы и летом уплыл из страны, и с тех пор мы ничего о нём не слышали6.

Хельга дочь Торгрима жила на Скале Эсьи с их с Буи детьми. Тогда на Скале Эсьи ещё стояла та церковь, которую велел сделать Эрлюг. Никто не заботился над ней. Но поскольку Буи был крещёный и никогда не жертвовал, то хозяйка Хельга велела похоронить его под южной стеной церкви и не класть рядом с ним ничего ценного, кроме его оружия.

Этот самый железный колокол висел перед церковью на Скале Эсьи, когда церковью управлял епископ Арни, сын Торлака, а Никулас сын Петра жил в Капище, и он тогда был изъеден ржавчиной. Епископ Арни также принёс тот самый пленарий на юг на Палатный Холм и приготовил и приклеил все страницы к корешку, на котором были ирландские буквы.

От Буи сына Андрида произошёл великий род.

И здесь мы заканчиваем сагу о людях с Килевого Мыса.


Примечания

1 Конофогор — др.-ирл. Конхобар (Conchobar).

2 Пленарий (лат. plenarium) — книга с полным собранием текстов, необходимых для несения церковной службы.

3 Плащевые штаны (hökulbrœkr) — неизвестно, как в точности выглядело это одеяние; возможно, оно было родственно шотландскому килту.

4 То есть Корпульв считался сведущим в древнем колдовстве.

5 Сейчас — Стейнхьер (Steinkjer), город и коммуна в Норвегии, административный центр Нур-Трёнделага.

6 Тем не менее, о нём есть собственная сага.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с древнеисландского.

Выражаю свою признательность участникам группы Norse Course.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов