Прядь о Стейне сыне Скафти

Steins þáttr Skaptasonar

1. Сыновья хёвдингов уезжают за границу1

Тем летом по просьбе конунга Олава из Исландии прибыли Стейн сын законоговорителя Скафти, Тородд сын Снорри Годи, Геллир сын Торкеля сына Эйольва, Эгиль сын Халля с Побережья, брат Торстейна. Гудмунд сын Эйольва умер прошлой зимой. Исландцы, как только смогли выбраться, отправились к конунгу Олаву. Когда они встретились с конунгом, то получили у него

хороший приём, и все остались там на зиму.

2. Геллир отправляется в Исландию с сообщением конунга

Конунг Олав позвал к себе для беседы людей, которые явились из Исландии: Тородда сына Снорри, Геллира сына Торкеля, Стейна сына Скафти и Эгиля сына Халля.

Конунг заговорил:

— Тем летом вы завели со мной разговор о том, что хотите готовиться к путешествию в Исландию, но я не принял окончательного решения по этому вопросу. Сейчас я расскажу вам, что задумал. Тебя, Геллир, я намерен отправить в Исландию, если ты захочешь выполнить там моё поручение, а остальные исландцы, которые ныне здесь, не вернутся в Исландию, пока я не узнаю, как примут речи, которые ты, Геллир, повезёшь туда.

А когда конунг объявил это, то те, кто хотел уехать и кому это запретили, сочли, что их обманули и что с ними обошлись плохо, лишив свободы.

Геллир же приготовился к путешествию, летом отправился в Исландию и прибыл туда с посланием, которое он изложил следующим летом на тинге.

А послание конунга было таким: он просил исландцев принять законы, установленные им в Норвегии, ему же платить со страны налоги и подати, пеннинг с каждого носа, и десять пеннингов должны идти за локоть сукна. Вместе с тем он обещал людям свою дружбу, если они согласятся с этим, иначе же — куда более тяжёлые условия, как только у него будет такая возможность.

Люди долго сидели и обсуждали эти слова, и наконец все единодушно сошлись на том, что надо отказаться платить налоги и подати, которые с них требовали. Тем же летом Геллир уехал из страны, отправился к конунгу Олаву и осенью нашёл его на востоке в Вике, когда тот спустился к морю из Гаутланда.

3. Стейн убегает и убивает управляющего конунга

Тородд сын Снорри и Стейн сын Скафти были недовольны тем, что не могут уплыть по своей воле.

Стейн сын Скафти был очень красив собой, весьма искусен во всём, также он был хороший скальд и человек тщеславный и честолюбивый. Его отец Скафти сочинил драпу о конунге Олаве и научил Стейна. Было задумано, что он прочитает этот стих конунгу. Стейн не воздерживался от упрёков конунгу как в прозе, так и в стихах. Оба они с Тороддом были неосторожны в речах и говорили, что конунг пожелал поступить хуже тех, кто доверчиво послал к нему своих сыновей, ведь конунг лишил тех свободы. Конунг разгневался.

Однажды Стейн предстал перед конунгом и спросил его, не хочет ли он выслушать драпу, которую его отец Скафти сочинил о нём.

Конунг отвечает:

— Нет, Стейн, сперва ты прочитаешь то, что сам сочинил обо мне.

Стейн говорит, что он ничего не сочинял.

— Я не скальд, конунг, — говорит он, — но даже если бы я и мог сочинить, то это, как и другие мои дела, показалось бы вам слишком незначительным.

Затем Стейн ушёл прочь, догадавшись, о чём ему было сказано.

Торгейром звали управляющего конунга Олава, который заведовал его хозяйством в Оркадале. Он был тогда у конунга и слышал их со Стейном беседу. Немного позднее Торгейр отправился домой.

А ночью Стейн бежал из города, и его слуга вместе с ним. Они отправились через Гауларский кряж, затем двинулись в сторону моря в Оркадаль. Вечером они пришли к усадьбе конунга, где хозяйничал Торгейр. Торгейр предложил Стейну заночевать там и спросил, что означает его путешествие. Стейн попросил его дать ему коня с санями. Он видел, что на них привезли зерно.

Торгейр говорит:

— Я не знаю, какова причина твоей поездки, путешествуешь ли ты с позволения конунга. Мне кажется, позавчера вы с конунгом обменялись неласковыми словами.

Стейн сказал:

— Даже если я ни в чём не самовластен пред конунгом, то не бывать такому перед его рабами.

Тут Стейн взмахнул мечом и убил управляющего, забрал коня и приказал слуге сесть верхом, а сам уселся в сани. Они отправились в путь и ехали всю ночь. Их путешествие продолжалось, пока они не спустились в Сурнадаль в Мёри. Затем они нашли себе перевоз через фьорд. Они путешествовали в страшной спешке. Там, где они появлялись, они не рассказывали об этом убийстве, а называли себя людьми конунга. Они получали помощь, куда ни приходили.

Вечером одного дня они явились в Гицки на хутор Торберга сына Арни. Его дома не было, но была дома его жена, её звали Рагнхильд, дочь Эрлинга сына Скьяльга. Стейн получил на хуторе очень хороший приём, потому что там его хорошо знали.

4. Рагнхильд принимает Стейна

А вот что случилось раньше, когда Стейн прибыл из Исландии. Тогда ему принадлежал корабль, на котором он приплыл через море к Гицки, и они стали на якорь у этого острова. В это время Рагнхильд лежала в постели и должна была разрешиться от бремени, и ей было очень тяжко, а священника не было ни на острове, ни поблизости. К торговому кораблю пришли люди и спросили, нет ли священника там. На корабле был один священник по имени Бард, родом с Восточных Фьордов, молодой и совсем мало обученный. Посланцы попросили его пойти с ними в дом. Ему же показалось, что там будет сложное дело, он сознавал своё невежество и отправляться не захотел. Тогда Стейн заговорил с ним и попросил его пойти.

Священник ответил:

— Я пойду, если ты пойдёшь со мной. Я очень полагаюсь на твоё руководство.

Стейн сказал, что он, конечно, поможет. Затем они отправились к хутору и пришли туда, где была Рагнхильд. Вскоре после этого она родила ребёнка; это была девочка, совсем слабенькая. Тогда священник крестил ребёнка, а Стейн стал крёстным отцом, и девочку назвали Торой. Стейн подарил ей золотое кольцо. Рагнхильд пообещала Стейну свою искреннюю дружбу и предложила прийти к ней, если ему понадобится её помощь. Стейн сказал, что не будет крёстным отцом другим девочкам, с тем они и расстались.

Теперь же сталось так, что Стейн потребовал от Рагнхильд выполнить своё обещание и рассказал, что с ним случилось и что он, должно быть, испытает гнев конунга. Она отвечала, что поможет ему всеми силами, попросила его подождать Торберга и посадила рядом с Эйстейном Тетеревом, своим сыном. Тому тогда было двенадцать зим. Стейн вручил подарки Рагнхильд и Эйстейну. Торберг узнал всё о путешествии Стейна до того, как вернулся домой, и был он весьма хмур.

Рагнхильд пришла побеседовать с ним, рассказала о путешествии Стейна и попросила его принять Стейна и позаботиться о его деле.

Торберг говорит:

— Я слышал, — говорит он, — что конунг созвал тинг стрелы2 из-за Торгейра, и Стейн объявлен вне закона, как и то, что конунг очень разгневан. И я полагаю, что у меня достаточно здравомыслия, чтобы не принимать у себя какого-то иноземца, навлекая тем гнев конунга. Вели Стейну убираться прочь отсюда как можно скорее.

Рагнхильд ответила, что она уйдёт вдвоём со Стейном или же вдвоём они останутся здесь.

Торберг предложил ей отправляться туда, куда она хочет.

— Я предполагаю, — говорит он, — что даже если ты и уйдёшь, то скоро вернёшься, потому что здесь тебе оказывают наибольший почёт.

Тогда выступил вперёд Эйстейн Тетерев, их сын. Он сказал, что не останется, если Рагнхильд уйдёт.

Торберг ответил, что они показали в том большое упрямство и горячность:

— Скорее всего, — говорит он, — вы двое приняли твёрдое решение, если уж это имеет для вас очень большое значение. Это у тебя в роду, Рагнхильд, что ты мало ценишь слово конунга Олава.

Рагнхильд отвечает:

— Если у тебя кишка тонка помочь Стейну, то отправляйся сам вместе с ним к Эрлингу, моему отцу, или дай ему спутника, чтобы он добрался туда невредимым.

Торберг сказал, что не пошлёт туда Стейна:

— Всё-таки с Эрлингом случалось слишком многое, чем был недоволен конунг.

Стейн зазимовал там. А после йоля к Торбергу пришли гонцы конунга с посланием, чтобы Торберг явился к нему до середины поста, и неисполнение приказа грозило тяжёлым наказанием. Торберг поведал об этом своим друзьям и спросил совета, рискнуть ли ему и отправиться ли к конунгу при таком положении дел. Большинство отговаривали его и называли разумным сперва избавиться от Стейна, прежде чем отдаваться во власть конунга. Торбергу же не хотелось отказываться от поездки.

5. Торберг собирает людей

Через некоторое время Торберг отправился к Финну, своему брату, поведал ему об этом деле и позвал его в поездку вместе с собой.

Финн ответил, что ему не нравится, когда женщина помыкает мужчиной так, что тот не смеет из-за жены хранить верность своему повелителю.

— У тебя есть возможность не поехать, — говорит Торберг, — но всё же я полагаю, что ты больше упрямишься от страха, чем из-за преданности конунгу.

Братья расстались сердитые. Потом Торберг отправился к Арни сыну Арни, своему брату, рассказал ему, как обстоит дело, и попросил его поехать с ним к конунгу.

Арни отвечает:

— Ты меня удивляешь, такой мудрый и осмотрительный человек, а безрассудно бросаешься в столь великую беду и гневишь конунга, когда в том нет никакой нужды. Было бы какое-то оправдание, если бы ты поддерживал своего родича или побратима, но это вовсе не так, ты берёшься помогать исландцу, объявленному конунгом вне закона, и подвергаешь ныне опасности самого себя и всех своих родичей.

Торберг сказал:

— Как говорится, в семье не без урода. Я ясно вижу несчастье моего отца, как ему не повезло с сыновьями, если тот, которого он родил последним, не имеет никакого сходства с нашим родом и бездеятелен. Воистину, если бы мне не казалось, что это унизит мою мать, я никогда бы не назвал тебя нашим братом.

Торберг ушёл прочь и вернулся домой весьма невесел. Затем послал он сообщение на север в Трандхейм Кальву, своему брату, и попросил его встретиться с ним у Агданеса. Когда же посланцы нашли Кальва, тот без лишних слов пообещал приехать.

Рагнхильд отправила людей на восток в Ядар к Эрлингу, своему отцу, и попросила прислать ей подмогу. Оттуда приплыли сыновья Эрлинга, Сигурд и Торир, и у каждого из них было двадцативесельное судно и по девяносто человек. А когда они пришли на север к Торбергу, он принял их наилучшим образом и очень радушно. Торберг приготовился к плаванию, у него было двадцативесельное судно. Они продолжили свой путь на север. Когда же они подошли к […], там их уже ждали Финн и Арни, братья Торберга, с двумя двадцативесельными судами. Торберг обрадовался своим братьям и сказал, что они вняли подстрекательству. Финн ответил, что самому Торбергу это редко нужно.

6. Сыновья Арни встречаются с конунгом

Затем они со всем своим войском отправились на север в Трандхейм, и Стейн поехал с ними. Когда же они подошли к Агданесу, там уже был Кальв сын Арни, у него имелось хорошо снаряжённое двадцативесельное судно. С этим войском они пришли к Нидархольму и ночью стали там на якорь.

Следующим утром они стали совещаться. Кальв и сыновья Эрлинга хотели пойти с войском к городу и предоставить всё воле судеб, но Торберг хотел поначалу поступить покладисто и предложить выкуп. Финн и Арни согласились с этим. Было решено, что сперва Финн и Арни пойдут к конунгу Олаву, всего несколько человек. Конунг уже узнал о большом количестве людей, что у них было, и он выказывал сильное недовольство при разговоре с ними. Финн предложил выкуп за Торберга, как и за Стейна, он попросил конунга назначить столько денег, сколько тот пожелает, у Торберга же останется право жить в стране и его пожалования, а Стейн сохранит жизнь и конечности.

Конунг говорит:

— Сдаётся, что этот поход устроили потому, что вам кажется, что у вас власти вполовину моей или даже больше. А менее всего я ждал от вас, братьев, что вы пойдёте с войском против меня. Я знаю, что зачинщики здесь — жители Ядара. Но не надо предлагать мне деньги.

Тогда Финн говорит:

— Мы с братьями не для того собрали войско, чтобы объявить вам, конунг, войну, а по той причине, конунг, что хотим сперва предложить вам нашу службу. Но если вы откажетесь и собираетесь как-либо жестоко обойтись с Торбергом, тогда мы все с тем войском, что имеем, отправимся к Кнуту Могучему.

Конунг посмотрел на него и сказал:

— Если вы, братья, принесёте мне клятву в том, что будете сопровождать меня как внутри страны, так и вне её и не расстанетесь со мной, если только на то не будет моего позволения, и не будете скрывать от меня, если узнаете о замышляемом предательстве против меня, — тогда я заключу с вами, братьями, мир.

Затем Финн вернулся к своим людям и рассказал об условии, которое поставил им конунг. Они стали совещаться.

Торберг сказал, что со свой стороны он примет это условие.

— Я не хочу, — говорит он, — покидать свои владения и отправляться к чужеземному властителю. Для меня всегда будет честью сопровождать конунга Олава и быть там, где он.

Тогда Кальв говорит:

— Я не дам клятв конунгу, а буду с ним только пока я сохраняю свои пожалования и другие почести, и пока конунг хочет быть моим другом. И моё желание, чтобы мы все поступили так.

Финн отвечает:

— Я намерен позволить конунгу Олаву самому назначить условия для нас.

Арни сын Арни сказал так:

— Если уж я решил следовать за тобой, брат Торберг, даже когда ты хотел биться с конунгом, то не расстанусь с тобой, если ты примешь лучшее решение. Я последую за вами с Финном и приму условия, которые вы сами согласны принять.

Трое братьев, Торберг, Финн и Арни, сели на корабль, поплыли на вёслах к городу и затем пошли к конунгу. Свершилось примирение, и братья принесли конунгу клятвы.

Тогда Торберг попытался помирить конунга со Стейном. А конунг сказал, что Стейн может отправляться с миром, куда захочет:

— Но отныне его здесь со мной не будет, — говорит он.

Торберг с братьями вернулись к своему войску. Кальв отправился в Эгг, Финн — к конунгу, а Торберг и остальное их войско вернулись домой на юг. Стейн направился на юг с сыновьями Эрлинга. Ранней весной он поплыл на запад в Англию, а затем подчинился власти Кнута Могучего и жил у него долго и в милости.

7. О конце жизни Стейна

Некоторое время Стейн жил у конунга Кнута, он очень выделялся своим оружием и одеждой, и тогда его прозвали Стейн Гордый. Древние мудрецы рассказывают, что Стейн стал столь высокомерен, что велел украсить верхнюю часть копыт своего коня золотом. Конунгу Кнуту показалось, что тот хочет перещеголять в роскоши его самого, и потому Стейн покинул его. С тех пор Стейн путешествовал.

А жизнь Стейна закончилась так. Он разбил свой корабль у берегов Йотланда и выбрался один на сушу. Он был роскошно разодет, имел на себе много драгоценностей и был очень изнурён. Его нашла какая-то женщина, которая пришла стирать одежду. В руке она держала валёк для стирки белья. Стейн без сил лежал в куче водорослей. Она увидела, что у него при себе много богатств. Тогда она подошла к нему, забила его вальком насмерть, умертвив из-за денег, как говорят или мыслят люди. Вот что принесли ему заносчивость и непослушание конунгу Олаву.


Примечания

1 См. также «Сагу об Олаве Святом», гл. CXXIX, CXXXVI, CXXXVIII.

2 Тинг стрелы (ǫrvarþing) — тинг, который созывался сообщением в виде стрелы.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с древнеисландского.

Редакция перевода: Надежда Топчий.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов