Прядь о Торстейне Палаточнике1

Þorsteins þáttr tjaldstæðings

1. Рождение Торстейна Палаточника

В Телемарке2 жил человек по имени Ульв3. Он был херсир и обитал на Дурацких Полях в Гребнёвой Долине. Сына его звали Асгрим; женой его была Торкатла, по прозвищу Грудь. Асгрим унаследовал достояние отца своего и был человеком величайшей чести.

Когда собирался Асгрим в викинг, была жена его непраздна, и пожелал Асгрим, чтобы вынесли4 дитя. Она разрешилась от бремени вечером накануне того утра, когда он должен был отправиться. Асгрим велел рабу своему погрести дитя.

Тот спрашивает:

— Не приготовить ли сначала могилу?

Асгрим сказал, пожалуй. Мальчик лежал на полу, и слышат они, как ребёнок сказал:

Дитя пустите к матери.
На полу мне зябко.
Где пристойно парню быть
как не у отцова очага?
Нет нужды сталь точить
ни дёрн срезать.
Бросьте дело скверное.
Жить хочу среди мужей.

Сказал тогда Асгрим:

— Знать должен ты жить, родич, и станешь замечательнейшим мужем по этому знамению.

Затем окропил Асгрим его водой и был сын назван Торстейном.

2. О конунговой дани и убийстве Асгрима

Тогда был Харальд Прекрасноволосый конунгом в Норвегии5; он подчинил себе большую часть страны, чтобы обложить данью. Он призвал к себе человека по имени Торорм, он был родич конунга и жил на Труме6.

Конунг сказал:

— Я знаю, что не бралиcь дани с людей Телемарка. Ныне хочу, чтобы ты взял их с Асгрима, сына Ульва херсира, ибо никому не отпущу их долги мне. И точно я знаю, что они, отец и сын, очень встревожились с тех пор, как я завоевал Норвегию с таким большим трудом; однако буду ею владеть со всеми причитающимися данями.

Торорм говорит, что поедет по конунгову поручению — «но не кажется мне, что они подчинятся».

Конунг сказал:

— Вот и узнаем, чья сторона сильнее, но говори со всеми сначала по-хорошему.

Отправляется он и встречает Асгрима, излагает дело конунга и требует такой же платы, как и с других селений:

— Не совершайте же безрассудства, удерживая должное конунгу.

Асгрим отвечает:

— Полагаю, мой род поселился в этом владении, не платя дани. И пусть конунг сей предельно честолюбив, чего доказательства людям известны, желаю я, однако, свободным быть и никакой дани не платить.

Торорм говорит, что подозревает его в недостаточной разумности, — «и не было добра тем, кто ссорился с королём, хоть были то мужи не слабее тебя».

Поехал Торорм к конунгу и говорит как обстоят дела.

Конунг сказал:

— Вскорости мы решим этот спор. Мы заберём владения его и имущество, но обеспечим его куском земли7, — и велел Ториру, своему управителю, приняться за дело.

А когда Торорм уехал от Асгрима, созвал Асгрим тинг с бондами и сказал:

— Скорее всего, конунг сей примет тяжело наши речи. Ныне пошлю я ему дары, но не дань, и делаю я это первый из моих людей.

Затем избрал он посланцев и везут они конунгу дары. То был гаутский конь и с ним много серебра.

Пришли посланцы к королю и сказали:

— Асгрим херсир шлет добрый привет вам и державе вашей, и он узнал о вашем повелении о дани. Однако он не будет платить, но охотнее посылает вам много дружеских даров.

Конунг сказал:

— Заберите все его дары. Я конунг в этой стране и устанавливаю законы и обязанности, а не он.

И пришлось посланцам ехать обратно с неудачей. В то время приехал Торир и Асгрим созвал тинг. Асгрим встал и сказал:

— Вы узнаете, чего от нас требует конунг Харальд. Думаю, ныне сюда явилось большинство выдающихся бондов Телемарка. Я хочу, чтобы мы пришли к единому решению перед людьми конунга, так чтобы это не падало на меня одного. Очень вероятно, что конунг обратит враждебность против того, кто будет во главе. Теперь хочу узнать ваш ответ.

Бонды заявили, что он уже за них все сказал, — «и нет нам дела до дани».

— Тогда вы выбираете себе такого противника, — сказал Торир, — против кого хуже всего идти. Многим досталось от Харальда конунга, хотя, казалось бы, не меньшей удачей они обладали, однако повержены им были.

Асгрим отвечает:

— Я удовлетворюсь тем, чего прочие бонды желают.

Тинг был устроен рядом с лесом. И когда тинг завершился, тогда сказал Торир своему рабу:

— Подойди и убей Асгрима и найди укрытие сейчас же в лесу.

Он сделал так, нашел его среди людей и тут же нанес ему смертельный удар, и так уладил дело конунг.

Бонды убили раба на месте, а Торир едва убегает в лес, и затем на корабль, приходит к конунгу и рассказывает, что произошло.

Конунг сказал:

— Едва ли найдётся раб отважнее; я отрядил его, потому что знал, — обречён тот, кто убьет Асгрима. Но сурово стану я обращаться со всеми, кто выступают против меня.

3. Месть Торстейна и его бегство в Исландию

Торстейн сын Асгрима был в то время в походе; был он способнейший из людей, рослый и сильный. А когда он вернулся домой из викинга, его встретили люди и поведали об убийстве его отца.

Торстейн отвечает:

— Поразили его происки Харальда конунга, и скоро угаснет наш род, если только Харальд этим займётся.

Затем обратил он наследство свое в серебро и движимое имущество и объявил намерение не меряться силой с конунгом Харальдом. Тогда было большое переселение в Исландию из Норвегии после великих дел, коими люди отмщали свои обиды. И вот собрался Торстейн в Исландию вместе с братом своим Торгейром, десяти лет, и с Торунн, тёткой их по отцу, Торгейровой приёмной матерью.

И когда был готов корабль к отплытию, сказал Торстейн своим товарищам:

— Мой отец надеялся, когда не стал меня выбрасывать, что я позабочусь отомстить за него, если он умрёт не своей смертью. И хотя не на того падёт месть, на кого следовало бы, всё же не позорно, если на кого-то равного достоинством. Теперь наведаюсь я на Труму к Торорму.

Так и сделал: пришли туда глубокой ночью и окружили дом. Тогда сказал Торстейн:

— Теперь должны вы узнать, что намерен я отомстить за отца, и я хочу вашей помощи.

Они же сказали, что обязательно помогут столько, сколько хватит их сил.

Затем поджигают они усадьбу и сгорели там Торорм и вся его челядь.

А утром вырезают они скот и забирают его на корабль, выходят в море. Отправляется Торстейн охотнее в море теперь, так как не упрекнут его в Исландии, что он не отомстил за отца своего.

Отплывают они и приходят в устье Кривой Реки. Главным в тех местах был Флоси, сын Торбьёрна. Он был первопоселенец.

Подъехали верхом люди к кораблю. Среди них был Флоси, он тут же познакомился с Торстейном и спросил, что побудило того прибыть сюда.

Торстейн сказал:

— Я покинул Норвегию, как и другие, несколько поспешно, из-за неприятностей, и у меня распря с конунгом Харальдом. Теперь же я хочу здесь осесть и быть свободным.

Флоси сказал, что это случалось с теми мужами, кто не хотел подчиниться, — «но мы радушно примем тебя».

По совету Флоси Торстейн занял землю, — вверх по Викингскому Ручью и в сторону Свиного Пастбища, поселения в Восточном Ущелье. Он женился на Турид, дочери Гуннара сына Сигмунда, который пал в Сандхоларе8, сына Сигхвата Рыжего.

Сигхват Рыжий был женат на Раннвейг, дочери Эйвинда Ягнёнка сына Кари из Бердлы, сестре Финна, отца Эйвинда Погубителя Скальдов9. Сына Торстейна и Турид звали Гуннар10.

Торстейн был великодушный человек и совершенный во всех отношениях.

4. (О том, как) Торстейн приютил людей с корабля

Рассказывают, что однажды приплыл в устье Кривой Реки корабль и принес очень тяжелую болезнь, и остерегались люди посещать приезжих, чтобы не заразиться. Так шло некоторое время. И когда Торстейн узнал об этом, то сказал, что не годится людям погибать без помощи.

Отправился тогда Торстейн к ним и спрашивает, в чём причина их болезни.

Они сказались жертвами колдовства, — «и теперь никто не хочет позаботиться о нас».

Торстейн сказал:

— Не будет ли лучше всего, если вы пойдёте со мной?

А когда они пришли домой, сказала Турид, что незаурядное безрассудство в том, что он затеял, и хотела бежать из усадьбы.

Но Торстейн сказал, это не годится, и установил палатку невдалеке от усадьбы. Поэтому был он прозван Торстейн Палаточник.

И вот случился голод великий у них, так что никто не мог быть с ними, разве только один Торстейн. И не было поведение их дружелюбным, — тот, кто из них дольше прожил, спрятал много серебра, чтобы никто им не воспользовался.

Торстейн позже был женат на Турид, дочери Сигфуса11. Скегги12 был их сын, отец Гуннара, отца Скегги, отца Лофта, отца Гудлауга Кузнеца13.


Примечания

1 Переведено с издания: Íslendinga sögur. XI bindi, 1968. s. 437–443, c незначительными поправками.

2 Телемарк (Þelamörk, «марка Тилиев»; þilir — этническая группа), округ на юго-востоке Норвегии

3 Úlfr значит «волк». Из других источников известно его прозвище — gylðir, что тоже есть эпитет волка, и имя его отца — Асгрим.

4 Распространённый в древности обычай, когда новорождённый был нежелан или его нельзя было прокормить.

5 Харальд Харфагр, конунг до 930 г.

6 Трума — имя острова.

7 Куском земли — для могилы.

8 Здесь, видимо, ошибка: cогласно Landnámabók, отцом Гуннара был Хамунд, а не Сигмунд Сигхватсон. Мёрд Скрипица из «Саги о Ньяле» был сыном последнего (а не самого Сигхвата).

9 Eyvindr Finnsson skáldaspillir. Spilla значит «губить, портить, ухудшать». Прозвище «skáldaspillir» объясняют и как «плагиатор». Он жил в середине X века и был придворным скальдом норвежского конунга Хакона Доброго (известного также как Хакон воспитанник Адальстейна, 920–961). Песнь Эйвинда «Речи Хакона», созданная на смерть конунга, датируется примерно 961 годом.

10 В «Книге о занятии земли» упоминаются ещё их сыновья Торхалль и Йостейн, и дочь Йорунн.

11 Сигфус из Хлида был сыном Сигмунда Сигхватссона. Вероятно, это обстоятельство, как и совпадение имён обеих жён послужило причиной ошибки в родословии первой Турид.

12 Дочери Торстейна и второй Турид — Торкатла, Раннвейг и Арнора.

13 Guðlaugr, в некоторых рукописях — Гуннлауг (Gunnlaugr).

© Перевод и примечания: Евгений Мироненко (Hrafn inn vínlenzki)

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов