Сага о Фарерцах

«Сага о Фарерцах» принадлежит к текстам, занимающим промежуточное положение между родовыми и королевскими сагами. К этой группе относятся также «Сага об Оркнейцах» и «Сага о Йомсвикингах». Все три саги были записаны в первой половине XIII в. в Исландии, но их действие разворачивается в других странах. В этих трех сагах упоминаются иноземные правители — конунги и ярлы, но основное внимание уделено не им, а скандинавским общинам в целом, соответственно — жителям Фарерских, Оркнейских островов и сообществу йомсвикингов (балтийских викингов). Из этих общин наиболее тесные торговые и политические связи с исландцами в X–XII вв. были у оркнейцев, менее тесные — у фарерцев и эпизодические — у йомсвикингов1. Поэтому неудивительно, что из перечисленных текстов «Сага об Оркнейцах» в наибольшей степени, а «Сага о Йомсвикингах» — в наименьшей степени опирается на местные предания о памятных событиях прошлого, «Сага о Фарерцах» занимает промежуточное положение. С одной стороны, она служит главным источником сведений об истории Фарерских островов в период с 940 по 1047 гг., с другой — особенности рассказа заставляют подозревать, что многие детали не имеют отношения к предполагаемой фарерской устной традиции, но являются плодом домыслов самого исландского рассказчика.

Есть еще одно важное обстоятельство, сближающее «Сагу о Фарерцах» с королевскими сагами: рукопись самостоятельной редакции саги ныне утрачена, и фрагменты саги дошли до нас исключительно в составе королевских саг — двух редакций «Саги об Олаве сыне Трюггви» и четырех редакций т. н. «Большой Саги об Олаве Святом». Тем не менее, полный текст «Саги о Фарерцах» может быть восстановлен в правильном порядке, что было убедительно показано исландским ученым Оулавюром Хатльдоурссоном, который в 1987 г. выпустил критическое издание памятника2. Единственная рукопись, содержащая почти полный, хотя и не вполне связный, текст саги — это знаменитая «Книга с Плоского Острова» (Gl. kgl. 1005 fol.). Первые тридцать три главы саги сохранились также в составе старшей редакции «Саги об Олаве сыне Трюггви» (рукописи AM 61 fol., AM 53 fol., AM 54 fot.3). Эта редакция «Саги об Олаве сыне Трюггви» была, предположительно, известна писцу и компилятору первой части «Книги с Плоского Острова», священнику Иону Тордарсону4, но он предпочел в большинстве эпизодов следовать не ей, а тексту «Саги о Фарерцах», рукопись которой была в его распоряжении. По мнению Оулавюра Хатльдоурссона, гл. I–XXVII, XXXIV–XLII, XLIX–LIX непосредственно отражают чтения этой ныне утраченной рукописи: Йон Тордарсон вставлял их в текст компиляции без существенных изменений. Напротив, гл. XXVIII–XXXIII Йон взял из старшей редакции «Саги об Олаве сыне Трюггви». Гл. XLIII и XLV–XLVIII Йон взял из имевшейся в его распоряжении редакции «Саги об Олаве Святом»5. Наконец, короткая главка XLIV, сохранившаяся в ряде редакций «Саги об Олаве Святом», оказалась лишней ввиду того, что Ион вновь соединил три фрагмента саги, где шла речь о Фарерских островах. Ни одна из редакций «Саги об Олаве Святом» не воспроизводит текст «Саги о Фарерцах» в неизменном виде, поэтому Оулавюр Хатльдоурссон остановился в гл. XLIII–XLVIII (эпизод с поездкой Карла из Мера и его убийством в 1028 г.) на чтениях одной из наиболее старых рукописей «Саги об Олаве Святом» — т. н. «Круга» (Kringla). Эта рукопись является ранним списком «Круга Земного» Снорри Стурлусона, сделанным неизвестным исландцем в 1250–1280 гг. Оригинал «Круга» сгорел в 1728 г. во время пожара в Копенгагене, но сохранились списки XVII в., лучший из которых, AM 36 fol., сделан ок. 1688 г. Аусгейром Йоунссоном. Таким образом, «Сагу о Фарерцах» удается восстановить в полном составе и правильном порядке глав, что является безусловным филологическим достижением. Правда, как было указано выше, восстановленный текст все же не отражает единой редакции, так как многочисленные составители «Саги об Олаве Святом» — Снорри Стурлусон был далеко не первым из них — меняли изначальный текст «Саги о Фарерцах». Едва ли, однако, современный читатель может быть на это в претензии: благодаря стилистической правке Снорри эпизод с убийством Карла из Мёра может быть отнесен к лучшим страницам саги.

В центре внимания саги — распря двух фарерцев, наделенных индивидуальными и весьма характерными чертами. Они — антагонисты. Сигмунд сын Брестира, воин и викингский вождь, становится дружинником правителей Норвегии и их наместником на Фарерских Островах. Сигмунд равнодушен к языческим обрядам и верит лишь «в свою силу и мощь», как он открыто говорит о себе в гл. XXIII. Он берется выполнить поручение конунга Олава сына Трюггви и насильно крестит своих земляков. Его главный противник Транд с Гати6, хитрый купец и богатый бонд, привержен старому укладу и противится попыткам норвежцев установить свои порядки на Фарерских островах. Транд — язычник и колдун, но христианство противно ему не только само по себе, но еще и потому, что оно навязывается иноземными правителями вместе с обязательством платить им дань: Транд всеми силами противится христианству и велит своим подручным убивать посланцев конунга. В саге коварный Транд превозмог прямолинейного Сигмунда, которого сага превозносит как героя. Но в памяти народа остался именно Транд, которого фарерцы справедливо считают первым борцом за свою независимость. В честь Транда фарерцы по-прежнему называют своих детей. Между тем, имя «Сигмунд» на Фарерских островах почти вышло из употребления. Тем не менее, победа Транда не была безусловной ни в саге, ни в жизни. В последних главах саги Лейв сын Эцура, зять Сигмунда, убивает родичей Транда и получает от конунга Магнуса Доброго (1035–1047) Фарерские острова в лен. После этого, как признает рассказчик саги в гл. LIX, никаких выдающихся достижений (meiri afdrif), связанных с потомками Сигмунда, не было, хотя представители этого рода в XI–XII вв. сохраняли первенство на островах и получали от норвежских конунгов звания управителей (sýslumenn). Напротив, память о событиях начала XI в., когда норвежцы столкнулись с ожесточенным сопротивлением Транда и его сторонников, прочно запечатлелась в памяти исландцев, и соответствующие рассказы были в уже в первые десятилетия XIII в. включены в саги об Олаве сыне Трюггви и Олаве Святом. Стоит напомнить, что Исландия в это время еще сохраняла независимость, и пример соседней скандинавской общины, вынужденной подчиниться чужеземному конунгу, вряд ли воспринимался апологетически, вопреки заранее заданной установке саг на прославление конунгов-миссионеров.

По-видимому, сведения исландцев о Фарерских островах не были подробными. Они складывались из знания географии островов — здесь изложение саги свободно от ошибок, — рассказов о распрях Сигмунда с Трандом, составляющих основной предмет саги, сведений о времени заселения островов и их общественном устройстве (места тингов, титулы местных хёвдингов и расположение их хуторов), имен отдельных фарерцев XII–XIII вв., с которыми исландцы сталкивались в Норвегии. Особое отношение было к самозванцу Сверриру (ум. 1202 г.), фарерцу, который провозгласил себя сыном конунга и положил начало новой династии в Норвегии, и его родне, наводнившей Норвегию во время смутного времени. В целом же исландцы, что явно следует из текста саги, воспринимали Фарерские острова как отсталую и малокультурную провинцию, живущую по старинке и незнакомую с европейскими обычаями. Ср., в этой связи, рассказы о замужестве старухи Турид, которую персонаж саги называет в гл. LVI «самой завидной невестой на Островах», о колдовстве Транда в гл. XLI и вложенную ему же в уста в гл. LVII простонародную молитву, которую Транд наивно выдает за Credo, т. е. символ веры. Некоторые исследователи предполагали даже, что в молитве Транда исландский рассказчик высмеял фарерские диалектные формы7. Интерес исландцев к своим фарерским современникам можно, с долей условности, назвать «этнографическим»: он основывался на стереотипах о нравах соседей и не предполагал специальных знаний.

Иначе обстоит дело с рассказами о заселении Фарерских островов и о викингских походах Сигмунда. Эта часть саги воскрешает в памяти общее героическое прошлое древних скандинавов, когда еще не было однозначного деления на норвежцев, исландцев и фарерцев. Фарерские острова были заселены скандинавами в начале IX в. т. е. примерно на полвека раньше Исландии. По одной из версий, подкрепляемой авторитетом исландского ученого Сэмунда Мудрого (1056–1133), первые скандинавы побывавшие в Исландии, приплыли именно с Фарерских островов8. Упоминаемый в начальной главе «Саги о Фарерцах» Грим Камбан был дедом первопоселенца Торольва Жира, ок. 870 г. приплывшего в Исландию с Фарерских островов на корабле викинга Флоки сына Вильгерд9. Транд с Гати ведет своей род от норвежца Кетиля Плосконосого (ср. рассказы о последнем в «Саге о Людях с Песчаного Берега»), ок. 880 г. покинувшего Норвегию и захватившего власть в Западных Морях, т. е. на Оркнейских и Южных (Гебридских) островах и в части Шотландии. Потомки Кетиля осели и в Исландии, где сразу же выдвинулись на первые роли (ср. пряди из «Книги о Заселении Земли». В конце X в. Сигмунд сын Брестира повторяет путь Кетиля. Фаререц по месту рождения, но норвежец по воспитанию, Сигмунд делается викингским вождем и, получив мандат от норвежского ярла Хакона, становится хёвдингом в Западных Морях. Покончив с походами, он селится на Фарерских островах, где остается первым по могуществу человеком. Описания удали и боевых искусств Сигмунда выдержаны в духе лучших родовых саг. Подвиги Сигмунда настолько напоминают аналогичные сцены с участием Гуннара с Конца Склона в «Саге о Ньяле», Кьяртана в «Саге о Людях из Лососьей Долины» и других исландцев «века саг», что напрашивается мысль о том, что «Сага о Фарерцах» была смоделирована по образцу названных родовых саг. Но это иллюзия: «Сага о Фарерцах» заведомо древнее этих саг, и нет ни одного случая, где удастся доказать, что она заимствует материал какой-либо родовой саги. Напротив, обратное влияние «Саги о Фарерцах» на родовые саги почти несомненно. Тем самым, как ни парадоксально, описания подвигов знаменитых исландцев в родовых сагах в значительной мере следуют стандартам, впервые отработанным в сагах, героями которых являются жители других стран.

К сведениям, которые исландцы могли почерпнуть только от фарерцев, т. е. к фарерской устной традиции, в саге относится сравнительно немногое — общие характеристики Сигмунда и Транда, рассказы об их союзах и конфликтах с правителями Норвегии и отношении к христианству. Сюда же, бесспорно, относятся имена трех племянников Транда, детей и норвежской жены Сигмунда, его зятя Лейва сына Эцура. Сага точно указывает возраст Сигмунда (ему было девять лет в 975 г., когда пал норвежский конунг Харальд Серая Шкура) и отслеживает большинство его последующих действий по годам, но трудно сказать, является ли такая четкость следствием точных знаний, или, наоборот, следствием домыслов рассказчика. К числу наиболее достоверных деталей относятся сведения о местах убийств ключевых персонажей саги и топографически точные описания этих мест. Рассказ о необычных обстоятельствах, при которых погиб Сигмунд, тоже, вероятно, опирается на местные фарерские предания. В то же время анализ показывает, что в большом числе случаев исландский рассказчик домысливал эпизоды и выдумывал имена второстепенных персонажей. Большинство личных имен и прозвищ в саге не внушают доверия: некоторые из них вообще не встречаются за ее пределами или засвидетельствованы только в других частях Скандинавии и на несколько веков позже. Читателю саги не стоит удивляться обнаружив на ее страницах женщину X в. с христианским именем Сесилия или зловредного работника с экзотическим прозвищем Эльдъярн Перо на Шляпе (гл. V) Элемент литературной игры, побуждавшей рассказчика лихо изобретать сомнительные имена эпизодических персонажей, вроде имен братьев Хавгрима, Хергрима и Бьярнгрима в гл. LI, при том что он не владел существенной информацией о родне главных героев и не мог, например, назвать по имени родителей Бьярни, дяди Транда (гл. V), или матерей Лейва сына Эцура с Гилли (гл. XILIX), был очевиден для подготовленных исландцев XIII–XIV вв. в не меньшей мере, чем для современных комментаторов. К тому же многие из этих исландцев, в отличие от комментаторов, хорошо знали, в какой среде была записана «Сага о Фарерцах» и кто мог быть ее автором. Неудивительно, что многие компиляторы и составители королевских саг в случае, если версия «Саги о Фарерцах» вступала в противоречие с версиями того же эпизода в других памятниках, предпочитали следовать последним и выбрасывали куски «Саги о Фарерцах». Яркий пример вольного обращения рассказчика «Саги о Фарерцах» с культурными реалиями и словами, их обозначающими, демонстрирует гл. LXVIII, где идет речь об убийстве норвежца Карла, случившегося на Фарерских островах в 1028 г. Один из убийц, фаререц Гаут Рыжий, втыкает в землю некое оружие, названное слов refði, заимствованным скандинавами из греческого языка (по-видимому, через посредство варягов). Из контекста следует, что рассказчик называет этим словом небольшую секиру на длинной ручке, оружие, которое обладало достаточной массой и длиной, чтоб с размаху нанести им тяжелый удар10. Однако греческое слово, послужившее источником refði, значит «палка», «посох», «жезл»: скандинавы заимствовали это слово в значении «декорированная дубина, которую носит знать». В древнеисландской прозе слово refði встречается преимущественно в переводных текстах и почти неизменно сопровождает описания иноземных конунгов; крайне сомнительно, чтобы фарерцы начала XI в. воспользовались для убийства посланца норвежского конунга столь экзотическим предметом как refði. Можно предположить, что по неясным причинам слово refði вошло в моду в период записи саги и что рассказчик не к месту употребил его в ситуации, где речь шла о небогатых фарерских бондах XI в.

Примерное время записи «Саги о Фарерцах» устанавливается с точностью, превышающей датировки большинства саг, что показал Оулавюр Хатльдоурссон. Нижней границей времени создания протографа служит упоминание в последней главе Эйнара сына Скегги, управителя норвежских конунгов на Фарерских островах, который упоминается в другом тексте в рассказе о событиях 1210 г.11. «Сага о Фарерцах» говорит об Эйнаре, что он «еще недавно был управителем на Островах». Кроме того, есть основания считать, что «Сага о Фарерцах» старше «Саги об Оркнейцах», протограф которой был записан ок. 1200 г.12. Верхней границей служит время создания саг об Олаве Святом, в состав которых вставлялись главы «Саги о Фарерцах». «Сага об Олаве Святом», написанная Снорри Стурлусоном, датируется 1220–1230 гг. «Сага о Фарерцах» старше не только саги Снорри, но и той редакции «Саги об Олаве Святом», которая была составлена секретарем Снорри, аббатом Стюрмиром сыном Кари. Эта сага непосредственно предшествовала редакции Снорри13. Тем самым «Сага о Фарерцах» почти наверняка была записана в период 1210–1215 гг. Стилистические и текстологические соображения, в частности, ссылки на род Кетиля Плосконосого, побуждают считать, что сагу записали в Западной Исландии, в окрестностях Широкого Фьорда. Но эта гипотеза, в отличие от датировки протографа, не может быть строго доказана14.

Раннее время записи «Саги о Фарерцах», когда книжная традиция в Исландии еще не устоялась, лучше всего подтверждается языком саги, и, прежде всего, ее синтаксисом. Оулавюр Хатльдоурссон отмечает, что саги, записанные в начале XIII в., значительно чаще используют дейктические частицы nú «вот», «сейчас», «теперь» и þá «тогда», «потом», характерные для разговорного языка15. Это наблюдение верно, но ему есть все основания придать более категоричную форму: рассказчик «Саги о Фарерцах» ориентировался на идиоматично звучащую устную речь и систематически использовал не только упомянутые частицы, но и целые цепочки безударных слов, группировавшиеся по строгому правилу, т. н. закону Ваккернагсля16. Этот закон действовал в германских языках, в основном, в дописьменный период; он характерен, прежде всего, для языков со свободным порядком слов17. Разумеется, все эти соображения доказывают лишь то, что синтаксис «Саги о Фарерцах» организован в соответствии с законами устного рассказа в самом древнеисландском языке, а не то, что «Сага о Фарерцах» продолжает фарерскую устную традицию.

В XIV в. содержание саги было изложено стихами в трех циклах рим, т. е. исландских баллад. Сохранилось два цикла (не полностью). Они носят названия «Римы Сигмунда» и «Трэнлы», т. е. «Стихи о Транде». Эти два цикла, как полагают, сложены разными поэтами. «Римы Сигмунда» и «Трэнлы» не опираются на устную традицию. Их ценность в том, что они следуют письменному тексту первоначальной версии «Саги о Фарерцах» и сохраняют второстепенные детали, выброшенные позднейшими компиляторами18. Так, только в римах упоминается прозвище племянника Транда, Сигурда сына Торлака — Сигурд Кольцо. Прозвище брата Сигурда, Торда Коротышки, приводится во многих источниках, но лишь благодаря римам мы знаем, что прозвище было ироническим: его носитель был «высок на диво»19.

Хронология событий саги, согласно собственному свидетельству и другим источникам, выстраивается так:

Родился Грим Камбанок. 800 г.
Грим Камбан селится на Фарерских островахок. 820 г.
Фарерцы открывают Исландиюок. 870 г.
Ауд Многомудрая останавливается на Фарерских островахок. 880 г.
Родился Торбьёрн Бородач с Гатиок. 910 г.
Родился Транд с Гатиок. 950 г.
Родился Сигмунд сын Брестира966 г.
Транд прибыл на ярмарку в Халейриок. 970 г.
Убийство Брестира и Бейнира, гибель конунга Харальда Серая975 г.
Шкура Сигмунд встречается с ярлом Хаконом Могучим, рождение Торы дочери Сигмунда984 г.
Поход Сигмунда в Балтийское морелето 985 г.
Поход Сигмунда в Швециюлето 986 г.
Поход Сигмунда к Оркнейским островамлето 987 г.
Возвращение Сигмунда на Фарерские острова, убийство Эцура сына Хавгрималето 988 г.
Ярл Хакон Могучий мирит Сигмунда с Трандом989 г.
Родился Торальв с Димунаок. 990 г.
Примирение Сигмунда с Лейвом сыном Эцура993 г.
Битва ярлов с йомсвикингами в заливе Хьёрунгаваг994 г.
Гибель ярла Хакона Могучего995 г.
Сигмунд прибывает к конунгу Олаву сыну Трюггви997 г.
Крещение жителей Фарерских островов999 г.
Битва при Свольдре, гибель конунга Олава сына Трюггви1000 г.
Гибель Сигмундаок. 1002–1005 гг.
Лейв сын Эцура женится на Тореок. 1005–1008 гг.
Смерть ярла Свейна сына Эйрика1015 г.
Убийство Торальва с Димуна, рождение Сигмунда сына Лейва1026 г.
Убийство Карла из Мёра, изгнание конунга Олава Святого1028 г.
Примирение Лейва и Гилли с Трандом1029 г.
Гибель конунга Олава Святого1030 г.
Убийство Сигурда сына Торлака и его братьев. Смерть Трандаок. 1035 г.
Смерть Лейва и Туридок. 1040 г.
Смерть конунга Магнуса Доброго1047 г.

Перевод «Саги о Фарерцах» на фарерский язык, выполненный пастором Йоханом Хенриком Шрётером (1751–1861) и И. Давидсеном, был издан уже в 1832 г. (вместе с датским переводом К. К. Равна)20 и стал вехой для истории фарерской литературы и языка. В своем переводе И. X. Шрётер привел оригинальный фарерский вариант «Кредды» Транда. Это дало повод для филологической дискуссии о происхождении данного текста и его структуре; этот спорный вопрос обсуждается в примечаниях к части II.

«Сага о Фарерцах» переводилась также на шведский, норвежский, английский, французский и немецкий языки. На русский язык сага переводится впервые. Перевод сделан по изданию: Færeyinga saga / Ólafur Halldórsson bjó til prentunar. Reykjavík, 1987.


Примечания

1 Сообщество йомсвикингов просуществовало ок. 70–100 лет: пик их военной активности пришелся на конец X — начало XI вв. В сторону Исландии йомсвикинги не могли плавать по техническим причинам: военные корабли викингов не были приспособлены для дальних морских переходов. Поэтому контакты исландцев с йомсвикингами, в основном, сводились к: а) случаям, когда исландцы сражались против йомсвикингов (ср. рассказ о битве Гудлейва с ярлом Гюрдом) или, наоборот, вступали в их ряды (ср. рассказ о Бьёрне Бойце Широкого Залива), b) поездкам исландских скальдов к вождям йомсвикингов.

2 Færeyinga saga / Ólafur Halldórsson bjó til prentunar. Reykjavík, 1987. Ранее Оулавюр Хатльдоурссон выпустил популярное издание саги в серии Íslensk Úrvalsrit.

3 Старшая из рукописей «Саги об Олаве сыне Трюггви», AM 61 fol., датируется временем ок. 1360 г.

4 Первая часть «Книги с Плоского Острова» была составлена Йоном Тордарсоном в 1387 г.

5 Главу XLII, содержащую характеристику ярла Эйрика сына Хакона, компилятор переставил, дабы объединить рассказы «Саги о Фарерцах» и «Саги об Оркнейцах», относящиеся к примерно одному и тому же времени. В протографе «Саги о Фарерцах» данная глава, как показал Оулавюр Хатльдоурссон, стояла непосредственно за главой XXXIV, где говорилось о том, что ярлы Свейн и Эйрик после победы в битве при Свольдре в 1000 г. вызвали Сигмунда к себе.

6 Ранее прозвище передавалось как Транд с Гаты. Древнескандинавское слово gata «улица» является ранним заимствованием из славянского «гать». В этой связи мы сочли возможным в данном томе последовательно переводить фарерский топоним как «Гать».

7 Foote P. Þrándr and the Apostles // Medieval Literature and Civilization: Studies in Memory of G. N. Garmonsway. London, 1969. P. 129–140.

8 Ссылка на Сэмунда Мудрого есть в начале редакции «Книги о Заселении Земли», составленной Стурлой Тордарсоном (S 3). Стурла называет по имени первого фарерца, достигшего Исландии: это был викинг Наддодд (Naddoddr). Неясно, упоминал ли Наддодда Сэмунд Мудрый.

9 Об этом эпизоде рассказывается в «Книге о Заселении Земли» (S 5, Н 5).

10 См.: H. Falk. Altnordische Waffenkunde // Skrifter utg. av Videnskapsselskapet i Kristiania. II. Hist.-Filos. Kl. 1914. No. 6. Kristiania, 1914. S. 114.

11 В пространной редакции «Саг о Посошниках», сохранившейся в пересказе Педера Клауссона Фриса, говорится, что Эйнар, управитель (syslemand), привез в 1210 г. в Норвегию к ярлу Филиппусу на своем корабле некоего Эрлинга, выдававшею себя за сына конунга Сверрира.

12 Ólafur Halldórsson. Formáli // Færeyinga saga / Ólafur Halldórsson bjó til prentunar. Reykjavík, 1987. Bis. CCXXXIII.

13 Ólafur Halldórsson. Op. cit. Bls. CCXXIII–CCXXIV.

14 Одним из косвенных доводов служит то, что упомянутый выше Эйнар, управитель на Фарерских островах, был женат на исландке, которая доводилась праправнучкой Снорри Годи, хёвдингу Широкого Фьорда и главному герою «Саги о Людях с Песчаного Берега». См.: Ibid. Bis. CCXXI.

15 Эту особенность оригинала переводчик попытался отразить.

16 Тот же вывод справедлив по отношению к языку «Саги об Оркнейцах».

17 Строгое доказательство этого положения см. в кн.: Циммерлинг А. В. Типологический синтаксис скандинавских языков. М., 2002. С. 367–375.

18 Ólafur Halldórsson. Op. cit. Bls. CXXVII.

19 Ibid. Bis. CXXI.

20 В 1972 г. эта ставшая раритетом книга было переиздана фототипическим способом : Færeyinga Saga eller Færøboernes Historic i den islandske Grundtext med færøisk og dansk Oversættelse / Udgiven af Carl Christian Rafn. Tórshavn, 1972.

Перевод: Циммерлинг А. В., Агишев С. Ю.

Источник: Исландские саги / Циммерлинг А. В., Агишев С. Ю. — М., 2004. — Т. 2.

Текст книги с сайта Ульвдалир

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов