Прядь о Вёльси

Völsa þáttr

1. Люди с мыса начинают поклоняться Вёльси

Как говорится в одних древних стихах, жили на одном мысе на севере Норвегии, где была хорошая гавань для длинных кораблей, вдали от обитаемых земель и больших дорог, бонд и его жена, уже пожилые. У них было двое детей, сын и дочь, как говорится в начале этой песни:

Жил старик
с женой старой
на мысе
каком-то.
У него были
с Биль злата1
сын и дочь
разумная2.

Там также жили раб и рабыня. Бонд был человек спокойный и скромный, а старуха была очень властная и руководила всеми домашними делами. Сын бонда был весёлый и жизнерадостный, озорной и упрямый. Дочь бонда была старше, понятливая и от природы разумная, хотя и выросла вдали от людей. У бонда была большая собака, которую звали Лэрир. Никто из них не был знаком со святой верой.

Как-то в конце осени случилось так, что ломовой конь старика околел. Он был очень жирный, и так как язычники употребляли конину в пищу, коня выпотрошили и приготовили. И вначале, когда содрали шкуру, раб отделил ему тот орган, которым природа наделила этого рода животных для зачатия, как и других зверей, когда они размножаются между собой, и который, как указывают древние скальды, у коней называется «вингуль»3. И когда раб отрезал его и собрался бросить на землю, сын бонда подбежал, смеясь, ухватил его и пошёл в комнату. Там сидели его мать, её дочь и рабыня. Он потряс перед ними членом со многими насмешками и сказал вису:

Здесь можете видеть
бодрый весьма
член, отрезанный
у лошадиного отца.
Тебе, рабыня,
этот Вёльси4
совсем не надоест
между ляжек.

Рабыня расхохоталась, а дочь бонда попросила его унести эту мерзость. Старуха встала, подошла к нему, выхватила член и сказала, что не нужно портить то, что может оказаться полезным. Затем она вышла на кухню, как можно тщательнее его вытерла, завернула в льняной платок, положила рядом лук и другие травы, чтобы он не сгнил, и спрятала в свой сундук.

Так прошла осень, каждый вечер старуха доставала его с какой-нибудь молитвой в его честь, и сталось так, что она обернула туда всю свою веру и почитала его своим богом, и в ту же ересь увлекла за собой своего мужа, детей и весь свой дом. И силою дьявола он так вырос и окреп, что он мог вставать рядом с хозяйкой дома, если она хотела. И старуха ввела такой обычай: каждый вечер она приносила его в комнату и первой говорила над ним вису, затем передавала мужу, и так далее, пока, наконец, он не приходил к рабыне, и каждый должен был сказать над ним вису. По высказываниям каждого из них было понятно, как они были к этому расположены.

2. Конунг Олав встречается с людьми с мыса

Случилось как-то раз, что конунг Олав, прежде чем ему пришлось бежать из страны от конунга Кнута, направил свои корабли вдоль берега на север. Он слыхал об этом мысе и о безверии, что там происходит. И поскольку он захотел там, как и в любом другом месте, обратить народ в истинную веру, он приказал лоцманам отклониться от курса и зайти в гавань, расположенную у вышеупомянутого мыса, потому что ветер был подходящий. Они пришли в эту гавань в конце дня. Конунг велел разбить на кораблях палатки, и сказал, что ночью они останутся на кораблях, а он хочет пойти на хутор, и позвал с собой Финна сына Арни и Тормода Скальда Чёрных Бровей5.

Все они взяли серые плащи и набросили их поверх своей одежды и так вечером в сумерках пришли на хутор. Они вошли в комнату и уселись на одну из скамей, заняв места таким образом: Финн сел дальше всех, затем Тормод, а конунг ближе к выходу. Они ждали там, пока не стемнело, и в комнату никто не заходил. И потом вошла женщина со светом, то была дочь бонда. Она поздоровалась с мужчинами и спросила их имена, а они все назвались Гримами. Тогда она зажгла в комнате свет. Она не отрываясь смотрела на гостей, и дольше всего она глядела на того, кто сидел ближе к выходу. И когда она собралась выйти на кухню, то произнесла такой стих:

Я вижу золото на гостях
и плащи из дорогой материи.
Мне хочется колец.
Я предпочту вещь, чем солгу,
Узнаю я тебя, милый конунг.
Ты пришёл, Олав.

Тогда пришелец, который сидел ближе к выходу, ответил:

— Помолчи об этом! Ты разумная женщина.

Больше они не обменивались словами. Дочь бонда вышла на кухню, и вскоре вошли бонд, его сын и раб. Бонд сел на почётном сидении, его сын рядом с ним, а раб ещё дальше от него. Они подтрунили над учтивостью гостей.

Натешившись, хозяева поставили стол и принесли еду. Дочь бонда села рядом со своим братом, а рабыня — возле раба. Гримы сидели все вместе, как было сказано раньше. Старуха вошла последней, принесла в руках Вёльси и подошла к почётному сидению к мужу. Не сказывают, поздоровалась ли она с гостями. Она развернула Вёльси, положила бонду на колени и сказала вису:

Вырос ты, Вёльси,
и вверх поднялся,
льняным холстом украшен,
а луком поддержан.
Взял бы мёрнир6
этого идола,
но ты, муж,
подержи Вёльси.

Бонд выглядел недовольным, всё же взял его сказал вису:

Не принесли бы,
если бы я распоряжался,
идола этого
сегодня вечером.
Взял бы мёрнир
этого идола,
но ты, сын бонда,
пригляди за Вёльси.

Сын бонда схватил Вёльси, поднял его вверх, бросил своей сестре и сказал вису:

Принесут тебе хвощ
подружки невесты.
Они вингуль
увлажнят вечером.
Взял бы мёрнир
этого идола,
но ты, дочь бонда,
тяни к себе Вёльси.

Она сделала недовольный вид, но всё же была вынуждена подчиниться домашним обычаям, весьма неохотно взяла его и сказала вису:

Гевьюн7 клянусь
и другими богами,
что по принуждению
я беру красный хобот.
Взял бы мёрнир
этого идола,
но ты, раб родителей,
хватай Вёльси.

Раб взял его и сказал:

Хлеб мне
вдвое милее,
толстый, грубый
и широкий,
чем Вёльси этот
в рабочие дни.
Взял бы мёрнир
этого идола,
но ты, рабыня хозяев,
прижми к себе Вёльси.

Рабыня приняла его очень ласково, прижала к себе, погладила и сказала вису:

Конечно, не смогла б
от того удержаться,
чтоб в себя не воткнуть,
если б одни мы лежали,
друг друга радуя.
Взял бы мёрнир
этого идола,
но ты, Грим, наш гость,
хватай Вёльси.

Тогда Финн взял его в руку. Он сказал вису:

У многих мысов
ставал я на якорь,
руками проворными
паруса поднимал.
Взял бы мёрнир
этого идола,
но ты, Грим, мой слуга,
хватай Вёльси.

Он отдал его Тормоду. Тот взял и очень внимательно осмотрел, как устроен Вёльси. Тут он улыбнулся и сказал вису:

Прежде не видел,
хоть плавал повсюду,
член расширенный,
по скамьям идущий.
Взял бы мёрнир
этого идола,
но ты, Адаль-Грим,
бери тоже Вёльси.

Конунг взял его и сказал вису:

Был я капитаном,
и вперёдсмотрящим,
и повелителем
всех народов.
Взял бы мёрнир
этого идола,
но ты, пёс хозяев,
покарай эту громадину.

Он бросил его на пол, а пёс сразу схватил. А когда старуха увидела это, она прямо вся взлетела. Она была очень поражена и сказала вису:

Что это за человек,
мне не знакомый,
который псам даёт
священного идола?
Поднимусь выше петель
и на дверную перекладину,
узнаю, смогу ли спасти
этого святого идола.

Брось, Лэрир,
не дай мне видеть такое,
и не глотай,
паршивая сука!

Тогда конунг сбросил обманчивую одежду. Его узнали. Тогда он научил их вере, старуха упорствовала, а бонд был чуть податливее, но в конце концов силой Бога и стараниями Олава сталось так, что все они приняли веру и были крещены придворным священником конунга. С тех пор твёрдо держались веры, когда уразумели, в кого они должны верить, и узнали о своём создателе, и поняли теперь, как плохо и не по-человечески они жили, и не так, как все остальные добрые люди.

Здесь может показаться, что конунг Олав всей душой стремился истребить и стереть все дурные обычаи, язычество и колдовство как на крайних мысах Норвежского государства, так и в срединных областях материка. Но самым главным его помыслом было — привести как можно больше людей к правильной вере. Сейчас стало ясно, что он делал это и всё остальное, ибо так было угодно Богу.


Примечания

1 Биль злата (seima Bil) — женщина (Биль — имя богини).

2 Эти стихи известны только из этого текста, и нет уверенности в их древности; возможно, их придумал автор пряди.

3 Вингуль (vingull) — слово, обозначающее половой член коня.

4 Есть мнение, что Вёльси — одно из имён Одина.

5 Это историческое событие относят к 1029 году. Финн сын Арни (ум. ок. 1065) был норвежец, верный соратник и близкий друг конунга, впоследствии получил от датского конунга Свейна звание ярла; основной источник его жизнеописания — «Круг земной». Тормод (997–1030) был исландец, один из скальдов конунга, его прозвище было связано с девушкой по имени Торбьёрг Чёрные Брови (точнее — «угольная бровь», kolbrún). Он также является одним из главных действующих лиц «Саги о побратимах».

6 Значение слова «мёрнир» (mörnir) неясно. По одной версии, это великанши. По другой — то же, что Вёльси.

7 В «Видении Гюльви» Гевьюн описывается как богиня-дева, которой прислуживают те, кто умирает девушками.

© Перевод с древнеисландского и примечания: Тимофей Ермолаев (Стридманн)

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов