Genesis (fragm.)

Грехопадение
(из «Книги Бытия»)

(235) «ac niotað inc þæs oðres ealles,
forlætað þone ænne beam,
«…и от прочего вкушайте,
но прочь от этого древа,
  wariað inc wið þone wæstm.
Ne wyrð inc wilna gæd.»
поганых плодов бегите;
другие радости не иссякнут!»
  Hnigon þa mid heafdum
heofoncyninge
Перед господом горним
головы они склонили,
  georne togenes
and sædon ealles þanc,
создателю благодарствуя»
государю, за мудрость,
5 lista and þara lara.
He let heo þæt land buan,
слово его восславили:
он сказал им по земле селиться;
(240) hwærf him þa to heofenum
halig drihten,
и к себе в обитель
небесный вернулся
  stiðferhð cyning.
Stod his handgeweorc
твердый владыка;
твари его остались
  somod on sande,
nyston sorga wiht
сам-друг в стране земной,
и не знали они печали,
  to begrornianne,
butan heo godes willan
и какие, не ведали, скорби
их ждут, коль скоро
10 lengest læsten.
Heo wæron leof gode
обету верны не будут, —
любил их господь,
(245) ðenden heo his halige word
healdan woldon.
покуда святому слову
послушно внимали,
  Hæfde se alwalda
engelcynna
Государь-всевладетель
десять ангельских родов
  þurh handmægen,
halig drihten,
учинил на небе
мановением десницы,
  tene getrimede,
þæm he getruwode wel
святой властитель,
и к престолу своему приблизил,
15 þæt hie his giongorscipe
fyligan wolden,
уповая на верность,
а их приверженность
(250) wyrcean his willan,
forþon he him gewit forgeaf
воле вышней,
ибо он даровал им разум,
  and mid his handum gesceop,
halig drihten.
своими дланями плоть их вылепил
он, господь всевластный,
  Gesett hæfde he hie swa gesæliglice,
ænne hæfde he swa swiðne geworhtne,
и решил им дать благодать такую,
и единому из них дал такую силу,
  swa mihtigne on his modgeþohte,
he let hine swa micles wealdan,
столь великим облек его разуменьем,
перед ликом своим столь высокой властью,
20 hehstne to him on heofona rice,
hæfde he hine swa hwitne geworhtne,
что вторым он стал престолом на небе,
столь блистательный облик
(255) swa wynlic wæs his wæstm on heofonum
þæt him com from weroda drihtne,
получил он от начальника воинств,
столь лучистое получил обличье,
  gelic wæs he þam leohtum steorrum.
Lof sceolde he drihtnes wyrcean,
что звездам светлейшим подавился,
и когда бы воздал он Богу
  dyran sceolde he his dreamas on heofonum,
and sceolde his drihtne þancian
благодарностью, как должно, за благо,
и когда бы он славил Бога
  þæs leanes þe he him on þam leohte gescerede
þonne læte he his hine lange wealdan.
за все блаженства жизни,
тогда бы служил он дольше, —
25 Ac he awende hit him to wyrsan þinge,
ongan him winn up ahebban
он же к наихудшему повернулся,
он войну затеял и смуту
(260) wið þone hehstan heofnes waldend,
þe siteð on þam halgan stole.
противу небесного владыки,
восседающего на святом престоле.
  Deore wæs he drihtne urum;
ne mihte him bedyrned weorðan
Был он Богу любимец —
не мог небесный не видеть,
  þæt his engyl ongan
ofermod wesan,
как он, возгордившись,
дерзкий ангел,
  ahof hine wið his hearran,
sohte hetespræce,
речами бесчинными
ополчился на господина,
30 gylpword ongean,
nolde gode þeowian,
мол, не слуга он господу,
и как он лгал, спесивец,
(265) cwæð þæt his lic wære
leoht and scene,
плотью своей кичился
лучистой и осиянной,
  hwit and hiowbeorht.
Ne meahte he æt his hige findan
белой и светлой,
не разумея сердцем,
  þæt he gode wolde
geongerdome,
что нелживо он должен
служить владыке,
  þeodne þeowian.
þuhte him sylfum
своему государю;
ему же думалось,
35 þæt he mægyn and cræft
maran hæfde
что мощью может он
помериться с Богом,
(270) þonne se halga god
habban mihte
собрать не меньшую
рать, чем господня
  folcgestælna.
Feala worda gespæc
славная дружина;
так он суесловил,
  se engel ofermodes.
þohte þurh his anes cræft
духом возгордившийся,
думал, что сам он
  hu he him strenglicran
stol geworhte,
выше поставит
престол на небе,
40 heahran on heofonum;
cwæð þæt hine his hige speone
крепче упрочит;
что не прочь он и север,
(275) þæt he west and norð
wyrcean ongunne,
сказал, и запад
взять и воздвигнуть
  trymede getimbro;
cwæð him tweo þuhte
себе обитель;
и будет ли он, не знает,
  þæt he gode wolde
geongra weorðan.
согласен прислуживать
всевластному господу:
  «Hwæt sceal ic winnan?» cwæð he.
«Nis me wihtæ þearf
«Зачем труждаться? — сказал, —
коль нет нужды мне
45 hearran to habbanne.
Ic mæg mid handum swa fela
ходить под господином;
и один я не меньшие
(280) wundra gewyrcean.
Ic hæbbe geweald micel
сам чудеса содею,
и силы у меня достанет
  to gyrwanne
godlecran stol,
выше поставить
престол на небе,
  hearran on heofne.
Hwy sceal ic æfter his hyldo ðeowian,
краше украсить;
что мне выпрашивать,
  bugan him swilces geongordomes?
Ic mæg wesan god swa he.
что вымаливать милостыню, —
мощью, как Бог, я буду;
50 Bigstandað me strange geneatas,
þa ne willað me æt þam striðe geswican,
соберутся мои соратники,
избравшие меня верховным,
(285) hæleþas heardmode.
Hie habbað me to hearran gecorene,
все мужи нестрашимые,
и мы совершим в сраженье
  rofe rincas;
mid swilcum mæg man ræd geþencean,
дело, какое задумаем, —
вот добрая моя дружина,
  fon mid swilcum folcgesteallan.
Frynd synd hie mine georne,
сердца мне верные,
я и в царстве небесном
  holde on hyra hygesceaftum.
Ic mæg hyra hearra wesan,
начальствовать могу над ними;
то бесчестьем я почитаю,
55 rædan on þis rice.
Swa me þæt riht ne þinceð,
что ради толики блага
я раболепен должен
(290) þæt ic oleccan
awiht þurfe
быть перед этим Богом, —
не буду ему послушником!»
  gode æfter gode ænegum.
Ne wille ic leng his geongra wurþan.»
Когда же убедился
всевладыка в измене,
  þa hit se allwalda
eall gehyrde,
в том, что слуга его,
через меру гордый,
  þæt his engyl ongan
ofermede micel
речами бесчинными
ополчился на господина,
60 ahebban wið his hearran
and spræc healic word
на хозяина, неразумный ангел,
наказания ослушник не избегнул,
(295) dollice wið drihten sinne,
sceolde he þa dæd ongyldan,
была ему за смуту
мука великая —
  worc þæs gewinnes gedælan,
and sceolde his wite habban,
ждет кара такая
каждого смертного,
  ealra morðra mæst.
Swa deð monna gehwilc
кто спорить вздумает,
ссориться с государем,
  þe wið his waldend
winnan ongynneð
лгать на всеславного господа;
тогда могущий разгневался
65 mid mane wið þone mæran drihten.
þa wearð se mihtiga gebolgen,
и низверг небодержец вышний
отверженца с высокого престола, —
(300) hehsta heofones waldend,
wearp hine of þan hean stole.
опротивел он господину,
стал он доброму ненавистен, —
  Hete hæfde he æt his hearran gewunnen,
hyldo hæfde his ferlorene,
возмутился властитель духом:
был нечестивый ангел
  gram wearð him se goda on his mode.
Forþon he sceolde grund gesecean
обречен пучине мучений,
ибо ополчился на владыку;
  heardes hellewites,
þæs þe he wann wið heofnes waldend.
разлюбил его отец небесный,
в бездны адские бросил,
70 Acwæð hine þa fram his hyldo
and hine on helle wearp,
в темные пропасти,
где стали диаволами
(305) on þa deopan dala,
þær he to deofle wearð,
враг и рать его:
во мрачное место,
  se feond mid his geferum eallum.
Feollon þa ufon of heofnum
в преисподнюю
падали ангелы
  þurhlonge swa
þreo niht and dagas,
три дня и три ночи,
и там в диаволов
  þa englas of heofnum on helle,
and heo ealle forsceop
обратил их властитель,
ибо чтить не хотели
75 drihten to deoflum.
Forþon heo his dæd and word
ни дел его, ни заветов,
и за это в предел бессветный,
(310) noldon weorðian,
forþon he heo on wyrse leoht
в край подземельный,
он, карающий Бог,
  under eorðan neoðan,
ællmihtig god,
поместил их,
в темное пекло:
  sette sigelease
on þa sweartan helle.
там с вечера мученья
вечно длятся,
  þær hæbbað heo on æfyn
ungemet lange,
негаснущий огонь
врагов опаляет,
80 ealra feonda gehwilc,
fyr edneowe,
там на рассвете
ветер восточный,
(315) þonne cymð on uhtan
easterne wind,
стужа лютая,
хлад и пламень,
  forst fyrnum cald.
Symble fyr oððe gar,
там же им должно
тяжело труждаться —
  sum heard geswinc
habban sceoldon.
такая им кара;
на века изменилось
  Worhte man hit him to wite,
(hyra woruld wæs gehwyrfed),
их обитанье, и так впервые
теми богопротивниками
85 forman siðe,
fylde helle
пекло наполнилось.
С тех пор господни ангелы
(320) mid þam andsacum.
Heoldon englas forð
в царстве отца небесного,
сердца нелживые, поселились,
  heofonrices hehðe,
þe ær godes hyldo gelæston.
верные воле его;
с тех пор отверженцы обретаются
  Lagon þa oðre fynd on þam fyre,
þe ær swa feala hæfdon
злые в пламени,
племя отступников,
  gewinnes wið heora waldend.
Wite þoliað,
восставших на властителя,
и терпят муки,
90 hatne heaðowelm
helle tomiddes,
жар жестокий,
в средоточье ада,
(325) brand and brade ligas,
swilce eac þa biteran recas,
пекло в преисподней,
пар ядовитый,
  þrosm and þystro,
forþon hie þegnscipe
туман и темень,
ибо не хотели
  godes forgymdon.
Hie hyra gal beswac,
послуживать всевластному Богу;
злом обернулось непослушанье
  engles oferhygd,
noldon alwaldan
тем ангелам дерзким,
не чтившим слова
95 word weorþian,
hæfdon wite micel,
заповеди господней,–
в преисподней они казнимы,
(330) wæron þa befeallene
fyre to botme
в ад пекучий,
в бучило пламенное,
  on þa hatan hell
þurh hygeleaste
в пекло они попали,
преисполненные гордыни,
  and þurh ofermetto,
sohton oþer land,
получили они, злочинные,
черную геенну,
  þæt wæs leohtes leas
and wæs liges full,
страну иную,
огнем напоенную,
100 fyres fær micel.
Fynd ongeaton
лютым пламенем,–
злые, они узнали,
(335) þæt hie hæfdon gewrixled
wita unrim
что часть несчастную себе избрали,
чему причиной была гордыня,
  þurh heora miclan mod
and þurh miht godes
и ждут их муки несметные
по воле премудрого владыки,
  and þurh ofermetto
ealra swiðost.
господа всемогущего,
но гордость всему виною.
  þa spræc se ofermoda cyning,
þe ær wæs engla scynost,
И вскричал он, гордый ратеначальник,
сначала он был светлейшим
105 hwitost on heofne
and his hearran leof,
среди белых ангелов небесных,
любезный своему государю,
(340) drihtne dyre,
oð hie to dole wurdon,
и блистал он перед престолом,
пока не стали они столь спесивы,
  þæt him for galscipe
god sylfa wearð
что гневом господь исполнился
на беспутного ангела
  mihtig on mode yrre.
Wearp hine on þæt morðer innan,
и в сердцах его сбросил
из царства горнего
  niðer on þæt niobedd,
and sceop him naman siððan,
вниз, на ложе навье,
ему же новое дал прозванье,
110 cwæð se hehsta
hatan sceolde
сказал: да наречется
этот высочайший
(345) Satan siððan,
het hine þære sweartan helle
Сатаной отныне,
и страною бессветной
  grundes gyman,
nalles wið god winnan.
пусть правит,
да не спорил бы с Богом, —
  Satan maðelode,
sorgiende spræc,
воскричал Сатана,
сказал, кручинясь,
  se ðe helle forð
healdan sceolde,
обреченный отныне
в огне обретаться,
115 gieman þæs grundes.
Wæs ær godes engel,
пеклом править,–
прежде был он пред Богом
(350) hwit on heofne,
oð hine his hyge forspeon
белый ангел небесный,
покуда его злобесные
  and his ofermetto
ealra swiðost,
помыслы не попутали,
а пуще всего — гордыня,
  þæt he ne wolde
wereda drihtnes
и не стал почитать он
святых заветов
  word wurðian.
Weoll him on innan
властителя всех престолов,–
и восстала в диавольском сердце
120 hyge ymb his heortan,
hat wæs him utan
гордость, в его утробе,
а кругом огонь изрыгала
(355) wraðlic wite.
He þa worde cwæð:
пучина мучений,
и вскричал он такое слово:
  «Is þæs ænga styde
ungelic swiðe
«Это тесное место
с тем не схоже,
  þam oðrum ham
þe we ær cuðon,
эта бездна с небесным краем,
что был нам известен прежде,
  hean on heofonrice,
þe me min hearra onlag,
ибо в царстве горнем
от творца мне досталась вотчина,
125 þeah we hine for þam alwaldan
agan ne moston,
но по вине всевладыки ныне
в той стране мы не можем
(360) romigan ures rices.
Næfð he þeah riht gedon
владеть наделом нашим:
это дело несправедливо
  þæt he us hæfð befælled
fyre to botme,
судил господь,
в преисподнюю нас повергнув,
  helle þære hatan,
heofonrice benumen;
в бездну огненную,
отлучив от небесного царства;
  hafað hit gemearcod
mid moncynne
он же ныне замыслил
людьми пополнить
130 to gesettanne.
þæt me is sorga mæst,
край горний —
вот худшее горе:
(365) þæt Adam sceal,
þe wæs of eorðan geworht,
там он будет,
Адам землерожденный,
  minne stronglican
stol behealdan,
сидеть он станет
на моем престоле крепком,
  wesan him on wynne,
and we þis wite þolien,
будут радости ему,
нам же муки вечные,
  hearm on þisse helle.
Wa la, ahte ic minra handa geweald
казни неиссякаемые.
Кабы силу рукам былую,
135 and moste ane tid
ute weorðan,
кабы на малый срок
я смог бы вырваться,
(370) wesan ane winterstunde,
þonne ic mid þys werode--
на краткий зимний час,
уж я бы с моим ополченьем…
  Ac licgað me ymbe
irenbenda,
…но опутали меня
путы железные,
  rideð racentan sal.
Ic eom rices leas;
оковали оковы,
и покинула сила,
  habbað me swa hearde
helle clommas
я цепями тяжкими
связан накрепко,
140 fæste befangen.
Her is fyr micel,
адскими веригами;
великое пламя
(375) ufan and neoðone.
Ic a ne geseah
поверху здесь и понизу,
и я не упомню подобного
  laðran landscipe.
Lig ne aswamað,
гиблого места:
огонь не гаснет
  hat ofer helle.
Me habbað hringa gespong,
в пекле пекучем,
цепями кольчатыми
  sliðhearda sal
siðes amyrred,
я окован прочно,
и ни прочь не уйти,
145 afyrred me min feðe;
fet synt gebundene,
ни шевельнуться, —
ноги мои опутаны,
(380) handa gehæfte.
Synt þissa heldora
руки мои скручены,
и нет мне из бучила,
  wegas forworhte,
swa ic mid wihte ne mæg
из адских врат исхода;
и рад я был бы вырваться,
  of þissum lioðobendum.
Licgað me ymbe
да держат меня оковы,
кольца несокрушимые,
  heardes irenes
hate geslægene
узы железные,
закаленные пламенем,
150 grindlas greate.
Mid þy me god hafað
вериги тяжкие,
иго на шее, —
(385) gehæfted be þam healse,
swa ic wat he minne hige cuðe;
таково мне наказанье господне,
ибо помыслы мои он вызнал,
  and þæt wiste eac
weroda drihten,
и он понял тогда,
господь престолов,
  þæt sceolde unc Adame
yfele gewurðan
что была бы война жестокая
там с Адамом
  ymb þæt heofonrice,
þær ic ahte minra handa geweald.
за обладанье горним пределом,
когда бы владел я прежней силой;
155 Ac ðoliaþ we nu þrea on helle,
(þæt syndon þystro and hæto),
здесь же мы терпим
темень и пламя
(390) grimme, grundlease.
Hafað us god sylfa
в нещадной бездне,
ибо владетель небесный
  forswapen on þas sweartan mistas;
swa he us ne mæg ænige synne gestælan,
смел нас во тьму кромешную,
хотя не может нам в вину поставить,
  þæt we him on þam lande lað gefremedon,
he hæfð us þeah þæs leohtes bescyrede,
что мы на земле бесчинствовали,
он же нас отлучил от света,
  beworpen on ealra wita mæste.
Ne magon we þæs wrace gefremman,
поместил нас в темень адскую,
а мы отомстить не можем,
160 geleanian him mid laðes wihte
þæt he us hafað þæs leohtes bescyrede.
невластны мы злом ответить
тому, кто сослал нас в бездну,
(395) He hæfð nu gemearcod anne middangeard,
þær he hæfð mon geworhtne
ныне он сделал мир срединный,
и там, господин, человека создал
  æfter his onlicnesse.
Mid þam he wile eft gesettan
по своему подобью,
ибо задумал пополнить
  heofona rice mid hluttrum saulum.
We þæs sculon hycgan georne,
чистыми душами лучистое небо,
а нам же изловчиться, придумать надо,
  þæt we on Adame,
gif we æfre mægen,
как Адаму воздать,
а там и его потомству,
165 and on his eafrum swa some,
andan gebetan,
месть измыслить,
а вместе, если возможна,
(400) onwendan him þær willan sines,
gif we hit mægen wihte aþencan.
отвратить его от этой затеи,
коли отыщем средство;
  Ne gelyfe ic me nu þæs leohtes furðor
þæs þe he him þenceð lange niotan,
не надеюсь, что мы овладеем светом,
где сам он думает вечно
  þæs eades mid his engla cræfte.
Ne magon we þæt on aldre gewinnan,
с ангелами наслаждаться благом:
нечего нам ждать от Бога,
  þæt we mihtiges godes mod onwæcen.
Uton oðwendan hit nu monna bearnum,
дух владычный не умягчится, —
уж лучше мы отлучим человеков
170 þæt heofonrice, nu we hit habban ne moton,
gedon þæt hie his hyldo forlæten,
от неба, коль скоро оно не наше,
мы их понудим отречься
(405) þæt hie þæt onwendon þæt he mid his worde bebead.
þonne weorð he him wrað on mode,
от воли, Богом завещанной,
и тогда их господь отвергнет,
  ahwet hie from his hyldo.
þonne sculon hie þas helle secan
отлучит их от своего попеченья,
и тогда в пучине геенской
  and þas grimman grundas.
þonne moton we hie us to giongrum habban,
злосчастье они изведают,
и тогда в нашей власти будут
  fira bearn on þissum fæstum clomme.
Onginnað nu ymb þa fyrde þencean!
дети человечьи в этих вечных оковах.
Набег намеченный теперь обсудите;
175 Gif ic ænegum þægne
þeodenmadmas
пора, соратники, —
прежде я даривал
(410) geara forgeafe,
þenden we on þan godan rice
от щедрот моих сокровища,
когда мы радовались,
  gesælige sæton
and hæfdon ure setla geweald,
там владея престолом,
в местах блаженных, —
  þonne he me na on leofran tid
leanum ne meahte
пора, соратники,
время настало
  mine gife gyldan,
gif his gien wolde
государю, как должно,
воздать за прежнее,
180 minra þegna hwilc
geþafa wurðan,
сослужить мне служение:
пусть единый из вас решится
(415) þæt he up heonon
ute mihte
ввысь, на волю
вырваться из преисподней,
  cuman þurh þas clustro,
and hæfde cræft mid him
прочь из этих узилищ,
лишь бы силищи ему хватило,
  þæt he mid feðerhoman
fleogan meahte,
опираясь на крылья,
воспаряя высоко,
  windan on wolcne,
þær geworht stondað
тех облаков достичь,
где обретаются новосозданные
185 Adam and Eue
on eorðrice
Адам и Ева,
там, на земле,
(420) mid welan bewunden,
and we synd aworpene hider
благами преизобильной, —
мы же в глубокое пекло,
  on þas deopan dalo.
Nu hie drihtne synt
вниз были изгнаны! —
ныне избраны люди
  wurðran micle,
and moton him þone welan agan
господом всемогущим,
и богатствами овладели,
  þe we on heofonrice
habban sceoldon,
той высочайшей частью,
что по чести должна быть нашей,
190 rice mid rihte;
is se ræd gescyred
краем, что наш по праву,
но род человеческий
(425) monna cynne.
þæt me is on minum mode swa sar,
получил это счастье —
вот я о чем печалюсь,
  on minum hyge hreoweð,
þæt hie heofonrice
горько сердцу,
что горним царством
  agan to aldre.
Gif hit eower ænig mæge
человеки навек владеют:
но коль хватит у нас лукавства,
  gewendan mid wihte
þæt hie word godes
мы измыслим способ,
чтобы господне слово,
195 lare forlæten,
sona hie him þe laðran beoð.
завет они преступили, —
тогда ненавистнейшими станут,
(430) Gif hie brecað his gebodscipe,
þonne he him abolgen wurðeþ;
зарок его нарушив,
ибо он грозен в гневе,
  siððan bið him se wela onwended
and wyrð him wite gegarwod,
он положит предел их благоденствию
и воздаст изменникам по заслугам,
  sum heard hearmscearu.
Hycgað his ealle,
ждут их тяжкие муки.
Вот, обдумайте,
  hu ge hi beswicen!
Siððan ic me sefte mæg
как бы их совратить,
ибо тогда не в тягость
200 restan on þyssum racentum,
gif him þæt rice losað.
будут мне в бездне цепи,
коль царства небесного лишатся люди.
(435) Se þe þæt gelæsteð,
him bið lean gearo
Кто же в подвиге преуспеет,
обеспечит себя наградой,
  æfter to aldre,
þæs we her inne magon
он получит навечно
лучшую долю блага,
  on þyssum fyre forð
fremena gewinnan.
какое будет нами добыто
в этом бучиле огненном,
  Sittan læte ic hine wið me sylfne,
swa hwa swa þæt secgan cymeð
сидеть он станет вблизи престола,
тот, кто доставит в пекло
205 on þas hatan helle,
þæt hie heofoncyninges
весть о человеках,
завет преступивших,
(440) unwurðlice
wordum and dædum
о том, что люди бесславно
словом и делом
  lare»
………
вышли из воли господней
и ему ненавистны стали».
  Angan hine þa gyrwan
godes andsaca,
…Тут изготовился,
обрядился богопротивник
  fus on frætwum,
(hæfde fæcne hyge),
рьяный в доспехи бранные, —
был он сердцем неправеден, —
210 hæleðhelm on heafod asette
and þone full hearde geband,
шлем-невидимку надел
и дивными пряжками
(445) spenn mid spangum;
wiste him spræca fela,
накрепко пристегнул, —
знал он множество
  wora worda.
Wand him up þanon,
слов лукавых, —
в облаках воспарил он,
  hwearf him þurh þa helldora,
(hæfde hyge strangne),
враг могучий,
из адских врат,
  leolc on lyfte
laþwendemod,
взмыл он в выси,
герой зломыслый,
215 swang þæt fyr on twa
feondes cræfte;
пламя рассекая,
посланник преисподней,
(450) wolde dearnunga
drihtnes geongran,
с пагубным помыслом
о господних созданьях:
  mid mandædum
men beswican,
людей он надеялся
злодейской хитростью,
  forlædan and forlæran,
þæt hie wurdon lað gode.
хотел совратить их,
чтобы господу опротивели;
  He þa geferde
þurh feondes cræft
так возносился он, несомый
силой диавольской,
220 oððæt he Adam
on eorðrice,
покуда Адама
там, на земле,
(455) godes handgesceaft,
gearone funde,
враг не увидел,
тварь божию,
  wislice geworht,
and his wif somed,
мужа, премудро сотворенного,
а вместе и его супругу,
  freo fægroste,
swa hie fela cuðon
жену благую,
этих двух, богатых
  godes gegearwigean,
þa him to gingran self
дивной благодатью,
что детям своим
225 metod mancynnes
mearcode selfa.
дал государь небесный —
дар добродеяния.
(460) And him bi twegin
beamas stodon
Тут же высились
два древа,
  þa wæron utan
ofætes gehlædene,
и были они
весьма изобильны,
  gewered mid wæstme,
swa hie waldend god,
плодами богаты,
как всемогущий Бог
  heah heofoncyning
handum gesette,
там возрастил их,
небовластитель вышний,
230 þæt þær yldo bearn
moste on ceosan
ради людского рода,
дабы сами избрали
(465) godes and yfeles,
gumena æghwilc,
зло или благо
люди по своему желанью,
  welan and wawan.
Næs se wæstm gelic!
счастье или печаль;
различались плоды;
  Oðer wæs swa wynlic,
wlitig and scene,
были весьма приятны,
смачны и достохвальны,
  liðe and lofsum,
þæt wæs lifes beam;
свежи, хороши на вкус
те, что на древе жизни, —
235 moste on ecnisse
æfter lybban,
мог бы не ведать смерти
человек в этом мире,
(470) wesan on worulde,
se þæs wæstmes onbat,
и пребывал бы вечно,
этого плода отведав,
  swa him æfter þy
yldo ne derede,
и стал бы он недоступен
старости пагубной,
  ne suht sware,
ac moste symle wesan
ни болезням телесным
по милости всевластного
  lungre on lustum
and his lif agan,
и долго владел бы
доброй долей,
240 hyldo heofoncyninges
her on worulde,
жил бы в счастье
на земле беспечальной,
(475) habban him to wæron
witode geþingþo
а потом ему было бы
уготовано место
  on þone hean heofon,
þonne he heonon wende.
на небесах высоких,
когда вознесется;
  þonne wæs se oðer
eallenga sweart,
древо второе
мрачно произрастало,
  dim and þystre;
þæt wæs deaðes beam,
черно и смутно
смертное древо,
245 se bær bitres fela.
Sceolde bu witan
печалью отягощенное,
злосчастье роду земному
(480) ylda æghwilc
yfles and godes
несло оно, чтобы люди
зла и добра изведали
  gewand on þisse worulde.
Sceolde on wite a
смену в этом мире,
чтобы муку познали,
  mid swate and mid sorgum
siððan libban,
чтобы в лишеньях жили,
в трудах тяжелых,
  swa hwa swa gebyrgde
þæs on þam beame geweox.
в страданиях несметных
из-за дерева смерти, —
250 Sceolde hine yldo beniman
ellendæda,
усталость и старость
поставят предел человеку,
(485) dreamas and drihtscipes,
and him beon deað scyred.
счастью, трудам его и почету,
ибо смертная часть ему уготована,
  Lytle hwile
sceolde he his lifes niotan,
и недолго ему наслаждаться жизнью,
ибо ждет его край темнейший,
  secan þonne landa
sweartost on fyre.
 
  Sceolde feondum þeowian,
þær is ealra frecna mæste
где он в пламени послужит диаволам —
то великая будет пагуба
255 leodum to langre hwile.
þæt wiste se laða georne,
человеку на вечное время.
Ведал о том посланец
(490) dyrne deofles boda
þe wið drihten wann.
злобесной бездны,
небесного враг владыки:
  Wearp hine þa on wyrmes lic
and wand him þa ymbutan
на древо смерти
змеем взошел он,
  þone deaðes beam
þurh deofles cræft,
кольчатым перекинувшись,
злокозненный диавол,
  genam þær þæs ofætes
and wende hine eft þanon
плод умыкнул, и снова
туда вернулся,
260 þær he wiste handgeweorc
heofoncyninges.
где, видал он, сидело
созданье господне;
(495) Ongon hine þa frinan
forman worde
лукавый начал
с таких слов,
  se laða mid ligenum:
«Langað þe awuht,
стал вопрошать он льстиво:
«Чего ты хотел бы ныне,
  Adam, up to gode?
Ic eom on his ærende hider
Адам, от небодержца?
Сюда я прибыл
  feorran gefered,
ne þæt nu fyrn ne wæs
из дальней дали;
совсем недавно
265 þæt ic wið hine sylfne sæt.
þa het he me on þysne sið faran,
сидел я с моим господином;
снарядил он меня с приказом,
(500) het þæt þu þisses ofætes æte,
cwæð þæt þin abal and cræft
чтобы ты от плода вкусил:
дух и сила, сказал он,
  and þin modsefa
mara wurde,
мощь немалая твоя
и мужество да преумножатся,
  and þin lichoma
leohtra micle,
тело да станет
статней и еще прекрасней,
  þin gesceapu scenran,
cwæð þæt þe æniges sceattes ðearf
лик да просветлится
и великими ты богатствами
270 ne wurde on worulde.
Nu þu willan hæfst,
овладеешь в стране земной
отныне по воле божьей,
(505) hyldo geworhte
heofoncyninges,
коль скоро приказ исполнишь
и снискать сумеешь
  to þance geþenod
þinum hearran,
хвалу его, и благоволение
заслужишь у государя,
  hæfst þe wið drihten dyrne geworhtne.
Ic gehyrde hine þine dæd and word
и будешь ему еще любезней;
я слышал в краю небесном,
  lofian on his leohte
and ymb þin lif sprecan.
как слово твое хвалил он,
дела твои благословляя;
275 Swa þu læstan scealt
þæt on þis land hider
слушай послов господних,
слову его покорствуй:
(510) his bodan bringað.
Brade synd on worulde
шлет гонцов он из царства горнего,
ибо во всех концах вселенной
  grene geardas,
and god siteð
просторны зеленые страны,
свой же престол он устроил
  on þam hehstan
heofna rice,
на самых высоких,
на небесах превышних
  ufan alwalda.
Nele þa earfeðu
восседает всевладыка,
и себя утруждать не хочет
280 sylfa habban
þæt he on þysne sið fare,
путями странствий
по этим пространствам,
(515) gumena drihten,
ac he his gingran sent
но шлет народодержец
слуг верных
  to þinre spræce.
Nu he þe mid spellum het
от себя говорить с тобою;
мне же Богом повелено
  listas læran.
Læste þu georne
тебя обучить искусствам,
да будешь искусен в них,
  his ambyhto,
nim þe þis ofæt on hand,
да исполнишь господню волю:
плод этот взявши,
285 bit his and byrige.
þe weorð on þinum breostum rum,
сразу его отведай —
твой разум в груди расширится,
(520) wæstm þy wlitegra.
þe sende waldend god,
лик просветлится;
всевеликий тебе пожаловал
  þin hearra þas helpe
of heofonrice.»
этот дар владыка
из пределов горних».
  Adam maðelode
þær he on eorðan stod,
И сказал Адам,
там, на земле, стоявший,
  selfsceafte guma:
«þonne ic sigedrihten,
молвил муж нерожденный:
«Когда внимал я победному
290 mihtigne god,
mæðlan gehyrde
голосу господа,
когда всемогущего слышал,
(525) strangre stemne,
and me her stondan het,
рек он мне грозно,
чтобы его зароки
  his bebodu healdan,
and me þas bryd forgeaf,
соблюдал я в стране земной,
и жену мне дал
  wlitesciene wif,
and me warnian het
эту прекраснейшую в супруги,
и велел остеречься
  þæt ic on þone deaðes beam
bedroren ne wurde,
древа пагубного,
чтобы в помыслах не обмануться
295 beswicen to swiðe,
he cwæð þæt þa sweartan helle
злым соблазном,
ибо в пламени мрачном
(530) healdan sceolde
se ðe bi his heortan wuht
тот обретаться будет,
кто обратится сердцем
  laðes gelæde.
Nat þeah þu mid ligenum fare
к делу недоброму;
сюда пришел ты
  þurh dyrne geþanc
þe þu drihtnes eart
то ли с умыслом тайным,
то ли ты от всевластного
  boda of heofnum.
Hwæt, ic þinra bysna ne mæg,
с неба гонец.
Нет, не понять мне
300 worda ne wisna
wuht oncnawan,
слов твоих и уловок,
слаб я постигнуть
(535) siðes ne sagona.
Ic wat hwæt he me self bebead,
речей значенье,
но знаю, о чем мне
  nergend user,
þa ic hine nehst geseah;
сказал спаситель
сам напоследок:
  he het me his word weorðian
and wel healdan,
чтобы слово его я славил,
чтобы следовал его заветам,
  læstan his lare.
þu gelic ne bist
соблюдал бы их, как должно.
Даже видом ты не подобен
305 ænegum his engla
þe ic ær geseah,
чистым ангелам,
каких встречал я,
(540) ne þu me oðiewdest
ænig tacen
и знака не знаешь,
знамения тайного,
  þe he me þurh treowe
to onsende,
какое в залог мне
Бог послал бы,
  min hearra þurh hyldo.
þy ic þe hyran ne cann,
государь мой всеподатель,
и тебя я не должен слушать-
  ac þu meaht þe forð faran.
Ic hæbbe me fæstne geleafan
прочь убирайся;
непорочно я верую
310 up to þam ælmihtegan gode
þe me mid his earmum worhte,
в господа всемогущего,
в того, кто создал,
(545) her mid handum sinum.
He mæg me of his hean rice
своими дланями плоть мою вылепил;
он же властен и вышнего царства
  geofian mid goda gehwilcum,
þeah he his gingran ne sende.»
ниспослать мне любые блага,
слуг своих не посылая на землю»,
  Wende hine wraðmod
þær he þæt wif geseah
Враг разъярился;
он направился прямо
  on eorðrice
Euan stondan,
туда по стране земной,
где жену заприметил прежде,
315 sceone gesceapene,
cwæð þæt sceaðena mæst
Еву прекрасноликую;
он сказал, что великие
(550) eallum heora eaforum
æfter siððan
беды ее потомкам
тут уготованы,
  wurde on worulde:
«Ic wat, inc waldend god
в этой стране, отныне:
«Ибо, я знаю, гневом
  abolgen wyrð,
swa ic him þisne bodscipe
господь исполнится,
коль вернусь я без пользы
  selfa secge,
þonne ic of þys siðe cume
из дальних пределов
и должен буду
320 ofer langne weg,
þæt git ne læstan wel
весть ему поведать
о том, что вы, двое,
(555) hwilc ærende swa
he easten hider
пока еще не покорны
его приказу, с востока
  on þysne sið sendeð.
Nu sceal he sylf faran
ныне посланному со мною:
не иначе, как сам он
  to incre andsware;
ne mæg his ærende
к вам придет за ответом;
волю его исполнить
  his boda beodan;
þy ic wat þæt he inc abolgen wyrð,
посол не в силах,
и в сердце он, всемогучий,
325 mihtig on mode.
Gif þu þeah minum wilt,
знаю, разгневается;
однако, женщина,
(560) wif willende,
wordum hyran,
поверь, что, выслушав
слова мои со вниманием,
  þu meaht his þonne rume
ræd geþencan.
ты получишь
совет наилучший, —
  Gehyge on þinum breostum
þæt þu inc bam twam meaht
сама помысли,
ты можешь спасти сегодня
  wite bewarigan,
swa ic þe wisie.
вас обоих от божьей кары,
как тебе укажу я:
330 æt þisses ofetes!
þonne wurðað þin eagan swa leoht
вот, от плода отведай,
и разверзнутся очи,
(565) þæt þu meaht swa wide
ofer woruld ealle
и до самых дальних пределов
мирозданье тебе откроется,
  geseon siððan,
and selfes stol
и престол небодержца
разглядеть ты сможешь,
  herran þines,
and habban his hyldo forð.
и любима Богом
будешь отныне;
  Meaht þu Adame
eft gestyran,
и тогда ты Адамом.
владычить сможешь,
335 gif þu his willan hæfst
and he þinum wordum getrywð.
коль скоро, тебе покорный,
от тебя он приказу поверит,
(570) Gif þu him to soðe sægst
hwylce þu selfa hæfst
коль скоро ему ты скажешь,
какой закон ты познала,
  bisne on breostum,
þæs þu gebod godes
истину в сердце,
с которой усердно
  lare læstes,
he þone laðan strið,
волю вышнего исполняешь,
и тогда он свое невежество,
  yfel andwyrde
an forlæteð
бунт нечестивый
навсегда забудет,
340 on breostcofan,
swa wit him bu tu
от непокорства откажется,
коль скоро мы оба скажем,
(575) an sped sprecað.
Span þu hine georne
что о счастье его печемся:
увещай же его усердно,
  þæt he þine lare læste,
þy læs gyt lað gode,
чтобы слово твое он услышал,
а не то повелителю станете
  incrum waldende,
weorðan þyrfen.
вы ненавистны,
вышнему государю;
  Gif þu þæt angin fremest,
idesa seo betste,
но если, лучшая из женщин,
все получится, как мы замыслили,
345 forhele ic incrum herran
þæt me hearmes swa fela
не передам я тогда владыке,
как этот Адам сегодня
(580) Adam gespræc,
eargra worda.
речами бесчинными
меня бесчестил,
  Tyhð me untryowða,
cwyð þæt ic seo teonum georn,
обличал меня начальником злобы,
мол, я причина и вестник
  gramum ambyhtsecg,
nales godes engel.
бездны бед,
а не божий ангел;
  Ac ic cann ealle swa geare
engla gebyrdo,
мне же ведомы вышние
своды неба,
350 heah heofona gehlidu;
wæs seo hwil þæs lang
и повадка известна
ангельская, ибо от века
(585) þæt ic geornlice
gode þegnode
всем сердцем
я служил усердно
  þurh holdne hyge,
herran minum,
господу благому,
всемогущему Богу,
  drihtne selfum;
ne eom ic deofle gelic.»
моему владыке;
я не подобен диаволу».
  Lædde hie swa mid ligenum
and mid listum speon
Так завлекал ее злокозненный,
покуда лукавому слову,
355 idese on þæt unriht,
oðþæt hire on innan ongan
лжи его женщина не подпала,
и в душе ее шевельнулась
(590) weallan wyrmes geþeaht,
(hæfde hire wacran hige
мысль змея,–
ибо меньшей силой духа
  metod gemearcod),
þæt heo hire mod ongan
наделил ее повелитель, —
слабая, она внимала
  lætan æfter þam larum;
forþon heo æt þam laðan onfeng
речам злочинным,
и получила от проклятого
  ofer drihtnes word
deaðes beames
с древа запретного,
завет поправши,
360 weorcsumne wæstm.
Ne wearð wyrse dæd
плод пагубный —
плоше этого не было
(595) monnum gemearcod!
þæt is micel wundor
дела содеяно:
дивно и непостижимо,
  þæt hit ece god
æfre wolde
как же он попустил,
властитель вечный,
  þeoden þolian,
þæt wurde þegn swa monig
как же стерпел господь,
что подпали соблазну
  forlædd be þam lygenum
þe for þam larum com.
лживому столько мужей,
жаждавших правды,
365 Heo þa þæs ofætes æt,
alwaldan bræc
Вот, от плода отведала,
вышла из воли господней,
(600) word and willan.
þa meahte heo wide geseon
от заповеди отказалась, —
и глаза ее вдруг прозрели:
  þurh þæs laðan læn
þe hie mid ligenum beswac,
так подействовал
дар злодейский,
  dearnenga bedrog,
þe hire for his dædum com,
совратил ее богопротивник,
обольстил ее мороком:
  þæt hire þuhte hwitre
heofon and eorðe,
показались ей светозарней
земь и небо,
370 and eall þeos woruld wlitigre,
and geweorc godes
и окрестности еще прекрасней,
и все творенье господне
(605) micel and mihtig,
þeah heo hit þurh monnes geþeaht
великолепным и многовеликим,
хоть не слабым своим разуменье!
  ne sceawode;
ac se sceaða georne
она этот мир познала,
но сном ее душу
  swicode ymb þa sawle
þe hire ær þa siene onlah,
обольщал со тщанием
враг, обещавший,
  þæt heo swa wide
wlitan meahte
что даст ей мирозданья
даль увидеть
375 ofer heofonrice.
þa se forhatena spræc
и царство небесное;
и сказал злобесный,
(610) þurh feondscipe
(nalles he hie freme lærde):
молвил злоумышленник
нимало ей не во благо:
  «þu meaht nu þe self geseon,
swa ic hit þe secgan ne þearf,
«Убедись, погляди-ка,
нет нужды говорить об этом,
  Eue seo gode,
þæt þe is ungelic
благословенная Ева,
сколь необыкновенны,
  wlite and wæstmas,
siððan þu minum wordum getruwodest,
отличны от прежних стали
красота и обличья;
380 læstes mine lare.
Nu scineð þe leoht fore
ты последовала моему совету —
и свет для тебя отныне
(615) glædlic ongean
þæt ic from gode brohte
ярче сияет
ясный, мной принесенный
  hwit of heofonum;
nu þu his hrinan meaht.
с небес от Бога;
благу ты причастилась;
  Sæge Adame
hwilce þu gesihðe hæfst
передай же Адаму,
что добрую принес я
  þurh minne cime cræfta.
Gif giet þurh cuscne siodo
глазам твоим зоркость, —
образумится он и раскается,
385 læst mina lara,
þonne gife ic him þæs leohtes genog
и, последовав моему совету,
свет в преизбытке получит,
(620) þæs ic þe swa godes
gegired hæbbe.
будто плоть твою великолепным
облек я покровом;
  Ne wite ic him þa womcwidas,
þeah he his wyrðe ne sie
я прощаю его злословье,
хоть и не по заслугам
  to alætanne;
þæs fela he me laðes spræc.»
ему эта милость,
глумившемуся надо мною,
  Swa hire eaforan sculon
æfter lybban:
но так же его потомкам
достанется благо:
390 þonne hie lað gedoð,
hie sculon lufe wyrcean,
содеяв недоброе,
они владыку умилостивят,
(625) betan heora hearran hearmcwyde
ond habban his hyldo forð.
злом вину загладят
и заслужат его благоволение».
  þa gieng to Adame
idesa scenost,
Поспешила она к Адаму,
совершеннейшая из жен,
  wifa wlitegost
þe on woruld come,
прекраснейшая из женщин,
что жить в этом мире будут,
  forþon heo wæs handgeweorc
heofoncyninges,
чудеснейшее созданье
государя небесного,
395 þeah heo þa dearnenga
fordon wurde,
тайно совращенная
увещаньем ложным,
(630) forlæd mid ligenum,
þæt hie lað gode
обманутая лукавым —
так злокозненный мыслил, —
  þurh þæs wraðan geþanc
weorðan sceolden,
чтобы кара божья,
казнь их постигла
  þurh þæs deofles searo
dom forlætan,
из-за коварства злобесного,
чтобы небесного царства
  hierran hyldo,
hefonrices þolian
благодать навсегда утратили
вместе с милостью всеподателя;
400 monige hwile.
Bið þam men full wa
часто будет печалиться
злосчастный смертный,
(635) þe hine ne warnað
þonne he his geweald hafað!
что слабый, сам он
не сберег свою славу.
  Sum heo hire on handum bær,
sum hire æt heortan læg,
Одно у нее в ладонях,
одно в утробе
  æppel unsælga,
þone hire ær forbead
яблоко лежало —
бежать ей приказывал
  drihtna drihten,
deaðbeames ofet,
государь государей
от плодов смертельных,
405 and þæt word acwæð
wuldres aldor,
он их заповедал,
вышний славоподатель,
(640) þæt þæt micle morð
menn ne þorfton
дабы ужасной смерти
несметное племя
  þegnas þolian,
ac he þeoda gehwam
человеческое не ведало,
но даровал бы каждому
  hefonrice forgeaf,
halig drihten,
долю благую
в горнем крае
  widbradne welan,
gif hie þone wæstm an
святой властитель,
когда не прельстило бы
410 lætan wolden
þe þæt laðe treow
людей это дерево
плодами, напоенными
(645) on his bogum bær,
bitre gefylled;
горечью погибельной,
господом проклятыми, —
  þæt wæs deaðes beam
þe him drihten forbead.
это древо смерти
запретно было,
  Forlec hie þa mid ligenum
se wæs lað gode,
но совратил он,
богопротивник,
  on hete heofoncyninges,
and hyge Euan,
враждуя с небодержцем,
душу Евы:
415 wifes wac geþoht,
þæt heo ongan his wordum truwian,
умом слабомыслая,
внимала она усердно
(650) læstan his lare,
and geleafan nom
словам его и советам,
и уверовала,
  þæt he þa bysene from gode
brungen hæfde
будто от Бога
с небес принес он
  þe he hire swa wærlice
wordum sægde,
Сладкоречивое
свое поученье,
  iewde hire tacen
and treowa gehet,
и дал ей знамение,
и добро и знание
420 his holdne hyge.
þa heo to hire hearran spræc:
дать обязался;
и сказала она хозяину:
(655) «Adam, frea min,
þis ofet is swa swete,
«Адам, господин мой,
сладимо это яблоко,
  bliðe on breostum,
and þes boda sciene,
отрадно для утробы,
и прекрасен посланец,
  godes engel god,
ic on his gearwan geseo
добрый ангел вседержца,
и по одеждам видно,
  þæt he is ærendsecg
uncres hearran,
что есть он вестник
вышнего владыки,
425 hefoncyninges.
His hyldo is unc betere
господа горнего, —
его же благую милость
(660) to gewinnanne
þonne his wiðermedo.
лучше заслужим ныне,
чем неблагосклонность;
  Gif þu him heodæg wuht
hearmes gesprece,
слово злое,
хулу нечестивую
  he forgifð hit þeah,
gif wit him geongordom
тебе он забудет,
коль скоро будем
  læstan willað.
Hwæt scal þe swa laðlic strið
ему послушны,
Зачем же тебе с посланцем
430 wið þines hearran bodan?
Unc is his hyldo þearf;
спорить с господним? —
польза от него немалая:
(665) he mæg unc ærendian
to þam alwaldan,
от нас он носит
на небо вести
  heofoncyninge.
Ic mæg heonon geseon
господу всемогущему;
могу я взглядом
  hwær he sylf siteð,
(þæt is suð and east),
достать до его престола —
там, на юго-востоке
  welan bewunden,
se ðas woruld gesceop;
он сидит, благодатный
создатель мира;
435 geseo ic him his englas
ymbe hweorfan
вижу и воинство ангельское —
вот оно вьется,
(670) mid feðerhaman,
ealra folca mæst,
племя великое,
на легких крыльях,
  wereda wynsumast.
Hwa meahte me swelc gewit gifan,
рать многорадостная;
откуда же разум,
  gif hit gegnunga
god ne onsende,
коль не с небес,
не от Бога послан
  heofones waldend?
Gehyran mæg ic rume
дар, от вседержца, —
слух чудесный
440 and swa wide geseon
on woruld ealle
и взор столь зоркий,
что земь я вижу и небо
(675) ofer þas sidan gesceaft,
ic mæg swegles gamen
до самых дальних пределов,
и даже ангельское ликованье
  gehyran on heofnum.
Wearð me on hige leohte
ныне мне внятно;
озарена сияньем
  utan and innan,
siðþan ic þæs ofætes onbat.
я вся и сердце,
вкусив от яблока;
  Nu hæbbe ic his her on handa,
herra se goda;
погляди, господин мой,
этот в моих ладонях
445 gife ic hit þe georne.
Ic gelyfe þæt hit from gode come,
принесла я тебе во благо
плод, ибо верю,
(680) broht from his bysene,
þæs me þes boda sægde
нам он подарен небом,
как этот гонец поведал
  wærum wordum.
Hit nis wuhte gelic
сладкоречивый;
отличается он от прочих,
  elles on eorðan,
buton swa þes ar sægeð,
от иных, земных,
ибо ныне, сказал мне вестник,
  þæt hit gegnunga
from gode come.»
он господом был послан
из горнего края».
450 Hio spræc him þicce to
and speon hine ealne dæg
Так не раз ему повторяла
и корила с утра до ночи,
(685) on þa dimman dæd
þæt hie drihtnes heora
к злодейскому делу
побуждая, покуда оба
  willan bræcon.
Stod se wraða boda,
господней воли не преступили;
и стоял гонец преисподней,
  legde him lustas on
and mid listum speon,
и распалял в них желанья,
и ловко их морочил,
  fylgde him frecne;
wæs se feond full neah
по пятам их ступая,
падший ангел,
455 þe on þa frecnan fyrd
gefaren hæfde
хитрый, своей охотой
в дерзкий поход пустившийся
(690) ofer langne weg;
leode hogode
к дальним пределам,
дабы людей обречь
  on þæt micle morð
men forweorpan,
смерти, ибо замыслил
несметный род человеческий
  forlæran and forlædan,
þæt hie læn godes,
извести, совратив, —
всевластителя благодаянье,
  ælmihtiges gife
an forleten,
дар владыки
навсегда бы отринули,
460 heofenrices geweald.
Hwæt, se hellsceaða
обладанье небесным царством,
Да, исчадию бездны
(695) gearwe wiste
þæt hie godes yrre
известно было,
что ненавистные Богу
  habban sceoldon
and hellgeþwing,
не милость заслужат,
но муки адские
  þone nearwan nið
niede onfon,
они познают,
казнимы будут
  siððan hie gebod godes
forbrocen hæfdon,
от заповеди отказавшиеся,
наказания не избегнут,
465 þa he forlærde
mid ligenwordum
и завлекал он,
лукавый диавол,
(700) to þam unræde
idese sciene,
лживыми посулами
женщину прекрасноликую,
  wifa wlitegost,
þæt heo on his willan spræc,
жену несравненную,
и она за ним повторяла, —
  wæs him on helpe
handweorc godes
стала ему подспорьем
тварь господняя
  to forlæranne.
………
в преступлении…
………
470 Heo spræc ða to Adame
idesa sceonost
Долго Адаму
она твердила,
(705) ful þiclice,
oð þam þegne ongan
прекраснейшая супруга,
покуда разумом не склонился
  his hige hweorfan,
þæt he þam gehate getruwode
муж к тому же,
внимая доверчиво
  þe him þæt wif
wordum sægde.
обещаниям сладкоречивым,
что получил он от женщины;
  Heo dyde hit þeah þurh holdne hyge,
nyste þæt þær hearma swa fela,
то благим она полагала,
не ведая, что погибель
475 fyrenearfeða,
fylgean sceolde
навлечет она и злосчастье,
и печали несметные
(710) monna cynne,
þæs heo on mod genam
на все племена земные,
жена, обманувшись,
  þæt heo þæs laðan bodan
larum hyrde,
славам зловестннка
и советам его поверив,
  ac wende þæt heo hyldo
heofoncyninges
ибо думала, благодарность
государя небесного
  worhte mid þam wordum
þe heo þam were swelce
заслужит, коль будет послушна;
мужу славному
480 tacen oðiewde
and treowe gehet,
такие знамения показывала
и знанием завлекала,
(715) oðþæt Adame
innan breostum
что даже Адам,
духом смутившись,
  his hyge hwyrfde
and his heorte ongann
пал в своих помыслах,
подпал ее воле,
  wendan to hire willan.
He æt þam wife onfeng
перед ней склонился:
от жены получил он
  helle and hinnsið,
þeah hit nære haten swa,
Ад и Смерть,
не имевшие еще названья,
485 ac hit ofetes noman
agan sceolde;
но от плода пойдут
подобные имена:
(720) hit wæs þeah deaðes swefn
and deofles gespon,
дремота смертная,
морок диавольский,
  hell and hinnsið
and hæleða forlor,
пагуба, преисподняя,
успение человеческое,
  menniscra morð,
þæt hie to mete dædon,
мужей уничтоженье —
все от плода ужасного,
  ofet unfæle.
Swa hit him on innan com,
вкушенного ими.
Вошел он в утробу,
490 hran æt heortan,
hloh þa and plegode
лег он на сердце, —
возвеселился посланный
(725) boda bitre gehugod,
sægde begra þanc
злоумышленник и со смехом
за двоих своему господину
  hearran sinum:
«Nu hæbbe ic þine hyldo me
воздал благодарностью:
«Мой государь, отныне
  witode geworhte,
and þinne willan gelæst
заручился я твоим попечением,
порученье твое исполнив:
  to ful monegum dæge.
Men synt forlædde,
на веки вечные
человеки пали,
495 Adam and Eue.
Him is unhyldo
Адам и Ева;
гневом отныне
(730) waldendes witod,
nu hie wordcwyde his,
господь исполнится,
ибо завет его преступили
  lare forleton.
Forþon hie leng ne magon
и от заповеди отказались, —
не хозяева они больше
  healdan heofonrice,
ac hie to helle sculon
в краю небесном,
но в бездны ада
  on þone sweartan sið.
Swa þu his sorge ne þearft
по черной стезе повлачатся;
не о чем тебе печалиться
500 beran on þinum breostum,
þær þu gebunden ligst,
там, в цепях, в преисподней,
полно, многомогучий,
(735) murnan on mode,
þæt her men bun
душой сокрушаться
о том, что они вкушают,
  þone hean heofon,
þeah wit hearmas nu,
люди, вечное благо,
мы же лютое горе,
  þreaweorc þoliað,
and þystre land,
мучения претерпеваем
в пучине мрачной,
  and þurh þin micle mod
monig forleton
о том, что, великий духом,
увлек ты многих
505 on heofonrice
heahgetimbro,
от дворцов драгоценных
царства горнего,
(740) godlice geardas.
Unc wearð god yrre
от залов несказанно высоких,
за что наказал властитель
  forþon wit him noldon
on heofonrice
нас, ибо на небе
мы пред ним не склонил
  hnigan mid heafdum
halgum drihtne
гордые головы,
господу не покорялись,
  þurh geongordom;
ac unc gegenge ne wæs
Богу небесному, —
не подобало нам,
510 þæt wit him on þegnscipe
þeowian wolden.
служа державному,
перед ним унижаться;
(745) Forþon unc waldend wearð
wrað on mode,
тогда же владыки
дух неумолимый
  on hyge hearde,
and us on helle bedraf,
гневом воспламенился,
и нас изгнал он,
  on þæt fyr fylde
folca mæste,
в огонь извергая
наимогучее воинство;
  and mid handum his
eft on heofonrice
но много на небе
он новых создал,
515 rihte rodorstolas
and þæt rice forgeaf
поставил престолов,
и достались владенья эти
(750) monna cynne.
Mæg þin mod wesan
роду людскому.
Да возрадуется ныне
  bliðe on breostum,
forþon her synt bu tu gedon:
в груди твоей сердце —
мы победили дважды:
  ge þæt hæleða bearn
heofonrice sculon
на небесах высоких
семя людское
  leode forlætan
and on þæt lig to þe
не пребудет, но в бездну
к тебе направятся
520 hate hweorfan,
eac is hearm gode,
люди, в пламя;
злая то будет новость,
(755) modsorg gemacod.
Swa hwæt swa wit her morðres þoliað,
горе господу, —
от него принимаем муку,
  hit is nu Adame
eall forgolden
но воздадутся Адаму
все страдания наши
  mid hearran hete
and mid hæleða forlore,
господним гневом,
пагубой для земнородных,
  monnum mid morðes cwealme.
Forþon is min mod gehæled,
смертной мукой;
потому-то воспрял я сердцем,
525 hyge ymb heortan gerume,
ealle synt uncre hearmas gewrecene
духом я возродился,
ибо воздать за скорби
(760) laðes þæt wit lange þoledon.
Nu wille ic eft þam lige near,
мы сумели злой местью.
К месту геенскому,
  Satan ic þær secan wille;
he is on þære sweartan helle
К Сатане вернусь я:
там он, на дне, во мраке
  hæft mid hringa gesponne.»
Hwearf him eft niðer
окован цепями кольчатыми».
Вспять он пустился, взыскуя,
  boda bitresta;
sceolde he þa bradan ligas
злой посланец,
к пламени необъятному
530 secan helle gehliðo,
þær his hearra læg
стези обратной и врат преисподней,
где начальник рати диавольской
(765) simon gesæled.
Sorgedon ba twa,
там, в цепях, обретался.
Адам и Ева
  Adam and Eue,
and him oft betuh
печалились, и звучали
часто между ними
  gnornword gengdon;
godes him ondredon,
укоры и скорбные речи;
кары божией,
  heora herran hete,
heofoncyninges nið
лишений они страшились,
решения небодержца,
535 swiðe onsæton;
selfe forstodon
опалы господней;
падшие уповали…
(770) his word onwended.
þæt wif gnornode,
как было обещано;
скорбила женщина,
  hof hreowigmod,
(hæfde hyldo godes,
душой сокрушалась,
ибо она лишилась
  lare forlæten),
þa heo þæt leoht geseah
дара чародейного,
когда увидала,
  ellor scriðan
þæt hire þurh untreowa
как ускользает светозарный
свет, что показал ей
540 tacen iewde
se him þone teonan geræd,
знамение ложное, ибо знал он,
что будут казнимые, обманутые,
(775) þæt hie helle nið
habban sceoldon,
пытку терпеть
в преисподней огненной,
  hynða unrim;
forþam him higesorga
и не счесть их несчастий;
печаль неизбывную
  burnon on breostum.
Hwilum to gebede feollon
в сердце они носили;
и просили, ниц павши,
  sinhiwan somed,
and sigedrihten
бедные и скорбящие,
всепобедного звали,
545 godne gretton
and god nemdon,
славили благость
его, всевластного,
(780) heofones waldend,
and hine bædon
господа горнего
в горьких своих молитвах
  þæt hie his hearmsceare
habban mosten,
о наказанье молили,
ибо грозу его с радостью,
  georne fulgangan,
þa hie godes hæfdon
кару и казнь воспримут,
коль скоро перед господином
  bodscipe abrocen.
Bare hie gesawon
они провинились,
И узнали они, что наги,
550 heora lichaman;
næfdon on þam lande þa giet
что гола их плоть,
ибо платья и крова
(785) sælða gesetena,
ne hie sorge wiht
на земле не имели,
и ни малой заботы не ведали,
  weorces wiston,
ac hie wel meahton
и в нужде не труждались,
но владели бы беспредельным,
  libban on þam lande,
gif hie wolden lare godes
там обитая, достатком,
когда бы чтили Бога
  forweard fremman.
þa hie fela spræcon
и заветы его.
Толковали неразлучные
555 sorhworda somed,
sinhiwan twa.
супруги между собою —
грустно им было;
(790) Adam gemælde
and to Euan spræc:
молвил Адам,
внимала Ева:
  «Hwæt, þu Eue, hæfst
yfele gemearcod
«Увы тебе, Ева,
навеки ты погубила
  uncer sylfra sið.
Gesyhst þu nu þa sweartan helle
удел людей.
Разгляди-ка теперь геенну
  grædige and gifre.
Nu þu hie grimman meaht
злую, голодную:
слышь, как беснуется
560 heonane gehyran.
Nis heofonrice
эта бездна.
Ведь небесное царство
(795) gelic þam lige,
ac þis is landa betst,
не ела же с тем, наихудшим:
здесь, наверху, могли бы
  þæt wit þurh uncres hearran þanc
habban moston,
мы по милости божьей
владеть имением наилучшим,
  þær þu þam ne hierde
þe unc þisne hearm geræd,
не слушай мы злого
посла, по вине которого
  þæt wit waldendes
word forbræcon,
слово всевластного
мы бесславно нарушили,
565 heofoncyninges.
Nu wit hreowige magon
преступили завет господний,
и теперь трепещем в страхе,
(800) sorgian for þis siðe.
Forþon he unc self bebead
поджидая своего государя,
ведь недаром сказал он,
  þæt wit unc wite
warian sceolden,
чтобы мы сами,
себя спасая,
  hearma mæstne.
Nu slit me hunger and þurst
бежали бы от ужасной казни.
Ныне жажда и голод
  bitre on breostum,
þæs wit begra ær
грудь мне ранят,
а раньше не было
570 wæron orsorge
on ealle tid.
подобных страдании,
беды мы не знали;
(805) Hu sculon wit nu libban
oððe on þys lande wesan,
как же нам быть обоим,
как прозябать мы станем,
  gif her wind cymð,
westan oððe eastan,
коль скоро ветер накинется
с заката или с восхода,
  suðan oððe norðan?
Gesweorc up færeð,
с полночи или с полдня;
или заполнят небо
  cymeð hægles scur
hefone getenge,
градобойные тучи и в изобилье
град с небес просипят;
575 færeð forst on gemang,
se byð fyrnum ceald.
или вдруг морозы …
мерзнут земнородные;
(810) Hwilum of heofnum
hate scineð,
или в небесах высоких
солнце станет,
  blicð þeos beorhte sunne,
and wit her baru standað,
жар безжалостный,–
как же нам жить нагими
  unwered wædo.
Nys unc wuht beforan
здесь, без одежды?
и где же найдем укрытье,
  to scursceade,
ne sceattes wiht
годное от непогоды? —
и на сегодня не хватит
580 to mete gemearcod,
ac unc is mihtig god,
запаса пищи,
а господь всемогущий
(815) waldend wraðmod.
To hwon sculon wit weorðan nu?
на небе гневен, —
и что же с нами станется?
  Nu me mæg hreowan
þæt ic bæd heofnes god,
Но пуще всего жалею,
что я молил всевластного,
  waldend þone godan,
þæt he þe her worhte to me
доброго небодержца
сделать жену мне
  of liðum minum,
nu þu me forlæred hæfst
из бедра моего, супругу,
ибо страшный гнев божий
585 on mines herran hete.
Swa me nu hreowan mæg
ты призвала на человека,
и всегда, и вовеки
(820) æfre to aldre
þæt ic þe minum eagum geseah.»
я печалиться буду,
зачем я тебя увидел».
  ða spræc Eue eft,
idesa scienost,
И сказала супругу Ева,
прекраснейшая из жен,
  wifa wlitegost;
hie wæs geweorc godes,
совершеннейшая из женщин, —
лжи диавольской
  þeah heo þa on deofles cræft
bedroren wurde:
она подпала,
во господним была созданьем:
590 «þu meaht hit me witan,
wine min Adam,
«Муж мой, Адам,
ты можешь по справедливости
(825) wordum þinum;
hit þe þeah wyrs ne mæg
проклинать меня ныне,
но ты сильнее не можешь
  on þinum hyge hreowan
þonne hit me æt heortan deð.»
душой сокрушаться,
чем я сокрушаюсь сердцем».
  Hire þa Adam
andswarode:
Тогда супруге
Адам ответил:
  «Gif ic waldendes
willan cuðe,
«Знать бы, к чему присудит
меня всесильный,
595 hwæt ic his to hearmsceare
habban sceolde,
какую прикажет
кару вынести, —
(830) ne gesawe þu no sniomor,
þeah me on sæ wadan
прежде надо было беречься, —
обречь меня может
  hete heofones god
heonone nu þa,
господня воля
теперь по океанским
  on flod faran,
nære he firnum þæs deop,
путям скитаться,
но не столь обширна,
  merestream þæs micel,
þæt his o min mod getweode,
не столь глубока бездна,
чтобы в небесном я усомнился
600 ac ic to þam grunde genge,
gif ic godes meahte
и в пекло преисподнее
по господнему слову
(835) willan gewyrcean.
Nis me on worulde niod
я готов спуститься;
не станет мне отрадой
  æniges þegnscipes,
nu ic mines þeodnes hafa
здесь никакое дело,
когда мы государеву
  hyldo forworhte,
þæt ic hie habban ne mæg.
любовь утратили
и вновь обрести не сможем.
  Ac wit þus baru ne magon
bu tu ætsomne
Но голыми, нагими
негоже нам вместе
605 wesan to wuhte.
Uton gan on þysne weald innan,
стоять под небесами:
в лесу укроемся,
(840) on þisses holtes hleo.»
Hwurfon hie ba twa,
в роще под деревьями».
И направились оба
  togengdon gnorngende
on þone grenan weald,
в тот лес зеленый,
пошли, удрученные,
  sæton onsundran,
bidan selfes gesceapu
сели порознь,
всесильного ожидая
  heofoncyninges,
þa hie þa habban ne moston
суда небодержца,
уже не владея прежним
610 þe him ær forgeaf
ælmihtig god.
благим богатством,
от господа дарованным.
(845) þa hie heora lichoman
leafum beþeahton,
Травами они прикрыли
чресла свои нагие,
  weredon mid ðy wealde,
wæda ne hæfdon;
листвой древесной:
неизвестны им были ткани,
  ac hie on gebed feollon
bu tu ætsomne
но, ниц склоняясь,
они совместно
  morgena gehwilce,
bædon mihtigne
на рассветах взывали
к всевышнему владыке,
615 þæt hie ne forgeate
god ælmihtig,
дабы не забыл их
Бог всемогущий,
(850) and him gewisade
waldend se goda,
дабы подал им
добрый властитель
  hu hie on þam leohte forð
libban sceolden.
совет, как жить им
на этом свете.

Примечания

Под таким названием публикуется перевод знаменитых в истории германской филологии строк 235–851 (в нашем переводе они нумеруются с 1 ст.) стихотворной «Книги Бытия» — первой из четырех поэм, составляющих «Codex Junius» и в течение долгого времени приписывавшихся Кэдмону (см. прим. к «Гимну Кэдмона»). Своей самобытностью (остальная часть «Книги Бытия» представляет собой пространный пересказ канонического библейского текста), необычайной художественной яркостью, а также рядом формальных особенностей — стихотворных и языковых — этот отрывок давно привлекал к себе внимание исследователей. Еще в 1826 г. было высказано предположение (Conybearе), что он представляет собой интерполяцию в основном тексте «Книги Бытия» части другой самостоятельной поэмы. Теория интерполяций на сей раз получила блестящее подтверждение. В 1875 г. Э. Сиверс посвятил строкам 235–851 специальную работу (Sievers E. Der Heliand und die angelsachsische Genesis. Halle, 1875). Обратив внимание на далеко идущее сходство языка отрывка (необычная для древнеанглийской поэзии лексика) в его стиха (беспорядочное чередование нормальных аллитерационных строк с гиперметрическими), Сиверс выразил убеждение, что строки 235–851 являются поздним (X в.) переводом неизвестной древнесаксонской поэмы, автора которой Сивере счел возможным отождествить с автором древнесаксонской поэмы VIII в. «Хелианд». В 1894 г. произошло знаменательное событие: в библиотеке Ватикана был обнаружен, вместе с двумя другими фрагментами, фрагмент древнесаксонской рукописи, содержащей текст, за 19 лет до этого реконструированный Сиверсом (25 строк, соответствующих строкам 791–817 древнеанглийской «Книги Бытия»). Ввиду большого сходства между древнесаксонским и древнеанглийским языками (особенно в поэзии), оба текста, обозначаемые по традиции как «оригинал» и «перевод», относятся друг к другу скорее как разнодиалектные варианты: большинство строк различаются лишь фонетикой и морфологией слов, изменения, вносимые англосаксонским переводчиком, ничем не отличаются по существу от вариантов, возникающих при переписке (ср. с. 207 наст. изд.). Находка не устранила всех текстологических трудностей, связанных с древнеанглийским текстом: до сих пор, в частности, неизвестно, представляет ли он законченную поэму, частично совпадающую с известной по трем фрагментам древнесаксонской поэмой, или относительно самостоятельную часть произведения большего объема. Стало, однако, несомненным, что тематическое единство поэм, составляющих «Codex Junius», не дает основания для атрибуции их одному автору и не исключает значительного хронологического разрыва между ними. С этого времени за интерполированными строками «Книги Бытия» в науке закрепилось название «Genesis В», или «The later Genesis». Последнее название оправдывается предположительной датировкой древнеанглийского текста (X в.). Но древнесаксонский оригинал восходит, по всей видимости, к значительно более ранней эпохе (VIII в.), отражая влияние на саксонскую христианскую поэзию традиции, процветающей в эту эпоху в Англии. Тем самым (парадокс развития традиции!) вместе с «Поздней книгой Бытия» в Англию вернулись некоторые черты «раннего» эпического стиля (ср. с. 181 наст. изд.).

Открытие Сиверса вновь привлекло внимание к другой, имеющей долгую историю, проблеме, связанной с данным памятником. В «Грехопадении» видят иногда один из основных источниквв «Потерянного рая» Мильтона. Отмечают множество текстуальных совпадений (ср. прим. к ст. 45–46, 75–93, 104–121 перевода) и большое композиционное сходство обоих произведений, которые с равным правом могли бы именоваться «Потерянным Раем». Хронологическое взаимодействие их судеб делает эти черты сходства особенно примечательными. «Потерянный Рай» был опубликован в 1667 г., т. е. через 12 лет после того, как увидел свет в Амстердаме «Codex Junius» (см. прим. к «Гимну Кэдмона»). Нет ничего невероятного в том, что Мильтон узнал содержание поэмы от Юниуса, долгое время жившего в Англии. Эта привлекательная гипотеза, однако, недоказуема. Разительное сходство обоих произведений может объясняться и тем, что оба они, несмотря на разделяющие их столетия, основывались на общих, недостаточно известных современным исследователям, источниках. Указывают на один из таких источников — латинскую поэму венского епископа Авита (Avitus, сер. V в.) «De Mosaicae Historiae Gestis Libri Quinque», упоминаемую таким автором раннего средневековья, как Алкуин и, с другой стороны, известную по нескольким изданиям XVI–XVII вв. Как бы ни решался вопрос об историко-литературной связи обоих поэм, остается несомненным: среди предшествующих «Потерянному Раю» произведений на данный сюжет нет ни одного, которое было бы более достойно сравнения с поэмой Мильтона, чем эта затерянная в англосаксонской рукописи и лишь недавно оцененная по достоинству поэма.

Вопрос об источниках «Грехопадения», несмотря на значительную посвященную ему литературу, остается весьма запутанным. Множество нитей связывает этот памятник с современной ему традицией, но наиболее интересные его черты не находят параллелей, побуждая исследователей говорить об авторе «Грехопадения» как о редкостно самобытном и оригинальном поэте (ср. Timmer В. J. The later Genesis. Oxford, 1948, p. 47–48).

«Грехопадение» принадлежит традиции, почти не отраженной в канонической библейской Книге Бытия. Змей, соблазнивший Еву, не отождествляется в Библии с Сатаной (Быт. гл. III), да и сам Сатана, упоминаемый в связи с грехопадением в основном в поздних книгах Библии — у пророков (ср. Премудр. Солом. 2, 24) и в Новом Завете (ср. 2 Петр. 2, 4; Иуд. 1, 6; Откр. 12, 7–9; 20, 2), имеет здесь еще мало общего с образом, сложившимся в средневековой европейской традиции. Создание легенды о восстании ангелов и связанной с нею легенды о грехопадении человека отчасти прослеживается по апокрифической литературе (Книга Еноха, Книга Адама и Евы), находя завершение в сочинениях отцов церкви, где легенда становится составной частью доктрины, а также в более поздних экзегетических комментариях на Шестоднев («Hexaemeron»). Комментарии эти, целью которых мыслилось раскрытие сокровенного смысла Священного Писания, на деле нередко несли на себе печать собственного творчества их авторов (см.: Майоров Г. Г. Формирование средневековой философии: латинская патристика. М., 1979, с. 35 след.). В западной церкви они восходят к блаженному Августину, особенно его «De civitate Dei» («О граде божьем»). Но древнегерманская поэма едва ли прямо сообщается с патристикой или такими высокоучеными богословскими трактатами, как «Hexaemeron» Бэды Достопочтенного. Более вероятно, что между теологическими комментариями, в которых выкристаллизировалась официальная версия грехопадения, и драматическим повествованием поэмы из Кодекса Юниуса были и сыгравшие роль связующего звена сочинения, авторы которых искали путей к сближению августинской доктрины с представлениями новообращенных христиан в германских странах. Еще дальше могла зайти популяризация учения церкви в устных проповедях на Шестоднев, обращенных к непросвещенной пастве. Если о последних нам ничего не известно, то попытки приспособить доктрину к понятиям читателей несомненны у таких авторов, как Алкуин. В сочинении «Interrogationes et responsiones in Genesis» ответы на расспросы германца по имени Сигевульф позволяют Алкуину соединить неясные, а иногда и способные привести верующего в смущение фразы Писания в связное «эпическое» повествование. Сигевульф интересуется прежде всего мотивами поступков, что дает право Дж. Эвансу заметить: «вопросы Сигевульфа вполне естественно пришли бы на ум аудитории, усвоившей себе понятия германского эпоса» (Evans J. M. Genesis В and its Background. — Review of English Studies, vol. 14, 1963, p. 4). Так, он спрашивает, с какой целью были посажены в райском саду древо жизни и древо познания (ср. прим. к ст. 226–264 «Грехопадения»); отчего дьявол относится враждебно к человеку (ср. прим. к ст. 122–207); почему Ева поверила Змею (ср. прим. к ст. 314–315). В стихотворном «Грехопадении», однако, мотивы поступков персонажей трактуются сплошь да рядом совершенно иначе, чем толкует их Алкуин, верный ортодоксальному учению церкви. Некоторый дополнительный свет на поэму проливает литературная традиция эпохи — латинские поэмы IV–VI вв. Среди сочинений, имеющих точки соприкосновения с «Грехопадением» (сочинения Драконтия, Киприана Галльского и других авторов), особенно выделяют (впервые у Сиверса) уже упомянутую поэму венского епископа Авита (ср. ниже в прим.).

Большую роль для правильного понимания самобытности «Грехопадения» сыграли исследования последних десятилетий, в которых выясняется связь поэмы с традицией германского героического эпоса: Evans J. M. Op. cit.; Idem. Paradise lost and the Genesis tradition. Oxford, 1968; Woolf R. E. The devil in Old English poetry. — Review of English Studies (New Series), vol. 4, N 13, p. 1–12; Cherniss M. Op. cit., p. 151–170.

Настоящий перевод выполнен в основном по изданию: Behagel О. Der Heliand und die angelsächsische Genesis. Halle, 1910, p. 211–234.


1–2 «…и от прочего вкушайте… поганых плодов бегите…» — Этими словами бог запрещает Адаму и Еве есть плоды древа смерти; последнее занимает в «Грехопадении» место библейского древа познания добра и зла. Ср.: «а от древа познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 1, 17). См. подробнее прим, к ст. 226 след.

12–13 Государь-всевладетель… мановением десницы… — Неожиданное, но встречающееся в древнеанглийском эпосе (ср. рассказ о происхождении Гренделя в ст. 106 след. «Беовульфа») нарушение временной последовательности повествования. Как явствует из дальнейшего текста (ср. ст. 161), поэт относит сотворение ангелов и их падение в согласии с современным ему учением церкви к временам, предшествующим созданию человека и видимого мира. В ранней патристике вопрос о том, что произошло прежде — сотворение человека или отпадение ангелов — не считался решенным. Существовало мнение (Татиан, Юстин Мученик), что низвержение Сатаны в ад — наказание за искушение человека.

12 …десять ангельских родов… — Привычное англосаксам понятие «род» (cyn) подставлено здесь на место ангельских иерархий. Отцы церкви учили (впервые у Псевдо-Дионисия), что ангелы принадлежат к трем иерархиям, которые, в свою очередь, подразделяются на три чина: Серафимы, Херувимы, Престолы; Господства, Силы, Власти; Начала, Архангелы, Ангелы.

17 …своими дланями плоть их вылепил… — Существа потустороннего мира представляются поэту вполне материальными. В древнеанглийской поэме не может найтись места для теологического спора о том, имеют ли ангелы эфирные тела или они совсем бестелесны.

23–24 …благодарностью, как должно… тогда бы служил он дольше… — Тема служения господину одна из центральных в поэме. Небесное воинство всюду приравнивается к дружине вождя или (если учесть «феодализированную» саксонскую лексику) к вассалам (ср. далее ст. 36–37, 50–53 и др.). Отплачивать верностью за дары, полученные от господина — первейший долг дружинника (ср. «Битву в Финнсбурге», ст. 40–41).

39 …выше поставит престол на небе… — Так же в ст. 47. Это место в тексте может быть понято двояко: 1) поставит более высокий престол или 2) поставит престол более высоко на небе. Второе понимание соответствует Авиту, у которого сказано: «Я буду зваться богом и построю себе вечный престол выше всех небес, как Всевышний» (цитаты из Авита приводятся по изданию: Allen-Calder, p. 5 ff.).

40–42 …что не прочь он и север… себе обитель… — В теологической космогонии сторонам света приписывалось различное символическое значение. Запад мог, например, символизировать будущее. Здесь север и запад, судя по всему, противостоят юго-востоку, где восседает на престоле Господь (ср. напр. ст. 432).

44–45 …«зачем труждаться? … ходить под господином»… — Ср. знаменитые слова мильтоновского Сатаны: «Лучше быть Владыкой Ада, чем слугою неба» (Потерянный Рай, I, 263; здесь и ниже перевод А. А. Штейнберга: Джон Мильтон. Потерянный рай, Стихотворения. Самсон-борец/ Биб-ка всемирной литературы. М., 1976).

60–63 …наказания ослушник не избегнул… ссориться с государем… — Господь и карает ослушников как земные государи, которых он превосходит прежде всего своим могуществом. Низвержение восставших ангелов в ад равносильно, по германским понятиям, объявлению вне закона и изгнанию.

73 …три дня и три ночи… — Ср. наглядность этого описания с космическими мерами Мильтона, ад у которого находится «…втрое дальше от лучей Небес / И Господа, чем самый дальний полюс / От центра мирозданья отстоит» (I, 72–74).

75–93 …и за это в предел всесветный… послуживатъ всевластному богу. — Ад и адские муки также трактуются здесь в сугубо земных образах, что не лишает, однако, эти образы символической значимости. Изображение преисподней как «темного пекла» (ср. у Мильтона: «…как в печи, пылал огонь, /Но не светил, и видимою тьмой/. Вернее был…»), где «с вечера мученья вечно длятся», не отступает от традиций средневековой христианской литературы; ср.: Гуревич А.Я. Западноевропейские видения потустороннего мира и «реализм» средних веков. — Труды по знаковым системам, VIII / Уч. зап. Тартуского Гос. у-та, вып. 411. Тарту, 1977, с. 3–27. Вместе с тем оно напоминает эпические картины того необитаемого мира, который служит прибежищем для отверженцев и изгнанников (ср. знаменитый пейзаж в «Беовульфе», ст. 1358 след.: см. об этом также с. 226 наст. изд.).

104–121 И вскричал они вскричал он такое слово… — Для стиля «Грехопадения» характерны постоянные возвраты к одним и тем же центральным в поэме темам; см.: Britton С. С. Repetition and contrast in the Old English later Genesis. — Neophilologus, vol. 58, N 1, p. 66–73.

122–207 Это тесное местои ему ненавистны стали. За ораторским пафосом этого замечательного монолога прощупываются связи с различными — нередко взаимоисключающими — темами англосаксонской поэзии. Начало речи Сатаны построено на элегических стереотипах (ср. ст. 137 след.), но постепенно пафос изгнанника сменяется пафосом вождя, воодушевляющего дружинников и сулящего им место у своего престола (в аду!), ср. ст. 204. Возгордившись и нарушив обеты верности, Сатана уподобляется взбунтовавшемуся вассалу; вместе с тем он рассчитывает на верность своих собственных воинов (ст. 179 след.). Своею завистью к людям, пользующимся земными благами, он напоминает Гренделя, прислушивающегося к звукам арфы в пиршественном зале («Беовульф», ст. 86 след.), а коварством — лжесоветчиков германского эпоса (ср. в прим. к ст. «Видсида» о Бикки). Вместе с тем этот монолог находит близкую параллель у Авита: «Горе мне! Вот такое-то существо было возвышено надо мною, мое падение вызвало к жизни сие ненавистное племя. Смелостью я некогда возвысился, теперь же, увы, я отвержен и изгнан… Одно утешение остается мне в моем падении — знать, что если я не могу вновь подняться в запретные для меня небеса, то они запретны и для Адама с Евой». Отсюда может брать истоки и сходство с Мильтоном (ср. речи Сатаны в I кн. «Потерянного Рая»).

136 …краткий зимний час. — См. прим. к ст. 37 «Плача жены».

183 …крылья… — В оригинале слово feðerhama (букв, «покров из перьев»), точное соответствие др. исл. fjaðrhamr. Так обозначаются в скандинавских сказаньях чудесные крылья Вёлунда (в «Саге о Тидреке», см. прим. к ст. 1–14 «Деора») и те, принадлежащие Фрейе, крылья, с помощью которых летал злокозненный ас Локи (см. напр. эддическую «Песнь о Трюме»).

208 …богопротивник… — Лакуна перед этой строкой мешает заметить, что все последующее изложение относится уже не к Сатане, а к некоему его посланцу, которому отводится в дальнейшем главная роль искусителя. Появление посланца согласуется с последними словами речи Сатаны, но при этом оно находится в прямом противоречии со всеми известными версиями грехопадения, где Сатана действует без подручных. Этот решительный шаг в изменении легенды можно отчасти объяснить стремлением автора к правдоподобию: изобразив Сатану в оковах (образ, вероятно навеянный популярной в средние века легендой о сошествии Христа в ад; ср. прим. к «Видению креста»), поэт не оставляет для него возможности покинуть ад и осуществить задуманную месть самому. Достойно внимания, однако, что посланец в дальнейшем повествовании изображается совершенно в тех же словах, что и сам Сатана («враг могучий», «диавол», «герой зломыслый», «враг небесного владыки» и т. д.), наделяется его красноречием. Лишь в конце поэмы (ср. ст. 490 след.) автор считает нужным напомнить, что искуситель лишь выполняет волю пославшего его хозяина (ср. также с. 228 наст. изд.).

208–211 Тут изготовился … накрепко пристегнул… — Требуемое эпической темой (выступление воина в поход) описание не сообразуется с дальнейшим повествованием: искусителю не требуется никакого оружия, кроме «дия-вольской хитрости». Шлем-невидимка — сказочная подробность, встречающаяся в «Ките» (также в описании Сатаны, ср. ст. 45).

226–254 Тут же высились два древа … человеку на вечное время. — Библейские древо жизни и древо познания добра и зла претерпели здесь примечательную метаморфозу. В Библии два древа не противопоставлены друг другу, и кет речи о необходимости выбора одного из них. Напротив, судя по тексту (Быт. 3, 32) о6a они запретны для человека: «И сказал Господь Бог: вот, Адам стал, как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно». С другой стороны, древо познания добра и зла в Библии не уступает красотой всему, сотворенному богом в Раю и содержит лишь скрытую пагубу для человека (Быт. 2, 9). Отрывочные и двусмысленные намеки Писания сведены поэтом к не допускающей инотолкований альтернативе: от человека зависит выбор между жизнью (приравниваемой к добру, свету) и смертью ( = зло, тьма). На контрастах строится вся образная система поэмы, поляризующей мироздание (см. Britton С. С. Op. cit.).

258–257 …на древо смерти …злокозненный диавол… — Из текста поэмы нельзя установить, в каком же обличье разговаривал посланец Сатаны с Арамом и Евой. Из одних строк как будто следует, что он так и оставался «змеем кольчатым» в соответствия с текстом Писания (Быт. 3, 1), и именно это смутило Адама («Даже видом ты не подобен / чистым ангелам», ст. 303–304); в таком случае слова Евы о прекрасном облике божьего посланца и великолепии его одежд (ст. 421–422) должны объясняться наваждением, мороком, равно как и уверенья ее в том, что плоды с древа смерти «отрадны для утробы» (ст. 421). Но другие места побуждают думать, что посланец «перекинулся змеем» лишь для того, чтобы достать плод с дерева, а к человеку явился в обличье, внушающем больше доверия (ср. ст. 348 след.). Скорее всего, полной ясности на этот счет не было и у аудитории поэта, а может быть и у него самого: показательно, что в рукописи «Codex Junius» соблазнитель дважды изображен в виде змея, а в остальных случаях — в виде ангела (ср. по этому поводу: Robinson F. N. A note on the source of the Old Saxon Genesis. — Modern Philology, vol. 4, p. 389–396). Любопытно отметить в связи с этим, что слово wyrm обладало очень широким значением: так называются червяк (ср. совр. англ. worm), змея; но этим же словом обозначается и крылатое чудовище — дракон (напр. дракон в «Беовульфе»), «Змей Горыныч» англосаксонской поэзии.

261–262 «Чего ты хотел бы ныне, Адам, от небодержца?» — В противоречии с Писанием, дьявол является сперва к Адаму. Этот мотив встречается и в белее поздних средневековых мистериях. Примечательная черта дьявольской тактики: искуситель играет не на слабых струнах человека — его тщеславии, корыстолюбии, непокорстве, но на его чувстве долга и желании выказать верность богу. Как заметил один из исследователей поэмы, вся она — о том, что «путь в ад вымощен добрыми намерениями». Церковь также учила, что вина человека не столь тяжка, как вина Сатаны, ибо «ангел своею волей учинил преступление, а человек был введен в заблуждение» (Alcuin. Interrogationes…IV).

314–315 …он сказал что великие беды ее потомкам тут уготованы… — В разговоре с Евой дьявол применяет еще более действенные средства: угрожает божьей карой ее потомкам и ослушнику — Адаму. По германским представлениям, желая быть советчицей мужа, Ева лишь выполняла свой долг (ср. прим. к «Гномическим стихам», ст. 12); древние заповеди героической поэзии здесь снова конфликтуют с учением церкви (ср. 2 Тимоф. 2, 12: «а учить жене не позволяю ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии»).

360–363 …дивно и непостижимо… жаждавших правды. — Чистосердечное сочувствие к людям и изумление перед непостижимостью промысла божьего с особенной силой прорывается в этом восклицании.

358 …показались ей светозарней земь и небо. — О видении Евы упоминается и у церковных авторов. Существовало мнение (Cyprianus Gallus. Heptateuchos; на Киприана есть ссылки у Бэды, Алкуина и Альд-хельма), что жизнь Адама и Евы в раю длилась лишь сутки; Сатана является к Еве в предрассветные часы и обещает ей возвращение света. Неясно, существует ли связь между этим толкованием и тем, что божий престол, открывшийся Еве, помещен в поэме на юго-востоке (ст. 432). См. о видении Евы: Vickery J. E. The vision of Eve in Genesis B. Speculum, vol. 44, 1969, p. 86–102.

489–491 взвеселился посланный… воздал благодарностью… — Эти торжествующие речи посланца возвращают читателя к монологу Сатаны в начале поэмы, повторяя его основные темы и образы. Если «Грехопадение и является отрывком не дошедшей до нас поэмы, то следует признать, что этот отрывок обладает композиционной стройностью целого.

542–548 …и просили, ниц павши … они провигилисьлись. — Самоунижение человека и готовность его к любым карам акцентируются в поэме сильнее, чем в других известных произведениях о грехопадении (ср. Allen-Calder, p. 4). «Светозарное видение» Евы быстро сменяется видением «наихудшего царства» — геенны, поджидающей человека.

595–597 …обречь меня может… путям скитаться… — Адам предвидит для себя и участь изгнанника, ставшую основной темой элегий.

Перевод В. Г. Тихомирова

Примечания О. А. Смирницкой

Источник: Древнеанглийская поэзия. — М.: Наука, 1982. — (Литературные памятники).

Перевод и примечания с сайта tihomir-vg.narod.ru (с исправлениями)

Древнеанглийский текст взят отсюда www.sacred-texts.com/neu/ascp/a01_01.htm

Текст подготовил к публикации на сайте Александр Рогожин

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов