Загадки

  Mec gesette soð
sigora waldend
Меня на битву
победоподатель
  Crist to compe.
Oft ic cwice bærne,
Христос подвигнул;
я же неустанно
  unrimu cyn
eorþan getenge,
люд испепеляю,
на земле прозябающей,
  næte mid niþe,
swa ic him no hrine,
несметное племя смертных
умею, не прикасаясь
5 þonne mec min frea
feohtan hateþ.
уничтожать, когда державный
в сраженье меня посылает.
  Hwilum ic monigra
mod arete,
Я же порою
сердца их радую,
  hwilum ic frefre
þa ic ær winne on
порой утешаю
прежних недругов
  feorran swiþe;
hi þæs felað þeah,
из дальней дали,
когда я снова
  swylce þæs oþres,
þonne ic eft hyra
после пагубы
их путь исправлю.
10 ofer deop gedreag
drohtað bete.
 
  (Rædels 6) (Солнце)
  Hrægl min swigað,
þonne ic hrusan trede,
Платье мое безгласно,
пока я по земле ступаю,
  oþþe þa wic buge,
oþþe wado drefe.
пока я тревожу воды,
пребываю в селеньях;
  Hwilum mec ahebbað
ofer hæleþa byht
но над краем героев
порой меня возносят
  hyrste mine,
ond þeos hea lyft,
белые мои доспехи
и поднебесный воздух, —
5 ond mec þonne wide
wolcna strengu
и тут я улетаю,
тучами увлекаемый,
  ofer folc byreð.
Frætwe mine
прочь от земного народа,
и наряд мой белый
  swogað hlude
ond swinsiað,
звучный и певучим
звоном полнится,
  torhte singað,
þonne ic getenge ne beom
чистым звучаньем,
когда я разлучаюсь,
  flode ond foldan,
ferende gæst.
с водой и с берегом,
дух блуждающий.
  (Rædels 7) (Лебедь)
  Ic þurh muþ sprece
mongum reordum,
Голос — мое богатство —
из горла исходит,
  wrencum singe,
wrixle geneahhe
я песнопевец славный,
и наполнена разными
  heafodwoþe,
hlude cirme,
голова моя звуками,
я распеваю громко,
  healde mine wisan,
hleoþre ne miþe,
все лады выводить умею
и не чуждаюсь смеха;
5 eald æfensceop,
eorlum bringe
старый певец, под вечер
человекам в селеньях
  blisse in burgum,
þonne ic bugendre
приношу утешенье,
когда в тиши возглашаю
  stefne styrme;
stille on wicum
всякими голосами,
и все, усевшись тихо,
  sittað nigende.
Saga hwæt ic hatte,
в домах мне внимают.
Меня, пересмешника,
  þe swa scirenige
sceawendwisan
знаешь ли, как прозвали,
звонко поющего,
10 hlude onhyrge,
hæleþum bodige
вроде скомороха,
радость людям
  wilcumena fela
woþe minre.
несущего и веселье
голосами своими.
  (Rædels 8) (Соловей)
  Oft ic sceal wiþ wæge winnan
ond wiþ winde feohtan,
Воевал я волны,
я с ветром бился,
  somod wið þam sæcce,
þonne ic secan gewite
не раз был в распре,
рыская по землям
  eorþan yþum þeaht;
me biþ se eþel fremde.
в чуждой пучине,
отчизну покинув:
  Ic beom strong þæs gewinnes,
gif ic stille weorþe;
в бою, побеждая,
стою на месте,
5 gif me þæs tosæleð,
hi beoð swiþran þonne ic,
а едва подвинусь —
тут одолевают
  ond mec slitende
sona flymað,
враги меня и гонят,
и гнут, и ломают,
  willað oþfergan
þæt ic friþian sceal.
утащить они тщатся
то, что я защищаю.
  Ic him þæt forstonde,
gif min steort þolað
Не слаб я и цепок,
коль лапы целы,
  ond mec stiþne wiþ
stanas moton
пока меня камни
морские держат,
10 fæste gehabban.
Frige hwæt ic hatte.
держусь упорно.
Скажи мое имя.
  (Rædels 16) (Якорь)
  Ic eom wunderlicu wiht,
on gewin sceapen,
Дивно содеянный,
я служу господину,
  frean minum leof,
fægre gegyrwed.
в бранях остренный,
я изрядно украшен:
  Byrne is min bleofag,
swylce beorht seomað
в пестрые доспехи,
в паволоку сутужную,
  wir ymb þone wælgim
þe me waldend geaf,
клад смертоносный вложен
в ножны владыкой,
5 se me widgalum
wisað hwilum
он же в походах,
в охотах ратных
  sylfum to sace.
þonne ic sinc wege
несет меня в сечу,
и под солнцем в селеньях
  þurh hlutterne dæg,
hondweorc smiþa,
камни на мне сверкают,
искусно оправленные
  gold ofer geardas.
Oft ic gæstberend
кузнецами-золотоделами.
Я концом заостренным
  cwelle compwæpnum.
Cyning mec gyrweð
Живых убиваю;
Вождь меня украшает
10 since ond seolfre
ond mec on sele weorþað;
серебром, самоцветами,
и в хоромах со мною
  ne wyrneð wordlofes,
wisan mæneð
не худо обходится,
но охотно славит
  mine for mengo,
þær hy meodu drincað,
мои достоинства
в медовых застольях.
  healdeð mec on heaþore,
hwilum læteð eft
То под запором держит,
То опять выпускает
  radwerigne
on gerum sceacan,
Странника усталого
Метаться в поле,
15 orlegfromne.
Oft ic oþrum scod
битволюбивца;
убийца недругов
  frecne æt his freonde;
fah eom ic wide,
в руках у друга,
вне закона объявленный,
  wæpnum awyrged.
Ic me wenan ne þearf
как оружие проклятый,
наперед я знаю,
  þæt me bearn wræce
on bonan feore,
никто не станет
мстить, коль скоро
  gif me gromra hwylc
guþe genægeð;
срежет меня свирепый
ратник в сече,
20 ne weorþeð sio mægburg
gemicledu
ибо не оставлю
по себе потомства,
  eaforan minum
þe ic æfter woc,
род мой древний
на мне прервется,
  nymþe ic hlafordleas
hweorfan mote
когда не уйду я,
государя утратив,
  from þam healdende
þe me hringas geaf.
от того меченосца,
что казной меня одаривал;
  Me bið forð witod,
gif ic frean hyre,
рок меня покарает,
коль на радость владыке
25 guþe fremme,
swa ic gien dyde
буду я, как было,
в битве покорен
  minum þeodne on þonc,
þæt ic þolian sceal
приказаниям хозяина, —
в наказание без богатства,
  bearngestreona.
Ic wiþ bryde ne mot
без потомков останусь,
и не встану рядом
  hæmed habban,
ac me þæs hyhtplegan
с невестой на свадьбе,
и навек у меня отнимет
  geno wyrneð,
se mec geara on
чаянье счастья
тот, кто вначале
30 bende legde;
forþon ic brucan sceal
цепями меня опутал,
и теперь я должен
  on hagostealde
hæleþa gestreona.
радоваться в безбрачии
лишь ратным сокровищам.
  Oft ic wirum dol
wife abelge,
Не однажды, обманувшись украшениями,
Жену я возмущаю,
  wonie hyre willan;
heo me wom spreceð,
Умаляя ее желания,
И хулит меня женщина,
  floceð hyre folmum,
firenaþ mec wordum,
Хлопает руками,
Попрекает меня и злые
35 ungod gæleð.
Ic ne gyme þæs compes
речи выкрикивает;
я же брани не слушаю
  (Rædels 20) (Меч?)
  Neb is min niþerweard;
neol ic fere
Рылом я рою
утробу поля,
  ond be grunde græfe,
geonge swa me wisað
в землю вгрызаюсь,
везомый серым
  har holtes feond,
ond hlaford min
врагом угодий,
шагает хозяин
  woh færeð
weard æt steorte,
в хвосте властитель,
идет сутулый,
5 wrigaþ on wonge,
wegeð mec ond þyð,
по полю ступает,
в спину меня толкая,
  saweþ on swæð min.
Ic snyþige forð,
и в след мой сеет;
вослед за серым
  brungen of bearwe,
bunden cræfte,
рыщу я, отпрыск рощи,
упроченный ремнями,
  wegen on wægne,
hæbbe wundra fela;
ни возу привезенный,
изъязвленный, израненный.
  me biþ gongendre
grene on healfe
Когда я иду,
бороздою справа
10 ond min swæð sweotol
sweart on oþre.
земь чернеет,
а слева — зелено;
  Me þurh hrycg wrecen
hongaþ under
пробит хребет мой
бивнем остреным,
  an orþoncpil,
oþer on heafde,
внизу изогнутым,
голова же пронзенна
  fæst ond forðweard.
Fealleþ on sidan
рогом крепки,
сбоку упроченным:
  þæt ic toþum tere,
gif me teala þenaþ
я в землю вгрызаюсь,
когда хозяин,
15 hindeweardre,
þæt biþ hlaford min.
позади идущий,
как должно мне служит.
  (Rædels 21) (Плуг)
  Mec feonda sum
feore besnyþede,
И души, и жизни —
живота я лишился,
  woruldstrenga binom,
wætte siþþan,
сгубил меня убийца
и в бучило бросил,
  dyfde on wætre,
dyde eft þonan,
утопил меня, а после
на солнцеприпеке
  sette on sunnan,
þær ic swiþe beleas
положил сушиться —
и шерсти не стало,
5 herum þam þe ic hæfde.
Heard mec siþþan
совсем облысел я;
усердно лезвие
  snað seaxses ecg,
sindrum begrunden;
меня разрезало,
грязь соскоблило,
  fingras feoldan,
ond mec fugles wyn
а пальцы — сгибали,
а перья, птичья радость,
  geond speddropum
spyrede geneahhe,
каплями истекая,
ткань мою рвали,
  ofer brunne brerd,
beamtelge swealg,
как пахарь поле, —
глотнет на водопое
10 streames dæle,
stop eft on mec,
красильного соку
и сеет снова,
  siþade sweartlast.
Mec siþþan wrah
черным дорогу обозначая;
заключили меня в оболоку,
  hæleð hleobordum,
hyde beþenede,
деревом одели,
обделали кожей,
  gierede mec mid golde;
forþon me gliwedon
золотом узорным
кузнец-создатель
  wrætlic weorc smiþa,
wire bifongen.
тонкой сутугой
витой украсил.
15 Nu þa gereno
ond se reada telg
да будет красная краска,
сбруя моя богатая
  ond þa wuldorgesteald
wide mære
и наряд сокровищный
радостью для державного
  dryhtfolca helm,
nales dol wite.
мудрого мужа,
а не мукой для неуча,
  Gif min bearn wera
brucan willað,
и станет смертный,
меня постигший,
  hy beoð þy gesundran
ond þy sigefæstran,
душой совершенней,
в сраженьях крепче,
20 heortum þy hwætran
ond þy hygebliþran,
умом богаче
и благоугодней,
  ferþe þy frodran,
habbaþ freonda þy ma,
духом тверже,
и в друзьях удачливей:
  swæsra ond gesibbra,
soþra ond godra,
обреете он достойных,
стойких и верных,
  tilra ond getreowra,
þa hyra tyr ond ead
близких и любимых, —
добудут славу,
  estum ycað
ond hy arstafum
казну умножат,
познает он радость,
25 lissum bilecgað
ond hi lufan fæþmum
блаженство жизни,
окруженный любовью
  fæste clyppað.
Frige hwæt ic hatte,
всеми превозносимый.
Спроси, что я такое,
  niþum to nytte.
Nama min is mære,
нужное многим?
Знатно мое имя.
  hæleþum gifre
ond halig sylf.
 
  (Rædels 26) (Книга)
  Biþ foldan dæl
fægre gegierwed
Надел земельный
дивно украшен
  mid þy heardestan
ond mid þy scearpestan
этим крепчайшим
и жесточайшим,
  ond mid þy grymmestan
gumena gestreona,
этим несметным
богатством смертных.
  corfen, sworfen,
cyrred, þyrred,
Скошенный, брошенный,
кручёный верчёный,
5 bunden, wunden,
blæced, wæced,
битый, перевитый,
сеянный, веянный,
  frætwed, geatwed,
feorran læded
прославленный, приправленный,
издалека направленный
  to durum dryhta.
Dream bið in innan
на возу ко двору.
От него на пиру
  cwicra wihta,
clengeð, lengeð,
веселье живущим,
хвалу поющим,
  þara þe ær lifgende
longe hwile
тем, кто прежде жил,
кто надежду пил,
10 wilna bruceð
ond no wið spriceð,
кто всем известен,
кто был бессловесен,
  ond þonne æfter deaþe
deman onginneð,
а как раз, опочив,
стал горласт и речив,
  meldan mislice.
Micel is to hycganne
всякого судит.
Спроси у разумного,
  wisfæstum menn,
hwæt seo wiht sy.
догадаться он должен,
что это за диво?
  (Rædels 28) (Ячменное зерно)
  Ic wiht geseah
in wera burgum,
Я видел зверя,
живущего в селеньях:
  seo þæt feoh fedeð.
Hafað fela toþa;
скот он кормит,
а сам клыкастый,
  nebb biþ hyre æt nytte,
niþerweard gongeð,
рылом грабит,
грузит усердно,
  hiþeð holdlice
ond to ham tyhð,
загнутым книзу,
все хозяину тащит,
5 wæþeð geond weallas,
wyrte seceð;
рыщет по оврагам,
траву ищет:
  aa heo þa findeð,
þa þe fæst ne biþ;
находит, хитит,
что худо выросло,
  læteð hio þa wlitigan,
wyrtum fæste,
а все, что красиво,
многосильно корнями,
  stille stondan
on staþolwonge,
стоять оставит
на старом месте,
  beorhte blican,
blowan ond growan.
расти, расцветать
и блистать цветами.
  (Rædels 34) (Грабли)
  Mec se wæta wong,
wundrum freorig,
Родом я из утробы,
морозом окованной,
  of his innaþe
ærist cende.
лоно болотное,
земля мне матерь;
  Ne wat ic mec beworhtne
wulle flysum,
сотворен я, знаю,
не из руна волнистого,
  hærum þurh heahcræft,
hygeþoncum min.
думаю, не из кудели,
сделана я искусно,
5 Wundene me ne beoð wefle,
ne ic wearp hafu,
пряжу мою не пряли,
не сновали основу,
  ne þurh þreata geþræcu
þræd me ne hlimmeð,
нити не звенели
под натиском гребня,
  ne æt me hrutende
hrisil scriþeð,
и челнок, жужжа,
не бежал по зеву,
  ne mec ohwonan
sceal am cnyssan.
бёрда зубами
меня не били,
  Wyrmas mec ne awæfan
wyrda cræftum,
червяки-искусники
не ткали меня чудесно,
10 þa þe geolo godwebb
geatwum frætwað.
желтый не украшали
шелк узорами,
  Wile mec mon hwæþre seþeah
wide ofer eorþan
и все же я всюду
и всем известна,
  hatan for hæleþum
hyhtlic gewæde.
среди людей прослывшая
одеждой славной.
  Saga soðcwidum,
searoþoncum gleaw,
Скажи нелживо
совершенномыслый,
  wordum wisfæst,
hwæt þis gewæde sy.
владеющий словами,
что за одежда?
  (Rædels 35) (Кольчуга)
  Moððe word fræt.
Me þæt þuhte
Съела словеса козявка,
мне же показалось
  wrætlicu wyrd,
þa ic þæt wundor gefrægn,
дивным это дело,
когда разглядел я чудо,
  þæt se wyrm forswealg
wera gied sumes,
как червь источил
изреченья мужа,
  þeof in þystro,
þrymfæstne cwide
тать ночной потратил
уставы могучего —
5 ond þæs strangan staþol.
Stælgiest ne wæs
песня стала пищей.
Преуспел ли пришелец,
  wihte þy gleawra,
þe he þam wordum swealg.
много ли стал умнее,
чернила пожравши?
  (Rædels 47) (Книжный червь)
  Ic eom anhaga
iserne wund,
Я сирота безродный,
изуродованный железом,
  bille gebennad,
beadoweorca sæd,
дрекольем исколотый,
по горло сытый бранью,
  ecgum werig.
Oft ic wig seo,
мечами посеченный,
я часто в драке
  frecne feohtan.
Frofre ne wene,
бываю, в свалке
не на живот, а на смерть,
5 þæt me geoc cyme
guðgewinnes,
и не ищу защиты
в нещадной сече,
  ær ic mid ældum
eal forwurðe,
но в битве я буду
разбит навеки,
  ac mec hnossiað
homera lafe,
молота потомком
измолот буду,
  heardecg heoroscearp,
hondweorc smiþa,
каленолезвым
железом кузнечным
  bitað in burgum;
ic abidan sceal
изрезан в крепости:
мой жребий — грядущие
10 laþran gemotes.
Næfre læcecynn
жесточайшие сечи;
залечить, я знаю,
  on folcstede
findan meahte,
ни единый не сможет
среди людей целитель
  þara þe mid wyrtum
wunde gehælde,
рваные эти раны
травяным зельем —
  ac me ecga dolg
eacen weorðað
плоть моя уязвленная
лезвиями терзаема
  þurh deaðslege
dagum ond nihtum.
и днем, и ночью
в резне смертоносной.
  (Rædels 5) (Щит)
  Ic wæs be sonde,
sæwealle neah,
На песке морском
я под скалами обретался,
  æt merefaroþe,
minum gewunade
то место по лукоморью,
мель родная
  frumstaþole fæst;
fea ænig wæs
была мне люба;
людям же редко,
  monna cynnes,
þæt minne þær
не часто случалось
со мной встречаться
5 on anæde
eard beheolde,
в той пустыне,
в местах далеких;
  ac mec uhtna gehwam
yð sio brune
лишь на рассвете воды,
волны бурые
  lagufæðme beleolc.
Lyt ic wende
обнимали меня и ласкали,
и едва ли тогда я думал,
  þæt ic ær oþþe sið
æfre sceolde
что рано ли, поздно
пора настанет,
  ofer meodubence
muðleas sprecan,
вязать словеса
я, безъязыкий, буду
10 wordum wrixlan.
þæt is wundres dæl,
над медовой лавой —
это доля чудесная,
  on sefan searolic
þam þe swylc ne conn,
для ума немалое диво
тому, кто не смыслит,
  hu mec seaxes ord
ond seo swiþre hond,
как это может
нож и десница,
  eorles ingeþonc
ond ord somod,
мужа мысль
и умело лезвие
  þingum geþydan,
þæt ic wiþ þe sceolde
так меня означить,
чтобы я наедине с тобою
15 for unc anum twam
ærendspræce
смог бы смело
письмо издалека
  abeodan bealdlice,
swa hit beorna ma
честь по чести прочесть,
чтобы речами нашими
  uncre wordcwidas
widdor ne mænden.
из людей ни единый
овладеть не смог бы.
  (Rædels 60) (Тростник?)

Примечания

Приводимые здесь загадки из Эксетерской книги опубликованы под №№ 5, 6, 7, 8, 16, 20, 21, 27, 34, 47, 60 в издании Уайетта, послужившим основой для перевода (Wyatt A. J. Old English Rædelss. Boston, L., 1912). Всего в Эксетерском собрании сохранилось 95 загадок, но некоторые из них с трудом читаются из-за повреждений рукописи. Древнеанглийские загадки также имеют непосредственный источник в латинских загадках (enigma) — жанре, получившем особое развитие именно в Англии, откуда происходят сборники загадок VIII в. Татвине (Tatwine), Альдхельма (Aldheim) и Эвсебия (Eusebius). В этих сборниках можно найти оригиналы таких, например, загадок, как Соловей (Альдхельмова De luscinia) или Кольчуга (De lorica из того же лат. сборника). Однако, как часто отмечают, древнеанглийские загадки превосходят эти оригиналы по своим художественным достоинствам, а некоторые из них являются и вполне самобытными. Это связывают с существованием другого, более глубоко, корня загадок, уходящего в германскую традицию. Предрасположенность древнегерманской поэзии к затейливым иносказаниям находит яркое выражение в таких перифрастических обозначениях предмета, как кеннинги, с которыми иногда сравнивают загадки. Их сравнивали не раз и с гномическими стихами. Подобно последним, загадки охватывают самый широкий круг тем, спускаясь «с небес» к предметам низменным (ср. загадки «Соха», «Грабли», «Книжный червь») и выражали представление средневекового человека о мировом порядке. Предмет предстает в них не в своем внешнем образе, а со стороны своих функций, связывающий предмет с человеком. Отсюда нередкое «очеловечивание» самого предмета, а в иных случаях и появление в загадках лирических нот, для этого жанра неожиданных. Древнеанглийские загадки предстают тем самым как особый способ поэтического изображения, а испытание сообразительности партнера, т. е. установка на разгадывание, отходит в них на второй план. Это, как и пространность описания, нередко охватывающего предмет с самых разных сторон, отличает древнеанглийские загадки (как и их латинские прототипы) от фольклорных. Многие из них разрастаются в самостоятельные произведения, занимающие место среди лучших стихов древнеанглийской поэзии. Истолкование ряда загадок остается тем не менее проблемой для исследователя, и некоторые из снабжающих перевод разгадок гипотетичны (см. ниже прим.). Вероятно и существование намеренно двусмысленных загадок.

(Лебедь)

Загадка основана на восходящем к фольклору представлении, что оперение лебедя рождает музыку при полете.

(Соловей)

Некоторые исследователи считают, что это описание больше подходит к сойке или какой-либо другой птице-пересмешнику.

(Меч)

Загадка, в особенности ее вторая часть (сетования «меча» на неудавшуюся личную жизнь?) вызывают затруднения у истолкователей. Оригинальное ее объяснение предложил Л. Шук (Shook L. K. Old English Rædels N 20: heoruswealwe. — In: «Medieval and linguistic, studies in honor de Francis Peabody Magoun, Jr.», London, 1965, p. 194–204), который, несколько иначе читая ее, полагает, что речь идет о боевом соколе, др. англ. heoruswealwe, букв. «меч-ласточка». Украшенный цепями и кольцами сокол принужден жить в неволе и в одиночестве.

(Книга)

В загадке опоэтизировано изготовление рукописной книги, начиная с выделки пергамента (ст. 1–6) и кончая украшением уже переплетенного кодекса. От древнеанглийской эпохи сохранилось немало богато иллюминированных кодексов. Древнеанглийское письмо, как и его ирландский прототип (так называемый инсуларный вариант маюскульного письма), отличается большим изяществом очертаний; его характеризует, о словам палеографа, «неспокойная игра угловато-кривых линий с окружностями и полукругами» (Киселева Л. И. О чем рассказывают средневековые рукописи. Л., 1978, с. 72–73).

(Ячменное зерно)

В стихотворении, наряду с канонической аллитерацией, большую роль играет рифма, что, вероятно, указывает на его связь с фольклором. Ср. разработку этой темы Робертом Бернсом в его знаменитом стихотворении «Джон Ячменное Зерно».

(Кольчуга)

Стихотворение известно также на нортумбрийском диалекте (рукопись IX в. хранится в библиотеке Лейдена). Оно непосредственно связано с загадкой Альдхельма De lorica. Подобно загадке о книге, интересно детальным описанием ремесла, в данном случае ткацкого: см. по этому поводу: Von Erhardt-Siebold E. Old English loom Rædelss. — Philologica. The Malone anniversary studies. Ed. By Th. A. Kirby and Henry Bosley Woolf. Baltimore, 1949.

(Щит)

7 молота потомок — меч.

(Тростник)

Тростник (или аналогичное прибрежное растение) мало подходит для вырезывания рунических знаков, поэтому некоторые исследователи предлагают читать конец загадки как описание музыкального инструмента (свирели, дудки). То или иное толкование загадки зависит от того, где проводится граница между нею и последующим стихотворением, никак в рукописи не обозначенная.

Перевод В. Г. Тихомирова

Примечания О. А. Смирницкой

Источник: Древнеанглийская поэзия. — М.: Наука, 1982. — (Литературные памятники).

Перевод и примечания с сайта Ульвдалир

Древнеанглийский текст с сайта Sacred Texts

Текст подготовил к публикации на сайте Александр Рогожин

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов