Waldere [two fragments]

Вальдере

 

I

I

  .....
hyrde hyne georne:
… (Хильдегюд)
храбрость в него вселяла:
  «Húrú Wélande<s>
worc ne geswíceð
«Верь мне, Веландовой работы
верно клинок послужит
  monna áenigum
ðára ðe Mimming can
мужу, который сможет
Миммингом острым
  hear{d}ne gehealdan.
Oft æt hilde gedréas
потрудиться, как должно:
не раз под ним упадали
5 swátfág ond sweordwund
sec{g} æfter óðrum.
ратник на ратника,
израненные, окровавленные.
  Ætlan ordwyga,
ne láet ðín ellen nú gý{t}
Ты, копьеносец Этлы,
ныне не должен
  gedréosan tó dæge,
dryhtscipe
падать духом,
но исполнись доблести
  <.....>
<Nú> is sé dæg cumen

ныне пора настала,
  þæt ðú scealt áninga
óðer twéga:
воин, выбрать
из двух единое:
10 líf forléosan
oððe l<an>g{n}e dóm
с этой жизнью простишься,
Эльфхере отпрыск,
  ágan mid eldum,
Ælfheres sunu.
или славу заслужишь
в людях долгую.
  Nalles ic ðé, wine mín,
wordum cíde
Да не услышишь, мой возлюбленный,
слов укоризны:
  ðý ic ðé gesáwe
æt ðám sweord{p}legan
я вовек не увижу,
как в мечевой потехе
  ðurh edwítscype
áeniges monnes
ты испугался кого-то
или врагу сильнейшему
15 wíg forbúgan
oððe on weal fléön
уступаешь, пятясь,
или, вспять обратившись
  líce beorgan
ðéah þe láðra fela
бежишь для спасенья жизни,
хотя бы мужи многочисленные
  ðínne byrnhomon
billum héowun.
рубаху твою железную
лезвиями рубили;
  Ac ðú symle furðor
feohtan sóhtest
ты же во всякой сече,
всюду первый
  máel ofer mearce;
ðý ic ðé metod ondréd
в мечебойной работе,
и я за тебя тревожусь
20 þæt ðú tó fyrenlíce
feohtan sóhtest
лишь потому, что, слишком
распалившись, ты нападаешь
  æt ðám ætstealle,
óðres monnes,
неукротимо на стены
стана вражьего,
  wígráedenne.
Weorða ðé selfne
жестокостойкого.
Верши достойно
  gódum dáedum
ðenden ðín God recce.
битву свою сегодня —
господня сила с тобою!
  Ne murn ðú for ðí méce;
ðé wearð máðma cyst
О мече не печалься!
Чаю, этот не хуже
25 gife{ð}e tó {g}éoce;
mid ðý ðú Gúðhere scealt
нас охранит
и унизит, как должно,
  béot forbígan,
ðæs ðe hé ðás beaduwe ongan
гордость Гудхере —
горе будет ему,
  mid unryhte
áerest sécan:
раз он распрю
неправедную начал:
  forsóc hé ðám swurde
ond ðám syncfatum
отказался от золота,
и не взял ни меча,
  béaga mæ;
nú sceal béaga léas
ни ларца с драгоценностями —
ни кольца ни единого
30 hworfan from ðisse hilde,
hláfurd sécan
с бою он не добудет,
без добычи он уберется,
  ealdne éðel
oððe hér áer swefan
господин, в свои владенья
или здесь погибнет,
  gif hé ðá.....» если только…»
 

II

II

  «.......
<mé>ce bæteran
«…
тот, наилучший:
  búton ðám ánum
ðé ic éac hafa
этот, стальной, однако,
клинок не хуже,
  on stánfate
stille gehíded.
в чехле великолепном
лезвие покоится;
  Ic wát ðæt {h}i{t} ðóhte
Ðéodríc Widian
сталь эту Теодрик
хотел отправить
5 selfum onsendon
and éac sinc micel
Видье, как мне известно,
вместе с богатой
  máðma mid ðí méce,
monig óðres mid him
казной, со многими
иными сокровищами
  golde gegirwan;
iúléan genam,
к мечу в придачу:
за то получил он,
  þæs ðe hine of nearwum
Níðhádes máeg
герой, награду,
родич Нидхада,
  Wélandes bearn.
Widia út forlét;
что его он вызволил
из плена, сын Веланда, —
10 ðurh fífela ge{w}e<a>ld
forð ónette.»
и край великанов
покинул Теодрик». —
  Waldere maðelode,
wiga ellenróf,
Так вымолвил Вальдере,
воин смелый,
  hæfde him on handa
hildefró{f}re
соратника бранного,
сокровище мечевое,
  gúðbil{l} {on} gripe,
gyddode wordum:
в руке сжимая,
измолвил слово:
  «Hwæt, ðú húru wéndest,
wine Burgenda,
«Вот полагал ты,
друг Бургундов,
15 þæt mé Hagenan hand
hilde gefremede
что охоту мою к походам
рукою Хагены
  ond getwáemde féðewigges;
feta, gyf ðú dyrre,
ты укротил;
достань-ка, попробуй,
  æt ðus heaðuwérigan
háre byrnan.
у пресыщенного сечей
серую кольчугу —
  Stand{e}ð mé hér on eaxelum
Ælfheres láf
вот облегла мне плечи
унаследованная от Эльфхере,
  gód ond géapneb
golde geweorðod
ладно скованная,
златокольчатая:
20 ealles unscende
æðelinges réaf
в стычке не стыдно
блистать подобной
  tó habbanne
þonne ha{n}d wereð
сбруей бранной
благородному в сече,
  feorhhord féondum;
{n}e bið fáh wið mé
богатство жизни оберегая
от врагов, нерушимая
  þonne <mé> unmáegas
eft ongynnað,
в распре меня укроет
от родичей коварных,
  mécum gemétað
swá gé mé dydon.
что встречают меня мечами
и сейчас, как прежде.
25 Ðéah mæg sige syllan
sé ðe symle byð
Но лишь от него, благого,
стерегущего справедливость,
  recon ond ráedfest
ryhta gehwilces;
ратующего за правду,
даруется нам победа:
  sé ðe him tó ðám hálgan
helpe gelífeð
каждый, кто взыскует,
покорствуя богу,
  tó gode gíoce
hé þáer gearo findeð
помочи господней,
преуспеет немедля,
  gif ðá earnunga
áer geðenceð.
коль нелживой жизнью
заслужил ее прежде;
30 Þonne {m}óten wlance
welan britnian,
так многие знатные
казной владеют,
  æhtum wealdan,
þæt is.......'
оберегая богатство…

Примечания

Два отрывка эпической поэмы о Вальдере были обнаружены в 1860 г. главным библиографом Копенгагенской библиотеки среди разрозненных листов пергамента. Предполагают, что они могли быть завезены в Данию в конце XVIII в. знаменитым Торкелином, первым издателем «Беовульфа». Находка «Вальдере» стала сенсацией в германистике: за небольшими отрывками угадывается эпическая поэма, сравнимая по своим художественным достоинствам с «Беовульфом». Древнеанглийский памятник представляет большой интерес и как наиболее ранняя германская версия популярного в средневековой Европе сказания о Вальтере Аквитанском. Хронологически «Вальдере» принадлежит той же эпохе (не позже X в.), что и известная латинская поэма «Вальтарий мощный дланью» («Valtarius manu fortis»), где германское сказание переложено в стилизованные под «Энеиду» гексаметры. Другие версии этого сказания принадлежат значительно более позднему времени (в основном XIII в.). Вальтер является героем южнонемецких эпических песней (вероятно, южнонемецкого происхождения и само сказание); ему посвящены гл. 241–244 древнеисландской «Саги о Тидреке», являющейся переработкой немецких эпических песней (так наз. Ломбардского цикла), а также некоторые строки «Песни о нибелунгах» (ср. особенно строфу 1756, где рассказ о Вальтере влагается в уста самому гуннскому королю Этцелю). О герое по имени Wdały Walczerz рассказывает и одна польская хроника XII в. Анализ разных версий сказания содержится в лучшем издании «Вальдере», принадлежащем Норманну: Norman Fr. Waldere. Methuen's Old English Library, A.3. L., 1933. Это издание послужило основой предлагаемого русского перевода, а также большинства нижеследующих примечаний.

Проливая в какой-то степени свет на раннюю историю сказания, отрывки из «Вальдере» могут быть, в свою очередь, поняты лишь при сравнении с латинским «Вальтарием» и другими памятниками. Судя по всему, они относятся к кульминационному эпизоду песни — битве между возвращающимся на родину Вальдере и королем бургундов Гудхере (Гунтер немецких версий, Гунтарий латинской поэмы, см. о нем прим. к ст. II.14) — и разделены небольшим промежутком (по Норманну, между ними в рукописи должно было быть около 150 строк). В «Вальтарии» этому предшествуют следующими события. Сын аквитанского короля Вальтарий, знатный франкский юноша Хагано (Хаген древненемецких источников, скандинавский Хёгни, Хагена в ст. II.16 «Вальдере») и дочь короля Бургундии Хильдегунда отправлены заложниками к королю гуннов Аттиле (нем. Этцель, сканд. Атли, Этла в ст. 6 «Вальдере»). По прошествии многих лет Хагано первым возвращается на родину, ко двору короля Гунтария (в латинской поэме он оказывается королем франков). Позже бежит из земли гуннов и Вальтарий, незадолго до этого обручившийся с Хильдегундой. Завязывается битва. Хагано, соединенный с Вальтарием обетом побратимства, первоначально отказывается принять в нем участие. К этому эпизоду и относятся сохранившиеся отрывки из «Вальдере». В первом их них Хильдегюд (= Хильдегунда), как это подобает героине германского эпоса, воодушевляет своего возлюбленного на битву. Не стль ясно, кому принадлежит речь в начале второго отрывка; перевод следует Норманну, трактуя ее как первую часть монолога Вальдере: герой сначала расхваливает свой меч, а затем угрожает Гудхере. В «Вальтарии» рассказывается далее, что Хагано после гибели своего племянника все же соглашается напасть на Вальтария. Герои бьются в решающей схватке и, получив тяжелые увечья, заключают мир. Вальтарий возвращается в Аквитанию и правит там безбедно в продолжение 30 лет.


I

1 Хильдегюд. — Не только контекст, но и сохраненная в переводе аллитерация указывают на то, что строка начиналась с имени героини, древнеанглийская фонетическая форма которого реконструируется исследователями.

2–3 «Верь мне… Миммингом острым…» — Мимминг — имя меча, принадлежащего Вальдере. Традиция обычно связывала историю знаменитых мечей с именем Веланда, волшедного кузнеца германских сказаний (см. о нем подробнее в прим. к ст. 1–14 «Деора»); в ст. 455 «Беовульфа» также говорится о «мече и кольчуге работы Вилунда».

6 «Ты, копьеносец Этлы…» — В «Вальтарии» также рассказывается, что герой был приближен к Аттиле и пользовался его покровительством.

10 Эльфхере — отец Вальтере; ничего более о нем не известно.

24 «О мече не печалься!» — Это место в оригинале не совсем ясно, но из него как будто следует, что одного меча Вальдере уже лишился и что, следовательно, обе речи произносятся героями в разгаре битвы, перед решающей схваткой.

II

1–3 «…тот наилучший… лезвие покоится…» — Сломанный меч сравнивается с Миммингом (?).

3–10 «…сталь эту Теодрик… покинул Теодрик». — В истории Мимминга оказываются связанными в один узел несколько героических сказаний. Теодрик здесь — это исторический Теодрик Великий, основатель остготской державы с центром в Равенне (471–526). Под именем Дитриха Бернского он прославлен в целом ряде средненемецких эпических песней. Легенда превратила его в героя-изгнанника, вынужденного бежать со своими овинами к гуннскому королю Этцелю, на службе у которого он и совершил многочисленные подвиги (ср. прим. к. ст. 18–19 «Деора»). Видья (= Vidigoia, упоминаемый Иорданом в «Гетике» как «храбрейший из готов», см. прим. к «Видсиду») изображается в древнеанглийской поэзии как сын Беадохильд, дочери Нидхада, рожденный ею от кузнеца Веланда. Остается неясным, почему хозяином меча «Велундовой работы» оказался не Видья, а Теодрик и каким образом, будучи предназначенным затем Видье, меч снова попал не к нему, а к Вальдере. Лишь немногие могут объяснить здесь средненемецкие источники, в которых есть рассказ о бегстве Дитриха Бернского от герцога Нитгера и великанов, в котором ему помогали его сотоварищи — среди них Виттиг (= Видья) и Хильдебранд. Вальдере и Теодрик, с другой стороны, могли объединяться сказанием как герои, подвизавшиеся при дворе Этлы (Аттилы).

14 «…друг Бургундов…» — Обращение к Гудхере. Древнеанглийская версия, сохранившая память о бургундском доме, оказывается в этом отношении более древней, чем версия «Вальтария», где Гунтарий — не бургунд, а франк (переосмысления сказания, последовавшее за присоединением бургундов к франкскому государству Меровингов в 534 г.). «Другом бургундов» (vinr Borgunda) называется и Гуннар в эддической «Песни об Атли», сюжет которой — гибель бургундского дома.

15–16 «…что охоту мою… ты укротил…» — Подразумевается, что Гудхере надеялся «рукою Хагены» убить Вальдере, и что эта надежда не оправдалась. Западногерманская традиция неизменно представляет Хагена подданным Гунтера, в то время как в скандинавских сказаниях Гуннар и Хёгни — братья (Гьюкунги).

23–24 «…в распре меня укроет… как прежде». — Упоминание «родичей» в этом контексте непонятно.

25–31 «Но лишь от него, благого… оберегая богатство…» — Как это обычно в древнеанглийской поэзии, христианская дидактика уживается здесь с героикой германского сказания; ср. I, 23.

Перевод В. Г. Тихомирова

Примечания О. А. Смирницкой

Источник: Древнеанглийская поэзия. — М.: Наука, 1982. — (Литературные памятники).

Перевод и примечания с сайта Ульвдалир

Древнеанглийский текст с сайта Heorot.dk

Текст подготовил к публикации на сайте Александр Рогожин

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов