Wulf ond Ēadwacer

Вульф и Эадвакер

  Lēodum is mīnum
swylce him mon lāc gife;
Жертвой, поживой
дружине моей он будет,
  willað hȳ hine āþecgan
gif hē on þrēat cymeð.
примут ли ратники
безрадостного пришельца?
  Ungelīc is ūs. Врознь наши судьбы.
  Wulf is on īege,
ic on ōþerre.
Вульфу на том острову,
а вот я нам этом;
5 Fæst is þæt ēglond,
fenne biworpen.
тот неприступен остров,
топями окруженный
  Sindon wælrēowe
weras þǣr on īge;
мужи кровожадные,
дружина островная,
  willað hȳ hine āþecgan
gif hē on þrēat cymeð.
примут ли ратники
безрадостного пришельца?
  Ungelīce is ūs. Врознь наши судьбы.
  Wulfes ic mīnes wīdlāstum
wēnum dogode,
Вульфа я призывала,
истосковалась в надежде,
10 þonne hit wæs rēnig weder
ond ic rēotugu sæt,
когда лила я слезы
дождливыми днями,
  þonne mec se beaducāfa
bōgum bilegde,
когда обнимал меня
муж-воитель, —
  wæs mē wyn tō þon,
wæs mē hwæþre ēac lāð.
то было мне счастьем
и печалью было.
  Wulf, mīn Wulf!
wēna mē þīne
Вульф, мой Вульф,
по тебе изнывая,
  sēoce gedydon,
þīne seldcymas,
плоть моя ослабла
в разлуке с тобою,
15 murnende mōd,
nales metelīste.
хуже голода горе
гложет душу.
  Gehȳrest þū, Ēadwacer?
Uncerne eargne hwelp
Эй, слышь, Эадвакер,
этого пащенка
  bireð wulf tō wuda. Вульф утащит в чащу…
……….
  Þæt mon ēaþe tōslīteð
þætte nǣfre gesomnad wæs,
Вот и разорвется,
что не связано было, —
  uncer giedd geador. наша песня.

Примечания

Этот стихотворный текст непосредственно предшествует в рукописи Загадкам. В течение долгого времени он был известен как «первая загадка» Эксетерской книги (ср. Brooke, p. 160) и предполагалось возможным, что в нем зашифровано имя Кюневульф (на этом основании Кюневульф считался автором всех загадок). Г. Брэдли первым выдвинул гипотезу (1888), что в данных строках следует видеть драматический монолог, родственный «Плачу жены». Новое понимание, скоро ставшее общепринятым, не убавив трудностей истолкования стихотворения, придало новое направление поискам. «Вульф и Эадвакер» — самая короткая из элегий; но, вместе с тем, это единственная элегия, в которой встречаются собственные имена. Остается неясным, представляет ли сохранившийся текст фрагмент какого-то более связного произведения (мнение, восходящее к Брэдли) или он обладает собственной композиционной целостностью, на что указывает как будто его строфическая форма, впрочем непоследовательно выдержанная, и в особенности завершающее двустишие, полное глубокого лиризма. Нет единого мнения и относительно связи элегии с эпическими сказаниями. Собственные имена служат вескм доводом в пользу такой связи, поскольку во всех остальных случаях они конкретизируют в древнеанглийской поэзии «место действия» в героическом мире (ср. появление имени певца в «Деоре»). Делались попытки раскрыть эту связь: например, представить текст как отрывок эпической поэмы об Одоакре = др. англ. Эадвакер (Имельманн). Сравнит ельно недавно П. Фрэнкис решился даже отождествить Вульфа с Деором (др. англ. dēōr — «животное, зверь»): Frankis P. J. «Deor» and «Wulf and Eadwacer»: some conjectures — Medium Ævum, vol. 31, 1962, p. 161–175. Особенную известность получила теория, согласно которой героиня лирического монолога соответствует Сигню, дочери Вёльсунга, героине скандинавского эпического сказания, история которой известна из «Саги о Вёльсунгах». Эадвакер в этом случае занимает в стихотворении то же место, что и Сиггейр, ненавистный муж Сигню, которому она мстит за смерть своего отца и братьев, героически погибая и сама. Вульф же, возлюбленный героини в элегии, понимается как трансформация образа брата Сигню — Сигмунда, причем в имени Вульф видят намек на изгнанничество героя (ср. обозначение изгоев как «волков» в скандинавских источниках; ср. также рассказ в «Саге о Вёльсунгах» о том, как Сигмунд и его сын от Сигню, Синфьётли, жили в лесу, приняв образ волков). Большинство исследователей, однако, скептически относится к попыткам проследить связь элегии с тем или иным из известных эпических сказаний. Отмечают, что изображенная здесь ситуация более чем типична для эпической героини, этой «пряхи мира», которую обстоятельства вынуждают на брак с вождем враждебного племени, делая в конце концов трагической жертвой междоусобных распрей. Таковы Фреавару и Хильдебург в сказаниях об Ингельде и Финнсбургской битве (ср. прим. к ст. 45–49 «Видсида» и к «Битве в Финнсбурге»). В этом смысле героиня «Вульфа и Эадвакера» действительно эпизирована, по сравнению с героинями элегий, в которых господствует более поздняя концепция «любви во браке» («Послание мужа», «Плач жены»). Но традиционный мотив преломляется здесь всецело как личная, любовная трагедия героини. Темный и временами бессвязный стих элегии, напоминающий заклинание, с трудом поддается рациональному истолкованию. В переводе лишь отчасти удалось сохранить ту завораживающую многозначительность каждого слова, которую чувствует даже современный читатель этой замечательной элегии.


1-2 Жертвой, поживой… безрадостного пришельца? — Строки мало понятны в оригинале, но можно предположить, что речь идет о какой-то смертельной опасности, подстерегающей Вульфа во враждебном ему доме героини.

11 …когда обнимал меня муж-воитель… — Эадвакер?

16–17 Эй, слышь, Эадвакер, этого пащенка Вульф утащит в чащу… — Строки многомысленны. «Пащенок» переводит здесь др. англ. hwelp, обычно употребляемое по отношению к детенышу животного (чаще всего «щенок»). Здесь оно скорее всего относится к сыну героини (ср. в эддической «Песни об Атли», ст. 12, обозначение детей Гуннара и Хёгни как «медвежат»), но трудно сказать, свойственен ли ему при этом уничижительный оттенок. В последнем случае слова скорее всего означают угрозу и приводят на память эпизод из «Саги о Вёльсунгах», где Сигню требует, чтобы Сигмунд и Синфьётли зарубили ее детей от Сиггейра. «Вульф» в этом случае несомненно собственное имя. Но некоторые исследователи видят здесь игру слов (ср. мнение Гринфильда: Greenfield St. B. The Old English Elegies. — In: Continuations and Beginnings / Ed. Stanley E. G. L.; Edinburgh, p. 165), считая, что героиня тревожится за свое дитя, которое волк (др. англ. Wulf) может утащить в лес.

Перевод В. Г. Тихомирова

Примечания О. А. Смирницкой

Источник: Древнеанглийская поэзия. — М.: Наука, 1982. — (Литературные памятники).

Перевод и примечания с сайта Ульвдалир

Древнеанглийский текст с сайта Old English Aerobics

Текст подготовил к публикации на сайте Александр Рогожин

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов