Роскилльская хроника

Перевод с латинского, предисловие и примечания В.В. Рыбакова.

«Роскилльская хроника» (Chronicon Roskildense) — древнейший памятник средневековой датской историографии. Она была составлена около 1140г., а позднее, после 1170г., снабжена коротким добавлением (глава XX). О ее создателе ничего не известно. Считается, что это был клирик из города Роскилле — средневековой столицы Дании, однако такое мнение основано исключительно на содержании хроники. Л. Вейбулль в одной из своих работ пытался доказать, что авторство принадлежит лундскому архиепископу Эскилю (1137–1177). Само название «Роскилльская хроника» окончательно ввел в оборот издатель текста — датский историк М. Гертц. Он же разделил текст на главы.

Хроника состоит из двух частей. Первая из них (до середины главы IX) — это сокращенный пересказ сведений по датской истории, которые содержатся в сочинении Адама Бременского, написанном между 1072 и 1075 гг. Эти сведения дополнены и уточнены автором на основании либо устных сообщений, либо не дошедших до нас более ранних текстов, датского или английского происхождения. Соединяя и переосмысляя информацию своих источников, создатель хроники в некоторых случаях вносит невообразимую путаницу. Поэтому историческая ценность первой части «Роскилльской хроники» невелика. Вторая ее часть (от середины главы IX до конца XIX) построена, как полагают, на свидетельствах очевидцев, а также самого автора и является важным первоисточником по датской истории середины XI — середины XII в. В центре внимания находятся дела государственные и церковные. Подобно первой части самой хроники, добавление конца XII в. (т.е. гл. XX) не имеет самостоятельного значения. Оно представляет собой компиляцию, базирующуюся на двух текстах, которые сохранились до наших дней.

Как показали Л. Вейбулль и С. Булин, тенденция, свойственная автору «Роскилльской хроники», противоположна тенденции Свена Аггесена и Саксона Грамматика, историков второй половины XII — начала XIII в. Большинство персонажей, которых хроника рисует в черном цвете, они изображают в белом, и наоборот. Очевидно, это 320 происходит потому, что разные авторы были близки разным политическим группировкам внутри Дании и отражали в своих книгах собственные политические пристрастия.

Рукописная традиция «Роскилльской хроники» не ставит перед историками сложных проблем. Первоначальный облик текста восстанавливается по одной рукописи и двум спискам XVI и XVII вв., сделанным с ныне утраченных рукописей. Все эти три источника восходят к одному общему протографу, отделенному от оригинального текста несколькими этапами переписывания.

Единственной рукописью, доносящей текст хроники, является пергаментный кодекс конца XIII в., так называемый Codex Kiloniensis (К). Он хранится в университетской библиотеке города Киля и состоит из трех частей: богослужебного текста, «Роскилльской хроники» и небольшой проповеди. Хроника обрывается здесь на середине главы XX, потому что в К недостает одного листа. В XVI в. францисканец из Роскилле Петр Олай (Педер Оловсен) при составлении своего сборника, который известен под названием Collectanea, среди прочего включил в него и список с «Роскилльской хроники» (О). Какая рукопись легла в основу этого списка, впоследствии вошедшего в арнамагнеанскую коллекцию и поэтому хранящегося ныне в Копенгагене, неизвестно. Однако не исключено, что это была та же самая рукопись, с которой спустя 100 лет сделал свой список Стефан Стефаний — составитель другого большого сборника, именуемого Systema Stephanii и находящегося в библиотеке Упсальского университета, в коллекции Делагарди (S). Там хроника озаглавлена так: Incerti Auctoris Chronologia ex... antiquissimo in membrana M.S. Codice Bibliothecae Hafniensis, ab A.C. 826 ad A. 1157 («Хроника неизвестного автора от 826 до 1157 года из... очень древнего рукописного пергаментного кодекса Копенгагенской библиотеки»). Переписывая текст, Стефаний внес в него ряд улучшений, призванных исправить некоторые средневековые варваризмы в языке хроники. Позднее со списка Стефания была сделана копия, хранящаяся теперь в архиве Гамбурга и не имеющая значения для восстановления первоначального текста (Н).

Расхождения между К, О и S не слишком значительны, а лакуны и маленькие несогласованности в тексте, по всей видимости, происходят из самого протографа. Лакуны были восполнены, а несогласованности исправлены издателем М. Гертцем, конъектурам которого я повсеместно следовал в своем переводе. Лишь в одном месте я счел возможным предложить собственное улучшение. В главе XIII (с. 26 издания), где рассказывается о епископе Роскилле Педере, стоит: valentes clericos adamauit — «он любил способных (варианты: здоровых, сильных, могущественных) клириков», что в данном контексте представляется бессмыслицей. Предлагаемая конъектура: valenter clericos adamauit — «он очень любил клириков». 321

В другом месте я предпочел, наоборот, отказаться от исправления, внесенного издателем. Для улучшения текста М. Гертц решил удалить в первом предложении главы VIII (с. 21 издания), где говорится о епископе Роскилле Авоконе, слова «преемника Гербранда» (Gerbrandi successorem), которые дают рукопись и списки. Однако я считаю такую конъектуру неправильной, что и отразилось в переводе. На чем основано это мнение? В хронике Адама Бременского повествуется сначала об архиепископе Либентии Старшем (988–1013), затем об Унване (1013–1029), а потом о Либентии Младшем (1029–1032). Епископа Гербранда назначил архиепископ Унван, а его преемника Авокона — Либентии Младший (именно об этом идет речь в первом предложении). Однако всех остальных перечисленных в главе VIII «Роскилльской хроники» епископов, согласно Адаму, рукополагал Либентий Старший. Таким образом, автор хроники соединил Либентия Старшего и Либентия Младшего в одного персонажа, сделав его преемником Унвана. Предлагаемая же датским историком конъектура никак не разрешает этой источниковой коллизии.

Латинский язык, которым написана хроника, несет на себе отпечаток средневековой непоследовательности, что тем не менее не создает серьезных препятствий для интерпретации текста (ср., однако, примеч. 67, 68, 75, 79–81, 90). Непоследовательность проявляется, например, в том, что словосочетание «преждевременная смерть», которое употреблено в хронике дважды, в первом случае выглядит как mors matura (гл. IX, с. 22 издания), а во втором как mors immature (гл. XVII, с. 31 издания) — т.е. то же самое прилагательное снабжено отрицательной приставкой. В главе XV (с. 29 издания) вместо «сойти с кораблей» (de navibus descendere) сказано «взойти с кораблей» (de navibus ascendere). Этноним «норманны» в главах II и III «Роскилльской хроники» использован в значении «скандинавы», а в главах IV, V и IX в значении «норвежцы». При этом в целом топономастикон нашего источника представляет собой вполне логичную систему: одинаковые имена передаются в разных участках текста одинаково (ср., однако, примеч. 21).

В хронике трижды появляются слова из народного языка (датского). Это обозначение подушной подати, введенной Кнутом Святым (nefgjald, гл. X), слово «бонд», т.е. «крестьянин» (bondo, onis, вариант — bundo, гл. XIII, два раза), и имя «Плуг» (Plouh, гл. XVIII), которое осознается автором как значимое.

Источниками цитирования для создателя «Роскилльской хроники» стали Гораций, Вульгата (примеч. 80, 85, 86) и Адам Бременский (примеч. 57, 91). У первого почерпнуто определение для Олава, сына Харальда Копье, который за свое умение выходить сухим из воды (остался живым после убийства всех его братьев) в конце главы XVII назван «чудищем о многих головах» (belua multorum capitum, ср.: 322 Horatius. Epistulae. I, 1, versus 76). Явных и скрытых аллюзий на Вульгату, разумеется, гораздо больше (я старался передавать их в согласии с русским синодальным переводом). Многие из них вставлены потому, что они имелись в сочинении Адама Бременского. В этом можно видеть подтверждение мысли Э. Йоргенсен, которая считала труд Адама не только источником сведений, но и литературным образцом для составителя «Роскилльской хроники».

Так, в главе VI он повторяет сравнение Харальда Синезубого с царем Давидом, которое применяет Адам в 27-й главе книги II. В той же главе автор хроники говорит о том, как изменилось отношение Свена Вилобородого к христианству. Он вслед за Адамом употребляет библеизмы, однако несколько другие: «он наконец, после этих кар, познал Господа, стал искать Его и веровать в Него» (здесь три библеизма: post flagella, cognoscere Deum, quaerere Deum). А вот сам пассаж из сочинения Адама (II, 39): «Однако Свен познал, что Господь есть Бог (2 Пар 33, 13), и, пришед в себя (Лк 15, 17), узрел пред глазами своими грехи свои, и в раскаянии взмолился к Господу». Библейская цитата вкраплена в описание постигших Данию голодных лет (глава XI «Роскилльской хроники»): «Господь кого хочет ожесточает, а кого хочет милует» (ср.: Рим 9, 18). Но та же самая цитата трижды встречается в сочинении Адама (I, 15; II, 44; Scholia 73).

В главе XII находим еще одну библейскую реминисценцию, за которой сразу же следует кусочек из Адама: «Связано ли это благополучие с Эриком, а этот голод — с Олавом (а ни тот, ни другой не заслуживал своего жребия), — известно Тому, Кто знает все прежде бытия его (ср.: Дан 13, 42) и устрояет все, когда желает и как желает» (quando uult et quomodo uult, disponit). Адам, I, 15 (видимо, предыдущая цитата тоже оттуда): «О дивная забота всемогущего Бога об обращении язычников, которую Создатель осуществляет как желает, когда желает и через кого желает!» (disponit artifex ut vult, et quando vult, et per quem vult). После всего сказанного не покажется удивительным, что очередной библеизм (гл. XIII хроники) снова будет иметь источником труд Адама: «И хотя Педер поменял местами ценности, ища своего и того, что цезарево, однако он утверждал, что хотел бы искать и того, что Божье» (ср.: Флп 2, 21; М. Гертц не заметил, что здесь библеизм). Адам цитирует соответствующее место дважды: III, 77 и IV, 21.

Наконец, в одном случае можно только подозревать влияние Адама Бременского. Дело в том, что в предисловии к своей книге он использует выражение из 2-го стиха 13-й главы книги пророка Иезекииля. А цитату из 5-го стиха той же главы находим в «Роскилльской хронике» (гл. XV): «Во время этой смуты в королевстве он (Ассер. — В.Р.) не ограждал себя стеною ради дома Израилева (ср.: Иез 13, 5), но, как колеблемый ветром тростник (ср.: Мф 11,7), куда бы ни подуло, туда и обращался» (Hic in tanta perturbacione regni se murum pro domo Israel 323 non opponebat, sed, quocunque aura flabat, ut arundo uento agitata illuc se uertebat). Автор хроники не оставил почти ничего от первоначального смысла цитируемого им стиха: neque opposuistis murum pro dome Israhel («не ограждаете стеною дома Израилева»). Добавив se («себя» он превратил Ассера из плохого защитника Дании («дома Израилева») в плохого защитника самого себя, мешающего тем самым процветанию Дании. Из контекста следует, что «не ограждать себя стеною — значит быть нетвердым, непостоянным. Однако в книге Иезекииля идет речь о другом — что неправильно поступают лживые пророки, которые не заботятся о благе Израиля, т.е. «не ограждать стеною» значит «быть недостаточно рачительным». Похожий случай в главе XIV (примеч. 80) заставляет меня думать скорее о неправильном понимании автором текста Вульгаты, нежели о возможной конъектуре: se <ut> murum pro domo Israel non opponebat («он не ограждал собой, как стеною, дома Израилева»)1.

Стилистический облик хроники сближает ее с анналами, которым свойственны короткие предложения, нанизывание определений (вроде «император Людовик, сын Людовика, брат Лотаря и Карла» или «он был мужем сильным, храбрым и буйным»), нелюбовь к украшательству (за исключением библейских цитат). Лишь в главе XV, оплакивая гибель Магнуса в битве при Фотевиге, составитель «Роскилльской хроники» взрывается чередой восклицаний. Кроме того, рассказывая о смерти Эрика Незабвенного, он не удерживается от нравоучительной сентенции. Однако, несмотря на сухость стиля, его едва ли можно назвать отстраненным наблюдателем. По резкости и отчетливости оценок автор хроники превосходит многих современников. Он характеризует с нравственной точки зрения всех главных действующих лиц, и его суд на первый взгляд кажется читателю нелицеприятным.

Настоящий перевод выполнен по изданию: Chronicon Roskildense//Scriptores minores historiae Danicae medii aevi / Rec. M.C. Gertz. København, 1970. Vol. I. P. 3–33. 324


Роскилльская хроника

История Дании с 826 по 1140 (1157) год, написанная неизвестным автором

I. В 826 году от воплощения Господня и на шестой год своего правления король датчан Харальд2 был крещен в Майнце архиепископом Отгарием и воспринят императором Людовиком3. Вместе с ним просветились христианской верой его жена и брат Эрик4, а также великое множество датчан. Когда они собрались в свое королевство, то сначала им в спутники не нашлось ни одного учителя, но потом с ними добровольно согласились поехать святой Ансгарий5 и его товарищ Аутберт. Прожив у короля четыре года, они обратили в христианскую веру много людей. Возвратившись, Ансгарий стал гамбургским архиепископом6. Навещая то датчан, то трансальбингов7, он привлек к христианской вере бесчисленное множество тех и других. Впоследствии, когда умер бременский епископ Леудерик, император Людовик8, сын Людовика [Благочестивого], брат Лотаря и Карла, передал Ансгарию бременское архиепископство9. Весьма обрадовавшись этому дару императора, исповедник Божий снова поехал в Данию. Там он сделал другом христианства вышеупомянутого Эрика10, короля датчан, брата короля Харальда [Клака], и его народ. Ведь после смерти Харальда его избрали королем. Он возвел первую церковь в Шлезвиге11 и высказался за то12, чтобы в его королевстве любой желающий мог сделаться христианином.

II. Между тем норманны опустошили Галлию, совершив рейд по рекам Луаре, Сене, Рейну13. Испугавшийся этого король Франции 325 Карл14 дал им землю для поселения; они владеют ей до сих пор15. Затем, напав на Данию, они убили короля Эрика16. После его смерти на трон возвели Эрика Дитя17 . Существует большое сомнение относительно того, был ли этот Эрик Дитя сыном вышеупомянутого Эрика или нет. Вскоре он возненавидел христиан и изгнал священников, а церкви приказал закрыть. Святой Ансгарий бесстрашно отправился к нему18 и превратил жестокого тирана из дикого льва в смирного агнца, так что он сам принял христианство и указом повелел всем датчанам сделаться христианами. Священников призвали обратно, церкви стали строить и восстанавливать. Кроме того, была возведена церковь в Рибе, а потом вторая в Шлезвиге.

III. В то время кровожадный король норманнов Ивар, сын Лотпарда19 (у него, передают, не было костей), чьи братья Ингвар, Убби, Бьёрн и Ульв правили северными народами, собрав войска и призвав на помощь датских королей, решил уничтожить королевство франков. Я говорю о «королях» потому, что тогда в Дании было много королей. Ведь по рассказам, были то два короля в Ютландии, третий на Фюне, четвертый на Зеландии, пятый в Сконе, то два над всей Данией, то один над всей Данией, то один разом и над всей Англией, и над Данией, как мы опишем позднее. Итак, Ивар повел свой флот в Британию и вступил в жестокую битву с королями англов. В ней пали короли нортумбрийцев Элла и Осберт, а Денунульв и Беррунульв бежали с поля битвы. Святейший король восточных саксов Эдмунд20, который до этого часто выходил победителем, был тогда побежден и во время сражения захвачен в плен. Ему связали за спиной руки, а за то, что он исповедовал Христа, сначала подвергли бичеванию, затем пронзили стрелами и, наконец, обезглавили. Так он принял славный венец мученичества. Вот как был нанесен первый удар — нортумбрийцам в Англии. Вернувшись оттуда, король Ингвар21 разделил свой флот между девятью северными королями, послав одних в Галлию, других в Германию. Некоторые из них поплыли по Эльбе и вторглись в Саксонию, где уничтожили выступившего им навстречу герцога Бруно вместе с десятью графами22. Вместе с ними зарубили и двух епископов. Вслед за 326 этим они берут город Утрехт и ровняют его с землей23. Епископом там тогда был Радбод. В конце концов они переправляются через Рейн, жгут Кельн и Трир. Они сделали Ахенский дворец конюшней для своих лошадей, разрушали города, убивали жителей, рубили мечами женщин и детей, а святые церкви вместе с верующими либо сжигали, либо рушили. Из страха перед ними стали укреплять Майнц. В то же время датчане опустошили Фризию.

IV. Пока происходили эти события, умер король Эрик, а на трон возвели Фроди24. Он крестился от бременского архиепископа Унни25. Тотчас отстроили разрушенные прежде церкви в Шлезвиге и Рибе. Третью церковь, в честь Святой Троицы, король воздвиг в Орхусе. Некоторые говорят, что бременский архиепископ Унни проповедовал Горму и Харальду, которые были королями в Дании. Он сделал их друзьями христиан и восстановил церкви, что долго пребывали в небрежении. Этот Горм был отцом Харальда. Харальд 15 лет управлял королевством при живом отце, а после его смерти еще 50. Он был христианином и носил прозвище Синезубый или Клак. Когда Харальд умер, некто Свен, бежавший от норманнов, собрав войско, вторгся в Англию, изгнал короля Этельреда и стал править сам. Его сыновья Горм и Хардекнут, не удовлетворившись достижениями разбойника-отца, отправляются в Данию. Убив короля датчан Хальвдана вместе с его сыновьями, они поделили между собой Датское королевство. Дания досталась Горму, Англия — Хардекнуту. Ведь пока они воевали в Дании, умер их отец Свен. Существует сомнение, был ли Хальвдан сыном Харальда Клака или нет.

V. Горм26, король кровожадный, сделал местом своего пребывания Зеландию. Его сыном был Харальд Смиренный27, который первым возвел на Зеландии церковь. Он, в противоположность отцу, являлся другом христиан, по мере сил принимал их отовсюду и покровительствовал им во время преследований. Итак, отец коснел во зле, а Харальд после его смерти был избран королем и сделался христианином. Вскоре он начал принимать священников, прибывавших как из Англии, так и из Саксонии, и открыто почитать Христа. Поэтому он сделался весьма близким другом достопочтенного епископа Адальдага28 и 327 императора Оттона29, так что последний даже воспринял из святого источника его сына и назвал его Свеном-Оттоном30. Итак, благочестивый и верный Христу король не только крестился, но и попросил через своих посланных, чтобы в его королевстве поставили епископов. Бременский архиепископ Адальдаг обрадовался такой просьбе и, посовещавшись с императором и папой, назначил в Данию трех епископов: Эрика в Шлезвиг, Лиафдага в Рибе, Регинбранда в Орхус. Впоследствии бременский архиепископ Адальдаг также назначил к нам много епископов: в Шлезвиг после Эрика Маркона, в Рибе после Лиафдага Фольберта. Одинкар Белый, назначенный в Швецию, опекал Сконе и Зеландию. После него был Тургот. Этот Харальд, кроме того, возвратил власть изгнанному из королевства королю норманнов Хакону31. Сыном Хакона был Трюггви 32. Он подчинялся Харальду [Синезубому]. Сыном Трюггви был Олав Кракабен33.

VI. Харальд правил в Дании 50 лет. Его сын Свен [Вилобородый] во время битвы нанес ему рану и, раненого, изгнал из королевства. Харальд бежал в Склавию34 и там умер изгнанником. Как второй Давид, он более оплакивал вероломство сына, нежели собственные несчастья35. Его тело было перенесено дружинниками на родину и погребено в городе Роскилле. Узнав об этом, Олав Кракабен, опытнейший птицегадатель, сын Трюггви сына Хакона — какового Хакона, когда его изгнали из королевства, Харальд утвердил на престоле, — помня об этом благодеянии, сразу же прибыл к датчанам, изгнал короля Свена и стал править сам. Изгнанник Свен явился к могущественному королю шведов, также именем Олав36. Свен стал молить его, чтобы Олав возвратил ему власть. Тот без промедления повел шведов и вступил в жестокую войну. В ней погиб король Норвегии Олав [Трюггвасон], обманутый ложным птицегаданием37. Свен, по прозвищу Вилобородый, владел двумя королевствами. Он был большим врагом христиан и даже приказал изгнать их из своих пределов. Однако после того как он трижды попадал в плен к склавам, будучи побежден ими в войне, и его дважды выкупали серебром, а в третий раз — золотом, он наконец, после этих кар, познал Господа, стал искать Его и 328 веровать в Него. Призвав из Норвегии епископа Бернарда, он выстроил церковь в Сконе. Бернард пересек море и прибыл на Зеландию. Там он и закончил свою жизнь, дав ею пример благочестия. Затем Свен вторгся в Англию и изгнал короля Этельреда38. После того как завладел Британией, он прожил менее трех месяцев.

VII. Когда он умер, Эдмунд39, сын Этельреда, которого изгнал Свен, заключил в оковы сына Свена Кнута40 и Олава41, сына короля Норвегии Олава, которые были там заложниками. Бежав из его оков, они приплыли в Бремен и там приняли христианскую веру от бременского архиепископа святого Унвана42. Крестившись, они возвратились в Данию43. А Олав [Святой] стал королем Норвегии44. Он первым покорил все свое королевство христианской вере. Во время одного сражения его убила кучка людей (a paucis in bello percussus), и он принял славный венец мученичества45. Дружинники похоронили его тело в Тронхейме, где оно до сих пор творит множество чудес. Преемником трона стал его сын по имени Магнус46, который родился от наложницы. Возрастом он был дитя, душой смельчак, видом красавец. Но дабы не показалось, что я далеко отхожу от начатого, я возвращаюсь к королям датчан. Итак, после смерти короля англов Эдмунда власть унаследовал его сын Этельред47. Узнав об этом, Кнут, который не забыл оскорбления, нанесенного встарь ему и Олаву отцом Этельреда, с тысячей военных кораблей переплыл море и всем огромным войском вторгся в Англию. Он бился с Этельредом три года. Этельреда осадили в городе Лондоне, где он умер48, подточенный войной и старостью, оставив сына Эдуарда49, которого принесла ему королева Эмма, дочь графа Ротберта50. Кнут вышел победителем и взял в жены Эмму, родившую ему сына Хардекнута51. Свою сестру, по имени 329 Эстрид, Кнут выдал за Рикарда52. Разведясь с ним, она без согласия брата вышла замуж за ярла Ульва. Услыхав об этом, Кнут разгневался на Ульва и свою сестру, так что даже изгнал их из королевства. В конце концов, вняв просьбам многих людей, он примирился с этим, но притворно. Протекло немного времени, и Ульва по его приказу убили в роскилльской церкви, когда тот шел к заутрене. Жена Ульва Эстрид с почестями похоронила его. А на месте деревянной церкви возвела каменную и всячески способствовала ее обогащению. У нее и Ульва было двое сыновей: Свен53 и Бьёрн. После всех этих событий Кнут вернулся в Англию, где и закончил свою жизнь.

VIII. Между тем бременский архиепископ Либентий назначил на Зеландию Авокона, преемника Гербранда, которого там изначально поставил его предшественник Унван. Архиепископ Либентий также назначил в Шлезвиг Поппона, потом Эцикона, в Рибе Одинкара. Один из них, Поппон, муж святейший, был, говорят, близким другом Свена [Эстридсена]. Он, кроме прочего, когда язычники впали в сомнение относительно христианской веры, на всеобщем собрании короля и народа пронес в руке раскаленное железо и остался невредим (ибо они обещали, что в этом случае уверуют). В результате народ уверовал, а он прославился в королевстве как святой.

IX. После смерти Кнута стали править трое его сыновей. Свен, который родился от Альвивы, правил в Норвегии, Харальд, тоже сын Альвивы, — в Англии, Хардекнут, сын Эммы, — в Дании. В его времена после Авокона проповедовал Виллельм. Этот Хардекнут выступил из Дании против своего брата Харальда, короля Англии, и собрал во Фландрии флот. Однако Харальд, будучи настигнут смертью, положил конец войне. Так Хардекнут завладел Данией и Англией. Тем временем в Норвегии умер брат Хардекнута Свен. Тогда норманны избрали Магнуса [Доброго], сына Олава Святого от наложницы. Хардекнут и Магнус, король Норвегии, заключили между собой соглашение и скрепили его клятвой над мощами Олава — такое, что тот, кто проживет дольше, получит королевство того, кто умрет, и будет владеть обоими королевствами словно бы по праву наследства (quasi hereditario iure). Протекло немного времени, и Хардекнут умер54. Узнав о его смерти, Магнус, не забывший о соглашении, явился в Данию с большим и сильным войском. Ему навстречу вышел Свен, племянник Кнута Старого, сын Эстрид и Ульва, которого убил Кнут Старый55, и сражался с ним как на море, так и на суше. В конце концов он был побежден и бежал в Сконе. Когда в Лунде Свен готовился 330 к бегству в Швецию, прибыли гонцы с Зеландии и возвестили ему, что король Магнус умер. Он немедленно возвратился на Зеландию, а потом был избран жителями Фюна и Ютландии в короли и усердно правил Данией в течение многих лет, произведя на свет от разных жен много сыновей и дочерей. Пять его сыновей правили один за другим. Четверых настигла преждевременная смерть, хотя они были вполне достойны и власти, и королевского звания. В его времена проповедовал епископ Виллельм. Он был мужем сильным, храбрым и буйным. Одной мощью своего тела он уже покорял знатных людей, но также и величием души. В гневе он не жалел никого. В его епископство мать короля Свена Эстрид с согласия сына передала Роскилльской церкви пятьдесят мансов56, право на которые вышеупомянутый епископ подтвердил печатью и привилегией. По прошествии малого времени Виллельм умер, а на его место славный король Свен поставил своего капеллана и тезку, мужа, блиставшего всеми видами добродетели и далеко превосходившего всех предшественников. Он был грозой злонамеренных, воздаянием добродетельных, отцом отечества, гордостью клира и спасением народа, образцом благочестия и таким, кто хочет все довести до совершенства57.. Он практически заново основал Роскилльскую церковь, украсив ее замечательным паникадилом (egregia corona), мраморными колоннами и всяческой утварью (ornamentis). Он выстроил для братьев монастырь из камня, а также добавил братьям и церкви, которую освятил во имя святой Троицы, земель из своих епископских владений, чтобы общее число пребенд составило 1558. Кроме того, он возвел в Рингстеде монастырь в честь святой Марии и другой — в Слагельсе.

X. Между тем в Ютландии умер славный король Дании Свен Магнус59, в 1074 году от воплощения Господня и на 31-й год своего правления60. Его тело было с почестями погребено в Роскилле, как он сам повелел, будучи жив. После его смерти королевство перешло 331 к его сыну Харальду, который правил семь лет61. Согласно традиции (secundum antiques), это был четвертый король Харальд в Дании. Первый Харальд — тот, который крестился в Майнце. Второй — Харальд Синезубый. Третий — Харальд сын Горма62. Четвертый — этот, сын Свена, муж замечательный, правитель справедливейший. Он приказал передать в общее пользование леса, которые присвоили себе одни только знатные люди. После его смерти на трон возвели его брата Кнута63. Он издал новый, неслыханный закон, которым принудил народ платить налог, именуемый у нас «nefgjald»64, после чего его прогнали из Ютландии на Фюн и он с великой верой в душе принял мученическую смерть в Оденсе, в церкви святого мученика Альбана, перед алтарем. Это было в 1090 году от воплощения Господня и на 11-й год его правления. Его тело творит великие чудеса, прославляется через мученика Христос65. Вместе с ним был также убит его брат, по имени Бенедикт.

XI. Итак, на собрании знатнейших людей государства королем избрали его брата Олава66, сделав его господином всего Датского королевства67. В его времена Дания девять лет страдала от великого голода, так что люди не могли удержаться от заповеданной пищи и запрещенного. Ведь когда вынуждает необходимость, закон иногда нарушают и преступают. И вот, чтобы есть, забивали лошадей, а многие освежевывали собак. На стол не подавали разные тарелки, не требовалось вообще никакой посуды. Достопочтенный епископ Свен предсказал эту напасть сразу после убийства Кнута. Отечески увещевая, советовал он многим людям, чтобы они раскаялись и тем отвели ее. Но поскольку Господь кого хочет ожесточает, а кого хочет милует, Он ожесточил все сердца и, как сказано, обрушивал бедствия. Но пастыря Господь помиловал и освободил его ото всех страданий на этой грешной земле. Ибо на второй год правления Олава, не довольствуясь вместе с Марфой домашним покоем и делами житейскими, но возжелав вместе с Марией сделаться также сопричастником таинств небесных68, 332 он, спросив позволения у короля и народа, решил отправиться в покаянное паломничество в Иерусалим. Однако, когда он прибыл на один остров, под названием Родос, его охватила болезнь. Душа с победой отлетела ко Христу, а тело было там же погребено его скорбящими учениками. Услышав о его смерти, король Олав хотя и горевал вместе со всем клиром зеландской церкви, однако поставил на его место Арнольда. Это был муж от природы бесхитростный и более нерадивый, чем подобает заботливому пастырю. Тем не менее он выстроил каменные стены вокруг роскилльского монастыря, а также поновил росписи этого монастыря. В седьмой год его епископства умер король Олав. Он правил девять лет, из которых ни один не был изобильным.

XII. После его смерти королевство перешло к его брату Эрику Доброму69. Тут же закончился проклятый голод, и вместе с ним отступила от народа Божья кара. Связано ли это благополучие с Эриком, а этот голод — с Олавом (а ни тот, ни другой не заслуживал своего жребия), — известно Тому, Кто знает все прежде бытия его и устрояет все когда желает и как желает. Ибо Эрик правил восемь лет и напридумал много жестоких и несправедливых законов. У него было три сына от наложниц: Харальд70, Бенедикт, Эрик71. От законной жены родился самый благородный по происхождению, по имени Кнут72. На пятый год его правления, в 1100 году от воплощения Господня, в июльские иды христиане взяли Иерусалим73. Наконец, в восьмой год своего правления, в 1103 году от воплощения Господня, Эрик, вместе со своей женой Бодилью захотевший посетить Иерусалим, прибыл на Кипр, где и умер.

XIII. Узнав о его смерти, датчане возвели на трон его брата Нильса74, мужа смирного и бесхитростного, совсем не правителя. Во дни его клир и народ подверглись великому преследованию. Ведь в 20-й год его правления некто Педер, сын Бодили, подучиваемый и подстрекаемый своим капелланом Нотольдом, который впоследствии стал епископом Рибе, поднял судебное преследование (quaestio) против клириков, дабы те из них, кто имеет жен, оставили их, а те, кто холост, ни в коем случае не женились. Клирики желали сопротивляться этому, но не имели сил, так как епископ Арнольд был уже отягощен старостью и занемог. Иным рубили руки, иных убивали, иных изгоняли с роди333ны, мало кому удалось сохранить имущество. На следующий год после этого начинания бондов Арнольд умер. На его место король Нильс поставил капелланом своего сына Магнуса, по имени Педер. Он был мужем знающим и начитанным, самым красноречивым и постоянным среди всех датских епископов того времени. Вскоре Педер взял сторону клириков против бондов, освободив их не только от упомянутой напасти, но, кроме того, добившись, чтобы никто из мирян не имел права подавать жалобу против клириков на народном собрании, а делал это только на священном соборе, что ранее ни в коем случае не дозволялось. Он очень любил клириков, но не принес своей церкви никакой прибыли. Он украсил свои дворы каменными и деревянными постройками. И хотя Педер поменял местами ценности, ища своего и того, что цезарево, однако он утверждал, что хотел бы искать и того, что Божье, если бы только ему вместе с Марией и Иаковом удалось остаться в покое и мире75. Во исполнение того, что было у него на душе и на языке, он прибавил к владениям церкви святого Климента дома и земли, чтобы там жила монашеская община. Но поскольку враг рода человеческого с древних времен всегда прячется под покровом и питает всегдашнюю злобу к деяниям праведных, он, ненавидя мир, посеял между датчанами семена столь великой распри, что подобного бедствия для клира и народа не бывало с тех пор, как в Дании утвердилось христианство.

XIV. Ибо единственный сын короля Нильса Магнус, подстрекаемый дьяволом, в 1130 году от воплощения Господня76, притворившись другом, убил сына короля Эрика Кнута, мужа целомудренного, благоразумного, украшенного мудростью, красноречием и всеми видами добродетели. За это его братья Харальд [Копье] и Эрик [Незабвенный] подняли восстание против короля Нильса и его сына Магнуса, всячески стараясь лишить Нильса власти и звания, а Магнуса убить. Эрик, собрав всех отступников и злодеев, отправился в Ютландию, где склонил часть народа ложными обещаниями и присвоил себе королевское звание. Он был моложе Харальда и много красноречивее, чем тот, муж бесчестный, переполненный злобой и лукавством. Узнав об этом, Харальд переметнулся к королю Нильсу, не желая служить младшему брату как по причине его возраста, так и потому, что у Харальда была толпа сыновей, пятнадцать человек77, а также потому, что Эрик противозаконно награбил у всех огромное количество добра. Король же 334 Нильс переправился в Ютландию и бился с Эриком во многих сражениях. Во всех них Эрик оказывался побежденным, поэтому он бежал в Шлезвиг. А на следующий год они сошлись в морской битве у острова, который называется Сейрё. Там войско Эрика окружило сына короля Нильса Магнуса, который подумал, что перед ним суда его отца, приплывшего туда раньше него. Многих взяли в плен, большую часть истребили, Магнусу едва удалось скрыться на нескольких кораблях. На третий год войны король Нильс прибыл на Зеландию со ста кораблями. И так как большая часть народа вместе с епископом Педером сочувствовала Нильсу, в битве при Вэребро уже после первого столкновения Эрик оказался побежден и бежал. Победитель Нильс разграбил Роскилле. Эрик отправился в Сконе прося о помощи. Его изгнали оттуда, и он явился к королю Норвегии Магнусу78, сыну короля Сигурда, и стал вымаливать у него помощь. Магнус, хорошо <скрыв> свои намерения, предложил мир и дружбу, обещая, что поможет ему во всем79. Однако после того как он принял его вместе с немногочисленными сторонниками, исход дела ясно показал, что было у него на сердце80. Ибо он отнял у Эрика все богатства, которые тот привез, и прогнал его людей, а своим приказал, чтобы они посадили его в кандалы. К нему не допускали никаких иностранцев. Тогда Эрик, лишившись всех сторонников и очень опасаясь за свою жизнь, обратился к хитроумным приемам. Он притворился больным, не пил и не ел прилюдно, чтобы только его не увезли из Конунгахеллы81. Кроме того, он послал гонца в Данию к своим друзьям, прося, чтобы они, если не забыли, какими и сколь великими богатствами он их наградил, быстрее спасли его от надвигающейся смерти; указав время и место. Итак, в назначенный день они приплыли на корабле и в то время, как стражи напились и спали, взяли на борт Эрика, королеву, а также служанку и бежали в Сконе.

XV. Сконцы же, хотя прежде отказали ему в помощи, на этот раз, словно бы движимые раскаянием, все единодушно с общего согласия 335 приняли его, провозгласив, что хотят жить и умереть вместе с ним. Архиепископом в то время был Ассер82. Он был первым архиепископом в Дании, Швеции и Норвегии, муж деятельный и суровый83, мудрый и совсем без постоянства. Во время этой смуты в королевстве он не ограждал себя стеною ради дома Израилева, но, как колеблемый ветром тростник, куда бы ни подуло, туда и обращался. Тогда по приказу Эрика Лунд окружили стеной и валом. Между тем Нильс объявил в подвластных ему землях, чтобы люди готовились к походу, и со всяческой предусмотрительностью повелел, чтобы накануне июньских нон все знатнейшие собрались в Сконе. Ибо в этот день отмечался святой праздник Пятидесятницы. Итак, в понедельник они неосторожно, ничего благоразумно не взвесив, сошли с кораблей. Им навстречу выступил Эрик со своим войском и нанес всей Дании неописуемый и невосполнимый урон84. О жестокий год, день горький, день смерти, день тьмы и мрака85, полный скорбей, отягченный рыданиями! О день, в который Магнус убит, растоптан цветок Дании! Прекраснейший из юношей, мощный силою, доброхотный податель86, премудрый и друг постоянства! Убит Магнус, а вместе с ним два герцога и пять епископов: Педер Роскилльский, Торе Рибский, Кетиль Вестервигский, Ульвкель Орхусский, Хенрик, изгнанный из Швеции. Адельбьёрн Шлезвигский. получив неизлечимую рану, прожил после этого менее полутора лет. Шестой же, епископ Эскиль Вибергский, муж прекраснейший и мудрейший, блестяще начитанный, был по приказу Эрика убит за два года до этого сражения, когда он служил в церкви заутреню.

XVI. Король Нильс, увидев, что кого пленили, кого покалечили, кого убили, кого утопили, едва успел вскочить на коня и вместе с Харальдом [Копье] бросился на корабль. Он поехал на Зеландию и как мог ободрил своих сторонников. После этого Нильс отправился в Ютландию и сделал Харальда правителем половины государства (participem dimidij regni), возведя его в королевское звание. Затем он был коварно обманут шлезвигцами, которые обещали верность и подтвердили это клятвой: в седьмой день перед июльскими календами вышеназванного года и на 31-й год правления они вероломно убили его вместе с его знатнейшими, что находились в городе. Харальд же, словно бы предчувствуя их вероломство, всячески побуждал короля не верить им. После убийства он решил, что ему нужно уезжать оттуда. Узнав об этом, Эрик явился в Шлезвиг и за гнусное злодеяние 336 наградил шлезвигцев богатыми дарами. Тогда вместо Педера епископом Роскилле сделали Эскиля87. Нотольда поставили на место Торе в Рибе, Сельва на место Кетиля к вендельцам, Иллуги на место Ульвкеля к орхусцам. Тем временем от вышеупомянутой раны умер изменник88 Адельбьёрн, епископ шлезвигцев. На его место поставили капеллана Эрика по имени Рике.

XVII. После всех этих событий Эрик отправился в Сконе и отпраздновал там Рождество. Харальд между тем оставался в Ютландии, где к нему примкнуло множество ютландцев. Услыхав об этом, Эрик внезапно прибыл на Зеландию и, несмотря на суровые морозы, очень быстро переправился в Ютландию. На следующую ночь он захватил ничего не подозревавшего брата вместе с женой и детьми в деревне, которая называется Скипинг, и велел палачам казнить схваченного. Жители этой деревни погребли его голову в дальнем углу кладбища. Эрик необычайно радовался смерти брата. Сыновей же его он привез в Сконе и вплоть до августа держал в кандалах. А в августе, вступив в гнусный сговор со сконцами, он отправил сыновей Харальда на один остров, под названием Свер, где по его приказу их всех перебили и свалили в яму. Вот их имена: Сигурд, Эрик, Свен, Нильс, Харальд, Бенедикт, Мистивинт, Кнут. Олав, когда его отец и братья попали в плен, пристал к нищим и бродягам, и так, прикрытый лохмотьями, явился к королю Швеции по имени Сверкер89, и стал вымаливать у него помощь. Тот, узнав всю последовательность событий, как были убиты его отец и братья, решил, что из этого в будущем выйдет что-нибудь хорошее90, и принял его у себя при дворе, а чтобы он мог иметь все необходимое, радушно уступил ему часть своего королевства на то время, пока жив Эрик. Бьёрна и Эрика Дьякона король Эрик за год до смерти их отца утопил недалеко от того замка, который стоит перед шлезвигской гаванью. Двенадцатый, Магнус, пал в битве, произошедшей в Сконе, вместе с Магнусом, сыном короля Нильса. Это все сыновья Харальда, и всех их настигла преждевременная смерть. Остался один Олав, чудище о многих головах.

XVIII. Между тем в третий день перед майскими идами умер лундский архиепископ Ассер, и его похоронили в церкви святого Лаврентия. Эрик же, сделавшись надо всеми словно бы Цезарем, преодолев все препятствия, не желая признавать кого бы то ни было равным себе или превосходящим себя, надменный, превознесшийся и мощный 337 в злобе своей, повсюду вел себя подобно ужасной молнии91. Он отнимал у плачущих, если что имели, а имущим и злобно хохочущим раздавал. Такова была жизнь Эрика, таково поведение, так он пришел, а теперь поглядим, как он ушел. Итак, когда он приехал на одно народное собрание, происходившее недалеко от Рибе, вышел некий человек, по имени Плуг, что переводится на латынь «aratrum»92, и нанес ничего не подозревавшему королю смертельную рану. Это был муж уродливый, низкого роста, который сам по себе ничего бы не смог сделать, однако повсюду Господь: Господь в плуге, Господь в копье, точно так же как Господь в праще, Господь в камне.

XIX. После того как он погиб и был похоронен в Рибе, собрались знатнейшие люди государства и возвели на трон Эрика III, сына сестры вышеупомянутого Эрика93. Он был мужем более бесхитростным, чем того требует королевское звание, непостоянным и двоедушным, погибель королевства и клира. В его правление поднялась великая распря за лундское архиепископство между шлезвигским епископом Рике и роскилльским предстоятелем Эскилем. Однако достопочтенный Педер, сын Бодили, своими мудрыми советами и активным вмешательством (suo sapienti consilio et sollerti discrecione) положил конец этому противостоянию. Он замирил их таким образом, что Эскиль стал архиепископом, а Рике, хотя клир и народ в Сконе избрали именно его, воспользовался советом упомянутого Педера и, дабы избежать смуты и войны, несмотря на протест клириков и мирян, занял кафедру в Роскилле.

[XX. Король Эрик, после того как у него на родине установился прочный мир, на десятый год своего правления отказался от власти, ушел в монастырь и, облачившись в монашеские одежды, благополучно распрощался с заботами этого мира. Впоследствии он принял благой конец и почил во Господе. После его смерти ютландцы собрались и избрали Кнута94, сына Магнуса, сына короля Нильса. А сконцы избрали Свена95, сына Эрика Незабвенного, и поставили его над собой королем. Из-за этого между Свеном и Кнутом возникла длительная распря, на 12 лет. Ибо, когда к власти пришел Свен, мир нарушился, поднялось восстание и внутренняя смута заставила даже миролюбивых взяться за оружие. В конце концов, на десятый год, все датчане 338 собрались и, склонившись к миру, избрали двух королей: Кнута, которого прежде избрали ютландцы, и Вальдемара96, сына Кнута Святого [Лаварда], герцога и мученика. Свен же, будучи изгнан из Дании, бежал в Саксонию к саксонскому герцогу, своему тестю, у которого оставался почти три года, вдали от своего королевства. Только на третий год, притворно замирившись, он вернулся на родину. Тогда же Свен, Кнут и Вальдемар, выставив поручителей, сошлись вместе и по совету благоразумных людей склонились к миру, желая прекратить смуту в королевстве. Итак, родичи заключили между собой такой договор, что страна делилась на части и каждый из них должен был беспрепятственно владеть одной ее третью. И утвердили договор притворный и мир мнимый. Ибо, когда они встретились в Роскилле, Свен в пятый день перед августовскими идами нечестивым образом убил Кнута и его родича Константина, а тяжело раненный Вальдемар скрылся. После этого Свен сошелся с ним в битве у Грате и по воле Божьей бесславно там погиб, приняв достойный его коварства конец. Его тело предали земле в церкви этой деревушки. После этого, в 1157 году от воплощения Господня все знатнейшие люди Дании возвели на трон славного Вальдемара, сына Кнута Святого, герцога и мученика, сына короля Эрика Доброго, и он был помазан на царство архиепископом Эскилем, облачился в пурпурные одежды, был торжественно увенчан диадемой, а также со всеми почестями воссел на престоле королевства. Он достойно управлял датским королевством в течение 26 лет, привлекая язычников к вере, верующих к миру, миролюбивых к твердому спокойствию. Он превратил ненависть в любовь, скорбь в радость, а бедность в процветание.

Власть унаследовал его сын Кнут97, а вслед за ним на трон возвели брата Кнута Вольдемара98. 339


Примечания

1 Я не допускаю такого же перевода без конъектуры, поскольку глагол opponere не может по своему значению принимать двойной винительный падеж (а только винительный с дательным). Таким образом, невероятно толкование выражения se murum opponere как «выставить себя в качестве стены».

2 Датский конунг Харальд Клак, правил в 10–20-х годах IX в.

3 Франкский император Людовик Благочестивый (814–840).

4 Этот никогда не существовавший персонаж был измыслен Адамом Бременским, из сочинения которого и попал в «Роскилльскую хронику».

5 Монах французского монастыря Корби, миссионер, совершивший несколько поездок в Скандинавию, впоследствии первый гамбург-бременский архиепископ.

6 832 г.

7 Племена, обитавшие к северу от нижнего течения Эльбы.

8 Король Восточно-Франкского королевства Людовик Немецкий (843–876).

9 Правильно: бременское епископство. 848 г

10 Датский конунг Хорик I (ум. 854), ошибочно отождествляемый с упомянутым у Адама Бременского, но никогда не существовавшим братом Харальда Клака (см. примеч. 4). Дата поездки неизвестна.

11 Т.е. в Хедебю. В большинстве латиноязычных источников датские города Хедебю (просуществовал до конца X в.) и Шлезвиг (возник недалеко от Хедебю во второй половине X в.) именуются одинаково: Шлезвиг.

12 Data… sentencia («подал голос в пользу») вместо более логичного data… licencia («дал разрешение») у Адама Бременского (I, 25). Таким образом, корявость моего перевода отражает корявость оригинала.

13 Автор хроники вслед за Адамом Бременским соединяет несколько набегов норманнов на Франкскую империю, описанных в «Фульдских анналах».

14 Король Западно-Франкского королевства Карл Лысый (843–877).

15 По-видимому, подразумевается Нормандия, которую на самом деле отдал норманнам не Карл Лысый, а Карл Простоватый (898–923).

16 Домысел автора. Хорик I, согласно «Фульдским анналам», погиб в междоусобице (так и у Адама Бременского).

17 Датский конунг Хорик II (854 — ранее 873).

18 Между 854 и 859 гг.

19 Ивар Бескостный, сын Рагнара Кожаные Штаны (Лодброка). Прозвище последнего искажено у Адама Бременского в Lodparch, а у автора хроники в Lothpard.

20 Король Восточной Англии Эдмунд Святой (ум. 869).

21 Тот же Ивар Бескостный, который упомянут выше.

22 880 г.

23 881 г. В действительности норманны взяли Маастрихт. Автор хроники повторяет ошибку Адама Бременского.

24 Королей, упомянутых в этой главе хроники, никогда не существовало. Они появились в результате неправильной интерпретации автором сведений своих источников. Все эти короли наделены чертами различных реальных персонажей, прежде всего Горма Старого, Харальда Синезубого и Свена Вилобородого. Более или менее достоверные сведения об этих королях приводятся ниже, в главах V–VI.

25 Гамбург-бременский архиепископ (919–936).

26 Датский конунг Горм Старый, правил во второй четверти X в.

27 Датский король Харальд Синезубый (ум. 986 или 987). Ввел в Дании христианство.

28 Гамбург-бременский архиепископ (937–988).

29 Германский император Оттон II (973–983).

30 Датский король Свен Вилобородый (987–1014).

31 Возможно, подразумевается норвежский король Хакон Добрый (ум. ок. 960), но вероятнее, что здесь какая-то путаница.

32 Трюггви был сыном Олава Харальдссона, брата Хакона Доброго, а не самого Хакона. Здесь автор хроники снова повторяет ошибку Адама Бременского.

33 Норвежский король Олав Трюггвасон (ок. 995–1000). Прозвище Кракабен («тонконогий») заимствовано из сочинения Адама Бременского.

34 Склавы — полабские и поморские славяне, Склавия — область их расселения.

35 Ср.: 2 Цар 18–19.

36 Шведский король Олав Шётконунг (ок. 995 — ок. 1022).

37 Битва при Свёльдре, 1000 г.

38 Английский король Этельред Нерешительный (978–1016).

39 Вымышленный персонаж.

40 Датский король Кнут Могучий (1016–1035).

41 Норвежский король Олав Святой (1016–1030), ошибочно именуемый сыном Олава Трюггвасона.

42 Гамбург-бременский архиепископ (1013–1029).

43 Все эти события, якобы произошедшие после смерти Свена Вилобородого, являются вымыслом.

44 1016 г.

45 Битва при Стикластадире, 1030 г.

46 Норвежский король Магнус Добрый (1035–1047).

47 Тот же английский король Этельред Нерешительный, что и выше, он был сыном Эдгара, а не Эдмунда (см. примеч. 38). Два Этельреда вместо одного возникли в результате ошибки хрониста.

48 1016г.

49 Английский король Эдуард Исповедник (1042–1066).

50 Ошибка, которую хронист повторяет вслед за Адамом Бременским. Эмма была дочерью герцога Нормандии Рикарда II (1002–1026) и сестрой (а не дочерью, как здесь) герцога Нормандии Роберта Дьявола (ум. 1035).

51 Датский король Хардекнут (1035–1042).

52 Правильно: за Роберта Дьявола.

53 Датский король Свен Эстридсен (1047–1074).

54 1042 г.

55 Чтение Gambliknut («Кнут Старый», т.е. Кнут Могучий) предложил Гертц. К, О и S имеют Harthaknvt («Хардекнут»).

56 Под Роскилльской церковью подразумевается соборный капитул города Роскилле. Мансы (mansi) — это земли с сидящими на них крестьянами. Владение такими землями означает получение определенного дохода. Конкретное содержание термина «манс» сильно варьируется в зависимости от страны и эпохи.

57 Здесь автор хроники подражает описанию архиепископа Алебранда, которое дает Адам Бременский в 69-й главе книги II: «Он был отцом отечества, гордостью клира и спасением народа, грозой злонамеренных и примером для добродетельных, образцом благочестия и таким, кто хочет все довести до совершенства».

58 Ut. XV. prebende essent, de mensa sua fratribus et ecclesie, quam in honore sancta Trinitatis consecrauit, addidit. У епископа были свои личные владения (как частного лица) и его владения как епископа (mensa). Свои личные земли мог иметь каноник (именуемый обычно «брат»), но были и земли, с которых жил весь капитул. Каждое из таких владений капитула в отдельности и все они вместе назывались словом «пребенда» (praebenda).

59 Магнус — второе имя Свена Эстридсена.

60 Автор хроники считает годы от смерти Хардекнута в 1042 г.

61 Датский король Харальд Точило (1074–1080).

62 Здесь, как и выше (в главах IV–VI), путаница. Разумеется, Харальд Синезубый и Харальд сын Горма — это одно лицо.

63 Датский король Кнут Святой (1080–1086).

64 Это датское слово означает «подушная подать». Ср. др.-исл. nefgildi с тем же значением.

65 Cuius corpus | magnis miraculis illustratur, || Christus | in martyre glorificatur. Это предложение написано ритмизованной прозой, содержит аллитерации (на c, m, l, г) и рифмы (выделены полужирным шрифтом).

66 Датский король Олав Голод (1086–1095).

67 Consortem tocius regni Danie fecerunt. M. Гертц считает, что consors («соправитель») здесь равно по смыслу compos («владеющий»), чему я и следую в переводе.

68 Non contentus domestica quiete actiue uite cum Martha, sed eciam contemplatiue speculacionis particeps fieri volens. Фразеология этого предложения несколько необычна, однако его смысл хорошо понятен. Vita activa, т.е. практическая мирская деятельность, противопоставлена speculatio contemplativa (букв, «созерцательное созерцание»), т.е. заботе о делах духовных. М. Гертц в указателе к изданию поясняет: contemplatio superna («созерцание небесного») = contemplative speculatio.

69 Датский король Эрик Добрый (1095–1103).

70 Харальд Копье.

71 Датский король Эрик Незабвенный (1134–1137).

72 Кнут Лавард, герцог и святой.

73 Иерусалим был захвачен 15 июля 1099 г. в результате Первого крестового похода.

74 Датский король Нильс Свенссон (1103–1134).

75 Et licet prepostero ordine utebatur, querens, que sua et que Cesaris erant, dicebat tamen se et, que dei erant, uelle querere, si aliqua tranquillitate pacis cum Maria et cum Iacob posset permanere. О библейской цитате см. предисловие. Смысл условного придаточного, которым оканчивается это предложение, несколько темен. По-видимому, автор использует метонимию: «Мария и Иаков» сказано вместо «церковь».

76 Кнут Лавард был убит 7 января 1131 г.

77 Судя по перечислению, следующему ниже, в конце XVII главы, их было двенадцать.

78 Норвежский король Магнус Слепой (1130–1135), сын Сигурда Крестоносца (1103–1130).

79 At ille iam satis pulchre, quod voluit, <occuluit>, et sub quadam pacis ac fidei sponsione se ei benefacturum per omnia promisit. Здесь слово occuluit — конъектура издателя.

80 В оригинале библейская цитата: omnia, que in corde et corde locutus fuerat, manifeste rei euentus ostendit. Вот как выглядит цитируемое место (Пс 11, 3) в Вульгате и русском синодальном переводе: labia dolosa in corde et corde locuti sunt («уста льстивы, говорят от сердца притворного»). Автор хроники несколько неудачно инкорпорировал цитату в свое предложение. Буквальный перевод звучал бы так: «исход дела ясно показал все (?), что он говорил от сердца притворного».

81 Ne Cununchelde transferretur. Контекст позволяет понять это придаточное двояко: «чтобы только его не увезли из Конунгахеллы» и «чтобы только его не перевезли в Конунгахеллу». По смыслу первый вариант кажется мне предпочтительнее: Конунгахелла находится близко к Дании.

82 Ассер (Аскер), первый лундский архиепископ (1104–1137).

83 <Vir> acer et amarus. Возможно, эти определения, редко применяющиеся к человеку, а чаще к неодушевленным предметам, возникли по созвучию с латинской формой имени Ассера — Ascerus.

84 Битва при Фотевиге, 1134 г.

85 Dies tenebrarum. Библеизм: Иоил 2, 2; Соф 1,15.

86 Hylaris dator. Библеизм: 2 Кор 9, 7.

87 Епископ Роскилле (1134–1137) и архиепископ Лунда (1137–1177).

88 Очевидно, этот епископ назван «изменником» потому, что участвовал в убийстве Нильса.

89 Шведский король Сверкер (1130–1156).

90 Sperans aliquid boni ex eo futurum. Можно понять двояко: «из этого в будущем выйдет что-нибудь хорошее» и «из него в будущем выйдет что-нибудь хорошее».

91 Сравнение с молнией заимствовано у Адама Бременского (III, 17), который называет «молнией севера» норвежского короля Харальда Сурового. Адам, в свою очередь, взял его из «Фарсалии» Лукана (книга X, стих 34).

92 Игра слов. Имя убийцы Эрика Незабвенного — Plouh, что по-датски означает «плуг». Автор хроники осознает имя как значимое слово и поэтому глоссирует его латинским словом aratrum («плуг»).

93 Датский король Эрик Агнец (1137–1146) был сыном дочери Эрика Доброго Рагнхильд.

94 Датский король Кнут Магнуссон (1146–1157).

95 Датский король Свен Грате (1146–1157).

96 Датский король Вальдемар Великий (1157–1182).

97 Датский король Кнут Вальдемарссон (1182–1202).

98 Датский король Вальдемар Старый (1202–1241).

Источник: Древнейшие государства Восточной Европы, 2001 г.; Историческая память и формы её воплощения. — М.: Восточная литература, 2003.

OCR: Надежда Топчий

320 — обозначение конца соответствующей страницы

© Tim Stridmann