Саксон Грамматик
(Saxo Grammaticus)

Деяния данов

[Путешествие Гормо и Торкилля к Геруду]

Фрагмент готовящегося полного перевода «Деяний данов» на русский язык.

{8.14.1} Ему наследовал Бьёрн1; после него же верховную власть в [нашей] стране получил Харальд23. 2 Его сын Гормо4 благодаря своей славе и выдающимся подвигам занял далеко не самое последнее место среди древних правителей Дании. 3 Он всецело посвятил себя новому виду отваги, с бóльшей охотой направляя свои унаследованные от предков способности на исследование тайн природы, чем на то, чтобы совершенствоваться в обращении с оружием. И если другие короли были преисполнены воинственного пыла, то жадное [до всего нового] сердце Гормо всячески побуждало его изучать всё удивительное, с чем ему доводилось сталкиваться самому либо о чём ему становилось известно из людской молвы. 4 Стремясь самолично увидеть разные чужеземные и необычные вещи, он более всего прочего хотел узнать, [насколько соответствует истине то]5, что жители Тиле6 рассказывали о местопребывании некоего Геруда7. 5 Говорили, что там собраны несметные сокровища, но также утверждали, что и путь туда полон опасностей и почти непреодолим для простых смертных. 6 Как уверяли знающие люди, чтобы попасть туда, нужно было переплыть омывающий всю землю Океан8, ‘оставить позади себя солнце и звёзды и, опустившись в Бездну, добраться наконец до тех мест, где нет света и где царит вечный мрак’9. 7 Впрочем, стремясь не столько к добыче, сколько к почёту, юноша быстро прогнал одолевавший его сердце страх перед опасностью, надеясь стяжать себе великую славу, если он отважится на такое, никем до него не осуществлявшееся предприятие.

{8.14.2} Триста воинов объявили о своём желании отправиться вместе с королём; в проводники же ему было угодно взять Торкилля1011, который и был источником этих сведений о Геруде. К тому же он бывал в тех местах и знал, как добраться до той страны. 2 Тот не стал отказываться от возложенного на него поручения и велел готовить корабли гораздо крепче обычного, делая их конструкцию более прочной и скрепляя дерево их обшивки бóльшим числом [железных] скоб, с тем чтобы они были в состоянии противостоять тому необычайно суровому морю, по которому им предстояло плыть. Также их следовало наполнить большим количеством съестных припасов, а сверху покрыть бычьими шкурами, которые должны были защитить пространство внутри от брызг перехлёстывающих через борта кораблей морских волн. 3 После этого всего на трёх кораблях они отправились в путь, имея по сотне отборных воинов в каждом из них.

{8.14.3} Добравшись до Халогии, они потеряли попутный ветер, и море, бросая их корабли во все стороны, понесло их куда-то в неизвестном направлении. 2 В конце концов у них осталось так мало еды, что возникла нехватка даже хлеба, а ‘голод они были вынуждены утолять’12 небольшим количеством каши из полбы. 3 Спустя несколько дней они услышали вдалеке шум и грохот, как будто волны разбивались о скалы. 4 Из этого они заключили, что неподалёку есть какая-то суша, и для того, чтобы осмотреться, на верхушку мачты был отправлен самый ловкий из воинов, который сообщил, что на горизонте показался какой-то остров с крутыми берегами. 5 Обрадовавшись, все пристально всматривались вперёд, пытаясь увидеть землю, на которую он им указал, с нетерпением ожидая возможности воспользоваться прибежищем, которое им должна была предоставить обещанная суша. 6 Выбравшись, наконец на берег, они тропинками взобрались по оказавшимся у них на пути кручам на верхнюю часть острова.

{8.14.4} Вдоль берега паслось множество скота, однако Торкилль запретил забивать [животных] больше, чем нужно было для того, чтобы утолить голод; ведь в противном случае ‘оберегающие это место боги’1314 не позволят им покинуть остров. ||15 2 Однако, моряки, более стремясь к тому, чтобы наполнять [свои животы], чем к тому, чтобы исполнять чужие приказы, веления своего брюха поставили выше спасительных советов [Торкилля] и продолжили загружать опустевшие трюмы своих кораблей тушами забитого скота. 3 Поймать животных было очень легко, ведь они, с удивлением глядя на людей, которых никогда не видели прежде, охваченные страхом и желая ободрить друг друга, сами сбивались в стадо.

{8.14.5} Ночью на берег слетелись чудища, которые, оглашая криками весь лес, подобрались вплотную к кораблям данов. 2 Одно из них, более крупное, чем остальные, и вооружённое огромной дубиной, вошло в воду и, 3 приблизившись к ним, прорычало, что они смогут уплыть отсюда не раньше, чем заплатят за преступление, которое они совершили, перебив это стадо. В качестве возмещения ущерба, нанесённого ими священному скоту, оно потребовало, чтобы даны выдали по одному человеку с каждого из своих кораблей. 4 Торкилль уступил этим угрозам и, желая ценой гибели некоторых сохранить невредимыми всех оставшихся, бросил жребий и отдал им трёх воинов16.

{8.14.6} Закончив с этим, подхваченные попутным ветром, они приплыли в Дальнюю Бьярмию1718. 2 Эта страна находится во власти вечного холода, её земля покрыта глубоким снегом, а ‘тепло не ощущается в ней даже летом’19. Здесь много непроходимых лесов, но совершенно не растёт хлеб. Кроме того, тут много таких диких зверей, которые не встречаются нигде более. 3 Ещё в этой стране много рек, чьи воды из-за торчащих со дна скал текут шумя и пенясь в [многочисленных] водоворотах. 4 Вытащив корабли на берег, Торкилль велел здесь же разбить свой лагерь, добавив, что они уже добрались туда, откуда совсем близко до того места, где живёт Геруд20. 5 Также он запретил им обмениваться словами с кем-либо из встречных, утверждая, что ничто не даёт чудищам большей возможности вредить людям, чем сказанные без должного уважения слова пришельцев. А потому, [как сказал он], самое безопасное для его товарищей — это хранить молчание. Сам же он мог говорить с ними без опаски, так как уже давно ‘знал нравы и обычаи местных жителей’21.

{8.14.7} Когда стемнело, [в лагерь] пришёл один необычайно высокого роста человек, который поприветствовал по имени каждого из моряков22. 2 Все были изумлены, однако Торкилль велел, чтобы они отнеслись к его приходу приветливо. Он сказал, что это Гудмунд23, брат Геруда и самый верный защитник от опасностей всех, кто прибывает в эти края. 3 Когда тот спросил, почему все вокруг него хранят молчание, Торкилль отвечал, что они не знают его языка и потому стесняются использовать те слова, значения которых не понимают. 4 Гудмунд пригласил их к себе в гости, и они, сев на его повозки, поехали к нему. 5 По дороге они увидели реку, через которую был перекинут золотой мост24. 6 Они хотели было перейти через него, но Гудмунд отговорил их от этого намерения, сказав, что эта река разделяет мир людей и мир чудовищ и что никому из смертных не позволено переходить на другую сторону.

{8.14.8} Вскоре они добрались до жилища своего провожатого. 2 В этом месте Торкилль, отведя своих товарищей в сторону, начал увещевать их, чтобы здесь среди всевозможных соблазнов, которые в изобилии предоставляет им этот случай, они вели себя как люди благоразумные. Воздерживаясь от чужеземных блюд25, они должны стараться подкреплять свои силы только своими кушаньями; даже садиться им следует отдельно от здешних обитателей и никоим образом не прикасаться к их пище. 3 Тот же, кто прикоснётся к чужому кушанью, полностью потеряет память и навсегда останется жить среди орд этих мерзких чудищ. 4 Он также велел им держаться подальше от [хозяйских] слуг и кубков.

{8.14.9} За столом сидели ‘двенадцать могучих сыновей Гудмунда и столько же26 удивительных красавиц – его дочерей’27. 2 Увидав, что король ест лишь то, что подавали ему собственные слуги, Гудмунд упрекнул его в пренебрежении оказанным гостеприимством и посетовал, что тот ведёт себя невежливо по отношению к хозяину. 3 Торкилль не замедлил дать этому подходящее объяснение. 4 Он заметил, что те, кто ест непривычную пищу, зачастую сильно после этого страдают, и потому вовсе не для того, чтобы показать своё неуважение к его гостеприимству, а исключительно из желания в соответствии со своими привычками поберечь своё здоровье король и питается лишь тем, что он взял с собой. 5 А то, что вызвано здоровым стремлением избежать болезни, конечно же, никоим образом нельзя считать проявлением неуважения.

{8.14.10} Поняв, что своей умеренностью гости свели на нет все его уловки с угощением, Гудмунд, не сумев побороть их скромность, решил испытать целомудренность данов, ‘направив всю свою изобретательность на то, чтобы ослабить их самообладание’28. 2 Королю он предложил взять в жёны свою дочь, а каждому [из его спутников] пообещал отдать любую из своих служанок, которая им понравится. 3 Большинство было склонно согласиться с его предложением, однако Торкилль успел и на этот раз подать им спасительный совет, сказав, что это такая же уловка, как и все предыдущие. Вот с каким удивительным самообладанием всё это время этому мужу удавалось ‘делить своё внимание между лукавым хозяином и его бывшими навеселе гостями’29. 4 Впрочем, четверо из данов поставили сладострастие выше спасения и приняли предложение. 5 [И получилось так, что] от общения с этими женщинами они совершенно обезумели и потеряли рассудок, полностью позабыв о своей прошлой жизни. ||30 Говорят, что ‘после этого они уже более никогда не были в здравом уме’31. 6 Если бы они смогли удержать свои желания в пределах подобающей [достойных мужей] умеренности, они сравнялись бы в славе с Геркулесом, а силой своего духа превзошли доблесть великанов, навечно оставшись [в истории] своей страны как выдающиеся мужи, совершившие удивительные подвиги.

{8.14.11} Впрочем, Гудмунд, настойчивый в достижении своей цели, всё ещё не оставлял надежды заманить своих гостей в ловушку. Расхваливая красоты своего сада, он постарался завлечь туда короля, предлагая ему нарвать себе плодов с деревьев, желая <силой>32 их соблазна, а также тем, что эти плоды окажутся непреодолимым искушением для его живота, одолеть неизменную осторожность Гормо. 2 Торкилль, как и прежде, помог королю [избежать] этой ловушки, и тот ответил отказом на это сделанное с притворной любезностью предложение. В качестве оправдания он сказал, что даны торопятся поскорее отправиться в путь. 3 Поняв, что своей проницательностью Торкилль превзошёл его в каждом из случаев, Гудмунд оставил надежды обмануть своих гостей, перевёз их всех на другой берег реки и позволил им продолжить свой путь.

{8.14.12} Пройдя дальше, неподалёку они увидели мрачный и заброшенный город33, который более всего напоминал клубящееся облако. 2 На торчащих между зубцов его стен жердях были насажены отрубленные человеческие головы. 3 ‘[Также] они увидели несколько весьма свирепого вида собак, которые сидели у ворот, охраняя вход в город. 4 Торкилль дал им облизать смазанный жиром рог и этим скромным подарком смирил их необузданную ярость’34. 5 Проход через ворота был открыт лишь на самом верху, и они, приставив лестницы, с трудом пробрались внутрь. 6 Внутри город был полон мрачных, бесформенных Ларв35, и нельзя было понять, что было омерзительнее ― видеть их лики или же слышать их пронзительные крики. Всё вокруг было в грязи и невыносимое зловоние терзало ноздри пришедших. 7 Затем они заметили одиноко стоявший на скале дворец36, который, по слухам, обычно и служил жилищем для Геруда. 8 Они захотели пройти внутрь через приземистые, внушавшие страх своды его дверей, но у самого входа остановились, охваченные ужасом и не в состоянии ступить более ни шагу.

{8.14.13} Заметив нерешительность своих спутников, Торкилль ‘призвал их отбросить сомнения и смело входить внутрь’37. Он также призвал их к сдержанности и чтобы они не прикасались ни к чему из внутреннего убранства дома, в который им предстояло войти, сколь бы желанными или красивыми на вид эти вещи ни казались. Их помыслы должны быть далеки как от алчности, так и от страха. Они должны были не брать то, что хочется взять, и не бояться того, что ужасно на вид, ‘даже если им придётся в изобилии столкнуться и с тем, и с другим’38. 2 Если же чьи-то руки с жадностью схватят какую-нибудь вещь, их будет уже невозможно оторвать от неё, и они словно верёвкой останутся навсегда к ней привязанными39. 3 Затем он приказал им войти внутрь, построившись в колонну по четыре. 4 Первыми должны были идти Бродер и Бухи40; с ними последовали король и Торкилль. Следом шеренгами вошли остальные.

{8.14.14} Внутри дом пребывал в совершенном запустении и был наполнен отвратительным, удушливым чадом. Там в изобилии было всё, что могло оскорбить глаз и разум. 2 ‘Вымазанные многолетней сажей дверные косяки’41, заляпанные грязью стены, составленная из стрел крыша, покрытый змеями и забрызганный всякого вида нечистотами пол — всё это необычное зрелище привело вошедших в ужас. 3 Кроме этого, людей мучил распространившийся повсюду невыносимый смрад. 4 Бескровные призрачные чудища восседали на железных креслах, отделённых друг от друга свинцовыми решетками, а у дверей стояли внушающие ужас стражники. 5 Одни из них производили шум связанными вместе палками, другие забавлялись мерзкой игрой, ‘кидая друг в друга козлиной шкурой’42. 6 Здесь Торкилль снова принялся уговаривать своих спутников, уже во второй раз запрещая им ‘протягивать свои жадные руки к тому, чего касаться было нельзя’43.

{8.14.15} Через пролом в скале они прошли далее, откуда, как раз напротив того места, где была отбита часть скалы, ‘увидели сидящего неподалёку на возвышении старика’44, чьё тело было пробито насквозь. 2 Кроме того, места за столом рядом с ним занимали три женщины, их тела были покрыты волдырями, а ‘спины, казалось, были лишены всякой опоры’45. 3 Товарищам Торкилля стало любопытно, и тот, хорошо зная объяснение всему, что они видели, поведал им, что когда-то очень давно бог Тор46, разъярённый высокомерием великанов, пронзил воевавшего с ним Геруда, [метнув в него] раскалённый прут из железа [с такой силой], что прут пролетел сквозь грудь великана и разбил край скалы47. Женщины же были поражены ударами его молний, искупив своими переломленными телами вину за покушение на его божественное величие48. ||49

{8.14.16} Пройдя дальше, они увидели семь, обитых золотыми обручами бочек, в которых лежало множество связанных между собой серебряных колец50. 2 Тут же лежал зуб какого-то диковинного зверя51, покрытый с обоих концов золотом. 3 Рядом располагался большой рог буйвола, искусно украшенный изысканными самоцветами и при этом отнюдь не лишённый весьма затейливой резьбы52. Рядом с ним лежал массивный браслет [из золота]. 4 Один из людей, охваченный безудержной алчностью, жадно простёр свои руки к золоту, не ведая, что блеск благородного металла таит в себе смертельную опасность и что за блестящим внешним видом добычи сокрыта губительная отрава. 5 Также и другой, ‘не сумев совладать со своей алчностью, протянул дрожащие руки за рогом’53. 6 Третий же, подражая самоуверенности первых [двух] и не зная, что поделать со своими [жадными] пальцами, взвалил на плечи кость54. 7 Но сколь привлекательной представлялась эта добыча, настолько же иллюзорной она оказалась в действительности. ‘Соблазнительная наружность скрывала от глаз нечто совершенно противоположное [их чаяниям]’55. 8 Браслет неожиданно превратился в змею, которая своими острыми ядовитыми зубами впилась в того, кто надел его. Рог стал драконом, который забрал жизнь взявшего его. А кость обратилась в меч, который вонзился своим остриём в сердце того, кто им завладел. 9 Оставшиеся же испугались, что их постигнет та же судьба, как и погибших товарищей. Они полагали, что невинные тоже погибнут, как и те, кто виновен, и даже уже не надеялись, что ‘их непричастность сможет служить им спасением’56.

{8.14.17} Выбравшись из этого помещения через заднюю дверь, они попали в узкий коридор, который привёл их ‘в тайную комнату’57 с ещё более богатыми сокровищами. В ней было разложено оружие, превышавшее своими огромными размерами то, что [природой] отведено простому человеку. 2 Среди него виднелась королевская мантия, а к ней имелись изысканный головной убор и удивительный пояс тонкой работы. 3 Торкилль был так охвачен восхищением при виде этих вещей, что уступил алчности и позабыл о самообладании, которому решил следовать. Тот, кто привык увещевать других, теперь сам не смог обуздать своих желаний. 4 Вцепившись руками в мантию, этим своим опрометчивым поступком он и всех остальных побудил участвовать в затеянном им расхищении [сокровищ].

{8.14.18} Когда это случилось, дворец вдруг содрогнулся до самого основания и ‘неожиданно начал раскачиваться, будто на волнах’58. 2 Женщины вскричали, что они слишком долго терпели этих позорных грабителей59. 3 Внезапно вскочили со своих мест те, кого они прежде считали полумёртвыми или бестелесными призраками, и, повинуясь приказу женщин, с яростью набросились на пришельцев, 4 в то время как остальные чудища издавали мерзкий рёв60. 5 Тогда Бухи и Бродер, прибегнув к своему [боевому] искусству, с которым они познакомились ещё в давние времена, направили густой поток стрел на наседавших на них ламий61, отбив при помощи выпускаемых ими из луков и пращей снарядов натиск всех этих чудищ. 6 И не было никакого другого более действенного способа противиться им. 7 [Впрочем], даже благодаря стрельбе из лука удалось спасти всего лишь двадцати воинам из числа сопровождавших короля. ‘Все же остальные были разорваны чудищами’62.

{8.14.19} Оставшиеся в живых вернулись к реке, через которую их [снова] переправил на своём корабле Гудмунд. Он радушно принял их в своём доме, но, сколь ни просил их остаться подольше, он не мог заставить их и наконец позволил им уйти, одарив на прощание подарками. 2 ‘Не смог уберечься лишь Бухи’63. Его самообладание ослабло64, и он расстался со своею добродетелью, которой до сих пор успешно следовал в своей жизни, охваченный неудержимой страстью к одной из дочерей Гудмунда, он [неосмотрительно] вступил с ней в связь, которая и привела его к гибели. Вскоре ‘в его голове всё внезапно смешалось’65, и он перестал помнить о том, что было с ним раньше. 3 Так этот отважный герой, победивший стольких чудищ и преодолевший немало опасностей, был побеждён любовью к обычной девушке, по собственной воле ‘отвратив свой разум от воздержания’66 и самолично водрузив на себя ярмо сладострастия. 4 Из уважения к королю он пошёл проводить его, но при переправе через брод на своей повозке, когда её колёса оказались слишком глубоко, ‘он был захвачен сильным водоворотом’67 и утонул.

{8.14.20} Оплакав кончину друга, король поспешил на своём корабле поскорее покинуть эту землю. 2 Поначалу ему сопутствовала удача, но вскоре его корабль оказался во власти сильной бури. Большинство его спутников умерли от голода, и лишь немногим из них удалось выжить. Обратив своё сердце к вере, он решил искать заступничества у богов и дал им клятвы, полагая, что в крайней нужде лишь от богов можно ожидать поддержки. 3 Меж тем как другие расхваливали самых разных богов, полагая, что нужно принести жертвы нескольким богам, сам он обратился с обетами и принёс жертвы одному лишь Угардилоку6869, что и доставило ему желанную благоприятную погоду. ||70


Примечания

1 Бьёрн, 55-й король [Дании]

2 {Biorn … Haraldus} Об этих королях можно сказать тоже самое, что и о двух предшественниках Снио (см. комм. к 8.10.14.10). — Мл.

3 Харальд, 56-й король [Дании]

4 Гормон, 57-й король [Дании]

5 Место обитания и богатства Геруда

6 {Thylensibus} Как следует из «Предисловия» Саксона (0.1.4), ‘жители Тиле’ — это исландцы, т. е. получается, что здесь они упомянуты применительно к тем временам, когда Исландия ещё даже не была открыта скандинавами. Скорее всего, Саксон просто приписал здесь королю Горму то, о чём он сам узнал от исландцев. — Мл.

7 {Geruthi sedium} Этот ‘Геруд’ (Geruthus) был великаном, которого сами исландцы называли ‘Гейррёд’ (Geirröðar). В МЭ упоминается о путешествии Тора в страну Гейррёда (Geirröðargarða), рассказ о котором содержался в составе особой песни, сочинённой в кон. X в. норвежским скальдом Эйливом сыном Гудрун (Язык поэзии, 11).

8 Согласно общему для всех древних географов и астрономов представлению, земля словно некий остров омывается со всех сторон мировым Океаном. — Ст.

9 ‘solem postponendum ac sidera, sub Chao peregrinandum ac demum in loca lucis expertia iugibusque tenebris obnoxia transeundum expertorum assertione constabat’ Сенека Старший, Совещательные речи (I, 15): ‘Iam pridem post terga diem solemque relictum / iamque vident noti se extorres finibus orbis, / per non concessas audaces ire tenebras / Hesperii metas extremaque litora mundi.’ ([Они видят], уже давно за ними день и солнце скрылись, / И уже видят они, вытесненные из знакомых пределов Земли, / Смело продвигаясь через неведомую тьму / До границ вещей и крайних пределов мира). — Мл.

10 {Thorkillum} В исландских анналах упоминается Торкилль Благородный Путешественник (Thorkillus Adalfarus), о котором сказано, что он был исландцем на службе у короля Дании Горма Старого.

11 Торкиллль

12 ‘traxere famem’ ← ВМ (VI, 6, ext. 2): ‘famem traherent’ (вывели из города женщин и вcех тех, кто всилу своего возраста был непригоден к военной службе, чтобы воинам было чем ‘утолять свой голод’ как можно дольше); ← ВМ (VII, 6, ext. 2): ‘cum omnia, quae famem eorum trahere poterant’ (исчерпали ‘всё, благодаря чему они были в состоянии переносить голод’).

13 ‘a diis loci praesidibus’ ← ККР (III, 8.22): см. комм. к 3.3.8.4.

14 {a diis loci praesidibus} Этих богов скандинавы называли ‘лэндветтирами’ (landvaettir). Их главной задачей была защита своих земель от чужеземцев. Согласно КЗ датский король Харальд Синезубый, намереваясь напасть на Исландию, отправил туда на разведку одного колдуна, который, приблизившись к острову, увидал, что «все горы и холмы полны там духами страны, большими и малыми». Принимая облики разных животных и чудищ эти духи в конце концов так и не дали ему сойти на берег. Среди них упоминается и «великан в железной палицей в руке» за которым «шло и много других великанов» (Сага об Олаве сыне Трюгви, 33). — Мл.

15 л. 85 об.

16 {8.14.2–5} Ср. у АБ (IV, 40–41): «Также светлой памяти архиепископ Адальберт говорил нам, что в дни его предшественника какие-то знатные мужи из Фризии поплыли на север, намереваясь пересечь море. Они предприняли это, потому что их собратья говорили, что если плыть прямым курсом на север из устья реки Везера, то не встретишь никакой земли, кроме бескрайнего океана. Эти люди сговорились исследовать столь необычную вещь и в хорошую погоду начали свой путь от берега Фризии. Миновав Данию и Британию, они прибыли к Оркадам и, оставив их слева, — справа от них была Норвегия, — после долгого плавания увидели ледяные берега Исландии. Затем, направив свой путь в сторону северного полюса, они увидели за собой те самые острова, о которых мы писали выше. Они решились на столь дерзостное путешествие, предварительно вверив себя всемогущему Богу и святому исповеднику Виллехаду, на тот случай, если вдруг погибнут в беспросветном тумане ледовитого океана. И вот, бушующий океанский пролив, возвращаясь назад к тайным своим истокам, стремительным потоком потащил в хаос несчастных моряков, уже отчаявшихся и помышлявших лишь о смерти. [Говорят, что там — самое жерло пучины]. Это та бездна, в которую всегда возвращается море; она поглощает его воды, и тогда море убывает, а когда она снова извергает их, оно прибывает. Тогда путешественники стали призывать на помощь только лишь милосердие Божье, моля, чтобы Господь принял их души. И вот, могучее морское течение суда некоторых из них унесло, а остальных выбросило далеко позади первых. Так, изо всех сил налегая на вёсла, и тем самым помогая течению, они с Божьей помощью избежали величайшей опасности, которую уже видели перед своими глазами. Избежав опасностей, связанных с туманом и стужей, путешественники неожиданно пристали к какому-то острову, который был окружён скалами наподобие укреплённого города. Они высадились, чтобы осмотреть место, и обнаружили там людей, которые в дневное время прятались в подземных пещерах. Возле ворот их жилищ лежало бесчисленное множество сосудов из золота и других металлов, которые среди смертных считаются редкими и драгоценными. Обрадовавшись, гребцы взяли из этих сокровищ столько, сколько смогли унести, и спешно возвратились на корабль. Возвращаясь назад, они вдруг заметили людей огромного роста, которых у нас называют циклопами. Циклопов сопровождали псы, по размеру сильно превосходящие обычных четвероногих. Напав, они схватили одного из путешественников и растерзали его прямо на глазах у остальных. Оставшиеся бросились на суда и сумели избежать опасности. Гиганты, говорят, с воплями преследовали их почти до открытого моря. Сопутствуемые такой удачей, фризы прибыли в Бремен, где всё по порядку рассказали архиепископу Алебранду и принесли жертвы за благополучное возвращение благому Христу и его исповеднику Виллехаду». — Ср. также с описанием посещения Энеем о-вов Строфады у Вергилия в «Энеиде» (III, 205–260).

17 Саксон имеет ввиду ту часть Бьярмии, далее которой норвежские корабли не заплывали. Другими словами: предел известных земель. — Мл.

18 Бьярмия

19 ‘ne vim quidem fervoris persentiscit aestivi’ ← ВМ (II, 4, 6): ‘aestiuum minuit feruorem’ (Гней Помпей, ‘дабы умерить летний зной’, устроил небольшие каналы с водой).

20 Геруд

21 ‘gentis eius mores habitumque perviderit’ ← ВМ (II, 6, 12): ‘uerum condicionis nostrae habitum peruidit’ (без всяких наставлений со стороны ученых мужей фракийцы ‘правильно разобрались в сути нашего жребия’).

22 Гудмунд

23 {Guthmundum} Конунг Г(у/о)дмунд (Guðmundr, Goðmundr), правивший в Глэсисвеллире (букв.: сияющие поля) и Одаинсаке (букв.: поля бессмертия; см. о них также выше комм. к 4.2.1.4), известен также и из саг (Сага о Боси и Херрауде, 8; Сага о конунге Хейдреке, 1; Сага о Хервёр, 4–5; Прядь о Норна Гесте, 1; Прядь о Хельги сыне Торира, 1).

24 Имеется ввиду покрытый золотом мост под названием ‘Гьёльбруна’ (др.-исл.: Gjallarbrúna, букв.: ‘мост через реку Гьёлль’), который, согласно МЭ, перекинут через реку ‘Гьёлль’ (Gjallar; букв.: Шумная) и отделяет мир живых от мира мёртвых (Видение Гюльви, 49).

25 Торкилль, подобно новому Одиссею, запретил своим товарищам вступать в разговоры с иноземцами и принимать от них пищу из опасений, что это может оказаться непреодолимым соблазном для его людей. Следы подобных представлений можно обнаружить как в произведениях средневековой литературы, так и в характерных для простого народа суевериях об ‘эльфах’ (ellefolk). — Мл.

26 Такое же число девиц называется и в «Пряди о Хельги сыне Торира» (гл. 1), согласно которой Хельги встретился в лесу с дочерью Гудмунда Ингибьёргой, которую сопровождали одиннадцать служанок.

27 ‘duodecim filii … egregia indole totidemque filiae praeclui forma’ ← ВМ (IV, 1, 15): ‘duos egregiae indolis filios suos’ (Марк Бибул … услышал, что ‘два его сына выдающихся способностей’ были убиты в Египте воинами Габиния); ← ВМ (V, 10, 2): ‘ex quattuor filiis formae insignis, egregiae indolis duos’ (‘из четырёх своих сыновей двух, исключительно красивых и даровитых’, он отдал … в семьи Корнелиев и Фабиев, … а двух других отняла судьба); ← МК (I, 3): ‘liberique praeclues’ (с тех пор как боги начали заключать между сбой священные браки, … а ‘их прекрасные дети’ и множество очаровательных небожителей-внуков в свою очередь тоже принялись вступать в любовные связи и союзы друг с другом…).

28 ‘omnibus ingenii nervis ad debilitandam eorum temperantiam inhians’ ← ВМ (II, 7, 2): ‘omnibus imperii nervis ad reuocandam pristinae disciplinam militiae conisus est’ (всеми средствами, которые давала в его распоряжение имевшаяся у него власть, он старался восстановить прежнюю воинскую дисциплину).

29 ‘industriam suam inter cautum hospitem ac laetum convivam … partitus’ ← ВМ (V, 10, 3): см. комм. к 8.13.3.3; ← ВМ (VI, 5, ext. 3): ‘inter misericordem patrem et iustum legislatorem partitus’ (сочетая свойсвенную ему как отцу жалость со справедливостью законодателя).

30 л. 86

31 ‘post id factum parum animo constitisse’ ← ВМ (I, 1, 20); см. комм. к 12.6.1.4.

32 ‘nisus’: так в А.-1514; можно предложить конъектуру: ‘visus’ (т. е.: желая, чтобы их соблазнительный вид). — Мг.

33 Зловещий город

34 ‘eximiae ferocitatis canes … parvula mitigavit impensa’ ← Саксон, вероятно, держит в уме «лепёшку с травою снотворной», которой, по свидетельству Вергилия, был укрощён Цербер (Энеида: VI, 418–23); впрочем, во всех странах и во все времена собаки в подобной ситуации ведут себя совершенно одинаково. — Мл.

35 О «ларвах» и «ламиях» см. выше во 2-й кн. комм. к 2.2.2.6.

36 Дворец Геруда

37 ‘cunctationem introitus virili adhortatione discussit’ ← ВМ (III, 2, 17): ‘eaque uoce cunctatione bonorum ciuium discussa’ (этим призывом он рассеял колебания лучших граждан).

38 ‘tam ab omni avaritia aversos quam a metu remotos haberent … quamquam in summa utriusque rei forent copia versaturi’ ← ВМ (IV, 3, 2): ‘tam auersum animum ab omni uenere quam a lucro habuit in maxima utriusque intemperantiae materia uersatus’ (выполняя поручение по сбору денег из этих мест для отправки их в Рим, ‘он совершенно чурался как половых излишеств, так и личной выгоды, несмотря на то, что возможностей для этого было там более чем достаточно’).

39 Согласно МЭ обратившийся соколом Локи однажды залетел во двор к Гейррёду и был им пойман, поскольку его ноги пристали к крыше жилища великана (Язык поэзии, 26).

40 {Broderus et Buchi} Эти воины названы первыми, как кажется, лишь из-за похожести своих имён. Оба имени относятся к числу редких: король Бродер упомянут в этой же книге выше (8.10.14.10), а Бьёрн по прозвищу ‘Козёл’ (Bukkr) упоминается в КЗ (Сага о сыновьях Харальда сына Гили, 16). — Мл.

41 ‘postes longaeva fuligine illiti’ ← Вергилий, Буколики (VII, 50): ‘adsidua postes fuligine nigri’ (косяки почернели от копоти вечной).

42 ‘mutua caprigeni tergoris agitatione’ ← МК (III, 224): ‘ex … caprigeni … tergoris resectione’ (некое очень едкое лекарство, приготовленное из цветов ферулы и того, что ‘было срезано с козлиной шкуры’).

43 ‘avaras temere manus ad illicita tendi’ ← ККР (VII, 8.19): ‘iam etiam ad pecora nostra avaras et insatiabiles manus porrigis’ (теперь протягиваешь свои жадные и ненасытные руки и к нашим стадам).

44 ‘in editiore quodam suggestu senem … residere’ ← МК (I, 16): ‘Latoium conspicati edito considentem … suggestu’ (там они увидели сидящего на крутом возвышении Аполлона); ← МК (I, 39): ‘sublimiore quodam … suggestu’ (установил её так, чтобы она прислонялась ‘к одному вздымающемуся строению’).

45 ‘veluti dorsi firmitate defectas’ ← ВМ (VIII, 7, ext. 1): ‘lateris … firmitate defectus’ (‘будучи слаб грудью’, те силы, в которых его телу было отказано природой, он приобрёл благодаря своему упорному труду).

46 Предание о мести Тора

47 Почти в таких же словах об этом рассказывается и в «Младшей Эдде» (Язык поэзии, 26).

48 Ср. в МЭ: «Когда Тор пришел к Гейррёду, его вместе со спутником провели сперва на ночлег в козий хлев. Там стояла скамья, и Тор сел на нее. Тут он чувствует: поднимается под ним скамья к самой крыше. Он уперся посохом Грид в стропила и покрепче прижался к скамье. Тут раздался громкий хруст, а затем и громкий крик: под скамьей то были дочери Гейррёда — Гьяльп и Грейп, и он переломил спины им обеим» (Язык поэзии, 26).

49 л. 86 об.

50 Новое [удивительное] зрелище

51 По всей видимости имеется ввиду моржовый клык. — Мл.

52 В «Пряди о Хельги сыне Торира» упоминаются два украшенных золотом рога, которые Гудмунд прислал в подарок Олаву Трюггвасону (гл. 2); ещё один огромный рог упоминается в МЭ в рассказе о путешествии Тора к Утгарда-Локи (Видение Гюльви, 46).

53 ‘parum cohibendae avaritiae potens, instabiles ad cornu manus porrexit’ ← ККР (VII, 8.19); см. комм. к 8.14.14.6.

54 ‘osse humeros onerare’: т.е. зуб упомянутого выше зверя. Синекдоха: употреблён вид вместо рода. — Ст.

55 ‘illices enim formas subiecta oculis species exhibebat’ ← Апулей, Апология (76, 5); Киприан (О ревности и зависти, 2); Роберт Пулл (V, 177): см. комм. к 1.5.4.4.

56 ‘innocentiae … incolumitatem tribuendam’ ← ВМ (III, 8, 8): см. комм. к 10.4.6.3.

57 ‘secretarium’ ← Апулей (О мире, 17): ‘terrae secretariis’ (огни, которые находятся ‘в недоступных глубинах земли’). — Ст.

58 ‘inopinatae fluctuationis modo trepidare coeperunt’ ← ВМ (VII, 4, 5): ‘inopinatae eius ac subitae fluctuationis’ (при этом основания для его почти всегда ‘неожиданных и внезапных колебаний’ осталась как правило неизвестными и для всех, кто был рядом с ним, и для противника).

59 Удивительные чудеса

60 О чём-то подобном упоминается и у Вильгельма Мальмсберийского (III, 169) в его рассказе о пещере с сокровищами, вход в которую папа Герберт открыл повернув палец у статуи.

61 Победа над Ламиями

62 ‘ceteri laniatui fuere monstris’ ← ВМ (IX, 2, ext. 11): ‘putrefacti laniatui sint animalibus’ (желая сделать это наказание ещё более продолжительным, они дают им есть и пить, тем самым продлевая им жизнь до тех пор, пока их ‘изгнившие [тела] не будут разорваны теми тварями’, что обычно заводятся в трупах умерших).

63 ‘hic Buchi parum diligens sui custos’ ← ВМ (I, 7, ext. 2): ‘uitae suae custos esset diligentior’ (получил во сне предупреждение ‘как можно бережнее относиться к своей жизни’).

64 Бухи взял в жёны дочь демона

65 ‘repentino verticis circuitu actus’ ← ВМ (III, 2, 1): см. комм. к 11.12.2.4.

66 ‘peregrinatum a continentia animum’ ← ВМ (VI, 9, ext. 1): см. комм. к 11.7.16.1.

67 ‘vi verticum implicatus’ ← ККР (VIII, 13.16): см. комм. к 3.3.8.3.

68 {Ugarthilocum} Этот Локи из Утгарда (Útgarða-Loka), повелитель йотунов и злых сил, упоминается также и в МЭ (Видение Гюльви, 45–46). Его следует отличать от одного из асов с таким же именем. — Мл.

69 Бог Угардилок

70 л. 87

© Досаев А. С., перевод

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов