Йоунас Хадльгримссон

Исландия

Белый, заснеженный берег, Исландия, милая матерь!
     Где твои свежесть и стать, слава былая твоя?
Вечности власть непреклонна, и день твоей доблести прежней
     Молнией меркнет в ночи мертвенной древности лет.
В землях, приятных для взора, на взморье белели торосы,
     Свет ярко-синих небес солнцем играл на волнах;
В древности прибыли праотцы, предки великие наши,
     По морю правя челны, плыли с востока сюда.
Ладно и любо им было на лоне цветущего дола,
     Силу и славу они ставили выше всего.
Летом, на лавовом поле, где льет свои Эксара воды,
     Издавна в Альманнагья альтинг народ созывал.
Там, на прославленном тинге, где Торгейр сменил нашу веру,
     Были и Гицур, и Гейр, Гуннар, и Хедин, и Ньяль.
Витязей вихрем несли быстроходные, стройные струги:
     Дорог и дивен товар, дома оценят сполна…
Ныне же горько и грустно взирать, как от лености люди
     Словно бы замерли здесь — зря, без движенья вперед.
Чем занимались мы, часто ли, долго ли думали, сколько
     Сделали зла мы себе за шесть прошедших веков?
В землях, приятных для взора, на взморье белеют торосы,
     Свет ярко-синих небес солнцем играет в волнах;
Лишь с того поля из лавы, где льет свои Эксара воды,
     Изгнан из Альманнагья альтинг прославленный прочь.
Дома у Снорри — на сене ягнята. И весело вереск
     Рьяные враны теперь рвут на священной скале.
Добрые дети Исландии, древние старцы и чада,
     Ныне забыто у нас наших величье отцов.

Ísland

Ísland! farsælda-frón og hagsælda hrímhvíta móðir!
Hvar er þín fornaldar frægð, frelsið og manndáðin bezt?
Allt er í heíminum hverfult, og stund þíns fegursta frama
lýsir, sem leíptur um nótt, langtframmá horfinni öld.
Landið var fagurt og frítt, og fannhvítir jöklanna tindar,
himininn heíður og blár, hafið var skínandi bjart.
Þá komu feðurnir frægu og frjálsræðis hetjurnar góðu,
austanum hyldýpis haf, hingað í sælunnar reít.
Reístu sér bygðir og bú í blómguðu dalanna skauti;
ukust að íþrótt og frægð, undu so glaðir við sitt.
Hátt á eldhrauni upp, þarsem ennþá Öxará rennur
ofaní Almannagjá, alþingið feðranna stóð.
Þar stóð hann Þorgeír á þingi er við trúnni var tekið af líði.
Þar komu Gissur og Geír, Gunnar og Héðinn og Njáll.
Þá riðu hetjur um héröð, og skrautbúin skip fyrir landi
flutu með fríðasta lið, færandi varnínginn heím.
Það er svo bágt að stand’ í stað, og mönnunum munar
annaðhvurt apturábak ellegar nokkuð á leíð.
Hvað er þá orðið okkart starf í sexhundruð sumur?
Höfum við gengið til góðs götuna frammettir veg?
Landið er fagurt og frítt, og fannhvítir jöklanna tindar,
himininn heíður og blár, hafið er skínandi bjart.
Enn á eldhrauni upp, þarsem ennþá Öxará rennur
ofaní Almannagjá, alþing er horfið á braut.
Nú er hún Snorrabúð stekkur, og língið á lögbergi helga
blánar af berjum hvurt ár, börnum og hröfnum að leík.
Ó þér unglínga fjöld og Íslanz fullorðnu synir!
Sona er feðranna frægð fallin í gleýmsku og dá!


Примечания

Торгейр — Торгейр Торкельссон, законоговоритель Исландии в 1000 г., когда на альтинге было решено принять христианство (его личное мнение сыграло в деле ключевую роль).

Гицур, Гейр, Гуннар, Хедин, Ньяль — об этих людях повествует Сага о Ньяле.

Снорри — Снорри Стурлусон (1179–1241 гг.), потомок Эгиля Скалагримссона, человек, написавший Младшую Эдду.


Комментарий

Стихотворение «Исландия» Йоунаса Хадльгримссона широко известно на родине поэта. Его напечатали в первом выпуске патриотического журнала «Фьёльнир» (1835 г.): с. 21 и с. 22.

Недоброжелатели тут же окрестили этот текст «Надписью на могильной плите Исландии».

Стихотворение написано элегическим дистихом — форма для исландской поэзии исключительно редкая. Однако размер играет здесь скорее вспомогательную роль; главным формальным средством выражения в поэзии исландцев была и остается аллитерация (stuðlasetning, stuðlun).

В связи с исландским стихосложением принято говорить о «структурной аллитерации», т. к. она подчиняется ряду жестких и довольно сложных правил, которые прежде всего касаются распределения аллитерирующих звуков по стопам.

Нечетные стопы в исландской просодии считаются «тяжелыми» (hákveða), а четные — «легкими» (lágkveða). Первый и второй член аллитерационного ряда называются stuðlar (ед. ч. stuðull «подпорка»). Третий член аллитерационного ряда называется höfuðstafur («главная буква»). Если в аллитерационном ряду возникает четвертый член, это приводит к возникновению эффекта ofstuðlun (так сказать, «чрезмерной подпёртости»), что считается серьезным промахом. Общие правила выглядят так:

  1. Одна из двух stuðlar должна находиться в тяжелой стопе.
  2. Если обе stuðlar находятся в тяжелых стопах, между ними может быть только одна легкая стопа.
  3. Если одна из stuðlar находится в легкой стопе, вторая должна находиться в тяжелой стопе, которая ей непосредственно предшествует или непосредственно следует за ней.
  4. Если вторая stuðull находится в легкой стопе, между ней и höfuðstafur может быть не больше одной стопы.
  5. Если вторая stuðull находится в тяжелой стопе, между ней и höfuðstafur может быть одна или две стопы.

Сами исландцы правил этих в голове никогда не держали, однако всегда мгновенно определяли на слух любое отклонение (что считают своей врожденной способностью). Чем больше таких отклонений у каждого конкретного автора, тем большей бездарностью он считается. Перевод, в котором эти правила не соблюдены, считать поэтическим исландцы отказываются.

Приведенные выше правила касаются только нечетных строк. При этом höfuðstafur обычно переносится в четную строку, где правила аллитерации немного иные и варьируются в зависимости от конкретной формы. Однако чаще всего место höfuðstafur закреплено за первым ударным слогом четной строки.

Что касается нашего текста, то здесь в пятистопных строках дистиха относительно цезуры схема аллитерации всегда выглядит так: aa||a. В шестистопных строках схема может быть либо aa||a, либо aa||bb.

Нужно отметить, что строки элегического дистиха слишком длинны, чтобы их можно было легко согласовать с распространенными схемами аллитерации эддических (форнирдислаг, льодахатт) или скальдических форм (дротткветт, хрюнхенда, драугхенда). Чувствительный к аллитерации исландский слух разбивает строки на два сегмента — до и после цезуры. Подобная разбивка строк стихотворения «Исландия» представлена, например, вот здесь.

На практике это означает, что в шестистопных и пятистопных строках со схемой aa||a действуют приведенные выше правила, плюс еще одно: höfuðstafur должна находиться в первом ударном слоге после цезуры. Цезура играет здесь функциональную роль разделителя «нечетной» и «четной» строки исландского аллитерационного стиха (т. к. обязательность размещения höfuðstafur в первом ударном слоге строки имеет место только применительно к четным строкам).

Случай со схемой aa||bb (это всегда гекзаметр) чуть более сложен. Сегменты строки до и после цезуры в функциональном смысле представляют собой две строки, следующие друг за другом, в каждой из которых аллитерация распределяется по правилам, действительным для «нечетных» строк.

Возможно, Йоунас Хадльгримссон частично использовал здесь принципы редкой поэтической формы baksneidd braghenda, где первой идет шестиударная строка с тремя аллитерациями, а затем две четырехударные строки со стандартной двойной аллитерацией.

Наглядно все это можно представить следующим образом:

Ísland! | farsælda-|frón || og | hagsælda | hrímhvíta | móðir!
Hvar er þín | fornaldar | frægð, || frelsið og | manndáðin | best?
Allt er í | heíminum | hverfult, || og | stund þíns | fegursta | frama
lýsir, sem | leíptur um | nótt, || langframmá || horfinni | öld.
Landið var | fagurt og | frítt, || og | fannhvítir | jöklanna | tindar,
himininn | heíður og | blár, || hafið var | skínandi | bjart.

В переводе все структурные закономерности соблюдены в точном соответствии с оригиналом:

Белый, за|снеженный | берег, || Ис|ландия, | милая | матерь!
Где твои | свежесть и | стать, || слава бы|лая тво|я?
Вечности | власть непре|клонна, || и | день твоей | доблести | прежней
Молнией | меркнет в но|чи || мертвенной | древности | лет.
В землях, при|ятных для | взора, || на | взморье бе|лели то|росы,
Свет ярко-|синих не|бес || солнцем иг|рал на вол|нах…

Усвоив размеры и рифму, новая исландская поэзия, тем не менее, сохранила особенности древнегерманского аллитерационного стиха. Часть стиха до цезуры по сути является «краткой строкой» (Kurzzeile по Зиверсу) древнего аллитерационного стиха (с двумя главными метрическими ударениями). Краткие строки (по две) связываются аллитерацией в «долгие строки» (Langzeile). Аллитерация при этом иерархизирует ударения в длинной строке, выделяя только два или три из главноударных слогов (но никогда не связывает четыре таких слога единой аллитерацией: иначе, как мы помним, возникает ofstuðlun).

При этом в исконных исландских формах действует следующая закономерность: любая группа слогов, подчиненных одному ударению, равна любой другой.

Итак, в нашем тексте необыкновенная красота и сложность поэтической формы обусловлена тем, что она функционирует на двух уровнях. С одной стороны — это образцовый элегический дистих. С другой стороны, ряд его закономерностей позволил поэту идеально вписать его в нормы традиционного исландского стихосложения. Античный гекзаметр допускает замену трехсложной стопы двухсложной (дактиля на спондей). Квантитативная логика данного явления исландскому слуху непонятна (как и русскому), однако не вызывает у него затруднений, т. к. явление это прекрасно согласуется с национальной поэтической традицией: релевантны только главные метрические ударения, набор безударных слогов может существенно варьироваться в разных сочетаниях. По той же причине вполне естественно звучит и безударный слог в начале сегмента, следующего за цезурой (= следующая строка) — это нисколько не мешает воспринимать ритм, построенный на главноударных слогах, ибо любая группа слогов, подчиненных одному ударению, равна любой другой.

В связи с аллитерацией возникло и еще одно серьезное осложнение. Дело в том, что слог, содержащий аллитерирующий звук, в исландской поэзии не только всегда ударный (то есть, применительно к нашему случаю, находится в арсисе стопы), но и начальный в слове: ударение в исландском всегда падает на первый слог (даже в таких заимствованиях как prófessor и stúdent). При переводе допустимо и такое решение: помещать аллитерирующие звуки в арсис стопы вне зависимости от его положения в слове, по образцу: «Наши сво|бодолю|бивые предки…». Однако в предложенном выше поэтическом переводе аллитерирующие звуки всегда находятся не только в ударном, но и в начальном слоге слова.

© Перевод и примечания: Виктор Генке

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов