Эйнар Хьёрлейвссон

Хорошее предложение

Góðboð

Душа бессознательно покачивалась в древнем эфире.

Затем Господь решил позаботиться о ней и коснулся её своим скипетром. Та пробудилась от сна, в котором пребывала извечно, и предстала пред Господом, робкая и радостная, как юноша, сочинивший своё первое стихотворение.

И Господь послал её вниз в земное царство. Там она сперва станет крошечным ребёнком и потом испытает тяготы человеческого существования, пока жизненный путь не достигнет конца.

И она устремилась в мир людей, увлечённая ожиданиями, с надеждами на счастье, как юноша, отправляющийся в первое большое путешествие, как девушка, выходящая замуж за мужчину, которого нежно любит.

Спустя некоторое время она вернулась к Господу, испуганная словно загнанный ягнёнок, покалеченная словно гага со сломанным крылом.

— Мой добрый Господь, — сказала она, — я не смею. Лучше позволь мне снова уснуть.

— Что ты не смеешь? — спросил Господь.

— Я не смею жить человеческой жизнью. Это совершенно невозможно. Я не знаю, куда это приведёт меня. Мне кажется, я погрязну там в нищете, болезнях, глупости или злобе.

— Ты не погрязнешь в этом, — сказал Господь. — Я дам тебе что-нибудь из лучших благ жизни.

— Что ты дашь мне? — спросила душа.

— Я сделаю тебя мужчиной и дам тебе жену, которая будет твоей радостью и любовью. Каждое слово с её губ станет прекраснейшей песнью в твоих ушах; каждое её движение будет прелестным в твоих глазах, как будто травинка сгинается и колышется от лёгкого утреннего ветерка; её наивность окажется детской, ангельски чистой невинностью в твоих мыслях. Ты будешь засыпать и просыпаться с думами о ней.

— Лучше позволь мне снова уснуть, — сказала душа. — Любовь забывается. Я видела это в мире людей. Через несколько лет моё сердце окажется привязанной к другой. Иначе я не была бы мужчиной.

— Тогда я сделаю тебя женщиной, — сказал Господь, — и дам тебе мужа, которого будет страстно желать твоё сердце. Твоё наслаждение украсит его дни, окутает его нежностью, наполнит живой водой любви его душу, заставит солнечные лучи играть вокруг него так, чтобы нигде не было тени.

— Лучше позволь мне снова уснуть, — сказала душа. — Когда его сердце отвернётся от меня, я буду неотрывно смотреть на него со слезами на глазах и скорбью в сердце. Иначе я не была бы женщиной. Я видела это в мире людей.

— Ты привередлива, — сказал Господь. — Я всё же не предлагаю такое никому, кроме баловней судьбы. Однако я намерен предложить тебе то, что ещё лучше: я дам тебе любовь ко всем людям. Все твои страсти подчинятся тому, что сделает тебя мудрее и лучше всех людей. Каждого жалкого беднягу, каждого глупого самодовольного человека, каждого безжалостного негодяя ты возлюбишь как самого себя. Все твои мысли будут заботою о других людях. Ты дашь им всё, что у тебя есть, своё богатство, свою одежду, свою еду, своё душевное спокойствие.

— Смогу ли я тогда тоже насладиться любовью других людей? — спросила душа.

— Нет, — сказал Господь. — Ты уже становишься слишком нескромной. Я не пошлю тебя в небесное царство раньше, чем в мир людей. Даже всемогущий бог не может пробудить любви у людей, которые любят других. Чем сильнее ты будешь любить людей, тем сильнее они будут убеждаться, что ты или плут, или дурак. Они будут клеветать на тебя и позорить тебя всеми способами, смотреть с завистью на любую одежду, которой ты скроешь свою наготу, каждое тёплое слово, которое людям случится по недосмотру сказать о тебе, каждую довольную улыбку, которая будет обращена к тебе. Они не распнут тебя, но потому, что они посчитают это недостойным себя. А всё это ты сможешь снести мужественно и с милым нравом, так как ты будешь любить этих людей.

— Лучше позволь мне снова уснуть, — сказала душа.

— Ты привередлива, — сказал Господь. — Такого я не предлагал никому другому.

И лицо милосердного смягчилось, потому что Господь увидел, что человеческая душа не хочет того, что самое лучшее в мире, то, что предлагается редко.

— Тогда я сделаю тебе другое предложение, — молвил Господь. — Я дам тебе власть над людьми. Будут ли твои слова разумными или нет, в них будет заключён удивительный огонь, который будет зажигать сердца людей. Что бы ты не затеивал, ты достигнешь этого. Они будут падать ниц перед тобой, так что их лица окажутся все перепачканы. В пыли они будут извиваться перед тобой словно дождевые черви. Когда ты велишь хлестать их изо всех сил, они будут с величайшим рвением целовать твои плети. Самым большим желанием молодых людей будет быть вместе с тобой, будешь ли ты творить добро или зло. И матери, которые захотят блага для своих сыновей, не будут иметь никакого более потаённого желания, чем возможности насладиться солнцем твоей милости, и что ты не велишь подвергнуть их детей ни душевным, ни телесным наказаниям. Ты станешь знаменитейшим среди людей.

Тогда душа подлетела к трону Господа, задрожала от радости и благодарности и без слов помчалась к миру людей с быстротой, что доступна только душам.

Господь со вздохом посмотрел ей вслед.

— Она совсем как остальные человеческие души, — сказал он самому себе. — Она ни разу ни единым словом не затронула того, для чего воспользовалась бы этой властью.

1901

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов