Сага о Сигурде Ноге

Sigurðar saga fóts

1.

В Кёльне, на каменной стене, начертана одна маленькая сага, которая начинается c того, что в Сьоланде правил конунг по имени Кнут. Сей конунг был знаменит своей добротой и множеством подданных, славой и благородством, силой и твёрдостью, и всеми добродетелями, какие только могут украсить достойного государя. Был он уже на склоне своих лет к началу этой истории. Славная его супруга была родом королевна из Фландрии, и с ней была у него единственная дочь, которую звали Сигню.

Она была разумная и добродетельная, красивая и милая, благородная и учтивая, гордая и сдержанная, дружелюбная и снисходительная. Знала она толк и во всех тех искусствах, что женскому роду приличны, так что везде говорится и в древних сагах, и в новых, что никакая женщина в северной половине мира не рождалась красивее и лучше собою во всех отношениях и образованнее.

Для неё построили великолепные палаты с большим художеством и роскошью. Было там множество прекрасных дев ей в услужение.

В обычае Кнута конунга было отправляться в поход каждое лето и добывать себе богатство и славу, а зиму проводить дома с великой пышностью и в многолюдстве.

Случилось однажды летом, что Кнут конунг затеял поход на четырнадцати кораблях с пятнадцатым — драконом. Отправился он в поход как обычно.

2.

Асмундом звали одного конунга; он правил в Хуналанде, был молод и неженат; щедр и славен, мудр и отважен в бою, богат и честен, доблестен и безупречен. Он содержал большой и великолепный двор.

За конунгом всегда следовал человек по имени Олав; Асмунд называл его своим пажем; был он храбрым и стойким бойцом, надёжным и верным, простым и ровным в обращении, верным и благородным, щедрым и искренним и самым верным из всех хёвдингов.

Однажды, когда было у Асмунда конунга застолье и был он весьма весел, придворные поведали ему, — сильно недостает для чести конунга, что нет у него супруги, его достойной.

Конунг осведомился, где видят они для него такую женщину, чтобы честь его возросла с ней.

Примолкли все, кроме Олава. Молвил он тогда:

— Знаю я женщину, женившись на которой, умножишь ты свою честь.

— Кто она? — спросил Асмунд.

— Её зовут Сигню, — сказал Олав, — она дочь конунга Кнута из Сьоланда. Не знаю лучшей невесты в северных странах.

Конунг молвил:

— Пусть тотчас готовят корабль к отплытию.

Это было исполнено в короткое время.

Взошёл Асмунд на корабль в приятной компании, и плыли из Хуналанда, не спуская парус, до той гавани, что находилась возле столицы, где имел резиденцию Кнут конунг, бросили якорь, опустили сходни, сошли на землю 24 человека и пошли в город и в тот терем, где жила королевна.

И когда Асмунд вошёл, приветствовала Сигню вежливо его и всех его спутников.

Сел Асмунд подле принцессы, и беседовали они долго, и наконец Асмунд взял слово и попросил руки Сигню.

Но она возразила:

— Дело обстоит так, что конунг Кнут, мой отец, отсутствует дома, в своей земле, а я последую его воле. А может быть то, что он нашёл мне партию во время этой поездки, так что я ничего не стану предпринимать, дабы не поссориться с отцом или тобой, покуда отец не примет решение о моём браке.

— Окончательно ли отвергаешь ты, — сказал Асмунд, — моё сватовство?

— Нет у меня твёрдого слова, — говорит она, — хоть я и вижу, что ты мне ровня, всё же хочу, чтобы мой отец устроил мою судьбу.

Асмунд встал и произнёс:

— Со мной не выйдет у тебя так долго тянуть.

Подошёл он к ней, туда, где она сидела, взял Сигню за руку и обручился с ней, а она не сказала ни да, ни нет.

Асмунд сказал тогда:

— Пусть же знают все, что я буду тебя боем защищать от того, кто захочет тебя взять, потому что такой, очевидно, желает поссориться со мной. Я вернусь сюда осенью добиваться свадьбы.

После того вернулся Асмунд на корабль и отправился домой, в Хуналанд.

3.

В Валланде правил конунг по имени Сигурд. Был он молод и неженат, и недавно принял наследие после своего отца, конунга Хринга. Сигурд был деятельным и дельным конунгом, сильным и славным воином, столь доблестным, что почти никто не мог противостоять ему в сражении или единоборстве.

В то самое лето, о котором сказано, конунг Сигурд собирался в поход.

Все викинги разбежались от него, как только узнали эту новость, потому что он был весьма славен своими набегами и рыцарственностью, потому что воистину был он витязь лучший, чем кто-либо другой в его время. Был он так проворен и легконог, что мог на одной ноге прыгнуть быстрее и выше и притом назад, нежели самые ловкие люди обеими ногами вперёд. Вот поэтому у Сигурда было прозвище «Нога».

Как-то погожим днём конунг Сигурд на полтретьядцати кораблях подплыл к некоему острову. А туда раньше пристал конунг Кнут из Сьоланда. Когда они встретились, дружески приветствовали друг друга. После обмена новостями, взял Сигурд слово и попросил руки Сигню. А Кнут отвечал так:

— Не вижу, почему бы она не могла выйти за доблестного мужаа.

Как ни долго шёл об этом разговор, но наконец так было решено, что конунг Кнут обручил свою дочь Сигню с Сигурдом Ногой. Осенью в Сьоланде назначена была свадьба. На этом они расстались в самых дружеских отношениях.

И когда конунг Кнут вернулся домой в свою страну, Сигню почтительно его приветствовала и рассказала ему, что случилось и что произошло между нею и конунгом Асмундом. Конунг Кнут поведал, что сосватал её за выдающегося человека. Он спросила, кто этот человек. Кнут отвечал, что это Сигурд Нога, конунг Валланда.

Сигню возражает:

— Пусть конунг Сигурд знатен, однако я хочу за Асмунда.

Рассердился конунг и сказал так:

— Хоть ты всем сердцем люби Асмунда, ни ты ему, ни он тебе не достанетесь.

Сигню возразила:

— Ты, батюшка, распоряжаешься своим словом, а судьба распорядится, кто будет моим мужем.

С этими речами они разошлись. Кончается лето и наступает время, что конунг Кнут назначил для свадьбы. В названный день приезжает Сигурд Нога и немедленно приготовился к почётному пиру. Невесту усадили на скамью, хоть то и было вопреки её желанию, но по отца её приказанию. Уселись люди на сиденьях, стали пить и были очень веселы.

Стало всё это известно в Хуналанде, и отправляется Асмунд из дому двадцатью четырьмя человеками на одном корабле, там был и Олав в поездке, и держали путь в Сьоланд и пристали в укромной бухте. Двое вышли на берег, Асмунд и Олав. Они были закутаны в плащи, чтоб не быть узнанными. Олав держал в руке большое копьё. Ничего больше не говорится об их оружии.

4.

Теперь сказать о том, как Сигурд Нога сидит в доме со всеми своими дружинниками, а конунг Кнут — на другой скамье со своей дружиной. И невеста с подружками, всех их тридцать пять, сидела на возвышении.

Когда веселье было в полном разгаре, растворились двери палаты и вошёл огромный человек с большим копьём в руке. Все были удивлены его ростом. Вскоре после этого вошёл другой человек, ещё больших размеров. Тогда замолчали все, кто там был, прекратилось веселье, и лишь невеста улыбнулась слегка.

Было так светло в палате, что нигде не падала тень. Сигурд Нога попросил виночерпия бежать бегом и предложить пришельцам напиток.

Тот, кто вошёл первым, взял двумя руками копьё и замахал им так сильно и часто, что поднялся большой ветер и загасил все огни в палате. Стало совсем темно. Тогда конунги воззвали, чтобы как можно скорее разожгли огни. Говорят они, что тут какое-то коварство.

Было тогда толкание столов и вскакивание на обеих скамьях. Случилось сильное замешательство, настолько всё произошло мгновенно.

И когда разожгли огни, ни пришельцев, ни невесты не было, все исчезли. Что было испорчено или разбито, тем занялись слуги. Кинулись искать невесту по горам и по долам, близко и далеко, но нигде не нашли.

Жених очень опечалился тем, что птичка упорхнула, но ничего не поделать. Не хотел он там дольше оставаться и отплыл домой в Валланд, разочарованный своей поездкой.

5.

А об Асмунде и Олаве есть то сказать, что они пришли домой в Хуналанд с Сигню королевной и были довольны поездкой.

Чуть позже шлёт Асмунд Олава пажа своего в Валланд с роскошной свитой и с таковым поручением, чтобы он предложил конунгу Сигурду Ноге обоюдное примирение с тем, что Асмунд предоставит Сигурду столь много денег в золоте или чистом серебре, сколь тот пожелает, но Асмунд получит Сигню. Если же Сигурд не согласится на такое условие, то пусть он возьмёт весь Хуналанд, а Асмунд — Сигню, как и прежде. Если ж не примет он ни того, ни другого, то пусть отдаст за Сигню весь Валланд.

С таким-то поручением отправился Олав и прибыл в Валланд, предстал пред конунгом Сигурдом и приветствовал его учтиво и хорошо составленными речами изложил всё рассказанное выше поручение конунга Асмунда, что Сигурд отверг, сказав так:

— Никакое из этих условий Асмунда я не приму. Он заслуживает чего-то иного от меня, нежели примирения.

— Значит, ничего не нужно улаживать, — говорит Олав, — Асмунд сказал, что в таком случае он не женится на Сигню, прежде нежели вы сразитесь за то, кому должна достаться женщина.

Конунг Сигурд отвечает:

— Почему это трусливому и малодушному человеку нужно предлагать единоборство со мной? Я же знаю, что у Асмунда совершенно никакого мужества нет.

Олав возражает:

— Нет нужды долго обсуждать это, конунг Сигурд, потому что истинным испытанием станет, коль скоро побежит Асмунд от тебя, так вы и испытаете друг друга.

— Истинны твои речи, — сказал Сигурд конунг, — и я в долгу перед твоими словами не останусь, а будет это испытано между мной и Асмундом.

И как Олав увидел, что ничего не достигнет с конунгом Сигурдом, то он вернулся на корабль и уплыл домой в Хуналанд. Асмунд расспросил его, что вышло из посольства.

Олав отвечает:

— Короче сказать — нет примирения, и Сигурд не желает уступить женщину тебе. Из его слов можно понять, что он мыслит себя лучшим в битве, чем ты, и более способным во всех рыцарских искусствах.

— Пусть будет так, — говорит Асмунд, — мы проверим это позже.

6.

Вскорости после того собирает Сигурд Нога людей, направляется в Хуналанд, и пристаёт в гавани, ближайшей к конунгову замку. И когда Асмунд узнал, что Сигурд высаживается на берег, идёт он к кораблям со всей своей свитой, делая Сигурду те же предложения, что и прежде, а Сигурд отвергал всё, не желая ничего другого, кроме как биться. А Асмунд сказал:

— Ты решил так, — а и я не возражаю, — чтобы мы-двое бились и пусть никто не боится ранить или превзойти меру в нападении.

Сигурд одобрил всё это и изготовился. Сошёл он на берег, и принялись они биться крепко. Продолжительное время никто из них не пересиливал. Они сильно посекли свои доспехи, пока совсем не остались беззащитными. Наносили удары по телу и были ранены оба. Наконец Сигурд попросил отдыха, что Асмунд ему позволил и предложил примирение и побратимство, сказав, что видит — потеря крови скоро ослабит Сигурда.

Сигурд возразил, что рана его более не кровоточит, и сказал, что не хочет никакого примирения. Тогда Асмунд попросил его встать и обороняться.

— Я играл с тобой целый день, — сказал он, — больше не буду тебя щадить.

Тут Сигурд вскочил на ноги и стал так яростно нападать, что долгое время Асмунду не оставалось делать ничего другого, как защищаться. Но наконец он ослаб. Асмунд бился столь сильно, что конунг Сигурд упал от усталости и ран. Асмунд уложил его так, чтобы он не истёк кровью, и покинул поле боя, велев взять Сигурда и отнести его в замок, и поручить его врачам для исцеления. К лекарям же попал и Асмунд, и когда оба они поправились от ран, хотел Сигурд плыть домой в Валланд, и Асмунд предложил ему мир на тех же условиях, как и прежде. Но Сигурд сказал, что не станет мириться,

— Я вижу, что невозможно мне и бороться с тобой, и быть благодарным за сохранение жизни, но я знаю, что никогда не буду тебе верен, ибо не могу допустить, чтобы Сигню досталась кому-то, а не мне.

— И так может статься, — сказал Асмунд, потому что я не тронул Сигню. И я её тебе выдам, если на то будет её воля.

Сигурд обрадовался этому и молвил:

— Ты выказываешь мне такую рыцарственность, которая не забудется, доколе стоит Хуналанд.

Отправились они к Сигню и переговорили с ней, а она отвечала, что решать Асмунду, но что она не собиралась выходить ни за кого кроме него.

Кончилось тем, что Асмунд обручил Сигурда с Сигню, и немедленно была устроена свадьба, и прошла удачно и великолепно. На том пиру заключили Асмунд и Сигурд побратимство. После поплыл конунг Сигурд с королевой своей Сигню домой в Валланд, расставшись с Асмундом в великой дружбе и приязни.

7.

Хрольв звался конунг, он правил в Ирландии; он был могучий и честолюбивый, суровый и твёрдый, обладавший тайными знаниями. У него была дочь по имени Елена, учтивейшая и прекраснейшая из женщин — сразу после Сигню. Туда-то, в Ирландию, отправился Асмунд со сватовством на десяти кораблях, с людьми и оружием. И когда он изложил свои намерения перед конунгом Хрольвом, принял тот речи Асмунда с неудовольствием, говоря, что не дело мелким конунгам просить руки его дочери, и велел с насмешкою убираться.

Асмунд сильно разгневался, так что даже вызвал конунга на бой, а тот заявил, что готов. Велит он собрать многолюдное войско и составилась на третий день великая рать, — ибо Асмунд согласился дать ему трёхдневный срок для сборов. Было их трое против одного у Асмунда. И как только войска были готовы, приступили они к битве.

Наступал сильно Асмунд, шёл ввосьмером против рати ирского конунга, расчищая проход шириной сколько доставал мечом, и убил так много воинов, что и не перечислить их имена. И Олав сражался твёрдо, вчетвером против строя туземцев, и многим воинам принёс гибель. И хотя множество пало в войске Хрольва, — из каждых трёх, пришедших на поле, один был убит, но из-за подавляющего численного превосходства противника погибло всё войско конунга Асмунда, и остались только двое, Асмунд и Олав.

Тогда их зажали щитами и схватили, но при этом Асмунд один поразил ещё десятерых, а Олав пятерых. Потом бросили их в глубокую и зловонную темницу.

8.

Теперь нужно сказать о том, как Сигурд Нога сидит в Валланде с большой властью и честью вместе с Сигню, своей любимой королевой.

Он был очень доволен браком с ней. Однажды ночью королева спала неспокойно, билась в постели затылком и пятками, так что конунг решил разбудить её, но пока подошёл, она сама проснулась.

Она вспотела и задыхалась и сильно покраснела. Конунг спросил, что ей снилось. А она отвечает:

— Мне снилось, что Асмунд конунг хунов плывёт в Ирландию. И вот он там, и привиделось мне, что страшный бык накинулся на Асмунда и его войско вместе с такой огромной стаей волков, какой я нигде не видела, и напали все на Асмунда и его людей, и так, думается мне, окончилось это сражение, что волки порвали насмерть всех людей Асмунда, кроме их с Олавом двоих.

— Как тебе кажется, — сказал конунг Сигурд, — что этот сон должен значить?

— Я скажу, — говорит Сигню, — что у короля по имени Хрольв, который правит Ирландией, есть дочь, зовомая Елена, учтивейшая женщина превосходная во всех отношениях; и тут несходство у дочери с родителем, потому что конунг — мрачный колдун, неискренний и коварный. Я полагаю, что Асмунд отправился туда для сватовства, а Хрольв ему высокомерно отказал, Асмунд того не стерпел, вызвал конунга на бой, и, не имея достаточно силы против туземного войска, погубил своих людей, и был схвачен вместе с пажем своим Олавом. Я хочу, чтобы ты поспешил собрать войско, отправился в Ирландию, освободил Асмунда и дал ему войска столько, сколько сможешь и столько, сколько ему будет нужно. Ты должен всё это сделать, если сможешь, чтобы отплатить Асмунду. Думается мне, ты теперь не помнишь ничего, что он сделал для тебя, так что не медли.

Конунг Сигурд заявил, что так всё и будет. Тут велит он собирать многочисленную рать и спускать корабли на море; втаскивают сходни, поднимают якоря, натягивают канаты, поднимают паруса, и плывут без остановки в тому самому берегу, откуда была прямая дорога к той столице, где сидел сам конунг Хрольв. У Сигурда было полчетвертадцать кораблей, полностью снаряженных оружием и людьми.

Сходит конунг Сигурд на берег и приглашает конунга Хрольва на битву без отсрочки. И когда высаживались, увидели они множество тел недавно погибших людей. Нигде не могли отыскать тела ни Асмунда, ни Олава. Из-за этого Сигурд пришёл в ярость.

Не провели Асмунд с Олавом ещё и ночи в темнице, как конунгова дочь Елена распорядилась забрать их оттуда. Асмунд пребывал в тереме у Елены, и развлекались они с Олавом сагами, песнями, тавлеями и музыкой.

Конунг Сигурд ничего об этом не знал, он готовился к битве, а конунг Хрольв — в свою очередь. Выставил он немного войска, потому что не было отсрочки, и пришло меньше людей, чем было в предыдущем сражении. Асмунд с Олавом разили, не жалея ударов, а из-за краткости передышки воины Хрольва не успели оправиться от ран.

9.

Ранним утром, как только солнце засияло на ясном небе, начали сражение конунг Сигурд с ирским Хрольвом. Это была трудная и кровавая битва. Конунг Сигурд сражался рьяно и яростно, не щадя ничего, прошёл ирское войско насквозь, поражая противников одного за другим. Так продолжалось до вечера.

Наконец туземное войско побежало, а конунг Хрольв схвачен и пленён. Ночью его тщательно стерегли, а на следующий день он был приведен связанным во дворец. Сигурд обсуждал, какую смерть избрать для него. Все пришли к согласию, что он заслуживает самой ужасной смерти.

И как только Елена дочь конуга узнала, что произошло между Сигурдом и её отцом, приходит она к Асмунду и говорит:

— Если ты, Асмунд, думаешь отблагодарить меня за некоторое гостеприимство, оказанное тебе, то сделай так, чтобы отец мой сохранил жизнь, убеди всех изменить решение.

Асмунд сказал, что выполнит её просьбу, что её доброта того заслуживает. Пошли они в палаты вдвоём с Олавом. Увидев их, Сигурд поднялся навстречу Асмунду, и была у них радостная встреча. Рассказали они друг другу о своих приключениях. Потом спрашивает Асмунд, как Сигурд собирается поступить с конунгом Хрольвом, и Сигурд ответил:

— Жизнь конунга Хрольва и его дочери Елены, вся Ирландия и Валланд теперь в твоей власти и воле, а также всё, что мне принадлежит. И никогда не смогу я тебя достойно отблагодарить за твоё доброе отношение ко мне.

Асмунд поблагодарил его за его слова и за всё прочее.

— И спрошу я конунга Хрольва, — говорит он, — не выдаст ли он теперь за меня дочь свою Елену.

Конунг Хрольв отвечает:

— Да, конечно, даю согласие в обмен на свою жизнь.

Недолго пришлось рядить, как было решено, что Асмунд женится на Елене, и тут же была устроена свадьба.

И после завершения пира уплыли конунги Сигурд и Асмунд. Конунг Хрольв выдал приданое дочери золотом и дагоценностями. Расстались с ним приязненно.

Асмунд осел в Хуналанде и прослыл лучшим правителем. У них с Еленой был замечательный сын по имени Хрольв, который после был конунгом в Хуналанде. Его сыновья были Асмунд и Хильдибранд Хунский Витязь.

Сигурд Нога пребывал в Валланде и слыл славнейшим мужем. Между ним и Сигню были любовь и уважение. Судили люди, что едва ли были другие побратимы, с такой взаимной любовью, как эти, храбро стоявшие друг за друга.

И тут завершается сага о Сигурде Ноге и Асмунде конунге хунов.


Изъяснение слов, не всякому понятных.

Валланд (Valland) — Франция.

Сьоланд (Sjóland) — по Дж.Х.Джексону это фризская Зеландия (Seeland, Zeeland), в юго-западном углу Нидерландов, а не датская Зеландия (Sjælland)

Хуналанд (Húnaland) — подразумевается Саксония, на севере современной Германии.

Полтретьядцать (hálfr þriðja tug) — 25

Полчетвертадцать (hálfr fjórða tug) — 35

© Перевод: Евгений Мироненко (Hrafn inn vínlenzki)

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов