Эгиль Скаллагримссон
(Egill Skalla-Grímsson)

Эгиль Скаллагримссон (т. е. сын Лысого Грима) — бесспорно самый выдающийся из скальдов. Годы его жизни примерно 910–990. О нем много рассказывается в «Саге об Эгиле», одной из лучших исландских «родовых саг». Эгиль, как его образ встает из саги, был не только вдохновенным поэтом, но также воинственным викингом, беспощадным к врагам и жадным на добычу. В саге так описывается его внешность: «У Эгиля было крупное лицо, широкий лоб, густые брови, нос не длинный, но очень толстый, нижняя часть лица широкая и длинная, подбородок и скулы широченные. У него была толстая шея и могучие плечи. Он выделялся среди других людей своим суровым видом и в гневе был страшен. Он был статен и очень высок ростом. Волосы у него были цветом как у волка, но он рано стал лысеть».

Сохранились три больших произведения Эгиля — «Выкуп головы», «Утрата сыновей» и «Песнь об Аринбьёрне», а также фрагменты «Драпы об Адальстейне» и двух щитовых драп и 46 отдельных вис.

Драпа об Адальстейне
(Aðalsteinsdrápa)

 

[примечания]

Перевод С. В. Петрова

Перевод А. И. Корсуна

1

Nú hefr fald-Gnáar felda,
fellr jörð und nið Ellu,
hjaldr-snerrandi, harra
höfuðbaðmr þría jöfra;
Aðalsteinn of vann annat,
alt's lægra kynfrægjum
(hér sverjum þess, hyrjar
hrannbrjótr) konungmanni.

Се смял силой ратной
смел потомок Эллы
трех князей, а земли
взял перстами стали.
Пламени поломщик
лютый волн исполнен
блага рода славна,
лев деяний ярый.

Вот владык потомок,
трех князей убивший.
Край ему подвластен.
Не исчислить подвигов
Адальстейна в битвах.
Я клянусь, о щедрый
конунг, — мы не знаем,
кто б с тобой сравнился.

2

Nú liggr hæst und hraustum
hreinbraut Aðalsteini.

Стал под Адальстейна
с лета путь олений.

Вплоть до гор страною
Адальстейн владеет.

Выкуп головы
(Höfuðlausn)

 

[примечания]

Перевод С. В. Петрова

1

Vestr fórk of ver,
en ek Viðris ber
munstrandar mar,
svá's mitt of far;
drók eik á flot
við ísa brot,
hlóðk mærðar hlut
míns knarrar skut.

Приплыл я, полн
распева волн
о перси скал,
и песнь пригнал.
Сник лед и снег.
Дар Трора влек
весной мой струг
чрез синий луг.

2

Buðumk hilmir löð,
þar ák hróðrar kvöð,
berk Óðins mjöð
á Engla bjöð;
lofat vísa vann,
víst mærik þann;
hljóðs biðjum hann,
því at hróðr of fann.

Славу воспою
смелому в бою,
песней напою
Англию твою.
В честь твою течет
Игга чистый мед.
Жадный слуха рот
речи да вопьет.

3

Hygg, vísi, at
vel sómir þat,
hvé ek þylja fet,
ef ek þögn of get;
flestr maðr of frá,
hvat fylkir vá,
en Viðrir sá,
hvar valr of lá.

Княже, склоняй
слух и мне внимай.
Ведь гость я твой,
властитель мой.
Твой грозный пыл
врагов разил,
и Один зрил
одры могил.

4

Óx hjörva glöm
við hlífar þröm,
guðr óx of gram,
gramr sótti fram;
þar heyrðisk þá,
þaut mækis á,
malmhríðar spá,
sú vas mest of lá.

Был как прибой
булатный бой,
и с круч мечей
журчал ручей.
Гремел кругом
кровавый гром,
но твой шелом
шел напролом.

5

Vasat villr staðar
vefr darraðar
of grams glaðar
geirvangs raðar;
þars í blóði
enn brimlá-móði
völlr of þrumði,
und véum glumði.

Воины станом
стали чеканным,
сети из стали
остры вязали.
Гневалось в пене
поле тюленье,
блистали раны,
что стяги бранны.

6

Hné folk á fit
við fleina hnit;
orðstír of gat
Eiríkr at þat.

Лес в ливне стрел
железный рдел.
Эйрик с нивы жал
славу пожал.

7

Fremr munk segja,
ef firar þegja,
frágum fleira
til frama þeira,
óxu undir
við jöfurs fundi,
brustu brandar
við bláar randar.

Скальд славить может
и слово сложит
про беды вражьи,
победы княжьи.
Железны враны
врезались в раны,
останки стали
в тарчах торчали.

8

Hlam heinsöðul
við hjaldrröðul,
beit bengrefill,
þat vas blóðrefill;
frák, at felli
fyr fetilsvelli
Óðins eiki
í éarnleiki.

Серп жатвы сеч
сек вежи с плеч,
а ран рогач
лил красный плач.
И стали рдяны
от стали льдяной
доспехи в пьяной
потехе бранной.

9

Þat vas eggja at
ok odda gnat;
orðstír of gat
Eiríkr at þat.

Копья кинжал
клинки сражал.
Эйрик с нивы жал
славу пожал.

10

Rauð hilmir hjör,
þar vas hrafna gjör,
fleinn hitti fjör,
flugu dreyrug spjör;
ól flagðs gota
fárbjóðr Skota,
trað nipt Nara
náttverð ara.

Багровый дрот
гнал князь в поход.
Грозу невзгод
знал скотт в тот год.
И ворон в очи
бил выти волчьей,
шла Хель меж пашен
орлиных брашен.

11

Flugu hjaldrs tranar
á hræs lanar,
órut blóðs vanar
benmás granar,
sleit und freki,
en oddbreki
gnúði hrafni
á höfuðstafni.

Летели враны
на тел курганы,
кои попраны
кольями раны.
Волк в рану впился,
и ал вал взвился,
несытой пасти
достало сласти.

12

Kom gríðar læ
at Gjalpar skæ;
bauð ulfum hræ
Eiríkr of sæ.

Гьяльпин конь скакал,
его глад пропал.
Эйрик скликал
волков на свал.

13

Lætr snót saka
sverð-Freyr vaka,
en skers Haka
skíðgarð braka;
brustu broddar,
en bitu oddar,
báru hörvar
af bogum örvar.

Буй-дева снова
длить бой готова.
Звенят подковы
коня морского.
Жала из стали
жадно ристали,
со струн летели
ястребы к цели.

14

Beit fleinn floginn,
þá vas friðr loginn,
vas almr dreginn,
varð ulfr feginn;
stózk folkhagi
við fjörlagi,
gall ýbogi
at eggtogi.

Птиц колких сила
покой пронзила.
Напряг лук жилу,
ждет волк поживу.
Как навь ни бьется,
князь не сдается.
В дугу лук гнется,
стальной гул вьется.

15

Jöfurr sveigði ý,
flugu unda bý;
bauð ulfum hræ
Eiríkr of sæ.

Князь туг лук брал,
пчел рой в бой гнал.
Эйрик скликал
волков на свал.

16

Enn munk vilja
fyr verum skilja
skapleik skata,
skal mærð hvata;
verpr ábröndum,
en jöfurr löndum
heldr hornklofi;
hann's næstr lofi.

Воспеть велите ль,
как наш воитель
славит своими
делами имя?
Нас добрым даром,
студеным жаром,
князь дарит славный,
крепкодержавный.

17

Brýtr bógvita
bjóðr hrammþvita,
muna hodd-dofa
hringbrjótr lofa;
mjök's hánum föl
haukstrandar möl;
glaðar flotna fjöl
við Fróða mjöl.

Огни запястий
он рвет на части.
Он кольца рубит,
обручья губит.
Державной рукой
жалуя свой
народ боевой
Фроди мукой.

18

Verpr broddfleti
af baugseti
hjörleiks hvati,
hann es baugskati;
þróask hér sem hvar,
hugat mælik þar,
frétt's austr of mar,
Eiríks of far.

Страшен могучий,
стержнем обручий
вскинув высоко
кованое око.
Правду я рек
про Эйриков век,
ведал ратный бег
весь восточный брег.

19

Jöfurr hyggi at,
hvé ek yrkja fat,
gótt þykkjumk þat,
es ek þögn of gat;
hrœrðak munni
af munar grunni
Óðins ægi
of jöru fægi.

Слух не глуши!
В славной тиши
здесь хороши
со дна души
князю в угоду
волненья меду,
Брагина влага,
Одина брага.

20

Bark þengils lof
á þagnar rof;
kannk mála mjöt
of manna sjöt;
ór hlátra ham
hróðr bark fyr gram;
svá fór þat fram,
at flestr of nam.

Соколу сеч
справил я речь
на славный лад.
На лавках палат
внимало ей
немало мужей,
правых судей
песни моей.

21

Njóti bauga
sem Bragi auga
vagna vára
eða Vili tára.

 

Утрата сыновей
(Sonatorrek)

 

[примечания]

Перевод С. В. Петрова

Перевод А. И. Корсуна

1

Mjök erum tregt
tungu at hrœra
með loptvætt
ljóðpundara;
esa nú vænligt
of Viðurs þýfi,
né hógdrœgt
ór hugar fylgsni.

Грусть — велика:
грузом воздушным
безмен языка
с места не сдвинуть.
Трудно Хрофтову
крадьбу добыть,
в укроме души
она сокрыта.

Тягостно мне
неволить язык —
песню слагать.
Одина мед
мне не дается.
Трудно слова
из горла исторгнуть.

2

Esa auðþeystr,
þvít ekki veldr
höfugligr,
ór hyggju stað
fagna fundr
Friggjar niðja
ár borinn
ór Jötunheimum.

Горькое давит
горой горе
и не дает
Ётунхейма
древле добытый
дивный дар
поднять со дна
думы темной.

 

3

Lastalauss,
es lifnaði
á nökkvers
nökkva bragi;
jötuns hals
undir þjóta
náins niðr
fyr naustdurum.

Раны выи
Имира грозно
перед жилищем
родича плещут.

 

4

Þvít ætt mín
á enda stendr,
hreggbarnir
sem hlynir marka;
esa karskr maðr,
sás kögla berr
frænda hrørs
af fletjum niðr.

Весь мой корень
вскоре сгинет.
Буря клонит
клены бора.
Разве рад,
кто прах родимый
должен из дому
долу несть?

 

5

Þó munk mitt
ok móður hrør
föður fall
fyrst of telja;
þat berk út
ór orðhofi
mærðar timbr
máli laufgat.

Вспомяну
про конец
отца-матери.
Венцом словесным
украшу
прах родичей,
открыв врата
в тыне зубовном.

 

6

Grimt vörum hlið,
þat's hrönn of braut
föður míns
á frændgarði;
veitk ófult
ok opit standa
sonar skarð,
es mér sær of vann.

Вал суровый,
ограду рода,
в крепости деда
прясло пробил.
Так и моя
дырой зияет:
место сына
стало пусто.

 

7

Mjök hefr Rán
of rysktan mik;
emk ofsnauðr
at ástvinum;
sleit marr bönd
minnar ættar,
snaran þátt
af sjölfum mér.

Ран меня
ограбила,
други мои
утрачены.
Разломало
род мой море,
мой забор
разбит прибоем.

 

8

Veizt ef sök
sverði of rækak,
vas ölsmið
allra tíma;
hroða vábrœðr
ef viða mættak,
fórk ægis
andvígr mani.

Когда б я мести
меч мог несть,
то Пивовар
не сдобровал бы.
Если б достало
сил, то спорил
я бы бранно
с братом бури.

 

9

En ek ekki
eiga þóttumk
sakar afl
við sonar bana,
þvít alþjóð
fyr augum verðr
gamals þegns
gengileysi.

Мне ли биться
с убийцей сына,
если видит
всяк и всюду,
что у старца
сил не станет?
Ужели мне
поможет немощь?

 

10

Mik hefr marr
miklu ræntan;
grimt es fall
frænda at telja,
síðan's minn
á munvega
ættar skjöldr
af lífi hvarf.

Многое пало
морю в руки.
Горько сказывать
гибель ближних.
Рода щит
направил стопы
в путь блаженный
от жизни сей.

 

11

Veitk þat sjalfr,
at í syni mínum
vasa ills þegns
efni vaxit,
ef randviðr
røskvask næði,
uns hergauts
hendr of tœki.

Знаю сам:
в сыне своем
я дурного
зерна не сеял.
Рос бы и зрел он
деревом щитным
и был взят дланью
владыки боя.

 

12

Æ lét flest
þat's faðir mælti,
þótt öll þjóð
annat segði,
mér upp helt
of herbergi
ok mitt afl
mest of studdi.

Слушался он
слова отцова
боле, чем
чужих речей.
Мне в дому
был подмогой,
в страдну пору
опорой верной.

 

13

Opt kømr mér
mána brúðar
í byrvind
brœðraleysi;
hyggjumk umb,
es hildr þróask,
nýsumk hins
ok hygg at því,

В поветери
Свивёр
мне братня
утрата.
Если бесится
битва, то я
озираюсь,
не рад, что сир.

 

14

hverr mér hugaðr
á hlið standi
annarr þegn
við óðræði;
þarfk þess opt
við þrágörum;
verðk varfleygr,
es vinir þverra.

Кой муж был бы
мне пособник
в драке против
вражьей рати?
Став осторожен,
сам на рожон
на железный
уже не лезу.

 

15

Mjök's torfyndr,
sás trúa knegum,
of alþjóð
elgjar galga,
þvít niflgóðr
niðja steypir
bróður hrør
við baugum selr.

Трудно сыскать
во всем народе
мужа, кому бы
можно верить,
ибо продаст
предатель подлый
братию персть
за перстень малый.

 

16

Finnk þat opt
es féar beiðir
……….

Видно дело
бывает в деньгах
……….

 

17

Þat's ok mælt
at mangi getr
sonar iðgjöld
nema sjalfr ali,
né þann enn
es öðrum sé
borinn maðr
í bróður stað.

Сыну замену,
если сам
не породишь,
где ж найдешь?
Кто бы ни стал
на место брата,
тот все едино
не брат родимый.

 

18

Erumka þekt
þjóða sinni,
þótt sér hverr
sátt of haldi;
burr's býskeiðs
í bœ kominn,
kvánar sonr,
kynnis leita.

Мне не любо
бывать на людях,
не мило даже
их тихомирье.
Чадо наше
ввысь умчалось,
в чертог воздушный
к душам родным.

 

19

En mér fens
í föstum þokk
hrosta höfundr
á hendi stendr;
máka upp
í aroar grímu
rýnnis reið
réttri halda.

Враг мой — владыка
влаги пьяной,
сей соложеной
болотной жижи.
Клеть раздумья
не вздымаю
и не в силах
носить высоко.

 

20

Síz son minn
sóttar brími
heiptugligr
ór heimi nam,
þanns ek veit
at varnaði
vamma vanr
við námæli.

С тех пор как жар
хвори жадной
сына свирепо
со свету сжил.
Ведаю, правда,
бежал весь век
он, безупречный,
речи хульной.

 

21

Þat mank enn,
es upp of hóf
í Goðheim
Gauta spjalli
ættar ask,
þanns óx af mér,
ok kynvið
kvánar minnar.

Правда, в обитель
богов он был
дланями взят
друга людей.
Ясный, мною
взращенный ясень,
саженец нежный
моей жены.

 

22

Áttak gótt
við geirs dróttin,
gerðumk tryggr
at trúa hánum,
áðr vinan
vagna rúni
sigrhöfundr
of sleit við mik.

Жил я в ладах
с владыкой сечи,
не знал заботы,
забыл про беды.
Нарушил ныне
нашу дружбу
телег приятель,
судья побед.

 

23

Blœtka því
bróður Vílis,
goðjaðar,
at gjarn séak;
þó hefr Míms vinr
mér of fengnar
bölva bœtr,
es et betra telk.

Рад я не чтить
брата Вили,
главу богов
отвергнуть гордо,
но Мимира друг
дал дар мне дивный,
все несчастья
возмещая.

 

24

Göfumk íþrótt
ulfs of bági
vígi vanr
vammi firða
ok þat geð,
es gerðak mér
vísa fjandr
af vélöndum.

Сей боевой
ворог Волку
дал мне речь
безупречну
и взор ясный,
чтоб явью вражьей
легко бы стали
ковы лукавых.

 

25

Nú erum torvelt,
Tveggja bága
njörva nipt
á nesi stendr,
skalk þó glaðr
góðum vilja
ok ó-hryggr
heljar bíða.

Тошно стало!
Стоит на мысу
в обличье страшном
Волчья сестра.
Все же без жалоб
буду ждать
по всей охоте
Хель прихода.

 

Песнь об Аринбьёрне
(Arinbjarnarkviða)

 

[примечания]

Перевод С. В. Петрова

Перевод А. И. Корсуна

1

Emk hraðkvæðr
hilmi at mæra,
en glapmáll
of gløggvinga,
opinspjallr
of jöfurs dáðum,
en þagmælskr
of þjóðlygi,

Скор я петь
славу князю,
но скупцу
скуден словом.
Я владык
дело славлю,
лжемолву
ненавижу.

Песню вождю
быстро сложил,
но о скупцах
петь не хочу.
Вольно пою
славу вождю,
где надо лгать —
я молчалив.

2

skaupi gnœgðr
skrökberöndum,
emk vilkvæðr
of vini mína;
sótt hefk mörg
mildinga sjöt
með grunlaust
grepps of œði.

Глума вал
на бахвалов!
Другам — мед
мерной речи.
Был хорош
во хоромах
мой дар песни
государям.

 

3

Hafðak endr
Ynglings burar,
ríks konungs,
reiði fengna;
drók djarfhött
of døkkva skör,
létk hersi
heim of sóttan,

Гнев явил
мне отпрыск Фрейра,
господин
и владыка.
Я пошел
в шапке храброй
избыть беду
к Аринбьёрну.

 

4

þars allvaldr
und ýgs hjalmi,
ljóðfrömuðr,
at landi sat;
stýrði konungr
við stirðan hug
í Jórvík
úrgum ströndum.

Страх страну
там стреножил,
крут бывал
конунг в Йорке,
он царил
нравом гордым,
попирая
сыру землю.

 

5

Vasa þat tunglskin
tryggt at líta
né ógnlaust
Eiríks bráa,
þás ormfránn
ennimáni
skein allvalds
œgigeislum.

Из ресниц
сиял месяц,
сеял страх
грозный Эйрик,
луны лба,
словно луки,
лили в нас
луч колючий.

 

6

Þó bólstrverð
of bera þorðak
maka hœings
markar dróttni,
svát Yggs full
ýranda kom
at hvers manns
hlusta munnum.

Я посмел
капать медом
в уста ушей —
той же платой,
что платила
дева Тунду,
спавшу с ней
сном змеиным.

 

7

Né hamfagrt
hölðum þótti
skaldfé mitt
at skata húsum,
þás ulfgrátt
við Yggjar miði
hattar staup
at hilmi þák.

Люди мнили,
мне за песнь
конунг дал
дар неказист —
старый шар,
крытый шапкой
из седой
одежи волка.

 

8

Við því tók,
en tvau fylgðu
søkk sámleit
síðra brúna
ok sá muðr,
es mína bar
höfuðlausn
fyr hilmis kné.

Я сей дар
приял, а с ним
чету дыр
чернобровых
и уста
те, что стали
выкупом
моей главы.

 

9

Þar tannfjölð
með tungu þák
ok hlertjöld
hlustum göfguð,
en sú gjöf
golli betri
hróðugs konungs
of heitin vas.

Взял язык
с зубным забором
да шатры
с трубным слухом,
но княж дар
драже злата —
кряж мой крепкий
под шишаком.

 

10

Þar stóð mér
mörgum betri
hoddfíöndum
á hlið aðra
tryggr vinr minn,
sás trúa knáttak,
heiðþróaðr,
hverju ráði.

Стал мне там
щитом друг мой,
вечный мой
советчик верный.
Он один
был надеждой
во чужом
княжьем доме.

 

11

Arinbjörn,
es oss einn of hóf,
knía fremstr,
frá konungs fjónum,
vinr þjóðans,
es vættki ló
í herskás
hilmis garði.

Аринбьёрн
был победной
при дворе
речью правды;
от меня
злобу княжью
он отвел,
верный другу.

 

12

Ok ………
……… stuðli lét
margfrömuðr
minna dáða,
sem en ……… að ………
……… Halfdanar
at í væri
ættar skaði.

………

 

13

Munk vinþjófr
verða heitinn
ok váljúgr
at Viðurs fulli,
hróðrs ørverðr
ok heitrofi,
nema þess gagns
gjöld of vinnak.

Стал бы я
татем дружбы,
обнесен
брагой Игга,
когда бы я
благодеянью
не воздал
даром Хрофта.

 

14

Nú's þat sét,
hvars setja skal
bratt stiginn
bragar fótum
fyr mannfjölð,
margra sjónir,
hróðr máttigs
hersa kundar.

Трудно хвалебным
словом вверх
лезть к тому,
кто знатен родом.
Да узрят
здесь все люди
вою честь
сами очами.

 

15

Erum auðskœf
ómunlokri
magar Þóris
mærðar efni,
vinar míns,
þvít valið liggja
tvenn ok þrenn
á tungu mér.

Доски славы
сыну Торира
обстругает
острый голос,
ибо три
уже трутся
о топор
мой напева.

 

16

Þat telk fyrst,
es flestr of veit
ok alþjóð
eyru sœkir,
hvé mildgeðr
mönnum þótti
bjóða björn
birkis ótta.

Дивен всем
государям
и простым
тот, кто Арин.
Ибо щедр
он бессчетно,
бьется он
купно с Бьёрном.

 

17

Þat allsheri
at undri gefsk,
hvé hann urþjóð
auði gnœgir,
en grjót-björn
of gœddan hefr
Freyr of Njörðr
at féar afli.

Диву все
здесь даются,
как он сам
дары сыплет,
Фрейр нанес
купно с Ньёрдом
холм добра
Камень-Бьёрну.

 

18

En Hróalds
at höfuðbaðmi
auðs iðgnótt
at ölnum sifjar,
sér vinreið
af vegum öllum
á vindkers
víðum botni.

Хроальд дал
внуку долю
………
………
………
………
просторным дном
братины бури.

 

19

Hann drógseil
of eiga gat
sem hildingr
heyrnar spanna,
goðum ávarðr
með gumna fjölð,
vinr Véþorms,
veklinga tös.

………
………
………
………
И богам
всех угодней
средь людей
друг Веторма.

 

20

Þat hann viðr,
es þrjóta mun
flesta menn,
þótt fé eigi,
kveðka skammt
meðal skata húsa
né auðskept
almanna spjör.

Он щедрей
прочих тчивых,
дверь от двери
тороватых
далеко, и
древков на копья
всем бойцам
не напасешься.

 

21

Gekk maðr engi
at Arinbjarnar
ór legvers
löngum knerri
háði leiddr
né heiptkviðum
með atgeirs
auðar toptir.

Никто не шел
от Аринбьёрна
одарен
поносной бранью,
ниже нес
на смех ношу
пустоты
на дротах тела.

 

22

Hinn's fégrimmr,
es í Fjörðum býr,
sá's of dolgr
Draupnis niðja,
en sökunautr
Sónar hvinna,
hringum hættr,
hoddvegandi.

Он злодей,
убийца денег,
враг сынам
Драупнира,
супротивник
детям татей
и казнит
змей из злата.

 

23

Hann aldrteig
of eiga gat
fjölsáinn
með friðar spjöllum
………

Он провел
век свой в ратях,
мил ему
час немирный
………

 

24

Þat's órétt,
ef orpit hefr
á máskeið
mörgu gagni,
ramriðin
Rökkva stóði,
vellvönuðr,
þvís veitti mér.

Злато благ
влаге чаек,
где конь Рёккви
гривой реет,
был бы срам
ему бросить
аки в пасть
пустожорну.

 

25

Vask árvakr,
bark orð saman
með málþjóns
morginverkum,
hlóðk lofköst
þann's lengi stendr
óbrotgjarn
í bragar túni.

Я с утра
раба речи
засадил
за словоделье,
хвальный холм
я возвел
на дворе
красноречья.

 

Щитовая драпа
(Skjaldardrápa)

 

Перевод А. И. Корсуна

Mál es lofs at lýsa
ljósgarð, es þák, barða,
mér kom heim at hendi
hoddsendis boð, enda;
skalat at grundar Gylfa
glaums misfengnir taumar,
hlýðið ér til orða,
erðgróins mér verða.

Восхвалить хочу я
щит — подарок добрый,
славу коня морского.
Щедрый воин в дом мой
слово прислал привета,
в песнях я искусен,
пусть услышит каждый
песню, что сложил я.

Песнь о щите
(Berudrápa)

 

Перевод А. И. Корсуна

Heyri fúrs á forsa
fallhadds vinar stalla,
hyggi, þegn, til þagnar
þinn lýðr, konungs, mína;
opt skal arnar kjapta
örð góð of tröð Hörða,
hrafnstýrandi hrœra
hregna, mín of fregnask.

Слушай, воин смелый,
эту брагу Одина!
Пусть молчит дружина,
внемля пенью скальда!
В Хёрдаланде часто
будут слушать песнь,
что сложил я искусно,
о могучий воин!

Отдельные висы
(Lausavísur)

 

[примечания]

Перевод С. В. Петрова

Перевод А. И. Корсуна

1

Kominn emk enn til arna
Yngvars, þess's beð lyngva,
hann vask fúss at finna,
fránþvengjar gefr drengjum;
mun eigi þú, þægir,
þrévetran mér betra,
ljósundinna landa
linns, óðar smið finna.

Перевод linkimas:

Щедро дарит викингам
Ингвар ожерелья,
с ним и я, трёхзимний,
встречусь, дайте время,
внемли мне, даритель —
не сыскать под стать мне
у заливов-змей ли,
в землях дальних скальда.

Я пришел, отважный,
к Ингвару, что золотом
наделяет воинов,
с ним искал я встречи.
Ты, дарящий кольца,
отыскать сумеешь ли
между скальдов юных
равного мне скальда?

2

Síþögla gaf söglum
sárgagls þría Agli
herðimeiðr við hróðri
hagr brimrótar gagra,
ok bekkþiðurs blakka
borðvallar gaf fjorða
kennimeiðr, sás kunni,
kørbeð, Egil gleðja.

 

Дал искусный воин
Эгилю болтливому
за хвалу в награду
три морские раковины,
и яйцо утиное —
дар четвертый к прежним,
Эгилю на радость,
щедро он прибавил.

3

Þat mælti mín móðir,
at mér skyldi kaupa
fley ok fagrar árar,
fara á brott með víkingum,
standa upp í stafni,
stýra dýrum knerri,
halda svá til hafnar
höggva mann ok annan.

Молвила мне матерь:
мне корабль-де купят
весла красны вольны —
с викингами выехать.
Будет стать мне, смелу,
мило у кормила
и врагов негодных
повергать поганых.

Перевод linkimas:

Пела моя мама —
в море выйдешь кормчим,
викинги на вёслах,
весело, за славой,
и в долинах дальних
дом не вспомнишь долго,
будешь первым в битвах
бить врага без страха.

Мать моя сказала:
Ты корабль получишь,
с викингами вместе
уплывешь далеко.
К берегу направишь
дорогой корабль свой,
будешь смело в сечах
наносить удары.

4

Sögðuð sverri flagða
sumbleklu ér, kumbla,
því telk, brjótr, þars blétuð,
bragðvísan þik, dísir;
leynduð alls til illa
ókunna þér runna,
illt hafið bragð of brugðit,
Bárøðr, hugar fári.

 

Ты сказал мне, воин:
«Браги нету в доме»,
что ж тогда вы дисам
в жертву приносили?!
Бард, тебя за это
назову лукавым.
Но проделку злую
скрыл ты неумело.

5

Rístum rún á horni,
rjóðum spjöll í dreyra,
þau velk orð til eyrna
óðs dýrs viðar róta;
drekkum veig sem viljum,
vel glýjaðra þýja;
vitum, hvé oss of eiri
öl þats Bárøðr signði.

В рог врезаю руны,
кровью здесь присловье
крашу и под крышей
красных брагодательниц
пьяной пены волны
пью из зуба зубра.
Бедно, Бард, обносишь
брагой наше брашно!

Перевод linkimas:

Рун резных на роге
рокот слышат боги,
стражу рун закрашу,
кровью скальда ровно.
Пить из зуба зубра
рок предрек мне брагу,
дар приняв от Барда,
рад и яду буду.

Руны на роге режу,
кровь их моя окрасит.
Рунами каждое слово
врезано будет крепко.
Брагу девы веселой
выпью, коль захочу я,
только на пользу ль будет
брага, что Бард мне налил?

6

Ölvar mik, þvít Ölvi
öl gerir nú fölvan,
atgeira lætk ýrar
ýring of grön skýra;
öllungis kannt illa,
oddskýs, fyr þér nýsa,
rigna getr at regni,
regnbjóðr, Hávars þegna.

Лей мне пива! Эльвир
бледен ибо с пива.
Дождь из дрота зубра
дрожью в рот мне льется.
Ты, железна ливня
клен, стоишь преклонно.
Ныне хлещет ливень
влаги Хрофта сладкий.

Альвир от браги бледен,
дай мне рог — я выпью, —
ливнем она из рога
сквозь усы прольется.
Ты беды не чуешь,
ливень мечей зовущий!
Слушай вису скальда —
Одина ливень шумный.

7

Svá hefk leystsk ór Lista
láðvarðaðar garði,
né fágak dul drjúgan,
dáðmildr ok Gunnhildar,
at þrifreynis þjónar
þrír nakkvarir Hlakkar
til hásalar Heljar
helgengnir för dvelja.

 

С конунгом норвежским
мне пришлось расстаться.
Не хвалясь, скажу я,
что едва ли Эйрик
трех, ему служивших,
вновь увидеть сможет.
Не вернутся трое
из чертогов смерти.

8

Upp skulum órum sverðum,
ulfs tannlituðr, glitra,
eigum dáð at drýgja
í dalmiskunn fiska;
leiti upp til Lundar
lýða hverr sem bráðast,
gerum þar fyr setr sólar
seið ófagran vigra.

Перевод linkimas:

Мечам сиять на солнце
пусть в вотчинах волков
берсерками без сердца
в бою нас назовут;
лесами путь до Лунда
легко с холма на холм
шагаем в лад за рядом ряд
расправой для врага.

Пусть мечи сверкают!
Мы порою летней
подвигов немало
совершим, о воины!
В Лунд мы путь направим.
Песнь мечей суровая
будет раздаваться
на заре вечерней.

9

Hvat skalt sveinn í sess minn?
Sjaldan hefr þú gefnar
vargi varmar bráðir,
vesa vilk ein of mína;
sátta hrafn í hausti
of hræsolli gjalla,
vastat at, þars eggjar
á skelþunnar runnusk.

Что ж мою скамью ты
занимаешь, юноша?
Ты давал ли волку
свежи яства труппы?
Видел, как из воев
враны пили брагу?
Был ли ты в прибое
блеска резких лезвий?

Ты напрасно, юноша,
выбрал это место.
Редко волчьей стае
ты давал добычу.
Не видал, как ворон
каркает над кровью,
как мечи с мечами
в сечах ищут встречи.

10

Farit hefk blóðgum brandi,
svát mér benþiðurr fylgði,
ok gjallanda geiri;
gangr vas harðr af víkingum;
gerðum reiðir róstu,
rann eldr of sjöt manna,
létum blóðga búka
í borghliði sœfask.

Я с оралом ратным
странствовал. На раны
ворон вихрем несся.
Викинги ярились.
Мы огонь по городу
гневно разогнали,
у ворот и вала
вороги валились.

Я с мечом кровавым
и копьем звенящим
странствовал немало,
ворон мчался следом.
Грозен натиск викингов.
Пламя жгло жилища.
В городских воротах
яростно я дрался.

11

Gerðum helzti harða
hríð fyr Jótlands síðu,
barðisk vel, sás varði,
víkingr, Dana ríki,
áðr á sund fyr sandi
snarfengr með lið drengja
austr af unnar hesti
Eyvindr of hljóp skreyja.

Борзо мы у брега
бились и рубились.
Долго с нами дрался
доблий Эйвинд в Донях,
пока он не покинул
боков коня морского,
в воду — скок и вывел
воев вон из боя.

У земли Ютландской
в сечу мы вступили.
Данов земли защитник,
викинг бился храбро.
Но недолго с Эйвиндом
эта битва длилась:
в волны прыгнул воин,
бросив коня морского.

12

Áleifr of kom jöfri,
ótt vas víg, á bak flótta
þingharðan frák þengil
þann, en felldi annan;
glapstígu lét gnóga
Goðrekr á mó troðna;
jörð spenr Engla skerðir
Alfgeirs und sik halfa.

 

Олав ярла в битве
поразил. Другого
прочь бежать принудил.
Он могуч в сраженьях.
Слишком часто Годрек
шел тропой неверной.
Адальстейн лишился
половины царства.

13

Gekk, sás óðisk ekki,
jarlmanns bani snarla,
þreklundaðr fell, Þundar,
Þórólfr, í gný stórum;
jörð grœr, en vér verðum,
Vínu nær of mínum,
helnauð es þat, hylja
harm, ágætum barma.

Пал копьястый ясень,
яр губитель ярла.
Рано понагрянул
ратный гром на брата.
Он под луг зеленый
лег в долине Вины.
Должно скорбь сокрыть мне,
сколь то ни прискорбно.

В буре Одина смело
шел убийца ярла.
Пал отважный Торольв.
На равнине Винхейд
травы зеленеют
над могилой брата.
Тяжко это горе,
но его мы скроем.

14

Valköstum hlóðk vestan
vang fyr merkistangir,
ótt vas él þats sóttak
Aðgils bláum Naðri;
háði ungr við Engla
Áleifr þrimu stála;
helt, né hrafnar sultu,
Hringr á vápna þingi.

Трупами я тропы
крыл под стягов крылья,
был синь-гадом Адгильс
в глотку мною проткнут.
Млад напал на англа
Алейв в громе стали,
Хринг рубился храбро,
вранье вече жрало.

Поле грудой трупов
я покрыл, сражаясь
в буре стали с Адильсом.
С англами Олав юный
гром железный вызвал.
И мечи на вече
Хринг собрал могучий,
воронье насытив.

15

Hrammtangar lætr hanga
hrynvirgil mér brynju
Höðr á hauki troðnum
heiðis vingameiði;
rítmœðis knák reiða,
ræðr gunnvala bræðir,
gelgju seil á galga
geirveðrs, lofi at meira.

 

Путы рук звенящие
в дар мне отдал воин,
чтоб украсить ими
ветвь — гнездовье ястреба.
Я ношу запястье
на руке и славлю
конунга могучего
за подарок щедрый.

16

Knáttu hvarms af harmi
hnúpgnípur mér drúpa,
nú fann ek þanns ennis
ósléttur þær rétti;
gramr hefr gerðihömrum
grundar upp of hrundit,
sá's til ýgr, af augum,
armsíma, mér grímu.

Скальду не тоска ли
скалы лба сковала?
Я сыскал, кто скалы
скинул с лика ныне.
Князь сравнял кручины
кручи мне обручьем,
глаз мой глянул с лаской,
горя нет во взоре.

Брови хмурил горько,
но от доброй встречи
разошлись морщины —
лба нависшие скалы.
Конунг их раздвинул,
подарив запястье.
Хмурый взор мой ныне
снова ясным станет.

17

Ókynni vensk, ennis
ungr þorðak vel forðum,
haukaklifs, at hefja,
Hlín, þvergnípur mínar;
verðk í feld, þás foldar,
faldr kømr í hug skaldi
berg-Óneris, brúna
brátt miðstalli hváta.

Сив насеста сокола
села вдаль от скальда.
Луны лба молил я
бросить из-под брови.
Ныне ж скальд тоскует
и от скорби вскоре
мыс промеждубровный
молча сунет в шубу.

Перевод linkimas:

Встарь, бровей не хмуря,
на людей глядел я,
бойким и в бою был,
болью быль неволит,
опускает скальд свой
ныне нос все ниже,
женщине желанной,
жаль, но не до скальда.

Женщину увидеть
я хотел. Она же
встречи избегала.
Прежде смело в очи
женщинам смотрел я,
ныне робко взоры
долу опускаю,
вспомнив Герд запястья.

18

Sef-Skuldar felk sjaldan,
sorg Hlés vita borgar,
í niðjerfi Narfa
nafn aurmýils, drafnar,
þvít geir-Rótu götva
gnýþings bragar fingrum
rógs at ræsis veigum
reifendr sumir þreifa.

Перевод linkimas:

Моде в мёде Одина
меты прятать прядью
слепо я не следую,
cлово стоит лова,
Эгир в быстром беге
бьёт валами скалы,
все секреты света —
с Нарви уз — снаружи.

Имя в браге Одина
я скрываю редко,
оттого что люди
могут догадаться.
Кто искусен в песнях,
тот на ощупь может
в висе, что сложил я,
тайну обнаружить.

19

Þýborna kveðr þorna
þorn reið áar horna,
sýslir hann of sína
síngirnð Önundr, mína;
naddhristir, ák nesta
norn til arfs of borna;
þigg, Auða konr, eiða,
eiðsœrt es þat, greiða.

Шип шипов, шипит он,
шипом весь пропитан,
Ран-де браги рога
рабьего-де рода.
Энунд, норну ниток
нашу не хули так!
Не рабска кровь, ей — право,
а род ей правый слава.

Он сказал: рабыней
родилась жена моя.
Алчный Энунд, слушай!
Право на наследство
за женой бесспорно
по ее рождению.
В том готов поклясться, —
принимай же клятву.

20

Erfingi réð arfi
arfljúgr fyr mér svarfa,
mœtik hans ok heitum
hótun, Þyrnifótar,
nærgis simla sorgar
slík rán ek get hánum,
vér deildum fjöl foldar
foldværingja, goldin.

 

Злой Торгейра отпрыск,
ложь призвав на помощь,
завладел наследством.
Не боюсь угроз его,
отплачу сторицей
за грабеж…

21

Nú hefr þrym-Rögnir þegna
þróttharðr, en mik varðak
víti, várrar sveitar
vígelds tíu fellda,
þvít sárlaxa Sýrar,
sendr ór minni hendi,
digr fló beint meðal bjúgra
bifþorn Ketils rifja.

 

Эйрик — могучий воин —
десять храбрых витязей
из моей дружины
в сече предал смерти.
Но копье метнул я,
и оно, вонзаясь
между ребер Кетиля,
жизнь мне сохранило.

22

Svá skyldi goð gjalda,
gram reki bönd af löndum,
reið sé rögn ok Óðinn,
rán míns féar hánum;
folkmýgi lát flýja,
Freyr ok Njörðr, af jörðum,
leiðisk lofða stríði,
landáss, þanns vé grandar.

Да изгонят гада
на годы строги боги,
у меня отнявша
нудой ношу судна!
Грозный вы на гнусного
гнев на святотатца
рушьте, Трор и края ас,
Фрейр и Ньёрд, скорее!

Перевод linkimas:

Бедой став для люда,
мой кров и край ограбив,
гонит меня конунг,
святотатства мастер,
асам слышен глас мой,
грозен в гневе Один,
Фрейр и Ньёрд, пусть подлый
будет свергнут конунг.

Да избавят боги
нас от злого конунга,
что меня ограбил.
О великий Один,
да изгонит гнев твой
недруга людского.
Фрейр и Ньёрд, сразите
нечестивца карой.

23

Lögbrigðir hefr lagða,
landalfr, fyr mér sjölfum,
blekkir brœðra søkkva
brúðfang, vega langa;
Gunnhildi ák gjalda,
greypt's hennar skap, þenna,
ungr gatk ok læ launat,
landrekstr, bili grandat.

Гонит меня ныне
князь, поправший право,
братобойцу буйством
блазнит баба злая.
Верит он наветам,
ветру речи вредной.
Смолоду умел я
месть вершить по чести.

Перевод linkimas:

Рад убийца брата
блажи женской верить,
мерой полной виру
миру конунг должен,
той же, что и Гуннхильд,
рун разумна кара,
кто другого гонит,
годен сам в изгои.

Конунг, закон поправший,
мне судил изгнанье,
в том повинна Гуннхильд, —
Эйрик братоубийца
внял жены советам.
Отомщу как должно
женщине жестокой
за ее коварство.

24

Sátum lyngs til lengi
ljósheims börvi þeima,
meir varðak fé forðum,
fjarðölna hlut skarðan,
áðr Berg-Önund benjum
bensœfðan létk venjask,
Bors niðjar feltk beðju
blóði, Hadd ok Fróða.

Блеска семги степи
стал мне ясень татем.
Я сносил со скорбным
сердцем те потери.
Ныне в буре брани
Берг-Энунда свергнул
и подругу Хрофта
окрасил кровью Фроди.

Долго нес ущерб я,
хоть и не смирялся,
защищая право
на свои владенья.
Берг-Энунда ранил —
умер он, — а вскоре
землю я окрасил
кровью Хёдда и Фроди.

25

Börðumk vér, né virðak,
vígleiptr sonar, heiptir,
Blóðøxar rauðk blóði
böðmildr ok Gunnhildar;
þar fellu þó þollar
þrettán lagar mána,
stendr af styrjar skyndi
starf, á einum karfa.

 

Мы сражались. Меч мой
красен от крови сына
Эйрика и Гуннхильд.
Гнев их мне не страшен.
Я тринадцать воинов
в битве предал смерти.
Бранный труд был тяжек,
я его исполнил.

26

Þél høggr stórt fyr stáli
stafnkvígs á veg jafnan
út með éla meitli
andærr jötunn vandar,
en svalbúinn selju
sverfr eirar vanr þeiri
Gestils ölpt með gustum
gandr of stáli fyr brandi.

 

Ветер храпящий рубит
море лезвием бури,
волны сечет крутые —
дорогу коня морского.
Ветер в одеждах снежных
рвет, как пила, зубцами
крылья морского лебедя,
грудь ему раздирая.

27

Kominn emk á jó Íva
angrbeittan veg langan
öldu enskrar foldar
atsitjanda at vitja;
nú hefr sískelfir sjalfan
snarþátt Haralds áttar
viðr ofrhuga yfrinn
undar bliks of fundinn.

 

Долго плыть пришлось мне.
Часто против ветра
направлял я смело
бег коня морского.
Англии владыку
мне хотелось видеть,
и теперь предстал я
перед ним без страха.

28

Erumka leitt,
þótt ljótr séi,
hjalma klett,
af hilmi þiggja;
hvar's sás gat
af göfuglyndum
œðri gjöf
allvalds syni.

Шелома холм
свой охотно,
пусть и плох,
примет скальд.
Кого ж дарил
еще щедрей
княжий сын,
нежли меня?

Голову я
не прочь получить:
пусть безобразна,
но мне дорога.
Эйрик достойный
мне отдал ее, —
кто получал
подарок богаче!

29

Svartbrúnum lét sjónum
sannsparr Hugins varra,
hugr tjóðum mjök mága,
mögnuðr Egil fagna;
arfstóli knák Ála
áttgöfguðum hattar
fyr regnaðar regni
ráða nú sem áðan.

Повар брашна вранов
брови в дар мне бросил.
Мне помог премного
мудрый зять мой взять их.
Владыке ратной гадюки
дело не приспело:
стала престолом вольным
снова шлема основа.

Щедрый вождь дружины
мне глаза оставил
с черными бровями, —
подарил он жизнь мне.
Аринбьёрна смелость
помогла немало:
основаньем шлема
снова я владею.

30

Urðumk leið en ljóta
landbeiðaðar reiði;
sígrat gaukr, ef glamma
gamm veit of sik þramma;
þar nautk enn sem optar
arnstalls sjötul-bjarnar;
hnígrat allr, sás holla
hjalpendr of för gjalpar.

Жал меня жестоко
жаждатель державы.
Кукушка не кукует,
коли клекчет сокол.
Буй-Арин был мне верен,
Бьёрн не рушил дружбы,
снова в пору споров
спорой быв опорой.

Безобразно гневен
был страны хозяин.
Не поет кукушка,
коршуна завидев.
Снова, как бывало,
Аринбьёрн помог мне.
Руки дружбы крепкой
не дают упасть нам.

31

Esa Friðgeiri fœri,
förum holms á vit, sörvar,
skulum banna mjök manni
mey, ørlygi at heyja;
við þanns bítr ok blótar
bönd élhvötuð Göndlar,
alfeigum skýtr œgir
augum, skjöld at baugi.

 

Фридгейр плох для битвы.
Воины! За мною!
Не получит деву
тот, кто боя ищет,
щит кусает, жертвы
всем богам приносит,
сам же смотрит в страхе,
смерть свою почуяв.

32

Esat lítillar Ljóti,
leik ek við hal bleikan
við bifteini, bœnar,
brynju, rétt at synja;
búumk til vígs, en vægðar
ván lætka ek hánum,
skapa verðum vit skaldi
skœru, drengr, á Mœri.

 

Льоту не откажем
в этой скромной просьбе.
С бледным воином славно
я мечом поиграю.
К битве приготовлюсь —
нет ему пощады.
Я ему сегодня
спор щитов устрою.

33

Höggum hjaltvönd skyggðan,
hœfum rönd með brandi,
reynum randar mána,
rjóðum sverð í blóði;
stýfum Ljót af lífi,
leikum sárt við bleikan,
kyrrum kappa errinn,
komi örn á hræ, jörnum.

Стукну стылой сталью
тут же по щиту я
и окрашу красный
круг багровой кровью.
Станет Льоту лихо,
Льоту нету льготы.
Пусть орел запустит
в падаль колки когти!

Меч вздымаю светлый,
в щит клинком врубаюсь.
Я мечу готовлю
пробу кровью Льота.
С жизнью распростится
бледный этот воин,
и орлов на падаль
будет звать железо.

34

Fyrir þykki mér fúra
fleins støkkvandi nøkkvat,
hræðisk hodda beiðir
happlauss, fara kappi;
stendrat fast, sás frestar
fleindöggvar stafr, höggum;
vábeiða ferr víðan
völl fyr rotnum skalla.

 

Пламени потока
щедрый расточитель!
Дрогнул он, как видно,
оробел трусливый.
Воин, в битве медлящий,
устоять не может.
Злой бежит с поляны,
плешь мою завидя.

35

Fell sás flest et illa,
fót hjó skald af Ljóti,
ulfgrennir hefr unnit,
eir veittak Friðgeiri;
séka lóns til launa
logbrjótanda í móti;
jafn vas mér í gný geira
gamanleikr við hal bleikan.

 

Пал людей убийца,
много зла творивший.
Льота скальд прикончил, —
Фридгейр, будь спокоен.
Платы мне не надо,
пламя вод дающий.
Копий стук люблю я,
тешусь их игрою.

36

Beitat nú, sás brugðum,
blár Dragvandill randir,
af þvít eggjar deyfði
Atli framm enn skammi;
neyttak afls við ýti
örmálgastan hjörva;
jaxlbróður létk eyða,
ek bar af sauði, nauðum.

 

Меч мой закаленный
от щита отпрянул, —
Атли Короткий сделал
сталь клинка тупою.
Воина болтливого
сокрушил я все же,
и не жаль зубов мне
для такой победы.

37

Sjalfráði lét slœður
silki drengr of fengit
gollknappaðar greppi,
getk aldri vin betra;
Arinbjörn hefr árnat
eirarlaust eða meira,
síð man seggr of fœðask
slíkr, oddvita ríki.

 

Муж достойный отдал
свой наряд богатый.
Никогда не встречу
преданнее друга.
Дорогим подарком
наделил меня он.
Не найду того я,
кто бы с ним сравнился.

38

Títt erum verð at vátta,
vætti berk at hættak
þung til þessar göngu,
þinn kinnalá minni;
margr velr gestr, þars gistir,
gjöld, finnumsk vér sjaldan,
Ármóði liggr, œðri,
ölðra dregg í skeggi.

 

Знай, как много съел я.
Сок из щек свидетель,
что пора в дорогу.
За ночлег иные
платят и получше.
До нескорой встречи!
Армод бородатый
гущей весь измазан.

39

Drekkum ór, þótt Ekkils
eykríðr beri tíðum
horna sund at hendi,
hvert full, bragar Ulli;
leifik vætr, þótt Laufa
leikstœrir mér fœri,
hrosta tjarnar horni,
horn til dags at morni.

 

Каждый рог я досуха
пью, хотя обильно
мне, певцу, подносит
влагу рога воин.
Осушаю быстро
солода потоки,
пусть хоть до утра мне
их несут усердно.

40

Nýtr illsögull ýtir
armlinns konu sinnar,
oss's við ógnar hvessi
óttalaust, ok dóttur;
þeygi munt við þenna
þykkjask verðr fyr drykkju
grepp, skulum á veg vappa
vítt, svágöru hlíta.

 

И жене и дочери
жизнью ты обязан.
Бог звенящей стали
нам совсем не страшен.
Не пристало пир твой
восхвалять и славить, —
мне он не по нраву.
В дальний путь готов я.

41

Skalat maðr rúnar rísta,
nema ráða vel kunni,
þat verðr mörgum manni,
es of myrkan staf villisk;
sák á telgðu talkni
tíu launstafi ristna,
þat hefr lauka lindi
langs ofrtrega fengit.

Перевод linkimas:

Не откроют руны
тайны знаков странных
коновалам грубым.
Руны любят равных.
Десять рун завесу
тайны мне открыли —
долгой той болезни
в них истоки были.

Рун не должен резать
тот, кто в них не смыслит.
В непонятных знаках
всякий может сбиться.
Десять знаков тайных
я прочел и знаю,
что они причина
хвори этой долгой.

42

Veizt, ef ferk með fjóra,
færat sex, þás víxli
hlífa hneitiknífum
hjaldrgoðs við mik roðnum;
en ef ek em með átta,
esat þeir tolf, es skelfi
at samtogi sverða
svartbrúnum mér hjarta.

 

Четверо со мною, —
знай: на нас, отважных,
шестеро не смогут
замахнуться сталью.
Если же нас восемь —
дюжина не в силах,
грозно в бой вступая,
сердце мне встревожить.

43

Börðumk einn við átta,
en við ellifu tysvar,
svá fingum val vargi,
varðk einn bani þeira;
skiptumsk hart af heiptum
hlífar skelfiknífum;
létk af Emblu aski
eld valbasta kastat.

Перевод linkimas:

Восемь против дюжего
и не диво даже,
дважды я добычей
делал чуть не дюжину;
биться нам неистово
не в обузу было;
меч щиты считает
карою ударов.

С восьмерыми дрался,
с дюжиною дважды.
Все убиты мною
волку на добычу.
Бились мы упорно.
На удар ударом
отвечал клинок мой,
для щитов опасный.

44

Þverra nú, þeirs þverrðu,
þingbirtingar Ingva,
hvar skalk manna mildra,
mjaðveitar dag, leita,
þeira's hauks fyr handan
háfjöll digulsnjávi
jarðar gjörð við orðum
eyneglða mér heglðu.

 

Меньше стало ныне
тех, кто блеском моря
воинов дарили.
За морем едва ли
щедрые найдутся,
что мои ладони
захотят наполнить
белым снегом тигля.

45

Áttkak erfinytja
arfa mér til þarfan,
mik hefr sonr of svikvinn,
svik telk í því, kvikvan;
vel mátti þess vatna
viggríðandi bíða,
es hafskíða hlœði
hljótendr of mik grjóti.

Старцу мне от сына
сталось проку мало,
я был обманут Бальдром
барса жижи вживе.
Мог бы и помедлить
малый мой с обманом,
пусть бы скальд отправился
к предкам нашим прежде.

Некому наследство
мне теперь оставить.
Я поступок сына
назову обманом.
Правящий конем морским
подождал бы лучше,
чтоб меня зарыли
в каменном кургане.

46

Spanðak jörð með orðum
endr Steinari ór hendi;
ek þóttumk þá orka
arfa Geirs til þarfar;
mér brásk minnar systur
mögr; hétumk þá fögru;
máttit böls of bindask
Blundr; ek slíkt of undrumk.

 

Я единым словом
землю взял у Стейнара.
Тем потомку Гейра
пособить хотел я.
Сын сестры нежданно
скверным оказался.
Странно, что не смог он
избежать дурного.

47

Vals hefk váfur helsis;
váfallr em ek skalla;
blautr erum bergis fótar
borr, en hlust es þorrin.

Старостью стреножен,
стал я клятой клячей,
уст сверло устало,
слух не идет в ухо.

Перевод linkimas:

Не скачу как раньше,
радуюсь и шагу,
шепелявлю страшно,
слухом слаб — ветшаю.

Я как лошадь в путах —
оступиться легко мне.
Мой язык слабеет,
да и слух утрачен.

48

Hvarfak blindr of branda,
biðk eirar Syn geira,
þann berk harm á hvarma
hnitvöllum mér, sitja,
es jarðgöfugr orðum
orð mín konungr forðum
hafði gramr at gamni,
Geirhamðis mik framði.

Сюн заплат, не сетуй,
что скальд — слепец у печи,
ведь при слабом свете
вежд не светят звезды.
Точил я красны речи
у конунга в покоях,
а князь меня украсил
речью крепкой волотов.

У огня, ослепший,
я дрожу. Должна ты,
женщина, простить мне
глаз моих несчастье.
Англии владыке
я певал, бывало.
Слушал он охотно,
золотом платил мне.

49

Langt þykki mér,
ligg einn saman,
karl afgamall,
án konungs vörnum;
eigum ekkjur
allkaldar tvær,
en þær konur
þurfa blossa.

Сколь же постыло
старцу время.
Мне от конунга
нет заступы.
Обе пяты
объяты хладом,
спят что вдовы
долгой ночью.

Перевод linkimas:

Старым я стал,
согнула осень,
нет подмоги
от конунга мне,
хворому в холоде
вдовьей юдоли
огнём былого
не обогреться.

Еле ползет
время. Я стар
и одинок.
Не защитит
конунг меня.
Пятки мои
как две вдовы:
холодно им.

50

Vrungu varrar Gungnis
varrar lungs of stunginn.

   

Примечания

Драпа об Адальстейне. Драпу об английском короле Адальстейне (т. е. Этельстане) Эгиль сочинил, когда оставался у него после битвы на равнине Винхейд (см. далее примечания к отдельным висам 7 и 8). Сохранились только одна виса из этой драпы и двухстрочный стев.

1. Элла — король Нортумбрии, умер в 867 г. Поломщик пламени волн — князь (пламя волн — золото).

2. Путь олений — земля, т. е. Шотландия.


Выкуп головы. Сочинить хвалебную песнь о ком-нибудь — значило сделать его обладателем славы. Не случайно в языке скальдов слова «поэзия» в «слава» — синонимы. Не случайно и то, что в скальдической хвалебной песни прославляемый, как правило, не обладает никакими индивидуальными качествами. Как личность он, в сущности, вообще отсутствует в ней. Считалось, очевидно, что сама по себе стихотворная форма обеспечивала действенность хвалебной песни. Поэтому, в частности, не играло никакой роли, было ли сочинение хвалебной песни добровольным или вынужденным. Характерно, что нередко один и тот же скальд слагал хвалебные песни в честь правителей разных стран или правителей, которые враждовали друг с другом.

Представление о действенности стихотворной формы самой по себе всего отчетливее проявляется в рассказах о тех хвалебных песнях, которые были «выкупами головы». В этих рассказах тот или иной правитель меняет свое право убить провинившегося перед ним скальда на хвалебную песнь, сочиненную скальдом в его честь. Хвала в таких случаях была явно вынужденной, но тем не менее песнь, содержащая ее, считалась вполне действенной. Браги Старый — древнейший из скальдов, чьи стихи сохранились, — выкупил свою голову у шведского конунга Бьёрна, сочинив хвалебную песнь о нем в течение одной ночи. Примерно то же самое рассказывается о семи других скальдах IX–XI вв. «Выкупом головы» была, в частности, драпа, которую Торарин Славослов сочинил и короле Кнуте. Самая знаменитая из всех этих историй известна из «Caги об Эгиле».

История сочинения «Выкупа головы» такова. Эгилю, который уже дважды надолго покидал Исландию, не сиделось дома. Во время его вторичного пребывания в Норвегии у него был ряд столкновений с Эйриком Кровавая Секира, который тогда правил Норвегией. Эгиль убил одного из сыновей Эйрика навлек на себя ненависть Гуннхильд, злокозненной жены Эйрика. «Рассказывают, — говорит сага, — что Гуннхильд занималась колдовством и сделала так, что Эгилю было не найти покоя, пока они снова не увидятся». И вот Эгиль отправился из Исландии в Англию, к королю Этельстану, у которого он был на службе раньше. Но к этому времени Эйрик Кровавая Секира правил уже не Норвегией (он был принужден ее покинуть), а Нортумбрией (т. е. частью Англии), которую он получил в лен от Этельстана. Эгиля застигла сильная буря у берегов Нортумбрии, его корабль разбился в щепы, и он оказался во владениях Эйрика и Гуннхильд. Сразу же Эгиль направился прямо в Йорк, столицу Нортумбрии, к своему другу Аринбьёрну, сыну воспитателя Эйрика и его приближенному. Аринбьёрн стал пытаться помирить Эйрика с Эгилем, но Эйрик хотел сразу же убить Эгиля, и на этом особенно настаивала Гуннхильд. Аринбьёрну удалось все же добиться отсрочки до утра («убийство ночью — это низкое убийство» — довод, который убедил Эйрика). Следуя совету Аринбьёрна и примеру Браги, предка Аринбьёрна, Эгиль сочинил в течение ночи хвалебную песнь об Эйрике. Эгилю сначала мешала какая-то ласточка, которая сидела на окне и все время щебетала. Аринбьёрн прогнал ее и потом стерег окно. Сага дает понять, что Гуннхильд была этой ласточкой. На утро Эгиль исполнил свою песнь перед Эйриком и получил разрешение уехать живым с условием больше никогда не попадаться на глаза ни ему, ни его сыновьям.

История сочинения «Выкупа головы», рассказанная в главах LIX–LXI «Саги об Эгиле», вызвала обширную литературу. Пытались установить, что в этой истории — факты, а что — фольклорные мотивы и вымысел. В частности, высказывались разные предположения относительно того, что заставило Эгиля отправиться прямо в Йорк. Желание прославиться, совершив небывалый по смелости подвиг? Любовь к другу и желание повидаться с ним? Страх перед Гуннхильд, который толкнул его к ней как загипнотизированного? Забота о грузе с разбившегося корабля и желание принять срочные меры для спасения этого груза? Высказывались также разные предположения относительно того, когда был сочинен «Выкуп головы». Еще в Исландии и первоначально для прославления Этельстана? Не в IX, а только в XII в. и, следовательно, не Эгилем, а кем-то другим? «Выкуп головы» рассматривался также неоднократно с точки зрения истории стихосложения, так как, по-видимому, это было первое скальдическое произведение, в котором была применена конечная рифма (его размер — рунхент — единственный скальдический размер с конечной рифмой. Но в рунхенте есть и аллитерация. Рифмы в рунхенте бывают мужские и женские, но всегда только смежные. Встречается двухтактный, трехтактный и четырехтактный рунхент. Вот пример четверостишия двухтактного рунхента:

Серп жатвы сеч
Сек вежи с плеч,
А ран рогач
Лил красный плач.)

Характерно, однако, что «Выкуп головы» никогда не рассматривался с точки зрения тех представлений о функции поэзии, которые произведения такого рода подразумевают.

1. Дар Трора — поэзия (Трор — Один).

2. Мед Игга — поэзия (Игг — Один). Рот слуха — уши.

5. Поле тюленье — море.

6. Нива жал — битва.

7. Железны враны — мечи.

8. Ран рогач — секира. Красный плач — кровь.

10. Волчья выть — трупы павших. Орлиные брашна — то же.

11. Колья раны — мечи.

12. Гьяльпин конь — волк (Гьяльп — великанша).

16. Студеный жар — золото.

17. Огни запястий — золотые обручья. Мука Фроди — золото (у Фроди была мельница, которая намалывала золото).

18. Стержень обручий — рука. Кованое око — щит.

19. Волненье меду — поэзия. Брагина влага — то же (Браги — бог поэзии). Одина брага — то же.


Утрата сыновей. Об обстоятельствах сочинения «Утраты сыновей» в LXXVIII главе «Саги об Эгиле» рассказывается следующее. Вернувшись с похорон своего сына Бёдвара, утонувшего в море, Эгиль заперся в чулане, где он обычно спал, и лежал там, не принимая ни еды, ни питья, никого не пуская к себе и ни с кем не разговаривая. Только на четвертый день его дочери (она к этому времени приехала в Борг, хутор Эгиля) удалось обманом заставить его выпить молока, а потом убедить его сочинить поминальную песнь о Бёдваре. «Эгиль креп по мере того, как он сочинял песнь», — говорит сага. Поведение Эгиля после похорон обычно толкуется как проявление глубокого горя, и описание этого поведения считается классическим примером того, как в сагах изображаются душевные переживания. Но было высказано предположение, что истязание, которому подверг себя Эгиль после гибели сына (отказ от еды и питья и т. д.), имело целью, так сказать, мобилизацию его духовных сил для борьбы с враждебными ему силами, т. е. было аналогично шаманскому камланию (см.: Ralph В. Om Tillkomsten av Sonatorrek. — Arkiv för nordisk filologi, 1976, bd 91, s. 153–165). О связи Эгиля с магией см. также с. 90.

Эгиль назвал свою песнь «Утрата сыновей», так как раньше другой его сын умер от болезни. По общему мнению, «Утрата сыновей» — самая оригинальная из всех скальдических песней. Она единственная из них, в которой содержание — внутренние переживания автора. Но это переживания, характерные для человека той эпохи. Они подразумевают иррациональную веру в силу родни, в то, что вне рода отдельная личность — ничто (Эгиль отказывается от своего намерения отомстить морскому великану Эгиру не потому, что такая месть вообще никому не под силу, но потому, что он сам не окружен родней, которая бы поддержала его, как поддерживает родня на тинге и в битве). Необычно в «Утрате сыновей» также то, что объектом прославления в ней в конечном счете оказывается не тот, о ком сложена песнь, а искусство скальда. Размер песни — квидухатт (более простой, чем другие. В нем нет ни внутренних, ни конечных рифм, а расстановка аллитерирующих слогов более свободна. Размер двухтактный, трехсложные строки чередуются с четырехсложными. Пример четверостишия квидухатта:

Глума вал
На бахвалов!
Другам — мед
Мерной речи.

Этот размер применялся редко, но им сочинены самые знаменитые скальдические произведения: «Перечень Инглингов» Тьодольва из Хвинира, «Утрата сыновей» и «Песнь об Аринбьёрне»).

1. Хрофтова крадьба — мед поэзии (Хрофт — одно из имен Одина).

2. Дар Ётунхейма — мед поэзии (Ётунхейм — страна великанов, из которой мед был украден Одином).

3. Имир — первозданный великан, кровь которого стала морем.

7. Ран — морская богиня, жена Эгира.

8. Пивовар — морской великан Эгир (он наварил пива для богов). Брат бури — он же.

11. Владыка боя — Один.

13. Поветерь Свивёр — душа (Свивёр — великанша, но неизвестно, в силу какого мифа «ветер великанши» — это душа).

19. Владыка влаги пьяной — Эгир (см. примечание к 8-й висе). Клеть раздумья — голова.

21. Друг людей — Один.

22. Владыка сечи, телег приятель, судья побед — Один.

23. Брат Вили, друг Мимира — Один.

24. Ворог Волку — Один.

25. Волчья сестра — Хель.


Песнь об Аринбьёрне. Эта песнь тоже единственная в своем роде: ни в одной другой скальдической хвалебной песни не говорится так много о ее авторе. Об обстоятельствах её сочинения ничего не известно. Но поскольку Эгиль в ней говорит о том, что произошло во время его посещения Эйрика (висы 3–11), очевидно, что «Песнь об Аринбьёрне» была сочинена позднее, чем «Выкуп головы». Обычно считается, что она была сочинена и позднее, чем «Утрата сыновей». Размер песни — тоже квидухатт.

3. Отпрыск Фрейра — Эйрик Кровавая Секира.

5. Луны лба — глаза.

6. Тунд — Один. Дева — Гуннлёд (хранительница меда поэзии).

13. Брага Игга — мед поэзии. Дар Хрофта — то же.

15. Торир — отец Аринбьёрна.

16. Тот, кто Арин… купно с Бьёрном. Имя Аринбьёрн разбито здесь на две его составные части: Арин (arinn) значит «очаг, камень», а Бьёрн (björn) — «медведь».

17. Камень-Бьёрн — Аринбьёрн (см. предыдущее примечание).

18. Хроальд — дед Аринбьёрна. Братина бури — небо.

19. Веторм — друг Аринбьёрна (?).

21. Дроты тела — ноги.

22. Сыны Драупнира — золотые кольца (Драупнир — мифическое золотое кольцо, из которого каждую девятую ночь капает по восьми таких же колец).

24. Влага чаек — море. Конь Рёккви — корабль (Рёккви — морской конунг).


Отдельные висы.

3. Эту вису Эгиль сочинил в детстве. Однажды его сильно поколотил мальчик, который был старше и сильнее его, и тогда Эгиль раскроил ему череп секирой, а мать Эгиля сказала, что из него выйдет викинг и что, когда он подрастет, надо будет подарить ему боевой корабль.

5. Эгиль сказал эту вису, когда ему на пиру был подан рог с брагой, смешанной с ядом (см. также с. 90). Зуб зубра — рог. Бард — устроитель пира, управитель Эйрика Кровавая Секира.

6. Эгиль сказал эту вису на том же пиру. Эльвир — человек, с которым Эгиль приехал на пир к Барду. Дрот зубра — рог. Клен железного ливня — воин. Ливень влаги Хрофта — мед поэзии.

9. Торольв, старший брат Эгиля, взял его с собой в викингский поход на Лунд. Когда они возвращались из похода, ярл Халланда Арнфинн пригласил их к себе на пир. Эгилю выпал жребий сидеть с дочерью ярла, и она, как рассказывается в саге, сказала Эгилю эту вису. В оригинале внутренние рифмы в этой висе не выдержаны. Прибой блеска лезвий — битва.

10. Эгиль усадил дочь ярла Арнфинна рядом с собой и сказал эту вису. В оригинале и в этой висе внутренние рифмы не выдержаны. Город, упоминаемый в висе, — Лунд.

11. Когда Эгиль с Торольвом возвращались из Страны Фризов, куда они ходили в викингский поход, однажды вечером Эгилю сообщили, что викинг Эйвинд Хвастун подстерегает их на двух кораблях у западного побережья Ютландии. Эгиль сразу же вышел на своем корабле в море: «На рассвете они подошли к кораблям Эйвинда, стоявшим на якоре, и тотчас же напали на них, пустив в ход оружие и камни. Многих из людей Эйвинда они убили, а сам Эйвинд бросился за борт и вплавь добрался до берега, как и те его люди, которым удалось спастись». Рассказывая об этом Торольву, Эгиль — сказал эту вису. Дони — Дания.

13. Эту вису Эгиль сказал, похоронив своего брата Торольва, который погиб в битве на равнине Винхейд у реки Вины (на севере Англии). Эгиль и Торольв были военачальниками в войске английского короля Этельстана, который тогда одержал победу. Битва эта произошла в 937 г.

14. Эту вису Эгиль сказал тогда же. Синь-гад — меч Эгиля «Гадюка». Адгильс — ярл, которого Эгиль сразил в битве. Алейв — король скоттов, который тоже погиб в этой битве. Хринг — ярл, брат Адгильса, сраженный Торольвом в той же битве.

16. Эгиль сказал эту вису, когда Этельстан дал ему два сундука с серебром для Грима Лысого как виру за сына, а ему самому — большое золотое обручье, а также обещал ему земли и почести или деньги, чего тот захочет, как виру за брата.

17. Эгиль сочинил эту вису, когда гостил у своего друга Аринбьёрна, у которого жила тогда Асгерд, вдова Торольва, брата Эгиля. Вскоре Эгиль посватался к Асгерд, и она стала его женой. Сив насеста сокола — женщина, т. е. Асгерд (насест сокола — рука, Сив — богиня, жена Тора). Мыс промеждубровный — нос.

19. Эту вису Эгиль сказал на тинге, на котором Берг-Энунд, муж сводной сестры Асгерд, жены Эгиля, оспаривал право последней на наследство ее отца на том основании, что мать Асгерд была якобы рабыней. Шип шипов — воин, т. е. Берг-Энунд. Ран браги рога — женщина, т. е. Асгерд (Ран — богиня). Норна ниток — то же.

22, 23. По всей вероятности, Эгиль вырезал эти две висы на жерди с лошадиным черепом, которую он поставил, уезжая из Норвегии после столкновений с Эйриком Кровавая Секира (ср. с. 90), ибо, как показал норвежский рунолог Магнус Ульсен, когда эти висы были написаны рунами, в них были выдержаны магические числовые соотношения между рунами: в каждом из четырех четверостиший, из которых состояла надпись, было ровно 72 руны, т. е. три раза общее количество рун старшего рунического алфавита (Olsen M. Om troldruner. — Edda, 1916, h. 5, s. 235–239). Ноша судна — добро. Трор — Один. Ас края — вероятно, Тор.

24. Эту вису Эгиль сочинил после того, как убил своего врага Берг-Энунда, а также Хадда, его брата, и Фроди, приемного сына Эйрика Кровавая Секира. Ясень блеска степи семги — воин, т. е. Берг-Энунд (степь семги — море, блеск моря — золото). Подруга Хрофта — Земля.

28. Эгиль сказал эту вису, после того как Эйрик Кровавая Секира, выслушав «Выкуп головы», отпустил его живым. Размер этой висы — квидухатт. Холм шелома — голова.

29. Вису эту Эгиль сказал королю Этельстану, когда тот спросил его, что у него произошло с Эйриком Кровавая Секира. Повар брашна вранов — Эйрик (брашно вранов — трупы). Владыка ратной гадюки — воин, т. е. Аринбьёрн (ратная гадюка — меч). Основа шлема — голова.

30. Эгиль произнес эту вису в ответ на расспросы Гюды, сестры Аринбьёрна, о том, что с ним произошло в Англии. Жаждатель державы — Эйрик Кровавая Секира. Буй-Арин, Бьёрн — Аринбьёрн.

33. Эгиль сказал эту вису перед поединком с Льотом Бледным, берсерком, который сватался к дочери Гюды и, когда ему было отказано, вызвал на поединок Фридгейра, сына Гюды. Эгиль взялся биться с Льотом вместо Фридгейра и сразил Льота.

45. Однажды Асгерд, жена Эгиля, и Торстейн, сын Эгиля, вынули из сундука Эгиля шелковое одеяние, подарок Аринбьёрна, и Торстейн поехал в нем на альтинг, где оно испачкалось. Когда много позднее Эгиль открыл свой сундук и обнаружил, что одеяние испорчено, он сказал эту вису. Бальдр барса жижи, т. е. Торстейн (барс жижи — корабль).

47. Однажды, когда Эгиль состарился и у него ослабели зрение и слух, а ноги плохо его слушались, он шел вдоль стены дома, оступился и упал, а какие-то женщины увидели это и стали смеяться над ним. Тогда Эгиль сказал эту вису.

48. Когда Эгиль уже совсем ослеп, он однажды подошел к очагу погреться. Женщина, которая стряпала у очага, сказала, чтобы он шел на свое место и не мешал ей работать. Тогда Эгиль сказал эту вису. Сюн заплат — женщина (Сюн — богиня). Речь волотов — золото (неизвестно в силу какого мифа, золото — это «речь великанов).

49. Еще как-то один раз, когда Эгиль подошел к очагу погреться, кто-то спросил, не замерзли ли у него ноги, и посоветовал ему не держать их слишком близко к огню. Тогда Эгиль сказал эту (свою последнюю) вису. Ее размер — квидухатт.

Источники:

Право на размещение переводов Сергея Владимировича Петрова получено от сайта Век перевода.

OCR: Halgar Fenrirsson, Eu, Антон Кудрявцев

Древнеисландские тексты взяты с сайта Jörmungrund (Eysteinn Björnsson), по книге Finnur Jónsson: Den Norsk-Islandske Skjaldedigtning

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов