Жених и покойник

Однажды четыре человека копали могилу, как говорят, на кладбище в Рейкхолар. Они все были весельчаки, а один из них — самый большой зубоскал, молодой и резвый. Когда вырыли уже глубокую яму, в земле обнаружились останки, и среди них — кость ноги, очень большого размера. Самый веселый из могильщиков взял эту кость, осмотрел её и приложил к себе. Если верить рассказам, сам этот человек был среднего роста, а кость, если поставить её на землю, доходила ему до бедра. Потом он пошутил: «Не удивлюсь, если он был хорошим борцом. Вот бы когда-нибудь пригласить его ко мне на пир!» Другие сказали: «Да, конечно!» — но дальше обсуждать это не стали. Затем этот человек положил кость к другим останкам. С той поры прошло пять лет, и вот этот человек нашёл себе невесту, и их свадьбу уже огласили в церкви два раза. После этого невесте три ночи подряд снилось, что к ней приходит человек огромного роста и спрашивает, не забыл ли её жених, как он несколько лет тому назад посмеялся над ним, а в последнюю ночь добавил, что он будет гостем у них на свадебном пиру, хотят они этого, или нет. Девушка ничего не ответила, но содрогнулась во сне от этих слов, а ещё от того, какой он был громадный. Она ничего не рассказывала жениху об этих снах, пока тот великан не привиделся ей в третий раз. Тогда она спрашивает жениха поутру: «Радость моя, кого ты пригласишь к нам на свадьбу?». — «Не знаю, душа моя, — отвечает он, — я ещё не решил. Сначала пусть нас огласят». — «Так ты до сих пор никого не пригласил?» — спрашивает она. Он ответил, что не помнит, начинает вспоминать, и удивляется, отчего ей так не терпится это узнать. Немного подумав, он отвечает: быть, мол, того не может, чтобы он кого-нибудь уже пригласил. Но что правда, то правда: несколько лет назад он в шутку сказал костям одного покойника, которого выкопали на кладбище, что, мол, такого великана хотелось бы видеть на своей свадьбе, — а кого-то ещё он вряд ли приглашал. Невеста сразу помрачнела и говорит, что такие шутки неуместны, тем более — над мёртвыми костями. «А теперь, — говорит она, — я хочу тебе сказать, что тот, над кем ты так пошутил, и в самом деле собирается пировать у нас на свадьбе». Потом она рассказала ему обо всех своих снах и о том, что великан пообещал в последнюю ночь. Услышав это, жених оторопел и признал, что она права: лучше бы он с этим не шутил. Под вечер он лёг спать, как обычно, а среди ночи ему привиделось, что к нему пришёл человек громадного роста — настоящий исполин, — злой и угрюмый, и спрашивает его, собирается ли он выполнять обещание, которое дал пять лет назад, и позвать его к себе на пир. У жениха затряслись поджилки, и он сказал, что всё исполнит. Тот ответил: «Хочешь не хочешь, а я всё равно приду; не надо было трогать мои кости, и если тебе сейчас несладко, то и поделом тебе!» После этого покойник ушёл, человек проспал остаток ночи, а наутро рассказал невесте свой сон и спрашивает у неё, как ему поступить. Она велит ему нанять плотников, раздобыть древесину и наскоро сколотить домик под стать тому человеку, который являлся им обоим во сне, так, чтобы он мог встать в нём во весь рост, и чтобы у каждой стены длина была не меньше, чем высота до потолочной балки. Потом он должен повесить в домике занавесы, какие обычно вешают в зале для свадебного пира, поставить там для этого гостя отдельный стол, покрытый белой скатертью, и подать ему тарелку могильной земли и бутыль воды, потому что другого угощения тот есть не станет, поставить у стола один стул и постелить в домике постель, если гостю захочется отдохнуть. На столе у него должно гореть три свечи, и сам жених должен проводить его туда, но ни в коем случае не идти впереди гостя и не входить с ним в одно помещение. Ещё жениху нельзя принимать от него ничего, что бы тот ни предложил, говорить с ним нужно по возможности кратко, а пригласив его угощаться, самому уйти, а двери за собой запереть. Жених всё сделал, как велела невеста: поставил отдельный домик подходящего размера и обустроил в нем всё так, как она научила его.

Настал день пира, и венчание прошло, как положено. Потом гости сели за стол и встали, когда уже совсем стемнело, — но ничего необычного не произошло. После этого гости стали слоняться по пиршественному залу, кто-то пил, кто-то болтал. Жених с невестой всё ещё сидели за столом, как подобает. Вдруг раздался тяжелый удар в дверь, — и никто не осмелился открыть. Тогда невеста легонько толкнула жениха, а он весь побледнел. Через некоторое время опять раздался удар, ещё сильнее прежнего. Тогда невеста берёт своего мужа за руку и, как он ни упирается, ведет его к дверям. На пороге стоит человек огромного роста и говорит, что пришёл к ним на свадьбу. Тут невеста выталкивает жениха из пиршественного зала, чтобы он встретил гостя, и, закрывая за ним дверь, молит Бога поддержать его. А жених проводил гостя до домика, который построили нарочно для него, и приглашает его внутрь. Гость хотел, чтобы жених вошёл первым, — но он отказался. Первым вошёл гость; при этом он сказал: «Отныне зарекись трогать мёртвые кости!» Жених притворился, что не слышит, и просит его угощаться и не обижаться на то, что он не может составить ему компанию. Тот просит жениха поскорее войти, а жених ни в какую. Тогда покойник говорит: «Если тебе сейчас нельзя ни постоять рядом со мной, ни войти ко мне, — осталось надеяться, что ты снова пригласишь меня». А жених наотрез отказался, захлопнул за собой дверь и запер её. Потом он пошёл к своей невесте. Там царило молчание, так как после этого происшествия все затихли. Только одна невеста была весела. Гости постепенно разошлись по домам, а жених с невестой легли в постель и спали до утра. Наутро хозяин решил проведать гостя, который накануне пришёл позже всех. А невеста говорит, что один, без неё, он не сделает туда ни шагу. Они оба направились к домику; она пошла впереди мужа и отперла дверь. Гость исчез; всю воду из бутыли он выпил, а землю с тарелки разбросал по полу. «Так я и знала, — говорит невеста. — Если бы ты вошёл сюда раньше меня и наступил ногой в эту землю, покойник утащил бы тебя, и ты никогда не вернулся бы в мир людей. А я могу сюда входить, мне от этого ничего не будет, так что я подмету и приберу в доме».

Другие рассказывают, что перед тем, как исчезнуть, покойник подошёл то ли к дверям пиршественного зала, то ли к дверям дома, где спали новобрачные, и сказал такие стихи:

Из-за стола я ухожу,
Но вам спасибо не скажу:
Вы лишь воды мне поднесли
И на тарелочке — земли.

После этого он больше не приходил к супругам, а они долго жили в любви и согласии.

© Ольга Маркелова, перевод с исландского

Перевод выполнен по изданию Jón Árnason 1956–1961, I.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов