«Гаурун, Гаурун, серое у меня на затылке»

„Gárún, Gárún, grátt er mér um hnakka“

Однажды на неком хуторе жили муж и жена, но ни об их именах, ни о названии хутора не упоминается. Они держали двух слуг, работника и служанку. Его звали Сигюрдом, а её — Гвюдрун.

Сигюрд влюбился в Гвюдрун и посватал её, но она не захотела иметь с ним никаких дел. Одной зимой в канун Рождества они оба отправились в церковь и взяли для поездки коня, которого одолжил им их хозяин , и временами они ехали верхом вдвоём.

И когда ехали таким образом, Сигюрд заговорил и промолвил Гвюдрун:

— Поедем ли мы вот так вместе в канун следующего Рождества?

Она сказала, что этого не случится. Затем они немного поспорили по этому поводу, пока он не произнёс:

— Мы поедем вместе зимой в канун Рождества, хочешь ли ты этого или нет.

После этого они прекратили беседу, и не говорится, что в их поездке ещё что-нибудь случилось.

Но на исходе той самой зимы Сигюрд заболел и умер, и его отвезли в церковь и похоронили.

Вот прошёл год, наступила зима и приблизилось следующее Рождество. Когда же наступил канун Рождества, супруги собрались в церковь и предложили Гвюдрун тоже поехать, но она не захотела этого и сказала, что побудет дома, так и сталось.

Когда они уехали, она убралась в доме и привела всё в порядок наилучшим образом; после этого она зажгла свечу, затем взяла плащ и накинула на голову, но руки в рукава не продела; приготовившись так, она уселась и стала читать книгу.

Вскоре она услышала стук в дверь. Она взяла в руку свечу и вышла к двери. Снаружи она увидела какого-то верзилу в человеческом облике и коня с седлом и уздечкой и узнала верхового коня священника.

Пришедший обратился к ней и сказал, что сейчас она должна поехать вместе с ним. Она узнала в пришельце Сигюрда, своего приятеля. Тут она отставила свечу и вышла наружу. Он спросил, не хочет ли она, чтобы он посадил её на коня; она ответила, что ей не нужна его помощь для этого и сама села верхом, а он сразу занял место впереди неё.

Они отправились по дороге в церковь, не произнося друг другу ни слова; когда они проехали немного, он заговорил и сказал:

— Гаурун, Гаурун, серое у меня на затылке1.

Она ответила:

— Замолчи, бесчестный, и скачи вперёд.

Не сказывают, разговаривали ли они ещё, пока не приблизились к церкви. Он остановился где-то у кладбища, и они оба спешились. Тогда он сказал:

Жди, жди, Гаурун, Гаурун,
пока я отведу Факси, Факси
к востоку от ограды, ограды.

Потом он исчез вместе с конём, а она помчалась через кладбище к двери церкви, но когда она захотела войти в церковь, её схватили сзади за плащ. Однако плащ соскользнул у неё с плеч и остался в руках схватившего, а Гвюдрун ворвалась в церковь и сразу упала ничком на пол без сознания.

В это время богослужение было в самом разгаре. Люди бросились помогать Гвюдрун; её занесли в помещение и влили её в рот несколько капель; тогда она, наконец, очнулась и рассказала всё, что произошло, и как она сюда прибыла.

Тогда пошли к конюшне проверить коня священника; его обнаружили там мёртвым, у него была переломаны все кости, а кожа на спине разорвана. Перед входом в церковь люди нашли остатки плаща; он весь был изорван на куски, и повсюду валялись тряпки.

Затем могилу Сигюрда привели в порядок, и после этого он уже лежал спокойно.


1 По исландским поверьям, драуги не могут произносить слово «бог» (guð), которое является первой частью многих имён, в том числе и «Гвюдрун» (Guðrún), поэтому мертвец и переиначивает имя девушки. Говорит же драуг о серых костях обнажившегося черепа у себя на затылке. См. сказку Дьякон из Миркау.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов