Сигюрлёйг и Хердис

Sigurlaug og Herdís

Эта история начинается так. Когда преподобный Вигфус Рейкдаль был священником в Хамме на севере Лаксаурдаля, у него была одна служанка, которую звали Сигюрлёйг. Она была дочерью Гвюдмюнда, родом с запада из Мидфьорда по отцу, а род её матери был из Скайи. Её мать звали Ингибьёрг Гвюдмюндсдоуттир из Аусбудира.

Как-то летом Сигюрлёйг ухаживала за скотом священника от окота до того момента, когда ягнят отнимали от матери. Однажды в солнечную хорошую погоду она занималась починкой обуви, и ей привиделось, что к ней подошёл некая человеческая фигурп; она была закутана в саван, а её золотистые волосы спадали на плечи. Сигюрлёйг догадалась, что это призрак или мертвец, и очень испугалась. На вид это была молодая девушка.

Она подошла к Сигюрлёйг, ласково поздоровалась с ней и попросила её не бояться, ведь она не сделает ей ничего плохого. Сигюрлёйг спросила, кто она, а та ответила, что её зовут Хердис и ей четырнадцать лет, и проживала она в Недранесе и умерла там. Она сказала, что теперь обитает на кладбище в Кете и лежит в ногах Маргрет Халльгримсдоуттир с Сельснеса; она была женой Бьёдна Арнгримссона, который тогда жил на Сельснесе, но умерла много лет назад. Бьёдн снова женился, и взял в жёны Ингибьёрг, которая сейчас жива и живёт на Сельснесе, очень старая и дряхлая, а Бьёдн уже умер. Эта Маргрет была сестрой Арнгрима, который жил в Гёйксстадире.

Хердис сказала, что потеряла кость, это очень маленькая косточка, и лежит она на дороге между воротами кладбища и дверью хутора.

— Она случайно отлетела в сторону, когда твоя мать подметала метлой кладбище, и лежит теперь там, — сказала Хердис, — а так как у твоей матери больное сердце, я не хочу её тревожить; поэтому я явилась к тебе, поскольку ты не больна и к тому же моложе.

— Потому я прошу тебя ныне оказать мне услугу и пойти в воскресенье в церковь в Кете, когда священник будет совершать там богослужение. Возьми кость и положи в мою могилу в ногах Маргрет, ибо я не хочу, чтобы она бродяжничала. Тебе от этого не будет ничего плохого, если ты последуешь моему совету и ничего не перепутаешь. Я прошу тебя никому не говорить об этом, если же ты не сможешь таиться, то можешь рассказать священнику, но никому другому. Если ты последуешь моему совету и сделаешь в точности, как я тебе говорю, будет тебе счастье, а иначе произойдёт плохое.

После этого она исчезла, а Сигюрлёйг вечером вернулась домой, она была очень напугана и удивлена. Она растеряла овец. Её спросили о причинах, но она смолчала. Сына священника Сигфуса звали Эйриком. Я не уверен, жив ли он ещё, он отправился на юг в Боргарфьярдарсислу. Она поведала Эйрику всю историю, что случилась, и сказала, что очень боится, но Эйрик посмеялся и сказал, что это один вздор и бессмыслица. Также он убедил в этом и Сигюрлёйг, и про это узнали чуть ли не все.

В следующее воскресенье священник уехал и совершил богослужение в Кете, а Сигюрлёйг в церковь не пошла. Так миновало некоторое время.

Как-то раз в хорошую погоду, когда Сигурлёйг осталась со своими овцами, Хердис пришла к ней, и теперь она выглядела несколько сердито, было очевидно, что она в скверном настроении. Она сказала Сигурлёйг:

— Плохо ты поступила, раскрыв другим то, что, как ты знаешь, должно было остаться в тайне, я ведь предупредила тебя, чтобы ты никому не рассказывала, особенно всяким шутникам. Я не могу уже помешать, если с тобой случится что-то плохое из-за твоей болтливости, но раз уж произошло так, что ты ничего не сделала из того, о чём я просила тебя, хотя лучше было бы, если бы ты сделала это, то я прошу тебя о том же самом: отправляйся в церковь в Кете, когда там будет ближайшее богослужение, возьми мою кость, положи в могилу и придай этому как можно меньше значения, хоть уже стало слишком поздно.

Затем она исчезла, а Сигюрлёйг отправилась домой в сильном ужасе и рассказала обо всём священнику и Эйрику. Вот прошло некоторое время, пока не пришла пора священнику из Рейкьядаля служить мессу в Кете. Он позволил Сигурлёйг поехать с ним и сказал, что на большее не осмеливается. Тогда Сигурлёйг отправилась в церковь вместе со священником, и он начал богослужение.

Во время проповеди Сигурлёйг вышла во двор, но едва она шагнула за ворота, как увидела Хердис; та приблизилась и приказала ей взять кость, Сигурлёйг же так испугалась, что не знала, что ей делать. Она хотела вернуться в церковь, но Хердис воспрепятствовала этому и угрожала ей всё сильнее, пока она не взяла кость и не положила в могилу. Тогда Хердис исчезла, а Сигурлёйг пошла в церковь очень испуганная.

После богослужения люди отправились домой. Сигурлёйг осталась сторожить овец ещё на лето. Над ней очень насмехались Эйрик и другие шутники, которые знали эту историю, и нельзя сказать, что она сама не находила в этом удовольствие теперь, когда всё прошло.

Однажды, когда Сигурлёйг была одна со своими овцами, Хердис пришла к ней крайне разъярённая и угрожала ей за то, что Сигурлёйг всё рассказала, и сказала, что худо ей будет. Она очень упрекала её за болтливость.

В конце концов Сигурлёйг наполовину сошла с ума, и Хердис стала преследовать её. Так продолжалось некоторое время до следующей весны, когда она переехала из Хамма в Гёйксстадир в Скайи; она жила там несколько лет и вышла замуж за Йоуна Гуннлёйгссона из Гёйксстадира; он был сыном бонда Гуннлёйга. Они построили дом в Клейве и жили там несколько лет. Затем они переехали в Кету, и там Йоун Гуннлёйгссон умер от кровотечения из носа и их сын Йоун, совсем дитя.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов