Эйрик и девушка

Eiríkur og stúlkan

Когда-то жила девушка, которая родила ребёнка и оставила его умирать. Эта тайна была известна другой девушке, её подруге, которую звали Рагнхильд, и она была то ли родственницей, то ли знакомой преподобного Эйрика. Это обнаружилось, ребёнка нашли, девушку судили, и сислуманн держал её под строгим надзором и велел охранять её большому количеству людей. Девушка была очень удручена по этому поводу, как и её подруга Рагнхильд, которая не смогла ни помочь ей, ни встретиться с преподобным Эйриком.

Случилось так, что преподобному Эйрику понадобилось повидаться по своим делам с этим самым сислуманном. Он отправился в путь и пришёл к нему вечером перед тем, как девушку должны были казнить или утопить. Сислуманн хорошо принял его, преподобный Эйрик остался там переночевать и уснул у себя в комнате.

Рагнхильд, которая жила на соседнем хуторе, узнала об этом, и отправилась ночью в усадьбу сислуманна. Она знала, где спит преподобный Эйрик, залезла к нему через окно и позвала его; он проснулся и спросил:

— Чего ты хочешь от меня, дитя моё? Кто ты?

Она ответила, что её зовут Рагнхильд и откуда она, и он тотчас узнал её. Она сказала ему, что пришла сюда к нему, чтобы просить его помочь её подруге, которая сидит здесь в тюрьме и которую утром должны утопить.

Он сказал, что охотно спасёт человеческую жинь, если сможет, однако сейчас это будет не так легко сделать. Он спросил:

— Ты можешь попасть к ней, дитя моё?

Она ответила, что это невозможно, ибо дом, в котором она находится, крепко заперт, и там её охраняет много людей. Преподобный Эйрик оделся, вышел и попросил Рагнхильд показать ему нужное окно в том доме, где сидит её подруга. Она сделала это.

Он заглянул в окно и увидел, что внутри сидит очень удручённая девушка. Священник начал что-то напевать в это окно, и сторожа сразу заснули. Затем он вошёл в дом, открыл темницу, взял девушку за руку и молча вывел её наружу.

Он велел Рагнхильд сразу привести его коня, сказал девушке сесть на него и произнёс:

— Блейк, иди домой в Вохсоус.

Конь сейчас же скрылся в темноте, а священник пошёл обратно спать.

Утром жена священника первой вышла из дома в Вохсоусе и увидела во дворе Блейка, а у двери — девушку. Она поздоровалась с ней и спросила, в чём дело. Девушка рассказала ей всю историю, и та поняла, что священник захотел помочь ей, попросила её войти, спрятала её под супружеским ложем и принесла ей туда еду.

Теперь вернёмся в усадьбу сислуманна. Утром там поднялся шум, потому что сторожа спали, темница была открыта, а узница исчезла. Сислуманн был неприятно поражём этим и сказал, что не понимает, как это произошло, ведь вчера вечером он сам запер темницу, а со сторожами такого никогда раньше не случалось.

Сислуманн пришёл побеседовать об этом с преподобным Эйриком, и тот сказал:

— Очень досадно, дитя моё, что ты не присматривал за своим пленником получше, — впрочем, он и не собирался винить его за это.

Преподобный Эйрик спросил, отправился ли кто на поиски. Сислуманн ответил, что ещё нет, и попросил преподобного Эйрика помочь ему. Он сказал, что ничем не может помочь, но предложил попробовать поискать вместе с другими людьми, если сислуманн захочет. Тот охотно согласился. Тогда преподобный Эйрик попросил привести ему его Блейка, но когда в конюшню пришли, дверь была открыта, а Блейк пропал.

Преподобный Эйрик рассердился из-за этого и сказал, что на этом хуторе почти всё хорошо стерегут, но вот только не смогли уберечь его коня, но он уверен в том, что его Блейк сразу вернётся домой в Вохсоус, ибо в любом другом месте он не останется. Священник сказал, что сислуманну придётся одолжить ему коня, если тот хочет, чтобы он отправился на поиски, так как пешком он не пойдёт, и сислуманн сделал это.

Теперь преподобный Эйрик отправился со множеством людей на поиски, они долго искали, но нигде её не нашли, и с тем вернулись к сислуманну. Затем преподобный Эйрик поскорее разрешил свои дела с сислуманном и по окончании вернулся к себе домой. Его жена рассказала ему о девушке и где она спрятала её. Он одобрил это.

Спустя некоторое время сислуманн пришёл туда со множеством людей и захотел встретиться со священником.

Священник поздоровался с ним и говорит:

— Здравствуйте, дитя моё, куда вы направляетесь?

Он ответил, что пришёл искать девушку сюда, ибо она здесь.

— Кто сказал вам это, дитя моё? — спросил преподобный Эйрик.

Сислуманн ответил, что слепой старик, которому многое ведомо, рассказал, будто преподобный Эйрик усыпил стражу, открыл темницу и ночью отправил её на своём Блейке в Вохсоус, и девушка, несомненно, здесь, и священник знает, где она находится, и он хочет, чтобы ему её сейчас же отдали.

Преподобный Эйрик говорит, что это неправда, и девушка никогда не приходила сюда, но они, конечно, могут поискать. Но прежде священник предложил им сесть за стол. Однако сислуманн был так зол, что не захотел этого, и сказал, что сразу будет искать. Священник сказал, как им будет угодно, открыл все двери и попросил сислуманна искать повсюду. Сислуманн всё обыскал, но девушку нигде не нашёл. Он обратил внимание, что нигде не заметил хозяйской спальни и спросил преподобного Эйрика, где его постель.

— Дитя моё, — говорит священник, — наверху на чердаке.

Сислуманн отправился туда и увидел там постеленную кровать и решил, что это хозяйская постель. Он перерыл её всю и тщательно обыскал, но ничего не нашёл и прекратил поиски.

Преподобный Эйрик сказал, что пожалуется на сислуманна на альтинге и, если этого будет недостаточно, самому королю за ложное обвинение, вторжение в его дом со множеством людей и обыск без всяких основаниий, если тот не заплатит определённую денежную сумму за этот свой поступок.

Но сислуманн разгневался, ответил отказом и сказал, что сейчас поищет тщательнее, приказал зажечь свет и искал уже с горящей лампой, но всё прошло по-прежнему, он ничего не нашёл и с тем отправился прочь.

Ночью в дверь постучали, и сказали, что туда пришёл сислуманн, но преподобный Эйрик запретил открывать, и с тем он снова ушёл.

Когда приблизилось время альтинга, преподобный Эйрик сказал своим работникам, что они поедут на тинг вместе с ним, потому что он намерен потребовать денег за вторжение в его дом. Когда тинг начался, он приехал туда, пожаловался там на сислуманна за вторжение в его дом и потребовал возмещения за это. Тогда сислуманн испугался и заплатил преподобному Эйрику крупную сумму денег.

Девушка всё это время жила под кроватью преподобного Эйрика, и однажды преподобный Эйрик спросил у неё, как её дела. Она отвечала, что всё хорошо.

Летом преподобный Эйрик отправился в торговый городок в Эйрарбакки и сказал девушке пойти с ним. Они приготовились к поездке и тронулись в путь. Но когда они приблизились к торговому городку, то спешились, и преподобный Эйрик набросил на девушку свой плащ и сказал, что она никогда не снимала его и, пока они будут в торговом городке, не отходила от него ни на шаг.

Девушка была смертельно напугана, ей казалось, что её сейчас узнают и потащат на суд. Когда же они пришли в торговый городок, их хорошо встретили. Купец спросил преподобного Эйрика, кто этот молодой человек вместе с ним, и преподобный Эйрик ответил, что его ученик, которому теперь ему нужно уплывать, и он ищет для него судно.

Затем священник поднялся с девушкой на корабль и попросил капитана взять этого юношу в плавание, и тот согласился, и преподобный Эйрик сказал, что тот должен заботиться о нём, пока он не сойдёт на берег. Затем преподобный Эйрик побеседовал с девушкой наедине, дал ей листок бумаги и сказал, чтобы она всегда хранила его у себя на груди, и хранила хорошенько, ибо пока он при ней, дела её будут хороши. А плащ она может носить, пока пожелает. Затем он вручил ей кошелёк с деньгами и сказал, что это подарил ей сислуманн, и девушке это показалось забавным. Она должна платить за себя этими деньгами, и прежде, чем они закончатся, с ней что-нибудь произойдёт. Священник сказал ей сразу пойти в Копенгаген, когда она приплывёт, и потом расстался с ней.

Капитан хорошо обращался с этим юношей (а на самом деле девушкой) и дал ей свою собственную каюту. Их плавание было недолгим, и как только они причалили в Копенгагене, она сразу пошла в город, попросилась переночевать у одного горожанина и заплатила за ночлег. Горожанин спросил у этого юноши, откуда он, и тот ответил. Горожанин спросил его, что он собирается делать и что он умеет. Юноша ответил, что мало чего умеет.

Горожанин спросил его, не может ли он пойти с его слугами в поле и поработать там. Он сказал, что попробует, пошёл вместе с ними и сперва поглядел, что они делают, и затем он сам смог делать то же самое. Вот он долго живёт там и получает пищу за свою работу.

Однажды случилось так, что у жены горожанина начались родовые схватки, но родить она не могла, приводили всех врачей, но никто не смог помочь.

Вечером этот исландец вернулся с поля, и у него стало привычкой каждый вечер приходить к горожанину. Тем вечером он пришёл к нему и увидел, что горожанин совсем подавлен горем. Он спросил, в чём причина этого. Он рассказал ему, что его жена лежит при смерти и не может родить. Исландец почувствовал досаду, и он спросил горожанина, нельзя ли ему пойти к его жене.

Тот с радостью согласился, а исландец сказал, что все и он сам должны выйти из комнаты, так и было сделано. Войдя в комнату, исландец снял плащ и помог этой женщине, и та родила.

Она позвала мужа, попросила его войти одного, заперла дверь и сказала ему, что ребёнок родился, и всё закончилось хорошо. Он очень обрадовался, но удивился тому, что перед женщина, и спросил, как это получилось и что это значит. Она ответила, что не может рассказать ему об этом, и горожанин сказал, что не стоит и спрашивать её об этом, ибо много может быть причин тому, чтобы она покинула свою родину.

Она показала ему плащ и рассказала, что у него такое свойство, что ежели кто наденет его, то будет казаться мужчиной. Она надела плащ, показала ему и сказала, что этот плащ ей подарил один человек в Исландии. Теперь она насовсем сняла плащ.

Горожанин был столь рад, что сделал так, что его брат, который жил в том городе, женился на этой девушке. Они очень любили друг друга, и дела её были всегда хороши, пока она была жива, и умерла в глубокой старости, и она никогда не снимала с груди листок, что дал ей священник Эйрик из Вохсоуса.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов