Рассказ о Бьёдне с Ёхсля

Sagan af Axlar-Birni

Жил человек по имени Пьетюр, он был родом из Хрёйнахреппа в Мираре. Он женился в Брейдувике на Снайфедльснесе в начале епископства Гвюдбранда. У Пьетюра со своей женой было двое детей: сын и дочь. Их звали Магнус и Сигрид.

После этого жена Пьетюра забеременела. Рассказывают, её охватила невыносимая тоска, и она решила, что не сможет от неё избавиться, если не отведает человеческой крови. С этой жаждой она долго боролась, и никто не знал об этом, но в конце концов она не смогла скрыть её от своего мужа.

Так как отношения у супругов были хорошие, и Пьетюр не отказывал жене ни в чём, что мог ей дать, он пустил себе кровь на ноге и дал ей попить. Когда жажда была утолена, женщине начали сниться такие чудовищные сны, что нельзя описать словами, и она рассказала своей работнице об опасениях, что ребёнок, которого она носит, будет наверное чем-то отличаться от других людей, и хорошо, если он не станет кем-нибудь ужасным.

Шло время, пока не настала пора ей родить. Всё прошло должным образом, и родила она мальчика. Его нарекли Бьёдном. Он рос и креп.

Пьетюр раньше работал у Орма Торлейвссона Богатого с Кнёрра, а потому того прозвали Ормом Богатым, что принадлежали ему все земли в Брейдувике до самой Слеггьюбейны. Он сдал Пьетюру в аренду Хусанес и хорошо относился к этой семье, хотя в отношениях с другими он считался столь непокладист, что о нём говорили так:

Нет никого хуже
Орма с Кнёрра.

Однажды, когда братьям, Магнусу и Бьёдну, было шесть и пять лет соответственно, Орм поскакал посмотреть, что выбросило на берег, и увидел братьев, которые играли и начали яростно драться, и Бьёдн вёл себя жёстче.

Тогда Орм заехал в Хусанес и вызвался взять Магнуса на воспитание, ведь времена были тяжёлые. Но их мать попросила его взять лучше Бьёдна, потому что тот был непокорным, хоть и очень способным, и она надеялась, что у Орма из него вырастет настоящий мужчина. Орм дал уговорить себя, и Бьёдн отправился вместе с ним в Кнёрр.

Бьёдн подружился там с одним юношей, скотником Орма, и чуть ли ни все дни и ночи они проводили вместе друг с другом в хлеве. Это было большое здание, в котором держали тридцать коров. Бьёдн стал быстро мужать, после того как пришёл к Орму. Его считали скрытным и грубым.

У Орма имелся внебрачный сын, которого звали Гвюдмюндом. Он был ровесником Бьёдна и рано стал силён и крепок, как его отец. Он упражнялся в борьбе и других искусствах, которые тогда были совсем редки, но работал мало. Они с Бьёдном поладили. Тогда, как и сейчас, в Кнёрре была церковь, и Орм заботился, чтобы его домочадцы исправно посещали службу.

Однажды случилось так, что Бьёдн уснул во время богослужения против воли и без ведома Орма. Ему приснилось, будто к нему пришёл незнакомец с блюдом в руках, на котором лежало порезанное кусочками мясо, и предложил Бьёдну. Бьёдн взял мясо и съел восемнадцать кусков, и каждый казался ему вкуснее предыдущего, но от девятнадцатого ему стало нехорошо и тошно, и на этом он остановился.

Тогда незнакомец говорит:

— Ты хорошо поступил, что отведал моего мяса, но теперь я хочу предложить тебе большее. Утром поднимись, так чтобы никто не заметил, на вершину Ёхсля. Там ты увидишь два странных камня, довольно больших. Приподними немного меньший камень, и то, что найдёшь под ним с северной стороны, возьми себе и пользуйся во благо. Оно обладает такой силой, что ты станешь знаменитым человеком.

После этого человек из сна исчез, а Бьёдн проснулся, и ему очень захотелось проверить показанное место.

На следующий день Бьёдн встал пораньше, поднялся на вершину и нашёл эти камни. Под меньшим камнем лежала секира, небольшое, но очень острое оружие. Как только он поднял её, овладел им воинственный дух.

Затем он спустился оттуда в рыбацкое поселение в Фрамбудире. Он завернул секиру в ткань и спрятал её в яме из лавы так, чтобы никто не видел . Днём он плавал в лодке с другими рыбаками. Он спросил своих спутников, что они дали бы ему за то, что он нашёл недавно под камнем на вершине Ёхсля. Они сказали, что это, наверное, какой-то пустяк.

А вечером, когда они пристали к берегу, Бьёдн отбежал от лодки, но вскоре вернулся. В руке он держал секиру. Подойдя к своим спутникам, он с воинственным видом поднял её над головой и, злобно смеясь, спросил:

— Кто из вас сейчас хочет получить ночлег под нею?

Они очень испугались, и никто не вызвался.

Один из моряков, старый и умный человек, сказал своим товарищам, чтобы Бьёдн не слышал:

— Заберите у него секиру, ибо это несчастливое орудие.

Бьёдн не стал ждать приглашения и отправился своим путём домой на Кнёрр. Вскоре исчез скотник с Кнёрра, товарищ Бьёдна, и его нигде не нашли.

В Кнёрре была работница, которую звали Стейнунн. Она прислуживала Бьёдну и вышла за него замуж. В это время Орм Богатый умер, а его сын Гвюдмюнд поселился после него в Кнёрре и скоро разбогател. Он сдал в аренду своему побратиму Бьёдну землю Ёхсля.

Хутор в Ёхсле стоял прежде у холма, но Бьёдн с разрешения Гвюдмюнда перенёс его наверх и переселился туда. Там Бьёдн построил дом вместе со своей женой Стейнунн, которая прислуживала ему в Кнёрре. Дела у них шли хорошо. У них было мало слуг, но о них хорошо заботились.

Людям казалось удивительным, что у Бьёдна так много лошадей, и некоторые начали подозревать, что они добыты неправедным путём, и пошли слухи, что он умертвил кого-то ради денег.

Как-то раз некий богатый человек, которого звали Бьёдном, послал двух своих работников на запад к подножию Ёкуля на рыбалку и поручил своему тёзке с Ёхсля позаботиться о них. Когда же они пришли в Ёхсль и Бьёдн увидел, что они хорошо снаряжены и у них прекрасные лошади, он попросил их выйти вместе с ним в хлев. Там было темно, однако один из них увидел, что в руке у Бьёдна что-то блестит. Тогда он сразу передал ему привет от своего хозяина.

Едва Бьёдн узнал, откуда они, то встретил их с распростёртыми объятиями, устроил радушный приём и договорился для них о хорошем месте на борту судна в Стапи. Но товарищи подозревали, что всё сложилось бы иначе, не узнай Бьёдн вовремя, откуда они.

Рассказывают, что однажды у Бьёдна остался ночевать гость с севера, и вечером ему указали место для спанья у входа в комнату. Улёгшись, он никак не мог уснуть и ворочался. Случайно он сунул руку под кровать и обнаружил там мёртвого человека. Он ужасно перепугался из-за этого, однако догадался переложить мертвеца на кровать и накрыть его одеялом. А сам он лёг под кровать туда, где раньше находился мертвец.

Во второй трети ночи Бьёдн и его жена вошли в комнату. Бьёдн нёс в руке секиру и ударил ею того, кто лежал в постели, полагая, что это гость и что о нём больше никто ничего не услышит.

Жена Бьёдна спросила:

— Почему у него нет предсмертных судорог?

Бьёдн отвечает:

— Он простонал, ведь удар-то был неслабым, жена.

С тем они вернулись в гостиную. Но утром, едва рассвело, гость бежал с того хутора и так спасся.

Хоть на поступки Бьёдна много роптали, никто не смел открыто высказаться из-за влияния Гвюдмюнда Ормссона, однако в те времена их с Бьёдном дружба стала весьма охладевать без видимых причин, если только не вспомнить случай, как однажды Гвюдмюнд поехал из дому в Гардар в Стадарсвейте и взял с собой двух лошадей.

Поздно вечером по дороге домой он пришёл в Ёхсль и попросил дать ему пить. Бьёдн пригласил его внутрь. Но Гвюдмюнд не захотел. Тогда жена Бьёдна вышла из дому с кружкой кислой сыворотки и протянула её сидевшему верхом Гвюдмюнду. А когда он собрался пить, вышел Бьёдн в длинном пальто. Гвюдмюнд увидел рукоять, выглядывающую из-под полы.

Он отбросил кружку и пустился вскачь. Тут Бьёдн выхватил из-под пальто секиру и ударил Гвюдмюнда, но промахнулся и нанёс коню такую большую рану, что Гвюдмюнд не доехал на нём домой и взял другого, не раненного.

На следующий день жена Бьёдна пришла в Кнёрр и попросила у Гвюдмюнда прощения за это нападение. Гвюдмюнд пообещал ей ничего не предпринимать, но сказал, что злодеяния Бьёдна обнаружатся, даже если он станет молчать.

В том же году, в среду перед пасхой пришли в Ёхсль брат и сестра, была оттепель и вечерело. Они попросились на ночлег, и их охотно впустили. С них сняли мокрую одежду и дали другую, сухую. Затем им принесли еду. В комнате сидела старуха и баюкала ребёнка. Говорят, она хотела предупредить брата и сестру о нависшей опасности и напевала под нос старую песенку всякий раз, когда жена Бьёдна выходила. Есть такой стих, который всё же читают по-разному:

Не ночуйте у Гюннбьёдна,
утопит вас он в Игюльтьёдне,
по тропе течёт кровь,
спи, дитя, сладких снов.

Когда же брат и сестра поужинали, девушка вышла из комнаты. Но вскоре её брат услышал крик и испугался. Он выбежал в овчарню. Бьёдн сразу пошёл следом. Юноша выскочил на двор, затем вбежал на сеновал, что был пристроен к дому, и выбрался оттуда, потому что торф был рыхлый. Бьёдн гнался за ним по пятам, но в темноте потерял его из виду.

Юноша добрался до лавового поля и спрятался в яме неподалёку от хутора, пока Бьёдн искал его. Затем юноша выбрался из ямы и ночью спустился в Хрёйнлёнд. Хозяин Хрёйнлёнда проводил его в Хедлар к старосте Ингимюнду из Бреккубайра, который был человеком богатым и смелым.

Рано утром в день Пасхи Ингимюнд взял с собой двух храбрецов и поскакал в Кнёрр. Между ним и Гвюдмюндом из Кнёрра были натянутые отношения. Гвюдмюнд, хоть был и богат, и смел, потерпел от Ингимюнда поражение как на словах, так и на деле.

В ту Пасху ярко светило солнце и люди в хорошую погоду стояли снаружи. Бьёдн с Ёхсля явился туда и, говорят, сказал тем, кто находился поблизости:

— Пасмурно нынче, братья.

Внезапно Ингимюнд подошёл к Бьёдну и спросил, откуда у него этот капюшон, что у него на голове, затем расстегнул на нём плащ, в который тот был одет сверху, и спросил, откуда Бьёдн добыл куртку с серебряными пуговицами и рубашку, что были на нём.

Бьёдн сказал, что подобные вопросы весьма странны и он не будет на них отвечать. Ингимюнд сказал, что этого и не понадобится, позвал своих спутников и попросил их посмотреть на одежду Бьёдна и засвидетельствовать, не принадлежала ли эта одежда его работнику Сигюрду, который покинул Ингимюнда два года назад и исчез, так что никто не знал, что с ним случилось, и которая была на нём, когда он уходил от Ингимюнда, и они признали это.

Ингимюнд попросил Гвюдмюнда Ормссона арестовать Бьёдна как преступника, но Гвюдмюнд отказался. Тогда Ингимюнд сам арестовал Бьёдна, объявил его убийцей Сигюрда и девушки, о которой упоминалось раньше, и отвёз его в Арнарстапи к лагманну Йоуну.

Затем Стейнунн жену Бьёдна схватили и посадили в тюрьму в Стапи. Тогда Бьёдн признался лагманну, что всего убил восемнадцать человек, и первым из них — скотника из Кнёрра. Его он спрятал в хлеву под полом, а остальных семнадцать он похоронил в озере Игюльтьёдн, привязав к трупам камни, а его жена была осведомлена в этом и помогала ему.

Бьёдн и Стейнунн были оба приговорены к смерти на Лёйгарбреккутинге в 1596 году. Бьёдну сперва должны были сломать кости во всех конечностях и затем обезглавить, а казнь Стейнунн отложили, потому что она была беременна.

Юноше по имени Оулав, близкому родственнику Бьёдна, поручили сломать ему кости и обезглавить его. Кости разламывали колотушкой и на мягкой подстилке, чтобы мучения были сильнее.

Бьёдн мужественно встретил свою пытку и смерть, без плача и причитаний. Когда ему ломали кости, он сказал:

— Тайком кости редко хорошо ломаются, родич Оулав.

Когда все конечности Бьёдна были сломаны, его жена сказала тем, кто был стоял рядом:

— Вот и закончились конечности у моего Бьёдна.

Бьёдн услышал это и сказал:

— Одна всё же ещё осталась, самая лучшая, — и тут ему отрубили голову.

Могильный холм Бьёдна виден и по сегодняшний день рядом с усадьбой в Лёйгарбрекке, в месте, что называется Лёйгархольт, там где дорога из церкви в Лёйгарбрекки разветвляется в Хедлар и Стапи. Холм сложен из камней и зарос снизу травой, а называется он Холмом Бьёдна с Ёхсля.


Памятная плита, рассказывающая туристам о Бьёдне.

В этих живописных краях жил герой этой истории.

Бьёдна казнили в 1596 году, в исландской Википедии ему посвящена отдельная статья.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского

Фотографии Екатерины Шуваловой

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов